Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– Терпение, мистер Батлер, терпение! – успокоил его врач. – Я уверен, в Новой Америке быстро разберутся с этой проблемой! У них достаточно средств. Кстати, скажу вам по секрету, буран начал стихать! Думаю, через пару суток вы уже будете подниматься на борт шаттла!


Медик не обманул, к следующему полудню Майку разрешили встать, и некоторое время он ходил по лазарету в сопровождении медсестры от одной стены до другой, восстанавливая работоспособность мышц после длительного бездействия. Левая рука по-прежнему ничем не отличалась от бесчувственного полена, но зуд в прооперированной ключице утих, и пошедший на убыль кашель уже не отдавался острой болью в сломанных ребрах. Освоившись, Майк попросился побродить по центральному корпусу, но в этом ему было отказано под предлогом того, что для него ещё не нашли униформу и арктическое снаряжение.

– Вам лучше оставаться в лазарете, – не терпящим возражений тоном заявил лечащий врач. – Мы находимся на чрезвычайном положении, второй энергоблок выведен на штатную мощность, но это произошло совсем недавно, и пока нет гарантий его стабильности. Я не могу выпустить вас в больничной пижаме, да ещё в гипсе и с недолеченным воспалением легких! Завтра ожидается прибытие шаттлов, они подвезут запас арктического снаряжения.

Наутро Майку все-таки выдали униформу. По размеру она подходила ему не очень, но ради скорейшего возвращения домой он был готов перетерпеть подобные мелочи. Почти час ушел на то, чтобы облачиться в униформу со всеми своими повязками, гипсами и переломами: рука, ставшая будто мертвой, вызвала множество проблем, да и пластина на ключице давала о себе знать. А ведь это всего лишь обычная униформа, арктическое снаряжение надевать не в пример сложнее.

В общем, он порядком разнервничался, пока собирался, и не сразу заметил появившихся возле дверей в лазарет полярников с оружием на груди.

– Мистер Батлер, сэр. – Один из них подошел к Майку, и он увидел на его арктическом снаряжении армейские знаки различия. Выходит, правительство прислало сюда войска. Но когда? Всё это время был буран, разве что они прилетели сегодня утром… – Следуйте за нами. Мы проводим вас туда, где вы получите снаряжение, и поможем добраться до шаттла.

– Шаттлы уже здесь? – Майк обрадовался правильности своей догадки. – Вы ведь прилетели на них, да? Сегодня утром, ведь так?

– Именно! – подтвердил тот. – Поэтому прошу вас не терять времени, нам бы очень не хотелось, чтобы вы опоздали к вылету. Вы можете идти самостоятельно?

– Да, да, конечно! – Майк торопливо закивал головой и поспешил к дверям вперед своих сопровождающих. – У меня только рука повреждена, я почему-то её не чувствую, но я уверен, в Новой Америке это быстро исправят! Лечащий врач заверил меня в этом!

По коридорам Барбекю солдаты шли молча, ступая быстрым шагом, и Майк следовал их примеру, не желая ненужных заминок с возвращением, и даже довольно прохладная температура воздуха, градусов пятнадцать, не выше, уже не казалась ему проблемой.

Сразу бросилось в глаза большое количество военных в увешанном оружием арктическом снаряжении, передвигающихся по АЭС большими группами, сотрудников службы безопасности Полярного Бюро почти не было видно. Он подумал, что немного странно то, что все они идут к выходу на улицу, а не наоборот, если они прилетели несколько часов назад. С другой стороны, у военных дисциплина даже серьезнее, чем в Бюро, и они вполне могли за эти часы закончить размещение и спешить на какую-нибудь проверку. К его удивлению, арктическое снаряжение ему выдали не на складе, а в небольшой комнате, ранее бывшей не то диспетчерской, не то операторской. Восстановить её ещё не успели, но тщательно вычистили, и, судя по отсутствию исправных рабочих мест среди разодранных компьютерных терминалов и оборванных пучков обглоданных проводов, с тех пор она пустовала. Как ни странно, выдавал ему снаряжение его лечащий врач. Он заботливо помог Майку надеть весь комплект, тщательно закрепил повязкой безжизненную руку, ещё раз предостерег от нахождения на открытом воздухе с воспалением легких, пожелал счастливого пути напоследок и быстро покинул помещение. Майк направился было к выходу, но неожиданно один из солдат остановил его.

– Сэр, простите, но нам придется подождать здесь некоторое время, – вежливо, но настойчиво произнес он, преграждая ему дорогу.

– В чем дело? – не понял Майк. – Разве по инструкции готовящиеся к вылету сотрудники не должны собираться у входного тамбура внешних ворот? Док сказал, что скоро вылет!

– Предстоит крупная боевая операция. – Солдат не сдвинулся с места. – В настоящее время осуществляется перегруппировка сил, не стоит путаться под ногами у армейских подразделений. Нам придется подождать, – повторил он. – Это не займет много времени. Как только рейнджеры покинут здание, коридоры освободятся, и мы проводим вас к вездеходу.

Майк решил не спорить и присел на край компьютерного стола, исполосованного глубокими бороздами от мощных когтей. Его поверхность тщательно отмыли, но на дне борозд осталось засохшее бордовое нечто, и перед глазами вновь вспыхнули картины пережитого безумия. Он испуганно вскочил, отпрыгивая от бросающегося на него из-под стола монстра, и одним прыжком пересек небольшое помещение, вжимаясь в дальний угол.

– Сэр! Вы в порядке? – Оба солдата осторожно подходили к нему с разных сторон. – Сэр? Вы меня слышите? Успокойтесь, вам ничто не угрожает!

Густо вымазанная кровью звериная морда с оскаленными клыками задрожала, растаивая на глазах, и Майк вновь увидел пустое помещение с остатками растерзанной аппаратуры. Сквозь рассеивающуюся пелену прорезалась тупая боль в поврежденной ключице, и он вылез из угла, вытирая выступивший на лбу холодный пот.

– Я… Со мной всё хорошо. – Майк перевел дух. – Нервы ещё пошаливают иногда… Мне уже лучше! – Он вернулся на своё место, но на стол предпочел больше не смотреть. – Я в порядке, да, в порядке… все под контролем…

Вставленная в ухо одного из солдат гарнитура рации тихо зашипела неразборчивой фразой, и оба военнослужащих потянулись к висящим на поясах утепленным армейским шлемам.

– Мы можем идти, – сообщил один из них, натягивая лицевую маску. – Скоро начнется погрузка. Советую включить обогрев, снаружи минус пятьдесят семь, с утра сильно похолодало. – Он надел шлем и набросил поверх него капюшон арктического снаряжения.

В центральном коридоре оказалось практически пусто, и к выходному тамбуру они вышли быстро. Едва Майк миновал мощные струи тепловой завесы, отделяющие зев распахнутых ворот от ослепительно белой с непривычки, снежной бесконечности, до его слуха донесся грохот сражения. Он вышел из ворот и остановился, щурясь от ярких бликов отражающегося от снега солнца. С отвыкших от естественного света глаз внутрь очков покатились слезинки, и несколько секунд ему пришлось стоять на месте, прищурив глаза и адаптируясь к обстановке.

– Где вездеход? – услышал он голос одного из своих провожатых, обращающегося к кому-то ещё.

– Застрял у шаттлов, – ответили ему. – Ждёт прибытия БТР сопровождения. Там опять зашевелились мутанты, гражданской технике запрещено передвигаться без армейского прикрытия. Чертовы твари! Четвертые сутки не можем от них избавиться, чуть что – зарываются в снег и уходят! И тепловые ловушки не помогают – мутанты уже не клюют на эту приманку!

– Сэр, нам лучше вернуться за тепловую завесу! – Солдат взял его под локоть. – Тут небезопасно.

После долгого нахождения в тепле лазарета царящий вокруг Холод чувствовался сильнее обычного. От быстро накаляющегося на морозе пластика очков повеяло чем-то невидимым и ледяным, и Майк подумал, что совсем не против последовать совету военных. Он сделал шаг назад, но тут же остановился, осознав смысл услышанного. Неужели безногий был прав?

– Подождите минуту! – Майк сморгнул застывающие на ресницах слезинки. – Он сказал, что бои с мутантами идут четвертые сутки? Так когда же закончился буран?

Майк решительно выдернул руку из хватки солдата и внимательно осмотрелся. Подступы к Барбекю представляли собой целый лабиринт из сомкнутой друг с другом, вышедшей из строя техники, покрытой остатками кровавого льда, который явно пытались долбить и соскабливать. Видимо, военные отбуксировали сюда весь погибший транспорт, что оказался в непосредственной близости, и составили из него заграждения, предназначенные затруднить монстрам приближение к АЭС. Внутри образовавшегося укрепрайона снег был плотно утрамбован танковыми гусеницами арктического типа, с сильно увеличенной шириной траков. За разбитыми машинами, словно за баррикадами, засели не меньше трех десятков солдат, осматривающих окрестности через прицелы винтовок и пулеметов. Несколько левее накатанной колеи непривычно-зеленой вереницей стояла пятерка небольших минометов, возле которых сноровисто суетились расчеты. Командующий ими офицер взмахнул рукой, и заряжающие синхронным движением вложили в стволы пузатые тела мин. Батарея оглушительно громыхнула, посылая заряды в небо, и Майк невольно отшагнул, разворачиваясь в сторону их предполагаемой цели.

За укрепрайоном из мертвой техники повсюду, насколько хватало беглого взгляда, снежная поверхность не имела и фута ровного пространства. Всё было перепахано следами человеческих сапог, звериных лап и колес бронетранспортеров и покрыто сотнями заледеневших лужиц, пятен и брызг крови. В разных сторонах виднелись беспорядочно разбросанные, исцарапанные когтями остовы погибших вездеходов и боевых машин, до половины занесенные снегом. Замороженные строения Реактора, подступы к которым оказались густо засыпаны мелким ледяным крошевом из замерзшей крови, зияли провалами входов, лишенных дверных створ. Внутри некоторых из них виднелись армейские палатки и костры, разведенные в бочках из-под горючего. Расположенные на покатых крышах строений пулеметные гнезда прицельно били в сторону бункера, на который вела наступление целая армия.

Серую бетонную коробку бункера в устоявшемся штиле было хорошо видно даже отсюда, и Майк вздрогнул при виде этого жуткого зрелища: прилегающее к его распахнутым воротам пространство являлось одним большим катком из кровавого льда, каждый сантиметр стен выщерблен пулями. Некогда смонтированное на поверхности крыши оборудование изломано и увешано обрывками снаряжения и одежды, образующими десятки окровавленных гнезд, высоко над которыми со злобными криками кружила огромная стая белесых птиц. Четыре танка, полдюжины бронетранспортеров и два броневика на воздушной подушке широким полукольцом продвигались к бункеру, утюжа целое море беснующихся мутантов. За техникой густыми цепями двигалась пехота, затянутая в арктическое снаряжение, без умолку гремели выстрелы и сверкали вспышки разрывов. Десятки монстров, рвущихся добраться до человеческой плоти, выпрыгивали из-под снега и яростно бросались на людей, но попадали под шквальный огонь и зарывались обратно. Залитая заледеневшей кровью снежная поверхность быстро покрывалась дымящимися тушками зверья, бьющегося в предсмертных конвульсиях, но их соплеменники не спешили бросаться на лёгкую добычу. Разношерстные стаи монстров, истерично визжа, мчались к бункеру и исчезали в его окровавленном зеве, но им на смену изнутри выплескивались новые монстры. Цепочка минометных разрывов легла возле самого входа, расшвыривая в разные стороны фонтаны кровавых ледяных обломков и разорванных на куски мутантов, и командир минометной батареи что-то произнес своим подчиненным.

– Прекратить огонь! – слабо донеслось до Майка сквозь звон в ушах. – Можем накрыть своих, атакующие подразделения приближаются к бункеру!

– Сэр! – Сопровождающий солдат вновь взял его за руку. – Зайдите в бункер! Мы дождемся вашего вездехода внутри! Здесь могут появиться мутанты! Идемте, сэр!

Его напарник смерил Майка красноречивым взглядом и, обойдя вокруг, встал рядом и бесцеремонно подхватил его за загипсованную руку.

– Идемте, сэр, – повторил он фразу своего коллеги. – Это для вашей безопасности!

Его рация зашипела неразборчивой фразой, солдат утвердительно ответил и отпустил Майка.

– Вездеход вышел к нам, – объяснил он напарнику. – Будет через десять минут. Мутантов отбросили в пустошь, погрузка продолжена. Подождем. – Он поднял подбородок, вглядываясь в кипящее у бункера сражение.

– Сегодня всё это дерьмо закончится! – заявил один из военных, держащих оборону за разбитым пулеметным вездеходом с оторванной башней. Судя по эмблеме на рукаве, это был офицер. Кажется, именно он разговаривал с охранниками Майка, когда те вышли наружу. – В штурме участвует тысяча бойцов, у нас огнеметы и разрывные пули, мы истребим тварей, что засели в бункере, а потом разыщем и перебьем всех остальных!

– Тысяча человек? – изумился Майк. – Разве у нас есть столько шаттлов?! Но где же такое количество людей пережидало буран? Барбекю не вместит и половины…

– Пятьсот рейнджеров прибыли сюда три часа назад из Новой Америки, – не оборачиваясь, ответил офицер. – Остальные силы накапливались здесь в течение недели, командование подготовило штурм по всем правилам! Максимум через пять часов бункер, да и весь Реактор, будет очищен от мутантов. И рейнджеры успеют вернуться домой до наступления темноты. А там и наша очередь недалеко!

– Медведь! – выкрикнул командир минометчиков, приникший к биноклю. – Ещё один! Трое! Четверо! Да сколько же там этих тварей?! Мы же перебили их всех ещё позавчера!

Майк мгновенно похолодел от страха и невольно поднялся на цыпочки, пытаясь разглядеть смертельно опасных мутантов. Из черного зева бункера, расшвыривая бегущее навстречу зверьё, вырвалось несколько здоровенных косолапых силуэтов. Рёв монстров был слышен даже отсюда, и он затаил дыхание, мгновенно вспоминая скрежет рвущегося металла и отлетающую высоко вверх, оторванную пулеметную башню вездехода. Но на этот раз чудовищные твари на своей шкуре испытали всю мощь человеческого интеллекта. Пушки легких танков одновременно сплюнули огнем, окутываясь клубами дыма, и ближайшего медведя буквально разорвало надвое. Мчащийся за ним монстр получил снаряд точно в грудь, и его тело, мгновенно ставшее безвольным кулем, по инерции покатилось кубарем дальше, разбрызгивая густые потоки крови из сквозной дыры в грязно-белой туше. Остальные медведи, не переставая злобно реветь, повернули назад. Пулеметы боевой техники сосредоточили огонь на последнем из них, и Майк увидел, как от мчащегося за своим собратом в бункер монстра отлетают куски шерсти и окровавленной плоти. У самого порога монстр споткнулся, переходя на медленный неуверенный шаг, и рухнул прямо посреди входа.

– Да! – заорал Майк. – Подохни! Подохни! Подохните все! – Он злорадно осклабился, глядя, как остальное зверье со всех сторон бросается спасаться бегством.

Большинство мутантов устремилось в бункер, сталкиваясь и грызясь друг с другом, некоторые зарывались под снег и пытались уползти прочь, подальше от приближающейся смерти. Место боя стремительно опустело, и наступающие подразделения быстро достигли входных ворот, оставляя за собой усеянное звериными тушками, кроваво-снежное поле. Техника быстро окружила вход, беря на прицел подступы к бункеру со всех сторон, и отряды рейнджеров начали осторожно заходить внутрь.

– Наш вездеход! – один из солдат указал рукой в противоположную сторону, и Майк обернулся.

Оборудованный колесами низкого давления, транспорт двигался в сопровождении бронетранспортера на воздушной подушке, и за поднимаемым им снежным облаком Майку едва удалось разглядеть темные силуэты шаттлов, выстроившиеся вдали. Завесы видно не было, то ли от неё вообще ничего не осталось, то ли, сильно занесенная снегом, она сливалась с бесконечной белой пустошью, но ракетопланы явно стояли гораздо дальше сектора Аэродром. Приглядевшись, Майк насчитал двенадцать крылатых машин. Если судить по рассказам старого Джеймса, Новая Америка прислала сюда почти весь свой парк дальней авиации. Сломанная ключица неприятно заныла, и он болезненно скривился. Память вновь вытолкнула наружу леденящие душу воспоминания, и Майк затряс головой, отгоняя страшные видения. Похоже, броневики на воздушной подушке ещё долго будут вызывать у него зловещие ассоциации…

Бронетранспортер остался у въезда в укрепрайон, вездеход сбавил скорость, вкатился внутрь и некоторое время полз по лабиринту из мертвой техники. Наконец-то весь этот ужас заканчивается, мелькнула счастливая мысль, но ей на смену тут же пришла другая: ещё не весь. Майк поправил правой рукой бесчувственную левую, безвольным бревном висящую на перевязи. Где-то в глубине души сознание уколола тонкая игла страха. А вдруг медики ничего не смогут сделать?! А вдруг он на всю жизнь останется инвалидом?! Он торопливо подавил панику, пока она не разрослась вновь. Лечащий врач гарантировал, что в Новой Америке медики решат эту проблему, поэтому…

«Он остался без руки», – тихим шелестящим шепотом произнес позади инженер Мартинес.

«Бывает и хуже», – на грани слышимости ответил ему Перес откуда-то сбоку.

Майк судорожно дернулся, затравленно озираясь вокруг, но кроме подходящего к нему солдата-сопровождающего никого не увидел.

– Что вы сказали, сэр? – уточнил тот. – Я не расслышал. Говорите громче, через капюшон плохо слышно. Вам помочь зайти в вездеход?

Он протянул руку, собираясь подхватить его под локоть, и взгляд Майка уперся во вшитый в рукав арктического снаряжения термометр, демонстрирующий отметку в минус пятьдесят градусов. Майк рывком содрал с головы капюшон и зашарил глазами по прозрачному небу.

«Смышленый парень, – едва слышно похвалил его бригадир Уокер. – Сообразил…»

Место, где возникнет Воронка, Майк увидел сразу. Гигантский вьюн, пока ещё совсем призрачный, с почти беззвучным шелестом сворачивался из стремительно мутнеющих, воздушных толщ прямо над полем недавнего боя. Кто-то из засевших на крышах пулеметчиков что-то надрывно кричал, указывая рукой в небо. Недавно кружившие в нем, уродливые птицы камнем пикировали вниз, с размаху вбиваясь в снег и исчезая из виду. Рация солдата взорвалась многоголосыми воплями, выкрикивающими всего одно слово, но Майк этого уже не слышал. Он вырвался из рук сопровождающего и что есть силы ринулся бежать, подгоняемый только одной мыслью: успеть внутрь. Необходимо любой ценой успеть внутрь. Иначе смерть. Майк огромным прыжком влетел в тепловую завесу, сбивая с ног идущих навстречу людей, и бросился дальше. Он пробежал ещё несколько шагов, и исполинский ледяной таран врезался ему в спину, с огромной скоростью вбивая в темноту.


Громкий дробный стук где-то перед самым лицом вернул его сознание в реальность. Майк открыл глаза и понял, что стучат его собственные зубы. Тело сотрясалось от дрожи, отчаянно подавая впавшему в беспамятство мозгу сигнал о смертельно опасном переохлаждении. Пальцы охватила тупая резь, словно он окунул их в ледяную воду, лицо одеревенело, утратив подвижность, носовые пазухи при каждом вдохе обжигало жестоким холодом. Понять, работает обогрев или нет, было уже невозможно, необходимо как можно быстрее найти теплое укрытие, и времени у него почти не осталось, это пульсировало у него в голове с предельной ясностью. Майк попытался подняться, опираясь на здоровую руку. Встать удалось не сразу, голова сильно кружилась, донельзя замерзшие ноги слушались плохо, тупая боль от сковавшего тело ледяного савана всё сильнее давила на плывущее сознание. Дважды он падал, опрокидываемый мощными ударами ветра, и пришлось буквально вползать вверх по стене, чтобы оказаться на ногах.

Оказалось, что он всё ещё находится в центральном коридоре первого этажа АЭС, рядом с переборкой, у громко хлопающих на ветру дверей во второй отсек. Порывы урагана, врывающиеся в здание, мгновенно преодолевали расстояние в полсотни метров, и, судя по окружающей темноте, все осветительные приборы уже полопались от запредельного перепада температур. Надо зайти за переборку и закрыть за собой двери, пока он не замерз заживо. Майк, опираясь плечом на стену, двинулся вдоль переборки к дверям, но тут же упал, споткнувшись обо что-то в темноте. Он рухнул на что-то мягкое и тонкое, под которым ощущалась твердая основа, и ухватился за это здоровой рукой, стремясь подняться. Перчатка скользнула по синтетике, и Майк разглядел во мраке замерзший человеческий труп. Тело внутри арктического снаряжения превратилось в цельную ледяную статую и застыло в позе ползущего к укрытию человека. Новый порыв урагана, ворвавшийся в центральный коридор, швырнул поднимающегося Майка на труп, и он перелетел через мертвеца, ударяясь в другого покойника. Этот человек замерз прямо в дверях, и его труп, ставший промерзшей глыбой, мешал им захлопнуться. Почти не ощущая собственных ног от студеной тупой боли, Майк вцепился в мертвое тело и потянул его на себя, хрипя от обжигающего холода в онемевших пальцах. Труп удалось вытащить из дверей, и новый удар проникшего с улицы ледяного воздушного потока бросил Майка в распахнутый вход. Он влетел за переборку и упал, чувствуя, как скованные лютым морозом конечности теряют последние крохи чувствительности. Позади него с громким стуком захлопнулись двери, и в закрытые створы тотчас врезался новый воздушный поток, стремясь выгнуть их подобно парусу. Раздался хруст лопающегося пластика и скрежет металла, но двери выдержали.

Майк поднялся на замороженные ноги, словно на ледяные протезы, и побрел вперед, переставляя их, как ходули. Где-то дальше тускло пробивался слабый свет, и это был шанс. Он брел, словно зомби, спотыкаясь о трупы, падая, поднимаясь, спотыкаясь вновь… Через минуту его тело замерзло настолько, что перестало дрожать и чувствовать. Встать на ноги уже не получалось, и он полз на четвереньках, волоча за собой поврежденную руку, и перелезал через попадающихся на пути, заледеневших мертвецов, пока не уперся в переборку следующего отсека. Свет, на который он шел, оказался аварийным указателем входа, расположенным над дверьми, и Майк, не в силах оторвать от пола руку, принялся бить в дверную створу головой, совсем не ощущая ударов. Если не откроют быстро, то очень скоро ему станет всё равно…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24