Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– Батлер, что у вас происходит? – В голосе Мартинеса звучала тревога. – Мутанты ломятся к бункеру со всех сторон! Где директор Грин? Мы сможем прислать к вам технику через полчаса!

Вахтенный ответил не сразу. Майк срывающимся от напряжения шепотом вызывал его минут пять, и при каждой фразе ему казалось, что рвущиеся мимо мутанты услышали его и сейчас бросятся на дверь. Но поток взбесившихся тварей, сливающихся в полутьме в единую массу, мчался дальше.

– Батлер, слышите меня? – Вахтенный директор тяжело дышал. – Сейчас всё зависит от вас! Мы устроили мутантам тепловую приманку, сейчас они растекаются по второму уровню. Свободным останется только лестничный тамбур номер один, тот, что недалеко от вас! Наблюдайте за зверьем, как только его поток иссякнет, подайте сигнал! Мы выйдем на поверхность! Техника Мартинеса должна быть неподалеку, иначе не успеем добежать!

Истерично визжащие монстры, разбрызгивающие на бегу хлопья желтой пены, мгновенно замерзающие в гроздья ледяных пузырей, мчались мимо двери Майка ещё четверть часа. Потом поток начал быстро редеть и резко иссяк. Для верности Майк выждал секунд тридцать и вышел в эфир.

– Директор Грин, сэр? Это Батлер! Монстры закончились! Я никого не вижу, но у меня обзор невелик, я не знаю, что происходит за первой переборкой!

– Подтверждаю, Батлер! – возник в эфире голос Мартинеса. – Все твари забрались в бункер, клянусь своей библией, там сейчас собралось пол-Австралии! Из пустоши бегут ещё, но их мало, и нам пока удается отстреливать эту гадость! Я подвожу машины ко входу, если у вас ещё есть, кому выходить, пусть делают это сейчас, лучшего времени не будет!

Майк хотел было повторить слова Мартинеса, но в эфире уже звучал чужой голос:

– Это бригадир Шульце, мы выходим через первый тамбур! Батлер, коридор до первой переборки пуст, бегите к нам немедленно! Мы прикроем! Быстрее! Мартинес, открывай люки, у нас раненые!

Инженер что-то ответил бригадиру, но Майк этого уже не слышал. Он выскочил из электрощитовой и изо всех сил метнулся к выходу, спотыкаясь о разбросанное повсюду оборудование и скользя на присыпанных снегом обрывках синтетики. Центральный коридор от первой переборки до внешнего тамбура был полностью разгромлен и захламлен всевозможными обломками. Повсюду на стенах виднелись потеки заледеневшей крови, пол уже успело занести снегом, и Майк несколько раз упал, запнувшись в полутьме. У ближайшей лестницы он увидел группу вооруженных полярников, изготовившихся к стрельбе в его сторону, позади них другие тащили на руках раненых к выходу.

– Не стреляйте! – закричал он, размахивая руками. – Это я, Батлер! Не стреляйте!

– Заткнись, идиот! – рявкнул на него кто-то из стрелков, и Майк узнал голос бригадира Шульце. – Не ори! Привлечешь зверьё! Бегом на выход! Там ещё кто-нибудь есть?

– Нет, сэр! – громким шепотом выдохнул Майк, пробегая мимо. – Я был один! Там полно монстров, они бежали мимо меня сплошным потоком полчаса!

Он выбежал из бункера и едва не налетел на стоящий у самых дверей вездеход.

Двое полярников принимали у выходящих людей раненых и торопливо размещали их внутри машины. Рядом стоял пустой снегоочиститель с распахнутыми дверьми и четверка снегоходов, на которых сидели вооруженные охранники, не сводящие глаз с окружающей местности. Картина, открывшаяся Майку, заставила его на секунду замереть от ужаса.

Снег на сотни метров вокруг был истоптан лапами монстров и заляпан заледеневшей кровью. Обледеневшие остовы перевернутой техники, наполовину занесенные снегом, были разбросаны по территории Реактора. Часть из них впечатало ураганом в строения, часть вышвырнуло далеко за пределы Завесы. Ранее находившиеся под напряжением, нити периметра оказались разорваны на множество отрезков, лишая базу защиты, в двух ангарах ворота буквально вышибло ударом катящихся кубарем вездеходов. Повсюду валялись оборванные страховочные тросы, не выдержавшие под яростными ударами Воронки суммарного веса десятков зацепившихся людей. Под теми из страховочных креплений, что избежали обрыва, из-под разворошенного алого снега многометровыми, леденящими душу грядками торчали окровавленные обрывки арктического снаряжения.

Он понял, что, когда ураган стих, голодное зверье выползло из укрытий и набросилось на тела замерзших заживо людей, успевших пристегнуться, но не успевших спастись. Мутанты принялись пожирать человеческие трупы прямо там, где обнаружили, и запах поедаемой плоти привлекал сюда всё новые и новые стаи монстров. Судя по густо разбросанным вокруг, наполовину сгрызенным черепам, как раз в тот момент, когда спасательные и ремонтные команды выходили из бункера и прочих строений, здесь кипели ожесточенные драки между стаями. Недавно прибывшее зверьё яростно делило пищу с теми, кто появился тут в числе первых, и появление людей спровоцировало массированную атаку мутантов. Майк узнал лежащие повсюду гроздья желтых ледяных пузырьков. Это была та пена, что вываливалась из пастей пораженных бешенством, мутировавших животных, вопреки инстинкту самосохранения неистово бросавшихся на пулеметные стволы. Обезумевшие от ярости, ненависти и голода, монстры не боялись уже никого и ничего. Вооруженный отряд охраны, первым вышедший на поверхность, смели практически мгновенно.

Даже сейчас запах замерзшей крови, усыпающей снежное пространство густой россыпью красных ледышек, продолжал притягивать к себе монстров. Мелкие стаи мутантов отовсюду спешили по перепаханной пустоши к бункеру, и разместившиеся на снегоходах стрелки выцеливали самую крупную тварь в голодной своре и открывали огонь. Остальное зверье тут же кидалось на пробитого пулями соплеменника и начинало пожирать его, грызясь между собой. Пока что людям удавалось не подпускать монстров к себе.

– Быстрее, быстрее! – отчаянно жестикулировал Мартинес, уложив очередного раненого. – Куда?! Назад! – Он схватил за локоть Майка, влезающего в салон вездехода. – Это для раненых! Полезай на крышу! Все, кто не пострадал, – на крышу!

Раненых грузили почти десять минут, и каждую секунду Майк ожидал увидеть сверкающую окровавленными клыками стаю разъяренных мутантов, выплескивающуюся из бункера прямо на него. Он забрался на крышу вездехода и вжался в бесполезную пулеметную башню, сжимая в руках винтовку. Отбиться от сотен монстров невозможно, но, быть может, ему повезет подстрелить кого-нибудь пожирнее, чтобы другие отвлеклись. Наконец из бункера появился бригадир Шульце со своей командой. Он коротко бросил Мартинесу, что больше никого не будет, и, окинув взглядом до отказа забитые ранеными машины, молча полез на крышу снегоочистителя и умостился на креплении воздушной турбины. Остальные стрелки последовали его примеру, размещаясь на обшивке транспорта, некоторых усадили третьим на снегоходы. Вскоре перегруженная техника, натужно гудя моторами, заспешила прочь от бункера. Машины не отошли от входа и на сотню метров, а к распахнутым дверям уже мчались отдельные твари, не обращая внимания на удаляющихся людей.

– Почему не заперли ворота? – Майк обернулся к сидящему рядом стрелку, пристально осматривающему перепаханную зверьём целину. – Можно было запереть мутантов внутри!

– Выломают, – коротко ответил тот, не прекращая следить за снежной пустыней. – Ремонт дороже обойдется. Это несколько дней работы, чем бункер закрывать будешь, если начнется буран?

– Как выломают?! – опешил Майк. – Там же створы громадные! Толстая сталь, утеплитель, композитная обшивка! Они что, металл прорвать смогут?

– Толстый – нет. – Взгляд стрелка непрерывно скользил по заснеженным окрестностям. – Разгрызут керамику, растащат утеплитель по норам, сожрут изоляцию проводки, резину – всё, что поддается зубам. Эти твари приспособились выживать в Холоде, они запросто переваривают всё, лишь бы это было хоть немного съедобным! А на открытые ворота они внимания не обратят, для них это как вход в пещеру. И вообще, если их запереть, зверье начнет жрать друг друга, когда оголодает. Чтобы выжить, менее крупные твари, а их большинство, начнут искать пути спасения, и тогда первый и второй уровни точно превратятся в труху! А там жилые помещения, госпиталь, кухня… короче, хочешь несколько месяцев жить по колено в дерьме, пока не закончим ремонт? Восемьдесят лет назад, рядом с Могильником стоял ангар, чтобы было где укрыться в случае чего. Как-то раз туда пришла Воронка, люди оказались далеко от строения и вбегали внутрь в последнюю секунду. Вместе с ними туда проникло несколько мутантов, спасавшихся от смерти. Они попрятались по углам, и отыскать удалось не всех. Экспедиция решила, что уничтожила зверьё, запечатала ангар и вернулась в Реактор. Проводить тщательные поиски возможности не было, во время урагана, пока сражались с проникшими внутрь монстрами, почти все получили ранения, так что не до того было. В общем, когда следующая вахта выслала в Могильник команду, от ангара остались одни обломки. Запертое зверье от голода сгрызло всё, что только можно, после чего сделало подкоп прямо в вечной мерзлоте. Потом кто-то крупный, медведи скорее всего, превратили ангар в берлогу, расширив вход. А в такую дыру под Воронкой с дикой скоростью влетает столько тонн воздуха, что за несколько месяцев строение разорвало изнутри. Бункер, конечно, ураганом не разрушит, заметет сильно, это да, но снег мы вычистим. Главное, максимально сохранить внутреннее оборудование. А теперь не мешайся! Держи винтовку крепче и смотри по сторонам, мы подъезжаем к шаттлам, их рёв напоминает мутантам звуки урагана, они зарываются под наст и передвигаются под снегом! Могут напасть в любую секунду прямо из-под ног!

Услышав о монстрах, Майк инстинктивно отшатнулся подальше от края вездехода, сталкиваясь с сидящим позади человеком, и тут же услышал в ответ недовольный возглас. Отпрянув обратно, он торопливо взял оружие на изготовку и принялся осматривать снежную равнину, медленно ползущую мимо перегруженных машин. В памяти резким всплеском всплыла картина гибели отправленной к Могильнику команды. Жуткие твари выпрыгивали из-под снега прямо под ногами у людей, вздымая фонтаны белого крошева, набрасывались на свои жертвы целыми стаями и заживо разрывали их на куски…

Вой двигателей шаттла, расчищающего воздушными струями взлетную полосу, отчетливо пробивался через капюшон и лицевую маску, и Майк посмотрел в даль, на клубящееся впереди, огромное снежное облако. Самого шаттла в клубах развеянных по воздуху сугробов видно не было, зато второй ракетоплан бросался в глаза сразу, благодаря темному цвету теплоотражающего покрытия, смягчающего нагревательный эффект трения о воздух на запредельных скоростях. Шаттл стоял в нескольких десятках метров от центрального корпуса Барбекю с опущенной грузовой аппарелью, вокруг которой виднелись силуэты вооруженных людей. Человек двадцать полярников, разбившись на пары, брели по снегу к ракетоплану из распахнутых ворот центрального корпуса АЭС, унося на плечах и носилках многочисленных раненых. Ветер, поднятый первым шаттлом, гнал через них густую поземку, затрудняя обзор, и Майк не сразу заметил, что большой кусок территории возле входа в Барбекю сплошь покрыт брызгами заледеневшей крови, вмерзшей в истоптанный снег. Видимо, в момент выхода наружу здесь тоже произошло нападение мутантов. Поравнявшись с входом в центральный корпус, вездеход остановился.

– Все, кто не ранен и без винтовки, заходим внутрь! – Из кабины выпрыгнул инженер Мартинес. – Там вам раздадут оружие! Если кто физически силен, помогите грузить раненых в шаттл!

– Пятая бригада, за мной! – Бригадир Шульце слез с турбины снегоочистителя и достал висящую за спиной винтовку. – Будем держать позицию возле входных ворот! Батлер! Твоя рация цела? Получишь оружие, возвращайся к нам!

Из вездехода начали извлекать пострадавших, и кто-то из полярников попросил Майка помочь тащить находящегося без сознания человека. Майк попытался подхватить бездыханное тело, но резкая боль в сломанных ребрах заставила его с хрипом опуститься на окровавленный снег.

– Эй, парень, с тобой всё в порядке? – Рядом с ним оказался инженер Мартинес. – Ты ранен?

– Сломал ребра, когда попал под последнюю Воронку, – пожаловался он. – Они вроде зажили за несколько дней, но когда монстры ворвались в бункер, возникла сильная давка… Теперь опять болит.

– Тебе нужно к врачу, – определил инженер, помогая ему подняться. – Штатное медицинское крыло Барбекю восстановить ещё не успели, так что лазарет мы устроили на складе запасных частей. Хорошо, хоть медик у нас остался. Пойдем, я тебя отведу.

Мартинес завел Майка во входные ворота АЭС, и тот невольно замедлил шаг, испуганно озираясь. Крови на стенах вокруг было не меньше, чем в центральном коридоре бункера. Снега под ногами не было, и подошвы сапог скользили по кровавому льду. Тела убитых, обломки оборудования и обрывки снаряжения уже убрали, и на полу остались лишь россыпи обледеневших стреляных гильз. В десяти метрах от входа, придвинутые вплотную к стене, стояли несколько сцепленных между собой прицепов к снегоходу – обычные жестяные коробки на полозьях. С полдюжины полярников складывали в них окоченевшие туши убитых мутантов, стараясь использовать свободное место с максимальной экономией. Три первых прицепа уже были забиты трупами, и горы окровавленной шерсти, когтистых лап и навечно застывших в бешеном оскале морд поднимались над их бортами едва ли не к потолку.

– О мой бог! – выдохнул Майк. – Что это?! – Он посмотрел на инженера. – Что здесь случилось?

– Мутанты набросились на нас, едва мы открыли ворота, – болезненно скривился Мартинес. – Никто не ожидал. Внешние камеры разбило Воронкой, штатная радиостанция вышла из строя ещё во время катастрофы шаттла, на вызовы портативных раций бункер не откликался, хотя за полчаса до этого Вахтенный директор Грин объявил, что спасательные команды готовятся к выходу. Согласно инструкции, первым наружу выходит бункер, но время шло, на запросы никто не отвечал, а у нас под Воронкой обморозилось больше десятка человек, им требовалась медицинская помощь… В общем, ремонтная команда и охрана начали выход наружу. В первые секунды всё было спокойно, снег плотный, вокруг чисто. Охрана взяла под контроль прилегающее пространство, и кто-то заметил, что вдали, у бункера, словно снег движется. Охранник использовал бинокль, и оказалось, что это зверье мчится к вам в распахнутые ворота. В эту секунду мутанты и напали. Они появились из-под снега сразу везде, и почти всех, кто уже был снаружи, разорвали за несколько секунд. Потом твари устремились внутрь. Зверьё ворвалось к нам прежде, чем ворота закрылись полностью, они пёрли сплошным потоком, прямо друг по другу! Нас спасло то, что мы успели начать закрываться прежде, чем створы заблокировало крупными тушами, все самые здоровые твари в тот момент ворвались к вам в бункер. Но нескольких мутантов всё-таки сдавило между захлопывающимися створами, и механизм сгорел, не выдержав нагрузки. Едва удалось запереть ворота вручную. Только на этом я потерял почти три десятка отличных парней, а потом началась кровавая бойня внутри… Чтобы не дать этим тварям распространиться по всей станции, мы заперли себя вместе с ними во втором секторе. В какой-то момент патроны закончились, и в ход пошли ледорубы. Пока с хранилища подоспели атомщики с ящиком боеприпасов, нас там и половины не уцелело. Мы перебили всё зверье, но у меня до сих пор стоит в ушах их дьявольский визг! Народу полегло столько, что склад графитовых стержней сейчас превратился в морг! Так что ты, Батлер, реально счастливчик!

– Это почему, сэр? – Майк, обходя идущего навстречу полярника, несущего на руках очередную тушку убитого монстра, поскользнулся на кровавом льду и чуть не упал. – Я же чуть не погиб!

– Чуть не погиб трижды, ты хотел сказать! – усмехнулся инженер. – На тебя напали твари в Могильнике, даже погрызли снаряжение, потом ты попал под Воронку, но тебя вытащил Уокер, об этом говорили, когда руководство по рации пыталось сверить списки личного состава. А затем ты уцелел на первом уровне бункера! Ты всё ещё жив, Батлер, и ты ещё спрашиваешь, почему я назвал тебя счастливчиком?! Кстати, об Уокере что-нибудь слышно?

– Не знаю, сэр, – виновато поежился Майк. – В последний раз, когда я видел бригадира, на него напал медведь. У Уокера была винтовка, он отстреливался, но тот чудовищный монстр словно не чувствовал пуль вообще! Он врезался в бригадира, а дальше меня затерло толпой, сломанные ребра чуть не взорвались от боли, и я плохо помню, что делал дальше. Помню только, как стрелял в дверной замок электрощитовой и прятался за ней, подпирая дверь телом, а снаружи в неё бились рычащие мутанты!

– Значит, нет больше Уокера, – поник Мартинес. – Жаль, отличный был спасатель, настоящий герой. Семь вахт назад он спас мне жизнь, вытащил прямо из-под Воронки. Я тогда запнулся о крепежную струбцину, упал неудачно и вывихнул ногу. Не смог добежать до бункера, успел защелкнуть карабин на страховочном тросе, но до входа всё равно было слишком далеко. С такой ногой я бы не дополз. Когда ударила Воронка, я и вовсе потерял сознание от боли – меня, висящего на тросе, ураганом било о снег поврежденной ногой, словно я был полотенцем, которое вытряхивают с особой тщательностью! Уокер тогда прошел по тросу двадцать метров сквозь ураган от входа до меня и зацепил-таки на мне эвакуационный канат. И его парни втянули меня в бункер. Я даже не обморозился, настолько быстро он сделал это! – Инженер печально замолчал.

– Может быть, бригадир Уокер выжил, – осторожно предположил Майк, пытаясь ободрить того хоть немного. – Он мог пробиться к лестнице и укрыться на втором уровне, вместе с Вахтенным директором Грином!

– Нет, парень, ему не удалось, – тяжело вздохнул Мартинес. – Я спрашивал у Шульце, Уокера среди них нет. От удара мутировавшего медведя выжить невозможно. От него сразу ломаются кости и лопаются внутренние органы. Это зверье больно бешенством, в Могильнике снова эпидемия. Такое бывает после каждой третьей Воронки. Больные звери почти не чувствуют боли, и убить их очень тяжело. Они рвут тебя зубами до тех пор, пока не подохнут прямо с куском твоей плоти в пасти!

– Это заразно? – спохватился Майк. – Та тварь, что вцепилась мне в сапог в Могильнике, она поцарапала мне пятку до крови!

– Заразно, – подтвердил тот. – Обычно человек умирает, если подхватил эту дрянь. А вот мутанты не дохнут. Переболеют пару-другую недель, и всё, нет проблем. Если, конечно, не сожрут друг друга за это время. Но ты не волнуйся – если б заразился, уже на том свете был. Инкубационный период не более суток, тебя вовремя к врачам доставили. Я же сказал, ты счастливчик!

– Сэр. – Майк облегченно вздохнул. Известие о том, что его жизни наконец-то ничто не угрожает, придало ему сил. – Скажите, когда мы вылетаем в Новую Америку? Через сколько вылет?

– Шаттл с ранеными уйдет сразу, как только закончится погрузка, – ответил инженер. – Полетят только тяжелораненые, остальные останутся дожидаться спасательной экспедиции, пострадавших слишком много, всех одним ракетопланом не увезти, предельная нагрузка не позволяет. И без того не понятно, кто из них выйдет из стартовых перегрузок живым.

– Как останутся здесь? – опешил Майк. – Но там же два шаттла! Разве они не в состоянии забрать всех?! Мы могли бы разместиться в грузовом трюме! Там же минус пятьдесят, обогрев снаряжения запросто выдержит три часа!

– Батлер, ты что, сумасшедший? – Мартинес остановился у одной из внутренних переборок и посторонился, пропуская мимо пару полярников, несущих на носилках человека без сознания в сильно изодранном, окровавленном снаряжении. – Куда они должны забрать нас всех?

– В… – Майк запнулся. – В Новую Америку, сэр… – Он проводил взглядом израненного полярника, вслед за которым следующая пара тащила под руки другого полярника. Тот еле держался на ногах, его голова была перемотана бинтами, через которые широким густым пятном проступала кровь. – Здесь же нельзя оставаться… тут мутанты… они захватили Реактор…

– У тебя разум помутился от страха, Батлер? – Щуплый инженер неожиданно схватил Майка двумя руками за отвороты капюшона и встряхнул изо всех сил так, что у того челюсти щелкнули друг об друга. – Куда ты собрался, идиот? В Новую Америку? А что станет с ней, если мы все покинем Реактор? Как ты думаешь, сынок? Ну, скажи мне!

– Она… – Внезапно Майк понял, что только сейчас до него дошел истинный смысл всего произошедшего здесь. – Она же замерзнет! О мой бог! Полярный Круг пропадет, не будет больше летней погоды, на Новую Америку опустится Холод! Она же замерзнет, сэр! У меня там осталась мама и Лив… Надо что-то делать, сэр! Пока не поздно!

– Правильно, сынок! – похвалил Мартинес. – Поэтому мы остаемся здесь, поэтому директор Грин заперся в Командном Центре, поэтому домой полетят только раненые! Мы дождемся прибытия помощи, отобьем у мутантов Реактор, проведем ремонт, и всё будет, как раньше, и даже лучше! Для этого мы используем второй шаттл в качестве снегоочистителя, чтобы посадочная полоса была идеальной к моменту прибытия военизированного отряда!

– Директор Грин заперся в Командном Центре?!! – Изумленный Майк не сразу поверил в услышанное. – Вы хотите сказать, сэр, что он не покинул захваченный монстрами бункер?!

– Мерзкие твари заполнили только два первых уровня, – ответил инженер. – Третий уровень наиболее важен, там – мозг Реактора, оборудование системы управления ХААРПом. Если он выйдет из строя, Новая Америка окажется под серьезной угрозой! Это, как ты понимаешь, недопустимо. Поэтому Грин и вся научная команда вместе с ним заблокировалась на третьем уровне. Он полностью автономен и может просуществовать шесть месяцев безо всякой связи с окружающим миром. Но так долго мы ждать не собираемся. Скоро Бюро пришлет нам людей, оружие и технику!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24