Сергей Тармашев.

Жажда Власти



скачать книгу бесплатно

Конечно, если он, герцог-адмирал Атль, Регент из числа старших заседателей, заявит такое во всеуслышание, его немедленно объявят сумасшедшим и быстро найдут способ убрать. Император запросто санкционирует это, несмотря на то, что Атль его сын. У Ксиухкоатля несколько сот детей, половина Регентского Совета. Одним больше, одним меньше – Император скучать не станет. Атль слишком заметная фигура в Империи для того, чтобы позволять себе подобные высказывания. Посему герцог-адмирал всегда держит свои мысли на данную тему при себе. Зато подростковые цивилизации, коих за минувшие полторы сотни тысяч лет развилось и вышло в космос больше двух десятков, прямо называли местную галактическую Империю бредом, едва только им объясняли всеобщее положение дел. Как известно, устами ребёнка вещает истина. Разумеется, новичков быстро ставили в общие рамки, они вливались в состав Империи и вскоре становились сдержанны и корректны в своих высказываниях. Некоторые даже начинали принимать активное участие в кулуарных интригах, официальных политических перипетиях, а то и в борьбе за трон.

Которая, как подробно зафиксировано в архивах Регентского Совета, не прекращалась с момента возвращения Экстервита в Галактику Теутио Тик*Аль. В первый раз Ловчая Сеть, так прозвали скопление порталов, ведущих к местам отлова претендентов, открылась «бесплатно», по воле Эмиссара. Но с тех пор и до сего времени она открывается по установленному им принципу: одна жизнь Потомка Величайшего за один портал. Количество порталов в Ловчей Сети, как и частота её появления, всегда разнятся. Не приходится сомневаться, что Эмиссар в своё время изрядно развлёкся, наблюдая за тем, как цивилизации Теутио Тик*Аль рвутся наперегонки, грызя друг друга, сперва к порталам Ловчей Сети, потом с претендентами в руках к Экстервиту. Кто-то сажает свою марионетку на трон и получает Галактику вместе с финансовой эмиссией, остальные признают победу его представителей и подчиняются. И немедленно начинают тайную деятельность, имеющую целью уничтожение сидящей на троне чужой марионетки ради коронации собственной. Сколько Императоров сменилось за время существования Империи, не имело смысла даже запоминать. Сама Империя за это время изменялась неоднократно. И далеко не при каждом Императоре существовал порядок.

А за границами радиуса действия Экстервита его и вовсе нет и никогда не было. Как уже было сказано, после возвращения радиус действия Экстервита упал вдвое. Если быть более точным, зона действия божественного оружия покрывала что-то около шестидесяти процентов общего объема Галактики, словно разделяя её на две части. В большей части находилась Империя, а все, до кого не мог дотянуться удар Экстервита, остались в меньшей части, полностью предоставленные сами себе. Чуть позже туда же ушли те, кого Империя не устраивала, и первыми этот пример подали Ххззуты. Их жизненное пространство оказалось точно на границе Империи и Хаоса, причем большая её часть лежала вне имперских территорий. Злопамятные жуки немало удивили всех, когда просто бросили почти полтора десятка планет и покинули Империю.

С тех пор их владения в пространстве Хаоса многократно расширились, а вместе с ними увеличился и хаос в Хаосе. Пожалуй, это единственное со всех сторон положительное событие, произошедшее с Империей за всю историю её существования. Из сосуществования с Ххззутами всё равно не вышло бы ничего хорошего, равно как не вышло бы самого сосуществования. Жуки всегда отличались редкой злопамятностью и немалой степенью нелюбви к гуманоидным расам. Которые, в свою очередь, считали Ххззутов предателями со времён их спасения Сияющими, хотя Сияющих в Галактике Теутио Тик*Аль с тех пор никто не видел. Согласно архивам, стычки и локальные конфликты с Ххззутами происходили постоянно, так что без жуков Империя живёт гораздо спокойнее. Что подтверждается информацией, приходящей из пространства Хаоса: Ххззуты плодятся невероятными темпами и ведут войны если не регулярно, то очень часто уж точно.

Впрочем, неподвластные Империи территории потому и назвали территориями Хаоса: войны там идут постоянно и между всеми подряд. Фактически там каждый за себя. Даже объединение в союзы и альянсы не особо помогает, потому что разногласия между населяющими Хаос видами слишком сильны и не способствуют длительным союзам. Быть может, отчасти потому, что там собрались в основном негуманоидные расы, которые всегда себе на уме и гуманоидов особо не жалуют. Гуманоиды представлены в Хаосе всего двумя подвидами Красной Расы. Это Чичимеки, что, собственно, и означает «дикие», и Чунта, то есть «обман». Где-то в глубине Хаоса есть ещё анклав Уэргов, но это не самостоятельно развившаяся цивилизация, а скопище отщепенцев, в разное время бежавших из Империи. За тысячелетия их собралось какое-то количество, которое заселило тяжёлую планету с агрессивным климатом в какой-то дыре. Их численность относительно невелика, и от имперских Уэргов они ничем не отличаются. Подобно тождественности генотипов Уэргов Хаоса с имперскими, генотип Чичимеков практически идентичен Текам. А вот Чунта – это уже другое.

Чунта не просто люди, это мимик-трансформеры. Их мимические мышцы очень мелки, имеют своеобразное строение, очень большое количество и невероятную пластичность. Что даёт Чунта возможность изменять своё лицо до неузнаваемости, то есть фактически иметь множество «сменных» лиц. Неудивительно, что едва ли не половина Чунта кормится на ниве шпионажа, мошенничества и заказных убийств. Это единственные представители территорий Хаоса, постоянно эмигрирующие в Империю. Здесь рай для мошенников, с нашей-то гигантской бюрократической системой и вечными спокойствием и леностью богатых слоёв общества. Спасает лишь то, что Чунта всегда одного роста и лишены волос, независимо от пола, что серьёзно упрощает их идентификацию. По этой же причине среди Чунта, как добропорядочных, так и наоборот, широко распространена мода на парики. Остальные обитатели Хаоса сплошь негуманоиды, их там не меньше половины от общего количества, и гуманоиды для них являются чем-то вроде постоянного напоминания о существовании Империи. Вследствие чего обмен претензиями и упреками на ровном месте имеет место быть слишком часто. В общем, союзы и альянсы в Хаосе возникают и рассыпаются постоянно, и вести захватнические войны против тех, кто ещё вчера был союзником, для диких кланов в порядке вещей.

В Империи подобного нет, и это её неоспоримое достоинство, выглядящее ещё более неоспоримым на фоне её же многочисленных недостатков. Власть Императора, единолично владеющего Экстервитом, непререкаема, его разрушительная мощь непреодолима. Последний раз междоусобицы в Империи случались чуть менее тысячи лет назад, с тех пор Империя пребывает в постоянном мире и таких же постоянных пограничных стычках с Хаосом. Плюс целый букет проблем с пиратством, наркоторговлей, чёрным рынком, которые спецслужбам приходится решать постоянно, но всё это сосредоточено в космосе, в заброшенных необитаемых системах, а то и вовсе в мёртвом пространстве между ними. Обитаемые же планеты и сектора являются лоном цивилизации, их обитатели не знают ни орбитальных бомбардировок, ни сражений, ни блокад, ни прочих ужасов войны. Сытая мирная жизнь. Миллиарды нищих батраков и чернорабочих могут не согласиться с утверждением «сытая», но определение «мирная» не станет оспаривать никто.

Тысячелетний мир в Империи стал возможен благодаря нынешнему Императору. Необходимо отметить, что до его восхождения на трон Империя не увязала в бесконечных войнах. При каждом Императоре воцарялся мир. А если какая-либо цивилизация или отдельно взятая солнечная система не желала мирной жизни, Император пускал в действие Экстервит, и Императорский Доминион в одночасье становился богаче на одну или несколько обитаемых планет. Совершенно свободных для заселения. Но стоило Императору покинуть этот мир, и первой вспыхнувшей войной становилась война за трон. Герцог-адмирал Атль вновь мысленно скривился. Система обретения галактического престола полностью отражает всю глубину издёвки высших сил, создавших Империю. Потому что тайная борьба за трон будет вестись до тех пор, пока у Императора останется хоть один конкурент, но без конкурентов Император долго не проживёт. Эмиссар Всевышнего забавы ради создал этот замкнутый круг.

Раньше, тысячу лет назад, в Галактике было полно претендентов на трон. Ловчая сеть открывается хаотично и абсолютно непредсказуемо, порталы могут зажечься и через год, и через десять, а могут и через пятьдесят лет. Поэтому все, кто имел силы и амбиции, спешил заполучить себе претендента, чтобы в случае смерти Императора поучаствовать в борьбе за трон. Едва Ловчая Сеть зажигалась, к её порталам устремлялось множество флотов, флотилий и одиночных кораблей. Для самой первой стадии императорской гонки боевая мощь вторична, главное – скорость. Порталы вспыхивают посреди космоса где придётся, обычно в разных созвездиях, иногда даже в разных спиральных рукавах, но всегда в границах Империи, то есть в зоне покрытия Экстервита. Отдельный космический портал Ловчей Сети невелик, в него может зайти только совсем небольшой корабль, боевой фрегат или крейсер туда не впихнуть. И вывести из портала можно только одного претендента, после чего портал гаснет. На этом этапе побеждает тот, кто первым доберётся до портала и выкрадет с родной планеты претендента.

Второй этап уже интереснее – обретённого претендента предстоит удержать. Потому что к порталу отовсюду мчатся конкуренты, которые не смирятся со своим опозданием. Если не успел обрести претендента через портал Ловчей Сети, можно заполучить его методом отъёма у предыдущего владельца. По старому, как мир, рецепту: напал, победил, отобрал. Так что своих ловчих лучше хорошо охранять, если не собираешься лишиться шансов. Те, кто сумел обрести претендента и доставить его на свою планету, становятся участниками третьего этапа императорской гонки. Тут в игру вступают целые цивилизации и их коалиции. Это самая настоящая война за право добраться до императорского дворца, временами кровавая, временами скоротечная.

Потому что своего претендента нужно не просто доставить к Экстервиту, это необходимо сделать в конкретный день, когда вращающийся по сложной и нестабильной орбите Экстервит находится в перигелии к своему солнцу. Такое бывает раз в год в лучшем случае, но чаще гораздо реже. Только в эти самые короткие сутки претенденты могут подойти к незанятому трону. Всё остальное время, согласно историческим архивам, тронный пьедестал бывает закрыт непроницаемым силовым полем. Кстати, сегодня именно такой день. День Мишкоатли – день Дороги Мёртвых. Тысячу лет назад это была одна из важнейших дат, сейчас о ней вспоминают только историки. В эти сутки претендент, кого покровители смогли и успели доставить в императорский дворец, поднимается к трону по ведущим через тронный пьедестал ступеням. И Империя обретает нового Императора. Подмена тут невозможна, потому что трон мгновенно убьёт того, кто не является претендентом, и его труп скатится по ступеням к подножию пьедестала. Такое в истории Империи случалось множество раз, потому ступени и получили название Дороги Мёртвых.

Но с восхождением Императора на трон ничего не заканчивается. Потому что те цивилизации, что не смогли доставить своих претендентов в тронный зал, не собираются отказываться от трона, ускользнувшего от них зачастую из-под носа. Император неуязвим только во дворце, за его пределами он столь же смертен, как и все остальные. Покушение, отравление, теракт, дистанционное облучение с целью инициации неизлечимой болезни или сумасшествия – средств достаточно, а Империя огромна, и время от времени Императору необходимо по ней перемещаться. Уничтожить всех претендентов также не в его интересах, ведь Ловчая Сеть зажигается вне зависимости от того, занят трон или пуст. А так как вспыхивают сразу два-три десятка порталов, и каждый требует жизнь Императора, если больше некого, то императорство может оказаться совсем недолгим. В этом не заинтересован ни сам Император, ни тем более силы, которые привели его на трон. Обычно это группа цивилизаций, объединившаяся по расовому или территориальному признаку, а чаще всего по обоим сразу. Отныне они получают статус Императорского Доминиона, право валютной эмиссии и председательство в Сенате Империи.

Те, другие силы, которые обзавелись претендентами, но не сумели пробиться к трону, являются Великими Доминионами и остаются ими до тех пор, пока имеют в своём распоряжении хотя бы одного претендента. Они, как несложно понять, прекращают открытую борьбу, чтобы не получить удар Экстервита, и переходят в борьбе незримой и закулисной. Параллельно их претенденты, равно как и сам Император, спешат обзавестись потомками, чтобы было кому отдать вместо них жизнь в момент активации Ловчей Сети. Потому что Величайшие, как принято называть тех, кто явился через её порталы, совсем не торопятся умирать во имя Императора, а очень даже не против сами стать Императорами. К тому же Потомки Величайших всегда бесплодны, это ещё одна насмешка высших сил, не иначе для того, чтобы разного рода Потомков вдруг не стало слишком много, и Величайшие не расслабились, почувствовав себя в безопасности. Ведь Ловчая Сеть отнимает жизнь Величайшего только тогда, когда нет Потомков, а жизнь Императора – когда не осталось Величайших. Впрочем, фактически претенденты отличаются от Императора лишь тем, что ещё (или уже) не успели взойти на трон, и потому согласно повелению высших сил Потомков нельзя делить на отпрысков императоров и не императоров. Официальный имперский этикет гласит, что любой Потомок Величайшего получает титул герцога, никому более в Империи не доступный, право проживания в императорском дворце Экстервита и пожизненное членство в Регентском Совете.

Собственно, Регентский Совет и состоит исключительно из Потомков Величайших. Никто из таковых не пренебрегает возможностью получить титул, увеличенную до двухсот лет жизнь и личный подуровень в столице Империи, расположенной на поверхности Экстервита. А также известность, всеобщее почтение и роскошь, в которой обязан пребывать Регентский Совет согласно повелению Эмиссара Всевышнего. Невообразимо почётная функция обеспечивать Регентов всем, что душе угодно, была милостиво возложена Эмиссаром на Малые Доминионы. Такой статус присваивается цивилизациям, чьи женщины родили Потомков от того или иного Величайшего. Закон гласит, что ради избегания соблазнов и прочих манипуляций Малый Доминион не имеет права участия в императорской гонке, а Великий Доминион не имеет права на статус Великого, если под его юрисдикцией появляется хотя бы один Потомок. В итоге все желающие померяться силами в борьбе за власть объединялись в Великие Доминионы и всеми способами стремились обзавестись претендентами, а те, у кого для такого противостояния не хватает сил и ресурсов, стремились обзавестись Потомками, чтобы иметь прочные связи с Великими Доминионами. Любой из которых имеет шансы стать Императорским.

Данное положение дел являлось взаимовыгодным: Малому Доминиону не приходилось участвовать в бойнях и, как следствие, не приходилось опасаться чьей-либо мести в случае чего. Великому Доминиону можно было не опасаться потери статуса и выпадения из императорской гонки, потому что всегда были желающие регулярно предоставлять женщин или мужчин для претендентов или претенденток. Они же с готовностью заберут их обратно вместе с отпрысками. А в случае неожиданных обстоятельств с удовольствием заберут и ассимилируют граждан или гражданок Великого Доминиона, с которыми возникла та же проблема. В результате Великий Доминион гарантирован от потери статуса, а Малый Доминион имеет сильного покровителя. Потомки Величайших воспитываются в своих Малых Доминионах до достижения совершеннолетия, после чего доставляются в императорский дворец, в богатство и роскошь. При этом Малые Доминионы продолжают удовлетворять их прихоти, потому что иметь связи с Великим Доминионом – это хорошо, но возможность отправить через своих бывших воспитанников ходоков к самому Императору никогда не помешает.

Желающих обрести статус Малого Доминиона всегда было в избытке, что в те давние времена, что сейчас. И конкуренция между ними нередко вспыхивала не меньшая, нежели среди Великих Доминионов. Из какого бы изведанного или неизведанного пространства не появлялись претенденты, все они были совершенно не прочь усладить свою похоть. А те немногие, кому это было безразлично, быстро меняли своё отношение к процессу заведения потомства, как только узнавали о плате, взимаемой Ловчей Сетью. В Галактике Теутио Тик*Аль достаточно большое видовое разнообразие разумных форм жизни, и Величайшие всегда находили подходящих для размножения партнёров. За сто пятьдесят тысяч лет кто только не сидел на троне Империи: гуманоиды, рептилоиды, гермафродиты, пернатые, пресмыкающиеся… Согласно архивам, однажды был даже представитель минерального разума, для которого подыскали несколько половых партнеров среди Расы Тс. Но правил гранитный Император недолго, уже через десять лет он погиб в результате покушения во время традиционного императорского вояжа по Империи, в ходе которого Император милостиво выслушивает своих подданных. Тех, кому повезёт. После его гибели отношения Империи с Тс окончательно развалились, ибо разумные камни не без основания подозревали заговор против Императора непосредственно в Императорском Доминионе.

Ведь Императорским Доминионом становится тот, кто посадит своего претендента на престол, других ограничений нет. Совершенно не обязательно, что претендент и его покровители будут принадлежать к одной расе или разумному виду. Кто победил – тот получает всё. А какими способами это было достигнуто, значения уже не имеет. Пернатые могли драться за трон для гуманоида, конкурируя с тем или иным видом Людей, сражавшимся за претендента-пресмыкающегося. Всё равно претендент, став Императором, будет опираться на тех, кто привёл его к власти, а не на тех, кто пестовал его соперников. Вечный Император Ксиухкоатль, восседающий на троне ныне, являлся гуманоидом из далёкой галактики, находящейся в противоположной от Теутио Тик*Аль части нашего слоя Вселенной. Он принадлежал к Красной Расе, внешне и генетически был близок к Текам, но дорогу к трону ему пробил Великий Доминион Ица-Уэрги. В который в те времена объединилась половина цивилизаций Расы Уэрги, гуманоидных карликов. Обитающие на планетах с высокой гравитацией, Уэрги были ростом порядка ста двадцати сантиметров и имели едва ли не такую же ширину плеч. Почти квадратные, с короткими мощными конечностями, крупными челюстями, серьёзной физической силой и хроническим недовольством Теками. С момента воцарения на троне Императора Ксиухкоатля Великий Доминион получил статус Императорского Доминиона, и с тех пор все финансовые рычаги громадной Империи сосредоточены там.

Но, став Императорским, Доминиону Ица-Уэрги поневоле пришлось пересмотреть своё отношение к Текам. Потому что Император Ксиухкоатль оказался охоч до женских прелестей, и количество его Потомков начало быстро расти. У Регентов по этому поводу даже появился иронический речевой оборот много веков назад. Смысл которого сводится к тому, что детей Императора никто давно уже не считает, особенно он сам. А после того, как Императору наскучила обыденность, Ица-Уэргам пришлось пересмотреть отношение и к другим гуманоидным расам Галактики. Согласно архивам, особенно сильна была неприязнь Императорского Доминиона к Чиалори, вызванная слишком большой разницей в росте и недостатком изящества, которым квадратные карлики славились во все времена. С тех пор отношения заметно нормализовались, хотя сама по себе неприязнь никуда не делась. И это тоже являлось частью издевки Эмиссара, герцог-адмирал Атль был уверен. Высшие силы специально сделали так, чтобы не выносящие друг друга разумные виды и подвиды поневоле зависели друг от друга. Великим Доминионам нужны Малые, Малым нужны Великие. И те, и другие заинтересованы иметь влияние на Регентов.

В результате в Регентском Совете в те времена подчас интриг было больше, чем в Сенате. Потому что согласно воле высших сил, Регентский Совет является не только расходным материалом для Ловчей Сети, но и следит за строгим соблюдением законов вхождения на престол, а также исполняет обязанности Императора во время его отсутствия. Если называть вещи своими именами – в период безвластия, когда предыдущий Император пал, а новый на трон ещё не взошёл, последнее слово в Империи принадлежит не Сенату, а Регентскому Совету. То есть пока Императора нет, нет ни оружия высших сил, ни Императорского Доминиона, ни валютных эмиссий, ни председательствующей силы в Сенате. Всё решает Регентский Совет. Впрочем, теперь всё это давным-давно не вступавшая в силу дремучая формальность, которая таковой и останется. Ибо ныне здравствующий Император будет править Империей Тихуакан вечно.

Ксиухкоатль взошёл на трон ровно девятьсот шестьдесят лет назад в возрасте сорока лет и оказался если не умнее, то гораздо находчивей своих предшественников. Он нашёл способ никогда не потерять корону. Способ оказался прост: нынешний Император никогда не покидает дворец. Не просто оказалось воплотить в жизнь такое, ведь Император имел бесконечный список церемоний, заседаний, имперских вояжей и прочих мероприятий, которые было необходимо проводить вдали от Экстервита. Ксиухкоатль упразднил их все. И создал взамен свой собственный регламент. В секретных архивах Регентского Совета сказано, что Императорский Доминион был вне себя от ярости, когда это произошло. Потому что абсолютно всю рутину, необходимую для имиджа Империи и Императора, но совершенно убыточную в плане прибыли, Ксиухкоатль возложил именно на них. Но спорить с восседающим на троне себе дороже. Император не моргнув глазом показательно уничтожил самую скромную систему Императорского Доминиона, а заодно ещё одну, принадлежащую Мезтекам, их самым рьяным конкурентам на тот момент. Позже обе эти системы он милостиво отдал Ица-Уэргам, и Императорский Доминион устроил свою официальную столицу на той, что ранее принадлежала Мезтекам, ибо гравитация там была обычной и привычной для большинства разумных видов Империи, которые не могли находиться без экзоскафандра на тяжёлых планетах Уэргов. Но всё это произошло потом, а в тот момент намёк поняли все. На какое-то время Империя замерла в ужасе, посчитав, что на трон взошёл кровожадный монстр, и никто более не осмелился перечить Императору.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное