Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

Он привел Майка в помещение склада, наскоро переоборудованное под лазарет, и передал с рук на руки донельзя уставшему врачу, хлопочущему над лежащими на носилках пострадавшими. Торопливо заходящие в склад полярники подхватывали носилки и быстро уносили раненых на погрузку. Заваленный обрывками срезанного с поврежденных частей тела снаряжения, горами окровавленных бинтов и стандартными упаковками из-под термопластыря, склад пустел с каждой минутой, и врач направил Майка в небольшое помещение, велев снимать арктическое снаряжение.

– Так, понятно! – заявил он спустя пять минут осмотра. – Сломанные ребра, едва зажив, сломались снова! За исключением сильного стресса, других проблем у вас нет, мистер Батлер. Однако тяжелый физический труд вам сейчас противопоказан, стрелять из винтовки тоже не стоит. До тех пор можете выполнять функции водителя, наблюдателя или оператора. Мы ожидаем в ближайшие дни прибытия спасательной экспедиции, но я не рекомендую вам покидать Реактор с первым же шаттлом. Стартовые перегрузки могут негативно сказаться на травме. Советую задержаться здесь на две-три недели. Поговорите с инженером Мартинесом, пусть подберет вам подходящую работу. – Доктор потянулся за инъектором и парой небольших медицинских пузырьков: – Сейчас я сделаю вам укол. Немного иммуномодуляторов и витаминный коктейль. После этого вы можете идти.

Через четверть часа Майк вернулся к входным воротам. Поезд из груженных трупами мутантов прицепов переместился к самому выходу, в него был впряжен тот самый вездеход, что вывозил раненых и команду Шульце из бункера. Машина стояла практически вплотную к воротам, один створ которых был уже закрыт. Тепловая завеса ещё не работала, и термометр показывал температуру воздуха в минус сорок восемь. Майк подумал о том, что при первой же возможности ему необходимо перезарядить элементы питания системы личного обогрева.

– Батлер! – зашипела рация голосом бригадира Шульце. – Где ты находишься? Прием!

– Я у входа, сэр! – торопливо схватился за рацию Майк. – Только что вернулся из лазарета, сэр!

– Сейчас к тебе на снегоходе подъедет Гриффин. Отдай ему рацию, он будет сопровождать поезд с убитыми мутантами, – велел тот и отключился.

Вокруг вездехода стояло больше десятка вооруженных полярников из команды бригадира Шульце, тщательно всматривающихся во все стороны в поисках мутантов. Небольшие стаи монстров спешили из снежной пустоши к Реактору всё чаще, и выстрелы гремели каждую минуту. Люди заметно нервничали. Один из полярников дал короткую очередь вдаль, и Майк увидел, как довольно крупная тварь шарахнулась в сторону от вырастающих из поверхности снежных фонтанчиков. В ожидании Гриффина он счел разумным находиться ближе к вооруженным людям и подошел к кабине вездехода.

– Надо поторапливаться с этими трупами! – с тревогой произнес Шульце, перезаряжая оружие. – Ветер в сторону Могильника, к ночи здесь будет снега не видно из-за монстров! Они и так отовсюду сбегаются, вон та мерзость не из Могильника, бешенством не заражена, сразу видно!

В этот момент шаттл закончил погрузку и начал поднимать грузовую аппарель, закрывая люк.

Из-за ракетоплана показалась четверка снегоходов с вооруженными людьми и направилась в сторону вездехода. Заметив их, бригадир Шульце кивнул своим людям, и трое из них полезли в вездеход.

– Повторяю ещё раз! Всё делаем быстро! – заявил бригадир им, залезая в кабину рядом с водителем. – Выезжаем за Завесу, бросаем прицепы и возвращаемся обратно. Назад поедем максимально быстро, так что всем держаться крепче! Пока мутанты будут жрать приманку и друг друга, Мартинес успеет убрать второй шаттл в ангар, после чего мы все запремся внутри Барбекю до прибытия спасательной экспедиции. Припасов хватит где-то на неделю, но помощь придет гораздо раньше! Главное сейчас – сократить энергопотребление и сберечь ХААРП!

Оставшиеся на улице полярники кивали головами и группировались возле входа, готовясь встречать закончивших погрузку шаттла людей, возвращающихся вслед за снегоходами и ощетинившихся во все стороны винтовочными стволами. Майк решил сэкономить Гриффину немного времени и достал рацию из утепленного поясного кармана. Он сделал шаг навстречу приближающемуся снегоходу, как вдруг под последней из четвёрки машин снежный покров словно взорвался, взлетая в воздух белыми брызгами. Прямо из-под полозьев вверх рванулись грязно-белые силуэты мутантов, сбивая наземь сидящих на снегоходе людей, и воздух пронзили крики боли и ужаса. Оставшийся без управления снегоход отклонился от курса и помчался куда-то в сторону пустоши. Сразу несколько стрелков бросились к облепленным кровожадными тварями людям, на бегу срывая с поясов ледорубы.

– Они уже здесь! – закричал Шульце, распахивая дверь. – Батлер! Рацию сюда! Быстрее!

Майк бросился к вездеходу, на ходу замечая, как катящийся в пустошь снегоход подпрыгивает от удара снизу и переворачивается набок. Из-под снега на него мгновенно вскарабкались мутанты в поисках жертвы, и какая-то маленькая зубастая тварь мгновенно отхватила острыми, как бритва, зубами приличных размеров кусок резины от рукоятки руля. Майк хотел было сунуть рацию в руки бригадиру, но сразу две здоровенных жутких твари выскочили из снега и бросились за ним. От мгновенно нахлынувшего страха он рванулся вперед и одним прыжком запрыгнул в кабину. Шульце сразу оценил происходящее и отодвинулся к водителю как можно ближе, освобождая Майку место.

– Дверь! Закрой дверь! – Он вырвал из рук Майка рацию и метнул взгляд в водителя: – Гони!!!

Вездеход завыл мотором и двинулся с места, с трудом вытаскивая за собой из ворот цепочку груженных трупами зверья прицепов. Что-то с силой ударилось в дверь, и Майк с ужасом отшатнулся от окна, в которое ткнулась оскаленная пасть яростно визжащего мутанта. Тварь билась в стекло, пытаясь разбить неожиданную преграду, и летящие из её пасти хлопья желтой пены застывали на прозрачной поверхности ледяными брызгами. В этот момент последний прицеп покинул входной тамбур АЭС, полозья опустились на снег, и скорость вездехода резко увеличилась. Бьющийся в окно мутант не выдержал рывка и свалился вниз. Майк инстинктивно уперся руками в стекло, словно пытаясь удержать его под ударами извне, и посмотрел назад, туда, откуда раздавался многоголосый истеричный рык, в котором тонула беспорядочная автоматная стрельба.

Со всех сторон к набирающим скорость прицепам мчались мутировавшие твари, на глазах сбивающиеся в огромные разномастные стаи. Самые быстрые из них догоняли прицепы и пытались либо запрыгнуть на кучи окоченевших трупов, либо вцепиться зубами в торчащие конечности. Некоторым из них удавалось впиться клыками в заледеневшую плоть, и мутанты повисали на своей добыче, изо всех сил дергаясь и извиваясь в попытке вырвать её из общей кучи. Но смерзшиеся воедино груды мертвых туш не поддавались, и твари срывались, сваливаясь вниз. Меньше чем через полминуты за тянущим прицепы вездеходом исступленно рвалось не меньше сотни мутантов, к которым каждую секунду присоединялись новые твари.

– Мартинес, никого за нами не посылай! – кричал в рацию бригадир Шульце. – Мы отведем их так далеко, насколько сможем! Прячь шаттл и запирай ангар! Заблокируйте вход в Барбекю. Если мы сумеем вернуться, я выстрелю три раза перед воротами!

– За вами гонятся все мутанты этой чертовой Австралии! – шипел в эфире голос Мартинеса. – На нас никто не обращает внимания, вокруг пусто! Шульце, только без геройства! Выходите за Завесу и отцепляйте прицепы, пусть жрут, дьявол их забери! Мы успеем! Первый шаттл уже выруливает на взлетную полосу!

Шульце издал безумный смешок и поторопил водителя, бросая взгляды то в левое, то в правое окно. Автоматный треск стих, и злобное рычание десятков беснующихся тварей жуткими отзвуками пробивалось через обшивку вездехода и капюшоны снаряжения.

– Гони, гони! – с маниакальным весельем твердил бригадир. – Надо отвести их подальше! На ветру туши промерзнут насквозь, этим тварям придется грызть долго! И на запах оттаивающей крови будут собираться другие! Начнутся драки и грызня за добычу, а в это время мы спокойно запечатаемся в Барбекю до прибытия спасательной экспедиции! Гони! Только не оборви трос!

Откуда-то издалека раздался глухой нарастающий вой, начавший быстро удаляться и затихать. Спустя несколько секунд почти пропавший звук сменился резким грохотом преодоленного звукового барьера, и Шульце восторжествовал, потрясая арктической винтовкой:

– Шаттл взлетел! – Он обернулся к Майку: – Батлер, ты его видишь? Как он ушел, без аварий?

– Не вижу, сэр! – Майк пытался вглядываться в заляпанное желтой ледяной пеной окно. – Стекло грязное! Но никаких взрывов в воздухе нет! Думаю, всё прошло хорошо, не как в тот раз!

– В тот раз в шаттл наверняка пробрались мелкие мутанты и надгрызли там чего-нибудь важное! – заявил бригадир. – В момент вылета кто-то видел в ангаре какую-то тварь! Их в тепло тянет, словно магнитом, даже если это всего лишь на двадцать градусов теплее, чем на улице! Видимо, пролезло несколько штук. А в тепле они сразу же начинают искать еду. В ангаре ничего съестного нет, зато внутри шаттла полно всевозможной изоляции! Наверняка так и…

– Шульце, отцепляйте эту дрянь к дьяволу! – закричала рация голосом Мартинеса. – Из бункера хлынула огромная стая! Вижу двух медведей! Со стороны Могильника бегут ещё! Отцепляйте!!!

– Почуяли, ублюдки! – Шульце почти рычал. – До Завесы осталось двадцать метров! Гони!

– Не успеем! – Голос одного из сидящих на пассажирских местах стрелков срывался от страха и нервного напряжения. – Медведи бегают слишком быстро, прицепы тяжёлые! Если он ударит в один из них, нас опрокинет вместе с ними! Отцепляй! Они уже рядом!!!

– А, чтоб вас! – с пропитанной злобой досадой зашипел бригадир и с размаху ударил ладонью по рычажку на приборной панели.

Что-то громко стукнуло где-то в задней части вездехода, и он неожиданно ринулся вперед, словно получил гигантского пинка. Майк, не ожидая ускорения, ударился спиной о спинку кресла так сильно, что захрустел позвоночник. Машина промчалась полсотни метров едва ли не за пару секунд, когда позади раздался оглушительный рев, переходящий в глухой звук далекого удара.

– Он разнес прицеп на части! – нервно воскликнул сидящий у заднего люка вездехода полярник.

– Туши разлетелись по сторонам, зверьё грызется за добычу! – подхватил второй. – Самое время убираться отсюда, пока они забыли про нас!

– Разворачивайся! – велел водителю Шульце и вновь достал рацию: – Мартинес! Мы не успели вытянуть груз за Завесу, пришлось отцеплять его у внутренней нитки!

– Я вас вижу, Шульце! – откликнулся эфир. – Возвращайтесь через другое место! Там сейчас всё кишит мутантами! До нас им дела нет, шаттл взлетел успешно, второй уже загоняем в ангар! Отличная работа! Ждем вас у ворот Барбекю!

– Где же мы найдем другое место? – опустил рацию бригадир. – Через ХААРП возвращаться?

– Да тут вся Завеса в дырах! – выдохнул водитель. В его голосе явственно чувствовалось огромное облегчение. – Воронка технику швыряла туда-сюда, словно картонную! Прямо напротив второго теплообменника метров сто, не меньше, вообще без токопровода стоят, во всех трех нитях!

Он заложил длинный вираж и погнал вездеход в обход мутантов. Даже через заляпанное окно было видно, что снежная поверхность вокруг перевернутых прицепов кишит мутантами. Несколько медвежьих силуэтов, пожирающих добычу, выделялись на фоне сотен тварей различных размеров, облепивших смерзшиеся заледеневшие туши, разбросанные вокруг. На удаляющийся вездеход действительно никто внимания не обращал.

– В детстве я читал, что раньше, ещё до Холода, медведи не жили стаями. И не любили жесткую пищу, – вдруг произнес водитель. – И не всегда пожирали свою добычу сразу. Иногда они ждали два-три дня, пока та размякнет. А ведь тогда везде было лето!

– Не уверен, что это правда, – вяло возразил Шульце. Его нервное напряжение сменилось разбитостью, и бригадир едва удерживал себя на сиденье в вертикальном положении. – Вон как грызут… Заледеневшие туши разлетаются, только хруст стоит… Медведь даже обшивку вездехода прогрызть может. Не похоже, что они жесткое не любят…

– Приспособились, – пожал плечами водитель, направляя вездеход мимо столба Завесы, опутанного оборванной паутиной токопроводящих тросов. – Холод ошибок не прощает! Жить захочешь – приспособишься! Вот они и приспособились, чтобы выжить. На то они и мутанты.

– Это верно, – согласился Шульце. – Здесь вообще приспособился каждый. Кроме нас.

Он бросил измученный взгляд на приближающиеся ворота центрального корпуса АЭС и вышел в эфир:

– Мартинес, открывайте вторую створку. Загоним вездеход прямо в тамбур настолько, насколько сможем. Нам необходимо сохранить хотя бы одну машину.


Глава шестая

Индикатор зарядного устройства сменил красный огонек на зеленый, и на мониторе управления вспыхнула надпись «Заряжено». Майк выключил подачу питания и кивнул сидящему перед ним полярнику. Тот вытащил из гнезда зарядного блока пару элементов питания, коротко поблагодарил и вышел из помещения, уступая место следующему. Им оказался инженер Мартинес, и Майк, увидев начальство, поспешно стащил с руки перчатку.

– Здравствуйте, сэр! Разрешите ваши аккумуляторы, сэр! – Он потянулся к элементам питания, что держал Мартинес. – Зарядное устройство готово!

– Расслабься, Батлер, – негромко посоветовал тот, ловко втыкая аккумуляторы в гнезда зарядного блока. – Я в состоянии сделать это сам. Половину своей самой первой вахты я провел за чисткой снега, а вторую – за этим чертовым зарядником! Он мне потом, в Новой Америке, по ночам ещё месяц снился! С тех пор прошел двадцать один год, но я до сих пор ненавижу этот ценный и жизненно важный для всех нас девайс!

Инженер Мартинес перегнулся через монитор управления сверху вниз и не глядя безошибочно ткнул пальцем в иконку «Начать зарядку». Вспыхнул красный светодиод, и Майк не без оснований заявил:

– Очень впечатляет, сэр!

Он с удовольствием засунул руку обратно в рукавицу. В центральном корпусе АЭС поддерживался режим строгой экономии энергопотребления, и во всех помещениях, кроме жизнеобеспечивающих, температура не превышала десяти градусов тепла. Бригадир Шульце назначил Майка оператором зарядного блока, и вторые сутки ему приходится постоянно тыкать пальцем по сенсорному экрану монитора управления, от чего пальцы руки жутко мерзли. Он пытался отогревать их дыханием и прятать в рукавице арктического снаряжения, которое никто даже и не думал снимать, но из-за постоянных манипуляций с сенсорами пальцы не успевали согреться. А включать обогрев снаряжения при плюсовой температуре чревато перегревом системы. Если она выйдет из строя… Об этом лучше вообще не думать.

– Ерунда, – отмахнулся Мартинес, усаживаясь на стул напротив. – Но если ты действительно хочешь так наловчиться, только скажи! Я договорюсь, чтобы половину своей следующей смены ты провел за этим чертовым монитором, который я обожаю, но чтоб его сожрал дьявол!

– Нет, сэр, спасибо! – Майк заулыбался. – Я постараюсь освоить его в совершенстве за эти дни! Есть новости из Новой Америки, сэр? Когда они пришлют нам помощь?

– Только что был сеанс радиосвязи, благо передатчик нам удалось починить оперативно! – ответил инженер. – Бюро сообщает, что завтра всё будет готово. Если погода позволит, то послезавтра утром нам надо быть готовыми принять первые десять шаттлов. Они выгрузят военную технику и отряды военизированной охраны. После этого сразу вылетят назад и вернутся к обеду с армейскими подразделениями. Правительство мобилизовало войска нам на помощь, сейчас они срочно получают со складов арктическое снаряжение. Так что скоро мы отобьем Реактор у мутантов, Батлер, можешь не сомневаться! Сразу после этого начнется глобальный ремонт, новые бригады строителей и ремонтников уже заканчивают укомплектование. Страна бросила на это все резервы с арктических складов! Надеюсь, за полсотни лет там ничего не сгнило.

– Полсотни лет?! – удивился Майк. – Это как так? У нас нет запасов на экстренный случай?

– Почему нет? Есть! – Мартинес улыбнулся. – Я о них и говорю! Просто они обновляются раз в пятьдесят лет. Считается, что чаще делать это нет смысла. Да и, если говорить честно, до сегодняшнего дня они ни разу не были востребованы, а деньги на стратегическом резерве некоторыми господами зарабатываются немалые. Конгресс постоянно ведет споры о необходимости таких огромных трат, но фирмы-изготовители принадлежат… догадайся, кому? Ну, зато теперь все расходы окупятся. – Инженер неожиданно хохотнул: – Или планета вновь зацветет! Лет через сто!

– Простите, сэр! – сконфузился Майк. – О чем вы говорите? Я не понял юмора… Если это шутка.

– Да где уж тут шутить. – Мартинес совсем не весело вздохнул. – Сидим тут, забившись в нору от мутантов, и считаем последние консервы! Энергоблок нестабилен, необходим срочный ремонт, иначе повышение мощности неизбежно и очень быстро закончится хорошим большим взрывом! Но без повышения мощности питания ХААРПу хватает только на поддержание Полярного Круга в теплое время года. Метеоспутники стабилизируют слабый сигнал, в итоге нам удается удерживать расчетную траекторию ураганов, составляющих Полярный Круг, что позволяет не обвалить катастрофически температуру в Новой Америке, но в режиме такой перегрузки спутники могут сгореть в любой день. И тогда там начнет, мягко говоря, немного холодать. Но главная опасность даже не в этом. Если мы не запустим ХААРП на полную мощность до наступления зимы, то с её приходом режим минимальной накачки не удержит ураганы Полярного Круга. Когда они распадутся, то зимой в Новую Америку придет настоящий Холод. И придет очень быстро, гораздо быстрее, чем двести лет назад. Нас постигнет судьба остального человечества. Большая часть погибнет в борьбе за выживание, меньшая захватит энергоносители и протянет ещё лет двадцать-тридцать. А потом или выродится, или уничтожит друг друга, или станет добычей мутантов.

Инженер посмотрел на ошалевшего Майка и ободряюще хлопнул его по плечу:

– Не расстраивайся, парень! Во всем есть светлая сторона. Без ХААРПа со временем восстановится ионосфера и, возможно даже, затянутся многочисленные дыры в озоновом слое. Без искусственных ураганов Полярного Круга перестанут клубиться в атмосфере бесконечные тысячи тонн сернистых соединений, которые создатели Новой Америки распыляли в ней десять лет подряд перед самым наступлением Холода. Они отражают солнечное излучение почище ядерной зимы, про которую киношники крутят свои фантастические блокбастеры. Рано или поздно вся эта гадость осядет, ионосфера выровняется, и Солнце вновь начнет греть. И планета вновь станет теплой и зеленой. Потом. По последним расчетам – лет через сто или сто пятьдесят! Но до этого везде будут морозы от минус шестидесяти до минус девяноста, и никто не выживет, кроме мутантов! – Он вновь хохотнул, глядя на расширенные зрачки собеседника: – Не волнуйся, Батлер, мы этого не допустим! Мы же полярники Новой Америки! Лучшие из лучших представителей великой страны! Уже послезавтра мы будем отлично вооружены и надерем мутантам их мохнатые задницы! Так?

– Именно так, сэр! – воспрял духом Майк. – А нам удастся выйти из ворот, если мутанты опять будут поджидать нас, зарывшись в снег?

– Без проблем! – заверил его Мартинес. – У нас есть вездеход! Мы заранее загрузим туда людей и заблокируем пространство позади него. В глубь корпуса мутанты не прорвутся, зато вездеход доставит специалистов в ангар к шаттлу. Это единственное строение, которое мы не отключили от питания, даже несмотря на то что нам теперь придется мерзнуть. Пилоты к тому моменту будут уже внутри ракетоплана, останется только открыть ворота снаружи. Так что даже если зверье вломится в ангар, это ничего не изменит. Шаттл врубит турбины и медленно пойдет по рулежной дорожке до самого окончания посадочной полосы, пока не вычистит её полностью. Вездеход будет прикрывать его, чтобы мутанты не погрызли резину колес. Хотя это лишь предосторожность, зверьё боится приближаться к ракетопланам, рёв их двигателей приводит тварей в ужас. Ещё через час на Аэродроме начнут приземляться первые машины спасательной экспедиции.

– А у нас точно всё получится? – Майку жизненно важно было услышать от начальства слова подтверждения, слишком уж много раз за последние дни он оказывался на грани гибели, когда кто-либо вот так же обещал, что всё будет хорошо. – Шаттл сможет расчистить полосу? Он не завязнет в снегу или ещё что-нибудь? Снег валит вторые сутки, и ветра нет!

– Абсолютно всё получится! – со стопроцентной уверенностью заявил инженер Мартинес. – Это я тебе гарантирую! Способ очистки посадочной полосы штатными двигателями шаттла разработан лучшими экспертами Бюро ещё сто лет назад. Правда, за это время таких проблем, как сейчас, никогда не возникало, но тренировки проводятся каждые три года, когда приходит время менять топливо в баках. Чтобы не возиться со сливом, транспортировкой и так далее, его попросту сжигают в ходе тренировок. Так что наши пилоты делали это уже не раз. Не волнуйся, Батллер, всё будет о’кей!


Но всё вышло совсем иначе. Вечером следующего дня поднялся ветер, усиливающийся с каждым часом, и к полуночи над Реактором уже бушевал сильный буран. Температура внутри центрального корпуса АЭС поползла вниз, и Мартинес приказал отрубить освещение, чтобы выкроить немного лишней энергии для системы отопления и тепловых завес. Тамбур входных ворот быстро охладился до минус восьми по Цельсию, и весь первый отсек пришлось закупорить и создать там воздушную подушку, служащую буферной зоной между вгрызающимся в ворота Холодом и остальными отсеками здания. В спальных помещениях едва удавалось поддерживать плюс пять, и все спали в арктическом снаряжении, укрывшись одеялами. Штатных одеял на всех не хватало, и недостаток пришлось восполнять за счет синтетических чехлов-утеплителей, которыми на складе запасных частей укрывали особо ценные грузы. Запасные элементы питания теперь каждый носил с собой, как можно ближе к телу, чтобы исключить даже малейшую потерю емкости из-за охлаждения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24