Сергей Тармашев.

Обреченные



скачать книгу бесплатно


Он догнал отряд спустя сорок минут, у самой границы Шага Выброса, ведущего к Эпицентру. Хорошо, что зверьё при приближении двух десятков вооружённых существ старалось уйти подальше с их дороги и укрываться за кустами стало проще. Затаившись за крупным камнем, поросшим тонкими обрубками оранжевых побегов, Берёзов наблюдал за противником. Зомби замерли на месте, напоминая каменных истуканов, и молча стояли, уставившись стеклянными взглядами вверх – в никуда. Остолбеневший отряд словно терпеливо ожидал некоего сигнала, разрешающего пройти. Именно поэтому Иван и решил, что достиг Шага. Если Зомби чувствуют аномалии, логично предположить, что они в состоянии определить надвигающийся Выброс. Может же его почуять местное зверьё, как он смог убедиться на личном опыте две недели назад. Берёзов устало поморщился. Две недели. А кажется, будто год прошёл, столько всего изменилось за это время. Он отыскал глазами Лаванду. Та, как и раньше, стояла неподалеку от командира отряда. Рядом замер Ферзь, и его рюкзак вновь висел у него на спине. Странно, зачем Зомби понадобилось возвращать его? Разве всё то, что было у них на момент зомбирования, стало дорого им, как память? «Сувенир из прошлой жизни», – невесело усмехнулся Иван. Что-то не похожи они на сентиментальных. «Мембраны» же выбрасывают, вот и Лаванда вторые сутки топает без своей «Преграды». Правда, Ферзь «Эмку» не снял, но это наверняка из-за встроенной защиты. Кто их разберет? Одно ясно: отряд одинаково не желал расставаться ни с Лавандой, ни с рюкзаком Ферзя.

Внезапно Зомби синхронно опустили головы и двинулись вперёд. Похоже, незримое разрешение было получено. Берёзов с предельной осторожностью последовал за ними, перемещаясь от укрытия к укрытию. Вопреки ожиданиям, замыкающие отряд Зомби не оглянулись ни разу, словно были абсолютно уверены в своей безопасности. Иван осмотрелся. Отряд двигался по коридору, свободному от аномалий, ощутимо увеличив темп. Вскоре всякая растительность на пути исчезла, и прятаться стало негде. Капитан залёг на границе фиолетового мха и пустынной багровой почвы и хотел отпустить врага подальше, чтобы продолжить преследование как можно менее заметно, но вдруг отряд, не снижая темпа, надел противогазы и исчез, словно медленно растворившись в воздухе. Никак не ожидая подобного, Берёзов вскочил и рванулся вперёд, но почти сразу остановился, поняв причину произошедшего. Перед ним, слабо переливаясь в рассеянном свете блёкло-голубого солнца, едва заметно мерцала призрачная завеса Эпицентра.

5

– Опаздываете, уважаемый Семён. – Меркулов с веселой улыбкой посмотрел на часы. – Я уже начал беспокоиться, не отрываю ли вас от более важных дел!

Покрытый наколками уголовник злобно сплюнул и растёр плевок ногой по исцарапанному паркету.

– Мусора пасут круглые сутки, пришлось долго вату катать, пока от хвоста не ушли. Тут больше стрел не набивайте, палево. Выпасут легавые в два счёта.

– Обижаете, мой дорогой друг! Когда было такое, чтобы мы встречались в одном и том же месте дважды? – не переставая пылать энтузиазмом, воскликнул Меркулов. – Надеюсь, всё закончилось хорошо? Вы убедились, что оторвались от слежки?

– Если б не убедился, не стоял бы здесь, – поморщился Рашпиль. – Сейчас всё тихо.

Я оставил братву снаружи, если заподозрят кипеж, предупредят.

Он достал мобильный телефон и посмотрел на Меркулова.

– Это хорошо, что вы меня вызвали именно сейчас. Как раз надо перетереть пару проблем. Портфель при вас?

– Разумеется. – Резидент жизнерадостно кивнул на стоящий у кресла портфель. – Всё подготовлено, мы можем беседовать, ничего не опасаясь. В настоящий момент нас невозможно прослушать. Даже если бы где-то здесь оказался заранее установленный микрофон.

– Хорошо. – Рашпиль перевел взгляд на дисплей своего мобильника, демонстрирующий потерю сети. – Уважаю эту штуку. Тут один умник из ГНИЦ одно время подрабатывал «налево», генераторы белого шума продавал. Так ФСБшники его и приняли с поличным, записанным на видео, прямо на стреле, где он этот генератор подставным купцам показывал. Косяк, однако. Хотя мусоров его коробочка глушила исправно.

– О! Генератор белого шума уже вчерашний день! – Меркулов хихикнул. – Сейчас в ходу гораздо более надёжные системы. Можете быть уверены, у нас всё чисто, я гарантирую. Присаживайтесь, господа! – Он указал уголовнику и его свите на старые обшарпанные стулья. – Здесь несколько некомфортно, зато абсолютно надёжно.

– Может, организуете мне такой же портфель, в натуре? – Рашпиль с Нанайцем направились к стульям. – Последнее время от легавых отбоя нет. Жучки? ставят чуть ли не в сортир.

Не переставая улыбаться, резидент проводил взглядом рассаживающихся по стульям уголовников. Хлопот у Сёмы Рашпиля действительно прибавилось: неделю назад милиция взяла его в плановую разработку. Меркулов лично позаботился об этом через своих людей в местном УВД. Теперь наружное наблюдение пасло Рашпиля в открытую, заставляя его нервничать и снизить свою активность в криминальных событиях. После гибели лаборатории резиденту срочно требовалась новая, и кто-то должен был подыскать для неё место. Так как после гибели Ферзя Прокопенко потерял доступ к Жёлтой Зоне, в настоящий момент возлагать на него подобную задачу было бессмысленно. Вот пусть люди Рашпиля и займутся поисками. А чтобы они охотнее трудились, Меркулов сделал так, что на какое-то время уголовный авторитет стал весьма популярен среди всевозможных опер– и прочих уполномоченных представителей закона. Иными словами, пока Рашпиль у органов как на ладони, его заработки близки к нулевой отметке. Те деньги, что поступали в казну его бригады от находящихся под «крышей» коммерсантов, быстро таяли, уходя на содержание столь многочисленной оравы тупоголовых дармоедов, которая сама себя гордо именовала «братвой». Это не считая того, что сам Рашпиль любил тратить деньги на дорогие машины, роскошных женщин из числа местных модных колхозниц, карточные игры и просто на то, чтобы пустить пыль в глаза окружающим. Надо же соответствовать имиджу, так сказать. Чтобы все видели, кто в городе хозяин. А к лёгким деньгам, как известно, человек привыкает быстро, отбросы же из уголовного мира – особенно. Сёма Рашпиль среди них не исключение, он не захочет отказываться от безбедного образа жизни и полюбившихся привычек. А так как сейчас криминальный авторитет оказался в состоянии финансового голода, заказ Меркулова для него станет делом номер один.

Резидент, не меняясь в лице, внутренне саркастически ухмыльнулся. Дикая страна! Он бы сказал, что она вся состоит из одних лишь отбросов общества, да только для этого, по крайней мере, должно наличествовать это самое общество. Здесь же его нет, только отбросы от него. За деньги готовы продать всё и вся, хоть душу дьяволу, а за Родину так и вовсе дадут пятидесятипроцентную скидку. Он работает в России третий десяток лет, и никогда не испытывал недостатка в агентуре из числа местного населения. Всё упирается лишь, как говорят русские, в цену вопроса. Вот и здесь, в Ухте, ему удалось завербовать нескольких ценных сотрудников и в МВД, и в самом «Ареале». Вопросы патриотизма, высоких идей и прочие подобные мелочи их абсолютно не интересовали, в отличие от сумм, ежемесячно перечисляемых на счета в нейтральных странах. Для успешной работы Меркулову оставалось лишь исправно платить и грамотно применять старый добрый принцип «разделяй и властвуй». Уголовники делали грязную работу, а его люди в органах служили гарантией того, что никто из них случайным образом не загорится желанием выйти из игры без разрешения. Особенно резидента забавляло то, как ревностно эти блюстители закона копали друг под друга. Ещё год работы, и он станет здесь чуть ли не неприкасаемым – так много людей окажется очень не заинтересованными в его падении. И всё это лишь ради денег.

– Я непременно достану для вас это устройство! – с готовностью подтвердил Меркулов. – Конечно, организовать это непросто, но, как вам известно, для нас нет ничего невозможного. Если этого требует наше общее дело, значит, портфель у вас будет!

«И скрытый передатчик в нём тоже будет, – продолжал веселиться резидент, – просто так, на всякий случай». Уголовный авторитет хоть и не дурак, но особым умом не блещет, и именно это делает его столь ценным сотрудником. Такому смело можно поручить несложную рутинную работу, например, контроль над подпольным рынком метаморфитов, и быть уверенным, что тот справится. При этом не приходится переживать за излишнюю проницательность. Сёма Рашпиль и его преданный Толя Нанаец всерьёз считают, что Меркулов представляет группу очень влиятельных и богатых людей, занимающихся изучением Ареала отдельно от продажного правительства. И потому держат всё в тайне – ведь повсюду коррупция и продажные чиновники всех мастей, от сопляка-опера до министра. Сама мысль о том, что они сообща «ломают систему», пришлась уголовной среде весьма по вкусу. Особенно после того, как они получили свои первые деньги.

Вот с Прокопенко всё сложнее. Тот быстро сосчитал, сколько будет «дважды два». Отчасти этому способствовала поистине гипертрофированная трусость уважаемого Максима Анатольевича, который в каждом прохожем подозревал агента спецслужб. Впрочем, размеры его жадности были ещё больше, что и позволило Меркулову, как говорят русские, наложить на него лапу. Этот уж точно ради денег пойдёт на все, главное, чтобы ему за это ничего не было. Трусость и алчность внутри него постоянно перевешивали друг друга, и сейчас был как раз тот момент, когда Прокопенко находился в состоянии, близком к паническому. Пока московская следственная комиссия работает в «Ареале», лучше не давать ему сложных задач. Если он на почве страха допустит ошибку, этот загадочный полковник Рентген быстро возьмёт его в оборот. А в том, что Прокопенко расскажет всё на первой же минуте первого допроса, сомневаться не приходилось. Так что даже хорошо, что Ферзь зачистил лабораторию перед своим фиаско. Очень удачно получилось: ни свидетелей, ни доказательств. Рентген угодил в тупик, и на данный момент у него нет ничего серьёзного даже на Сёму Рашпиля, не говоря уже о Меркулове. Полковник, конечно, не уедет в Москву просто так, он попытается выжать все зацепки, которые только имеет, но ничего не добьётся. Если не подведёт человеческий фактор, Рентгену не останется ничего, кроме как вернуться к своим хозяевам ни с чем.

Как раз за этот самый человеческий фактор резидент и опасался. Персонал лаборатории мёртв, улик нет, все, кто мог видеть или хотя бы догадываться о причастности Меркулова к этому делу, погибли в Ареале. Из тех, кто гипотетически мог дать против него показания, в живых оставалось пятеро: Сёма Рашпиль, его правая рука Толя Нанаец, Фикса, его вечная тень Немой и, собственно, наш храбрейший Максим Анатольевич. Первые четверо так просто не расколются, это матерые рецидивисты, им не резон брать на себя лишний срок, равно как и не привыкать к допросам, угрозам и следовательскому шантажу. Конечно, их количество наводило Меркулова на некоторые размышления о том, что четверо уголовников – это как-то уж слишком много, но в настоящее время слабое звено тут только одно – Прокопенко. Он, без сомнения, весьма ценный источник и, даже оставшись без Ферзя, может приносить очень важную информацию. К тому же со временем чиновник вполне способен отыскать Салмацкому замену. Однако сейчас для него наступила зона риска. Если Рентген своё дело знает, а в этом сомневаться не приходилось, он так или иначе будет проверять всех, кто имеет отношение к Меркулову. Вне зависимости, есть у него что-то на них или нет. И существовала немалая вероятность, что Прокопенко может попасться на устроенную полковником провокацию. Если нервы чиновника не выдержат, он, как говорят местные уголовники, расколется до самой задницы. В этом случае резидента ждёт неизбежный провал и арест. И как всё сложится на самом деле, неизвестно.

Меркулов воспроизвел в памяти закончившуюся два часа назад встречу с чиновником. На этот раз они встретились официально, как поставщик с заказчиком, в одном из ресторанов, что являлось обычной практикой. Все соответствующие письма и бумаги резидент привёз с собой и передал ему в соответствии с темой разговора, так что Службе Безопасности к Прокопенко было не подкопаться. Но вот поведение чиновника настораживало. Тот, как обычно, нервничал, но почему-то волнение его усиливалось не в те моменты, когда речь заходила о расследовании Рентгена и приставленной к Прокопенко слежке. Тот юнец из торгового центра приехал на личной машине следом за чиновником и зашёл в ресторан спустя пять минут после Прокопенко. Он занял столик у выхода из VIP-залы и почти сорок минут пил чай. На этот раз гений сыска обзавёлся усами другого цвета и контактными линзами и даже не взял с собой бейсболку и чёрные очки, светя на весь ресторан бритым черепом нелепо птичьей формы. Нет, гораздо больше чиновник нервничал, когда замолкал. Он словно заставлял себя сидеть с Меркуловым, хотя ничто не мешало ему обсудить дела быстро и немедленно уйти. Но Прокопенко всё тянул резину, будто опасался обидеть собеседника скорым уходом.

Рассказ его также вызывал определённые сомнения. Хозяйственник заверил резидента, что получил абсолютно достоверную информацию из самых высоких источников: сотрудник Спецотряда, которого Ферзь обвинил в укрывательстве нелегальной лаборатории и считал погибшим, неожиданно выжил и дал Рентгену показания. После этого они немедленно отправились задерживать Салмацкого, но тому удалось уйти и добраться до лаборатории раньше следственной группы. Он со своими помощниками перебил персонал и уничтожил все улики, а нечто ценное Ферзь упаковал в рюкзак и взял с собой. В последующем бою с людьми Рентгена сообщники Салмацкого погибли, но сам он вновь смог уйти с тем самым рюкзаком за спиной и заложницей, не имеющей отношения к делу. Его преследовали через всю Жёлтую Зону, но у самой границы с Красной появились Зомби и, захватив Ферзя, увели с собой. За ним помчался тот ополоумевший воскресший сотрудник, упокой, господи его страдавшую острым недостатком ума душу. Это автоматически означало, что Салмацкий перестал существовать как личность и уже никогда, никому и ничего не расскажет, даже если выйдет когда-нибудь из Красной Зоны. Иными словами, ситуация с лабораторией разрешилась сама собой, и осталось лишь дождаться, когда следственная комиссия окончательно убедится в своем поражении и вернется восвояси. Но, странное дело, Прокопенко почему-то был уверен в том, что Рентген не просто испытывает к Меркулову особый интерес, а имеет некоторые улики. Чиновник слишком усердно советовал быть осторожнее и переживал за их общее дело сильнее, нежели за собственную шкуру. На него это не похоже, особенно учитывая почти неприкрытую слежку. И откуда вообще взялся этот хвост? Рентген к нему не имеет никакого отношения, в этом резидент не сомневался. Люди Меркулова в местном УВД пробили номера машины, на которой приехал нелепый юнец, они оказались в закрытой базе данных ФСБ по РАО «Ареал». В ближайшие дни проверят по фото, возможно, это даст результат. Меркулов был уверен, что Прокопенко затеял свою игру, и теперь необходимо понять, какие цели он преследует. В любом случае, придётся принять определённые меры предосторожности.

– Предлагаю начать с ваших проблем, господа! – вновь заулыбался резидент. – Заботы наших партнёров – наши заботы! О моих делах поговорим после. Что вас беспокоит, уважаемый Рашпиль?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7