Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– Это всё не так, Джеймс! – горячо спорил со стариком Майк. – Она никакая не стерва! Она прекрасна душой ещё более, чем внешностью! Просто она очень страдает от того, что с рождения обречена жить в золотой клетке! Втайне она мне симпатизирует, а может, даже чувствует ко мне то же, что я к ней! Но между нами социальная пропасть, и она не в силах её преодолеть! Против меня всё: её семья, отец, родня, общественное и финансовое положение! Поэтому она страдает! Ты же видишь, с какими глазами она дотрагивается до моего бицепса! Ей противны эти богатенькие слащавые дохнотики, вот она и не может долго терпеть никого из них! Она воплощение добродетели и целомудрия!

– Угу, угу, – кряхтел Джеймс, криво ухмыляясь. – Интернет почитай, там про её целомудрие много чего интересного есть.

– Это всё вранье! – вспыхивал Майк. – Сплетни завистников! Они завидуют ей до зарезу, вот и поливают грязью! Все эти фото якобы «от папарацци» и рассказы от богатых тусовщиков – обычный монтаж! Ты ничего не понимаешь!

– Да где уж мне! – фыркал старик, махнув на него рукой. – Смотри, сынок, ни к чему хорошему тебя это не приведет. Ладно хоть она держит тебя на вытянутой руке! Упаси господь, если ей вздумается поиграть тобой поближе, её папаша в момент разотрет тебя в порошок, а заодно и меня вместе с нашей миссией, прицепом! В Полярное Бюро тебе надо, Майк, к Реактору! Вот где твое спасение. Холод съехавшие набекрень мозги враз на место ставит, там не до глупостей, там надо не только работу сделать, но ещё и выжить.

Два года Майк пытался держать себя в руках, подхлестываемый суровыми взглядами Джеймса, но на своё двадцатилетие не выдержал и прямо признался Лив в любви, не побоявшись присутствия рядом с ней нового ухажера. Черноглазая красотка рассмеялась и заявила, что ему придется встать в очередь, красноречиво скосив глаза на своего спутника. Тот конечно же поднял Майка на смех, причем сделал это настолько остроумно, что Лив смеялась уже от души. Вот тогда Майк не выдержал и врезал богатенькому козлу промеж глаз как следует! Лив была в восторге от его рыцарского поступка и даже сняла его победу на телефонную камеру. Правда, потом заявилась полиция, и Майку пришлось туго. Две недели он провел за решеткой, пока решался вопрос о суде. К счастью, избитый им ухажер Лив оказался не папеньким сынком, а каким-то самостоятельным богатеем. Позже в интернете ходили слухи, что он повздорил с Лив из-за того, что она показывала запись их драки друзьям. В общем, они расстались, а старый Джеймс каким-то чудом пробился к этому потерпевшему на прием. Говорят, они общались целый час, но о чем шла речь, старик так и не рассказал. Миллионер не стал предъявлять Майку обвинений, и полиция его отпустила, строго предупредив, что ещё один такой случай, и Майк загремит по полной.

В общем, после того случая он научился терпеть все нападки сопровождавших Лив дохляков. И конечно же эта его сдержанность не осталась незамеченной. Их унизительные подначки стали ещё больнее, а взгляды Лив ещё несчастнее.

В отличие от Джеймса он-то видел, как она страдает, когда переводит взгляд со своих слащавых спутников на его мускулистую фигуру! А те обзавелись вооруженной охраной и ни в чем себе не отказывали, особенно после едких сравнений Лив, которые бывали не в их пользу! Но теперь поведением Майка интересовалась полиция, и приходилось молча сносить обиды. Как сказал какой-то знаменитый американский классик, год прошел, как день пустой, и в конце концов Майк понял, что их влюбленные сердца рано или поздно разорвутся от горя. Пора было действовать, но как?..

Спасительная идея вспыхнула у него в голове, подобно молнии, в один из уик-эндов, когда они с Хилари купили за небольшую сумму копию нового блокбастера, ставшего хитом сразу после выхода. Фильм был о том, как храбрые полярники в условиях ужасающего Холода спасают Реактор от звероподобных дикарей, но суть не в том. В главной роли снимался Дэвид Бронсон, восходящая звезда кино. А как он стал знаменитым актером? Правильно, он был полярником и совершил подвиг! Когда их команда вела взрывные работы, что-то там не так сработало, взрывчатка бахнула, троих покалечило, пятерых ранило. Так Бронсон по одному тащил на себе раненых по полторы мили, пока не вынес их в безопасное место, откуда смог вызвать помощь. О его подвиге узнала вся Новая Америка, и крупнейшая киностудия чуть ли не выкупила Бронсона у Полярного Бюро! Теперь он знаменитый на всю страну герой и киноактер с миллионными гонорарами.

Короче, Майк заявил Джеймсу, что решил стать полярником. Старик было заворчал, что если он наслушался баек про Бронсона, так это наверняка брехня, но быстро сменил пластинку и искренне обрадовался за Майка, мол, наконец-то парень решил бросить эти сопли и устроиться на настоящую мужскую работу! Джеймс сразу же развил бурную деятельность и обил немало порогов, чтобы добиться содействия чиновников Полярного Бюро в трудоустройстве Майка. Но стать полярником оказалось не так-то легко. В Бюро его не брали очень долго, несмотря на вечную нехватку кадров. Почти полтора года прошло в утомительной бумажной волоките, но Джеймс не уставал подбадривать Майка, и они вдвоем вновь и вновь подавали одно прошение за другим.

– Всё будет о’кей, сынок, не вешай нос! – Старик решительно потрясал очередным правительственным бланком, в котором сообщалось об отказе. – Афроамериканцев всегда неохотно принимали в полярники. Они эволюционно более теплолюбивы, чем белые, и толстозадые чинуши из Бюро просто боятся взять на себя ответственность! А вдруг ты обморозишься в первый же день, или замерзнешь насмерть, или прочее бла-бла-бла! Никуда они не денутся, вот увидишь! Ты парень крепкий, здоровье отменное и целеустремленности тебе не занимать! Поломаются немного и возьмут, людей-то не хватает, много ли народу желает получать большие деньги, ежедневно рискуя жизнью и здоровьем? Мертвым деньги не нужны!

После столь своеобразного ободрения Майк садился писать новое прошение, после чего отправлялся сдавать новые тесты, и так продолжалось до сегодняшнего утра, когда он обнаружил в почтовом ящике давно знакомый конверт со штемпелем Полярного Бюро. Распечатав его, Майк даже не сразу понял, что вместо привычных строк отказа читает уведомление о приеме в штат и предписание явиться в Нью-Вашингтонский офис Бюро для зачисления на курсы профессиональной подготовки. В ту минуту радости его не было предела, наконец-то он сделал первый шаг к Лив! Теперь осталось попасть к Реактору, совершить подвиг и стать звездой экрана. Но в успехе этого плана Майк не сомневался, если придется, он сам себя наизнанку вывернет, но подвиг совершит. А там кинокомпании за него ухватятся, он ведь будет первым афроамериканцем, который совершил подвиг за Полярным Кругом. Поэтому Бронсону он не конкурент, Новая Америка – демократическое государство, и рядом с белым героем обязательно должен стоять герой чернокожий. Так что место для Майка, если подумать, очень даже есть, главное, чтобы его за это время не занял кто-то другой. Будет очень обидно, если такое произойдет сейчас, когда цель так близко. Нет, будет не обидно, будет катастрофа! Это он должен стать богатым и знаменитым, именно он, потому что его ждёт Лив! Она страдает, не в силах вырваться из золотой клетки, опутанной колючей проволокой правил аристократической жизни. Остается радоваться, что в Полярном Бюро не любят брать на службу афроамериканцев, не то место героя точно кто-то уже занял бы.

Вагон монорельсовой дороги остановился, и автоответчик сообщил о прибытии на конечную остановку «Аэродромный комплекс», после чего заявил, что вагон дальше не идет, и предложил пассажирам покинуть салон. Майк плотнее застегнул пуховик и вышел на перрон, по пластиковой поверхности которого стучали мелкие капли рождественского дождя.


Старый Джеймс конечно же сидел в своем офисе, словно никогда и не слышал таких слов, как «праздник», «Рождество» и «выходной». Старик сидел в своем любимом кресле за рабочим столом возле электрического камина и возился с компьютером, перебирая какие-то фотки.

– Привет, Джеймс, с Рождеством тебя! – Майк ворвался в кабинет, словно черный ураган. – Я так и знал, что застану тебя здесь, даже звонить не стал! Тебе домой не пора? Праздновать?

– Закрой-ка двери поплотнее, сынок! – ворчливо запыхтел старик. – На улице плюс два! Решил мне офис выстудить? На мне, если ты заметил, арктического снаряжения нет!

– Да брось! – Майк вернулся и тщательно затворил входную дверь. – У тебя тут теплее, чем летом! – Он подошел к Джеймсу и посмотрел на монитор. – Ты снова возишься с этими дикарями! Я, конечно, понимаю, что это наша работа, но не круглосуточно же! Тем более в Рождество! Поехали домой, Джеймс!

– Да? – вновь заворчал тот. – И что я буду там делать, сынок? Сидеть в одиночестве в полутеплой квартире и смотреть идиотские рождественские шоу, что крутят по ТВ? Уж лучше я посижу в офисе и позанимаюсь чем-то полезным! Здесь, по крайней мере, тепло, и все данные под рукой. В прошлый раз челнок привез уникальные снимки, я должен их изучить. Это поможет мне понять русских.

– Зачем, Джеймс? – Майк пододвинул к столу свободный стул и уселся рядом со стариком. – Ты руководишь миссией почти тридцать лет, а до тебя она торговала с дикарями ещё лет сто двадцать, и за всё это время никто не узнал о них ничего нового. Дикари, да и дикари. Меняют баснословно дорогие меха на мусор – зеркальца и стекляшки. Даже еду нормальную не признают, и законы у них какие-то суицидные. Эти дикари – всего лишь дикари, Джеймс, просто они самую малость сохранили человеческий облик. Вот и всё. Это не стоит потерянного Рождества.

– А что стоит? – иронично крякнул старик, заерзав в кресле. – Вопли новомодных поп-звезд по кабельному? Вот эти-то уж точно не сохранили человеческий облик вообще! Ты их клипы видел? Хотя… – Джеймс вяло махнул рукой. – Ты молодой, тебе эти вопли под дурацкую какофонию звуков нравятся, молодежь всегда такая. Им хоть что подавай, лишь бы не как у родителей. – Он укоризненно посмотрел на Майка и постучал пальцем по монитору: – Сынок! Эту белиберду я могу и тут посмотреть, не выходя из офиса! И елку вон через окно видно! Наряженная, как положено! У нас все елки под окнами, по всему периметру аэродромного комплекса, нарядили ещё неделю назад. Кто сказал, что я не смогу встретить Рождество в этом кресле?! Тут мне будет уж точно комфортнее, чем в пустой квартире!

Майк вздохнул. Старый Джеймс в чем-то прав. Семьи у него нет, жена бросила его ещё тогда, когда он передвигался на обеих ногах, закрутила роман с каким-то офисным клерком, пока муж служил очередную вахту на Реакторе. Когда Джеймс вернулся, застал лишь пустую квартиру. Вахта за вахтой, время и пролетело. Потом он остался без ноги, а кому нужен одноногий? Вот и живет уже тридцать лет один, потому и в офисе его застать можно чуть ли не всегда, а в собственной квартире почти никогда. Может, и вправду здесь ему праздника больше, чем дома, но Майку от души было жаль старика, и он решил хотя бы посидеть с ним час-другой, чтобы скрасить одиночество. Впрочем, всегда есть верный способ поднять Джеймсу настроение – надо начать разговор о его любимых дикарях. Просто начать, этого достаточно.

– Что за фотки? – Майк кивнул на монитор и улыбнулся. – Ты сказал, что нашел интересные снимки. В чем там дело? Ты убедил дикарей снять на видео очередной ритуал массового суицида?

– Перестань молоть чепуху, сынок! – укоризненно нахмурился было старик, но тут же проглотил наживку и принялся увлеченно вещать: – Я же тебе говорил, что никакой это не суицид! Вспомни мою подборку спутниковых снимков!

Он принялся быстро щелкать мышкой, открывая папки с данными, и за несколько секунд вывел на монитор с десяток старых снимков, датированных позапрошлым десятилетием.

– Смотри сюда! – Джеймс указал на один из них. – Качество плохое, под спутником в тот день проходил мощный циклон, и серию снимков удалось сделать всего одну, когда в толще облачного фронта случайно возник разрыв.

Майк вгляделся в изображение. Полуголые дикари, как обычно, прыгали в огонь, сокращая свою численность. Если бы не огромное кострище, с таким качеством снимка вообще было бы ничего не разглядеть. И так почти одни смазанные силуэты.

– И что? – не понял Майк. – На что смотреть-то? Как они себя на костре сжигают? Прости, Джеймс, но ты же знаешь, я не получаю удовольствия от садизма. Я вообще не понимаю, как они до сих пор не исчезли. Ты же говорил, что устраивают этот жуткий ритуал несколько раз в году!

– Два или три раза, – подтвердил старик. – Точно не известно. Но в этом-то и дело! – с жаром воскликнул он, и Майк понял, что Джеймс оседлал любимого конька и теперь уж точно встретит Рождество с самыми теплыми эмоциями. – Они же не могут плодиться так быстро, что им требуется массовый суицид несколько раз в год! Ты вот сюда смотри! – Указатель мышки уткнулся в прыгающую в огонь косматую фигуру, кажется, обнаженную по пояс. – Видишь?!

– Он голый, что ли? – неуверенно уточнил Майк. – Ну, тот, что со шрамом на спине?

– Нет! – недовольно фыркнул Джеймс. – У вас, сопляков, только одно на уме! В штанах он! И баб голых тоже нет! Ты на шрам смотри!

– А что со шрамом? – покосился на него Майк. – Вроде шрам как шрам, качество отстойное, не видно толком…

– А вот что! – интригующим тоном произнес старик и развернул рядом со снимком ещё одно фото. – Это изображение было получено через два… эээ… через три года! Видишь эту фигуру?

– Блин, Джеймс, тут качество ещё хуже! – взмолился Майк. – Где ты только насобирал это барахло, неужели орбитальные спутники так плохо работают? И что я должен увидеть? Ещё один дикарь со шрамом, только этот собрался утопиться! Ну и что?

– А то, болван, что это один и тот же дикарь! – накинулся на него старик, и Майку пришлось немного сбавить обороты. – Смотри внимательнее на шрамы! Они идентичны! Я, кстати, проводил компьютерное наложение. Результаты полностью подтверждают мои выводы.

– Ты хочешь сказать, что он не сгорел тогда и в этот раз они решили его утопить? – сообразил Майк. – Живучий абориген!

– Сейчас мне стыдно за твой мозг, сынок, – философски изрёк Джеймс, – но, признаюсь, в первую секунду я подумал точно так же. К счастью, было это давно. Вот тебе третий снимок. Это – великий раритет, один из немногих, что удалось получить в отличном качестве.

Он вывел на соседний монитор ещё одно изображение. На нем было хорошо видно заснеженное кострище, в нескольких десятках метров от которого группа обнаженных по пояс дикарей замерла около довольно большого деревянного идола. У одного из них через всю спину шел старый шрам.

– Это тот же, что и на двух предыдущих фотках. И сделан снимок, – Майк посмотрел на дату в углу, – ещё через год с чем-то. – На этот раз он понял, к чему клонит Джеймс. – Ты хочешь сказать, что ритуал дикарей – не суицид? Но зачем тогда им в полуголом виде, при температуре в минус пятьдесят, лезть в огромный костер или прыгать в ледяную воду? Почему она не замерзает, кстати?

– Не знаю, сынок, – довольно улыбнулся старик. – Но теперь ты мыслишь в правильном направлении! Почему не замерзает вода, теоретически объяснить можно. Ученые считают, что в том месте, на дне, из-под земли бьет горячий ключ. Вода, кстати, замерзает, вон какая толщина льда в этой дыре, куда они ныряют, просто замерзает она не сразу, так что некоторое время у них есть. А вот зачем они всё это делают – вопрос немаленький! Я думаю, что это тест! Тест на выживаемость! Так они отсеивают слабых и нежизнеспособных. Тот, кто его проходит, например, получает право иметь потомство, или возможность претендовать на лучший кусок добычи, или ещё что.

– Ну… – Майк пожал плечами. – Какой-то смысл в твоем предположении есть, но…

– Конечно, есть! – воодушевленно перебил его Джеймс. – Ты пошевели мозгами хорошенько, сынок! Они проводят свои ритуалы в пятидесятиградусный мороз в полуголом виде и при этом до сих пор существуют! Это ли не доказательство смысла?! Вот! Самые последние данные!

Старик ткнул пальцем в клавиатуру, одновременно сворачивая все окна сразу, и немедленно принялся открывать новые. На мониторе возникло дрожащее изображение какого-то темного пространства. Приглядевшись, Майк узнал очертания грузового отсека челнока. Аппарель уже была выдвинута, и спустя пару секунд автоматика вытолкнула наружу полету с грузом. Темнота сменилась ярким, молочно-белым полотном.

– Что это? – Майк не смог разобраться в увиденном и перевел взгляд на Джеймса.

– Снег, – лаконично ответил тот. – Подожди, они скоро появятся!

– Снег? – удивился Майк. – Ты установил камеру прямо на контейнер с безделушками?

– Да! – довольно осклабился старик. – Прямо снаружи и прикрепил! К одной из стенок. Долго она на Холоде, конечно, не протянет, но я на это и не рассчитывал. Главное, увидеть что-нибудь новое, жесткий диск-то внутри, вместе с остальной электроникой, в отапливаемом отсеке! К сожалению, я не знал, что груз сходит с аппарели не полностью и камера сейчас смотрит под острым углом в снежную поверхность… Вот они, вот они!

Джеймс вперил в монитор жадный взгляд, словно смотрел это видео не в какой-нибудь сто пятый раз, а в самый что ни на есть первый. Майк последовал его примеру. По снежной белизне прошла крупная тень, изображение дрогнуло, и белое полотно на мониторе поплыло куда-то в сторону, похоже, ящики стаскивали с аппарели на землю. Картинку тряхнуло, и на экране появился вид на заснеженный пейзаж.

– Ого! – оценил Майк, разглядывая показавшуюся на заднем плане исполинскую стену ледника, взметнувшуюся далеко ввысь, у подножия которой застыл густо усыпанный снежными шапками лес из заледеневших елей. – Джеймс, это что, раньше там был город?!

Он указал пальцем на виднеющиеся внутри ледника скелеты высотных многоэтажек, вмерзшие глубоко в ледяную толщу. Казалось, что огромный великан залил водой и заморозил в колоссальном куске льда целый мегаполис.

– Я так не думаю, – покачал головой старик. – Скорее, ледник образовался прямо на месте города, и произошло это очень давно и далеко отсюда. Потом ледяная толща доползла досюда, в смысле, за много лет. Во льду все сохраняется в таком виде, в каком замерзло, сынок, и ты никак не определишь, сколько оно там пролежало. Нам с парнями у Реактора, когда проводились взрывные работы, случалось находить куски льда с рыбами внутри. Им лет сто пятьдесят, не меньше, а выглядят так, будто замерзли только что. Если бы там, – он кивнул на монитор, – стоял большой город, со спутника было бы видно. Нет, его притащил с собой ледник, и этот ледник медленно, но верно ползет дальше и в конечном итоге выдавит дикарей на поверхность планеты из этого разлома.

– Ну, он вообще-то большой, – усомнился Майк. – Ты же сам говорил, что их котловина полтысячи с лишним километров длиной. Когда ещё это будет.

– Когда-нибудь всё равно будет, – заверил его Джеймс. – В отличие от нас, их ничто не защищает. Кроме самих себя.

– В смысле? – вновь не понял Майк. – Что ты имеешь в виду?

– Смотри-смотри! – скороговоркой ответил старик. – Сейчас поймешь! Запись, к сожалению, короткая, но всё самое главное видно очень отчетливо!

Изображение на экране вновь задрожало и вдруг сменилось видом на нечто меховое, закрывшее весь обзор. Спустя секунду нечто отдалилось, и стало ясно, что это облаченный в одежду из шкур человек, разгружающий грузовой контейнер. Удаляющийся от контейнера дикарь нес в руках коробку с зеркалами, следом за ним шел ещё один, он тоже что-то нес, но камера была расположена слишком низко и не позволяла разглядеть лиц. Оба быстро ушли куда-то вбок и пропали из виду.

– А чего камера им в пупок смотрит? – Майк недовольно нахмурился.

– Наверное, контейнер с камерой просел, – предположил Джеймс. – Снег глубокий. Говорю же, не рассчитал я! А ставить камеру в термокожухе прямо сверху на груз бесполезно, дикарям она почему-то не нравится! Сколько раз ставили, так они её сначала сбивали чем-то, то ли стрелой, то ли копьем, и только потом уже появлялись. И как только я не исхитрялся, подо что только не маскировал термокожух, один черт они его опознают. Может, шипит он на морозе или пар даёт…

– Хоть бы рожу рассмотреть, и то развлечение! – Майк продолжал наблюдать за обрезанными по грудь фигурами дикарей, разгружающих контейнер. – Э! Постой-ка… Это на них что надето вообще… типа, меховые футболки, что ли?!

– Вот и я о том же! – согласился Джеймс. – Сам не сразу сообразил. Они в безрукавках! Вон ручищи какие здоровенные, мускулы так и перекатываются! Хотел бы я знать, что они там едят такое, в самом сердце Холода, где ничего крупнее мха не растет.

– Во дела! – хмыкнул Майк, провожая взглядом полфигуры очередного дикаря, появившуюся в поле зрения камеры. На этот раз абориген шел в сторону контейнера, в руках он тащил охапку шкур пушного зверья. – Как у него руки не отваливаются?! Там, в снегах, тепло, что ли?

– Заступишь на вахту и сам прочувствуешь, как там тепло! – саркастически усмехнулся старик, тыкая пальцем в нижний угол изображения, где были выведены показания термометра. Температура находилась на отметке «-54» по Цельсию и продолжала медленно понижаться. Вскоре картинка начала мутнеть, и качество видео быстро упало до состояния размытых клякс, двигающихся рывками.

– Всё, ветер начался! – Джеймс недовольно вздохнул. – Камера замерзла! – Он щелкнул мышкой и поставил видеопоток воспроизводиться непрерывно. – Больше тут ничего не увидеть. Есть ещё видео с внутренней камеры трюма, но там как обычно – темно и тесно, мало что можно разобрать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24