Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– И мне, – хмуро буркнул Уокер. Он молча пожал врачу руку, и они с Майком покинули реанимационный блок.

Как они дошли до столовой, Майк не помнил. Всю дорогу у него перед глазами стояло обезображенное лицо Мак Алистера, и ужин отказывался лезть в глотку. Он просидел за столом полчаса, вяло ковыряя ложкой кашу, но так и не смог ничего съесть. Из головы не выходили сказанные врачом слова. Человек отдал жизнь за будущее всей страны, но вряд ли кто-то в этой стране оценит его жертву. Для чего тогда совершать подвиг?! Да ещё такой ценой! Нет, он, Майк, ТАКИМ героем становиться точно не хочет. Зачем мертвому слава?! И Лив он нужен живой и здоровый, а не изображенный на посмертном фото!

– Хватит тратить время, Батлер. – Майк вздрогнул от неожиданности. Рядом с ним стоял Уокер, народу в столовой почти не осталось. – Завтра поешь, к утру аппетит вернется. А сейчас иди в аккумуляторную и заряжай батареи своего снаряжения. И запасной комплект тоже заряди.

– У меня восемьдесят процентов заряжено, – машинально ответил Майк. – Ещё с прошлого выхода, когда Завесу после Воронки чистили…

– Заряди полностью! – перебил его бригадир. – Барбекю получила серьезные повреждения, один энергоблок остановлен, второй переведен на минимальную мощность. Вся энергия направлена на поддержание работоспособности сектора ХААРП. Остальные сектора Реактора висят на резервной подстанции, и до окончания бурана никто ничего починить не сможет. Да и после нам придется несладко, тут хотя бы один энергоблок вывести на полную мощность… – Уокер недовольно поморщился. – Строителей надо с Новой Америки вызывать, с оборудованием и техникой, пока тепло! Тут возни на всё лето. Короче, Батлер, с двенадцати ноль-ноль все сектора переходят в режим экономии энергии. Всё лишнее будет обесточено. Руководство распорядилось каждому полярнику иметь арктическое снаряжение под кроватью во время сна, включая резервные элементы питания. Так что все срочно заряжаются. Нашей бригаде выделена третья аккумуляторная станция, время с восьми до десяти вечера. Так что ступай туда, пока не поздно! Ты всё понял?

– Да, сэр, – подтвердил Майк, вставая из-за стола. – Всё равно есть не хочется… после госпиталя.

Бригадир лишь пожал плечами и удалился. Майк послушно направился в раздевалку, вынул из своего снаряжения элементы питания, достал из шкафчика резервные аккумуляторы и отправился на станцию. Там оказалось людно, пришлось посидеть перед телевизором в зале ожидания, пока не подошла очередь, после чего ещё полчаса ушло на саму зарядку. Всё это время Майку пришлось терпеть компанию Переса, какого-то дьявола усевшегося рядом.

– Прикинь, Батлер, ночью отключат телевидение, сауны, развлекательную сеть, спортзал и ещё кучу всего! – вещал он. – И даже обогрев помещений снизят до минимума, до окончания действия аварийного режима в жилых помещениях будет поддерживаться всего лишь плюс пятнадцать! – Перес несколько минут распространялся на эту тему, после чего без всякой паузы переключился на следующую: – Ты Мак Алистера видел? Вот ужас-то! Мужик реально герой! Спас всех нас и страну в придачу! Ты бы смог, вот так, как он, рвануть в горячую зону, заранее зная, что превратишься в жаркое? А, Батлер?! Я думаю, что я бы, наверное, не смог… А ты?

– Смог, не смог – у него что, выбор был? – огрызнулся Майк, которого болтовня Переса изрядно нервировала. – Что ему теперь твой ужас? Может, он ради семьи своей туда полез! Жена, дети…

– Так ведь нет у него никого, – парировал тот, – одинокий он! Тут из тех, кто второй десяток вахт разменял, больше половины таких.

Остальные женаты на полярницах!

Это потому, что все вы тут придурки, отметил про себя Майк. Но он не такой! Он всё равно здесь не останется. Он совершит подвиг и вернется к Лив в лучах славы и при деньгах. И будет жить в тепле и комфорте. А руки, ноги и жизнь Холоду пускай отдают никому не нужные неудачники, которым не нашлось места внутри Полярного Круга! В общем, вытерпеть общество Переса ему удалось с трудом. Сообщение аккумуляторщика о зарядке его элементов питания Майк встретил с большим энтузиазмом.

Ночью он впервые почувствовал, что Реактор перешел на аварийный режим. В спальном помещении ощутимо похолодало, термометр показывал шестнадцать по Цельсию, и даже высунуть из-под одеяла руку было довольно зябко. Он постоянно просыпался от того, что замерзал нос. Пришлось укрываться одеялом с головой, но так спать оказалось слишком душно, тогда Майк раскрывался и снова замерзал. В итоге ночь прошла ужасно, он совсем не выспался и пошел на завтрак в отвратительном настроении.

Днем буран усилился, и работы для Майка не нашлось. Вместо этого Уокер собрал всех новичков и отправил на теоретические занятия по устройству Барбекю. Как только на поверхности установится штиль, предстоит подготовить АЭС к ремонту, и малоопытным полярникам в этом деле отводилась конечно же уборка снега. Кто бы удивлялся! В довершение всего выяснилось, что внутрь развалин теплообменника полезут опытные атомщики, а новичков не пустят дальше прилегающего к стенам АЭС пространства, на котором начнется возведение укрытий для ожидающейся из Новой Америки строительной техники. Это, конечно, радовало, но совершенно непонятно, зачем тогда они просиживают штаны на этих занятиях. Занудная тягомотина продолжалась до самого вечера, после чего Майк улегся спать прямо в комбинезоне, и даже надел на лицо полярную маску. Постельное белье от такого решения вопроса жутко выпачкалось, зато он не замерз и превосходно выспался. Правда, утром одежда оказалась немного влажной от испарины, и в ней было некомфортно, но к обеду всё высохло прямо на теле. Впрочем, на это он уже не обратил внимания, так как изощрения Уокера в собственной глупости продолжались.

На этот раз гениальный бригадир заставил их изучать строение стандартной антенны ХААРПа. За три последующих дня схемы этого нагромождения металлических штанг и решеток, выполненные в макетах масштабом один к двадцати, стали для Майка чуть ли не ненавистными. Тупо разбирать и собирать эти пластмассовые игрушки в ожидании штиля очень раздражало. Уокер бы ещё отправил их тренироваться на макете Завесы, там конструкция совсем примитивная, наверное, только это и спасло Майка – макетов Завесы попросту не существовало. В любом случае, ему это всё не нужно, он не собирается посвятить всю жизнь ползанью в снегу по грудь среди бесконечного леса антенн ХААРПа. Там подвиг точно не совершить, хоть в одиночку разбери и собери заново все сто квадратных километров. Особенно Майка повеселило заявление старого эксперта, проводившего занятия.

– Кто лучше всех освоит конструкцию стандартного элемента фазированной решетки, – с идиотской торжественностью на лице возвестил старикашка, – того после бурана возьмем с собой к центру сектора ХААРП откапывать точку аварийного ручного управления! Вы сможете побывать внутри и увидеть элементы экстренного контроля Реактора!

На этом месте Майка вообще едва не порвало от смеха, ему стоило огромных усилий не заржать в голос. Вот счастье-то кому-то привалит!!! Разрешат почистить снег и дадут посмотреть на пару старых рубильников! Весь этот маразм достал его настолько, что на пятый день он сослался на недомогание и ушел с занятий спать. Так он и провалялся на койке до вечера, развлекаясь тем, что придумывал причины, которые позволят ему отказаться от постоянной работы в секторе ХААРП. На ужине к нему опять прицепился Перес:

– Эй, Батлер, говорят, ты себя неважно чувствуешь? Сегодня на занятиях нам объявили график восстановительных работ. В первый день ты в смене очистки снега в районе Барбекю, а мне выпало сидеть на наблюдательном! Если что, мы можем поменяться. Я сугробы погоняю, а ты за камерами присмотришь, всё же в тепле, быстрее поправишься!

– Я здоров, – буркнул в ответ Майк. – Уже поправился, не заморачивайся, Перес, у меня нет никаких проблем! Или ты думаешь, что если я черный, то снега боюсь? – Он взял поднос с едой и пересел за другой столик.

Перес недоуменно пожал плечами ему вслед, но, к счастью, отстал. Майк облегченно вздохнул. Тоже мне, герой нашелся! Что, тоже славы захотелось, решил начать со спасения меня? Не выйдет! И без того слишком много героев. Он вновь вспомнил обезображенного Мак Алистера и невольно вздрогнул. Ну уж нет, спасибо! Должен же быть менее фанатичный способ!

Наутро буран неожиданно стих, и после завтрака бригадир Уокер собрал всю бригаду в конференц-зале.

– Метеорологическая команда сообщает, что антициклон начал распадаться, – объявил он. – Они не знают, почему это происходит раньше их собственных прогнозов. Скорее всего, ионосфера шалит.

Это предположение вызвало у Майка мимолетную усмешку. Скорее всего, шалит прогноз, отметил он, который был сделан с ошибками. Почему бы метеорологам не признать это?

– Они ожидают установление штиля через два часа, – продолжил бригадир. – Температура поднимется до минус сорока четырех. Как только это произойдет, мы начнем восстановительные работы на Барбекю. Чем быстрее мы решим вопрос с восстановлением энергопитания, тем лучше. Всё висит на резервной подстанции шестые сутки, её ресурсы исчерпаны на шестьдесят процентов, требуется подзарядка ёмкостей. А для этого необходимо поднять мощность АЭС. Оттуда сообщают, что своими силами нам не справиться. Руководство уже связалось с Бюро, Новая Америка пришлет строителей, как только мы расчистим сектор Аэродром и будет получено подтверждение метеорологической стабильности. Поэтому немедленно начинаем подготовку к выходу на поверхность. Задача нашей бригады – расчистка снега на Барбекю. Всем разбиться на команды согласно вчерашним спискам. Новичкам в здание АЭС не лезть! На текущий период у нас нет никакой информации о радиологической обстановке наверху. Поэтому всем слушать эфир и без надобности языками не трепать! А теперь, господа, встали и пошли!

Майку, как обычно, достался очиститель Андерса, и он приготовился до вечера провозиться с воздушной турбиной. Вряд ли в таком авральном режиме такой маньяк, как Уокер, вспомнит об обеде и позаботится о голодных людях. Но всё оказалось ещё сложнее. Сразу приблизиться к зданию АЭС не удалось. Всё вокруг оказалось усеяно железобетонными обломками теплообменника, засыпанными снегом, и сразу два вездехода повредили колеса, наехав на невидимые под сугробами острые обломки арматуры. Уокер приказал очистителям в первую очередь пробить путь к АЭС для спасательных команд, а уже после заняться полной расчисткой местности. Пока десяток очистителей, завывая турбинами и поднимая в воздух гигантские снежные облака, продвигался к Барбекю, из бункера прибыло несколько снегоходов с научной командой. Ученые прямо на снегу развернули какое-то оборудование и занялись проведением радиологических замеров. Через полчаса появились первые результаты.

– Вокруг чисто, – сообщил руководитель научной команды. – Если и произошел выброс радиоактивных элементов, то их унесло бураном далеко отсюда. От корпуса АЭС фонит, по мере приближения фон возрастает, поэтому никому не покидать кабин вездеходов. Использование открытых аэросаней исключено до особого разрешения!

Пожалуй, стоило согласиться на предложение Переса, подумал Майк, хотя нет. Так даже лучше. Внутри очистителя он в безопасности, и никто не скажет, что Батлер испугался трудностей. Ещё через час их бригаде удалось организовать довольно-таки широкую дорогу к самым воротам Барбекю, и спасательная команда приступила к внутренним работам. В первую очередь из АЭС вытащили застрявшую там на время бурана смену. К полудню выяснилось, что радиоактивный фон внутри корпусов Барбекю значительный, местами даже опасный, а находиться в развалинах разрушенного теплообменника более двух часов подряд и вовсе чревато смертельной дозой облучения. Нескольких человек из числа старой смены медики оставили в госпитале сразу после первичного обследования, кто-то из них вроде бы уже потерял сознание. Слушая в эфире эти сообщения, Майк лишь качал головой, наблюдая за командами внутренней расчистки, с лопатами в руках заходящих в корпус АЭС. Это глупо. Оттуда можно вернуться инвалидом, а то и вовсе полутрупом, как Мак Алистер…

– В чем дело, приятель? – Андерс заметил его жесты. – У нас проблемы с турбиной?

– Нет. – Майк указал ему на очередную вооруженную лопатами группу полярников: – Они собираются очищать теплообменник! Там же радиация! Опасный для жизни уровень!

– Ты прав, Батлер – согласился Андерс, провожая взглядом исчезающих внутри АЭС людей. – Но нам необходимо поднять мощность энергоблока, иначе резервная подстанция полностью разрядится и мы останемся без питания! А для этого нужно знать, что сейчас творится там, внутри. Выдержит ли энергоблок увеличение нагрузки? Поэтому эти парни идут туда, рискуя своими жизнями. Их никто не заставлял, в тех командах одни добровольцы. Это настоящие герои, приятель! Таких не увидишь в Новой Америке за столиками дорогих ресторанов. Так что давай поможем им тем, что в наших силах! Рули турбиной, Батлер, до наступления темноты мы должны вычистить эту сторону.

С наступлением ночи мороз начал усиливаться, но на общем совещании всех сотрудников Реактора, проведенном в радиоэфире, было решено работы не прекращать. Со складов бункера подняли утепленные прожектора и выставили их вокруг корпуса АЭС, чтобы освещать местность. Очистительные вездеходы заканчивали расчистку, и страдающий от голода Майк с надеждой прислушивался к каждому звучащему в эфире слову, ожидая приказа закончить смену. Наконец бригадир Уокер объявил, что время истекло, но обрадоваться Майк не успел. Бригада единогласно изъявила желание закончить расчистку внешней территории, и ему пришлось вертеть чертовой турбиной ещё два часа. Майк молча орудовал джойстиком, щурясь от слепящих глаза прожекторов, и старался не обращать внимания на громко бурлящий от голода желудок. Несколько раз в здании АЭС менялись очистительные команды, некоторых людей выносили из ворот на руках уже без лопат, и он провожал их угрюмым взглядом. Странное здесь понятие о героизме, обязательно связанное со смертью. Похоже, кое-кто тут путает подвиг и суицид. Может, в Бюро набирают именно по этому признаку? То-то же старый Джеймс так ностальгирует по Холоду! Сколько лет уже не полярник, а все никак не успокоится. Может, потому и личная жизнь у него не ладится? И протез тут ни при чем?

В бункер бригада вернулась после полуночи, и ничего не евший в течение пятнадцати часов Майк устремился в столовую. Там по случаю аврала всем выдавали двойную порцию, ну, хоть что-то хорошее. Торопливо покидав пищу в желудок, он отмахнулся от Переса, пытающегося сообщить ему о том, что умер Мак Алистер, и прямиком направился в спальное помещение. Умер, и что с того? И так было ясно, что умрет. Зато реанимационный блок освободился, он сейчас очень пригодится, сегодня таких же героев с лопатами и кирками из Барбекю на руках вынесли не меньше десятка. Хотите поговорить об этом? Вот и поговорите! А он до смерти устал и хочет спать. Майк, не раздеваясь, рухнул на койку и уснул прежде, чем его голова коснулась подушки.


Глава четвертая

Пара вездеходов проползла вдоль нитей Завесы ещё полсотни метров, и пулеметчики вновь открыли огонь. На мониторе сливающихся со снегом мутантов было не разглядеть, и Майк ориентировался по влетающим вверх снежным фонтанчикам, выбиваемым пулями. Зверье третьи сутки лезло к Реактору со стороны Могильника. Старые полярники говорили, что мутанты чувствуют радиацию и принимают поврежденный корпус АЭС за свой второй дом. Начальство заявляло, что твари идут на тепло, прорывающееся через наспех восстановленную теплозащиту Барбекю. Как бы там ни было, численность зверья, кружащего вокруг Реактора, увеличивалась с каждым днем, и между двумя внешними нитями Завесы постоянно ходили пулеметные вездеходы, отстреливая особо обнаглевших мутантов. Поначалу это помогало, и трупы убитых тварей немедленно становились предметом кровавых распрей среди остального зверья, но потом мутанты поумнели и начали зарываться в снег при приближении вездеходов. Происходило это довольно быстро, и в течение вчерашнего дня пулеметчикам не удалось убить ни одной твари. Зато ночью на Завесе зажарилось не меньше дюжины уродливых существ. К счастью, ветер в эти дни слабый, и внешняя нить без проблем выдержала нападение.

Вездеходы прекратили стрельбу и покатили дальше. Майк проводил их взглядом с монитора на монитор, отслеживая, как машины переходят из зоны видимости одной камеры в другую, и печально вздохнул. Ему бы сейчас не за пультом наблюдателя сидеть, а за пулеметом. Зверьё стекается отовсюду, вдруг бросятся на Завесу? Там-то их и зажарит, а остальных добьют пулеметчики. Наверняка такое событие не останется без внимания в Новой Америке, киношники любят сражения. И этот героизм не связан с суицидом, но при этом не менее значим. Хотя… кто знает этих идиотов из Бюро! Для них, если ты совершил что-то выдающееся и при этом остался живым и здоровым, может, и не подвиг вовсе. Майк не удивится, если на самом деле так и есть. Впрочем, Завесу сейчас патрулируют десять из двенадцати пулеметных вездеходов, почти вся боевая техника Реактора. Так что в случае чего стрелков ожидает жесткая конкуренция. А ещё, часа три назад, он слышал, что начальство велело механикам с утра начать установку пулеметов на резервные аэросани, в качестве запасной меры безопасности. Всё-таки в Реакторе сейчас работает двойная вахта.

Шаттлы со строителями прибыли позавчера. Десять крылатых ракетопланов приземлились в Аэропорту в течение двадцати минут, в точности повторяя стандартную процедуру смены вахт. Разве что общее количество пассажиров было несколько больше: шесть машин пришли заполненные людьми, остальные под завязку забиты техникой и строительными материалами. Шаттлы разгрузились и вернулись в Новую Америку, и в спальных помещениях бункера немедленно начали монтировать второй ярус кроватей. Теперь в Реакторе многолюдно, и обычно пустое, заснеженное пространство на мониторах слежения за сектором АЭС кипит множеством восстановительных работ. Вокруг руин теплообменника заканчивается монтаж заградительного покрытия, под защитой которого уже началась процедура восстановления энергоблока, главный корпус Барбекю залатали, и научная команда заявила о стабильности состояния второго энергоблока.

Весь вчерашний день взлетно-посадочная полоса Реактора каждые пять часов принимала по паре шаттлов, доставка грузов и персонала для восстановления АЭС продолжалась, но сегодня с самого утра все полеты были прекращены. Прибыл только один ракетоплан с особым грузом на борту и несколькими особыми пассажирами. Именно их появление не давало Майку покоя вот уже шестой час. Шаттл привез какую-то важную шишку из Бюро и больше десятка репортеров. Авария, поставившая под угрозу климатическую стабильность всей страны, не осталась незамеченной. Все наиболее крупные информационные агентства прислали своих представителей к Реактору. Сейчас от них не отходит половина местного руководства. Журналисты прибыли специально для того, чтобы осветить самоотверженный труд полярников: из разбитого энергоблока будут извлечены поврежденные тепловыделяющие вставки, или ТВС, то самое ядерное топливо, на котором работает атомный реактор. Для этих целей шаттл привез специального робота повышенной грузоподъемности с дистанционным управлением. Он подберет их и уложит в экранированные контейнеры, которые затем будут вывезены в Могильник. После этой процедуры ничто не помешает восстановлению АЭС, Новая Америка бросила на это все средства.

И вот теперь Майк сидит здесь, в никому не нужном помещении наблюдательного поста, в то время как остальные красуются под объективами репортерских камер. На частотах отдельных команд стоит непрерывный треп, все обсуждают протекание процесса ликвидации поврежденных ТВС и то, какой молодец оператор робота. Майк зло поморщился. Ну, и какой он, к дьяволу, молодец?! За него всё делает робот, он только на кнопочки жмёт! Делать им просто нечего, на время подбора ТВС все восстановительные работы прекращены, бригады вывели за границу потенциально опасной зоны, вот народ от безделья лясы и точит! Их послушать, так там сплошные герои: и оператор робота, и Мак Алистер, и полдюжины тех странных суицидников с лопатами, что откапывали от снега разбитый теплообменник и определили точное местоположение разбросанных ТВС, и дежурная смена Барбекю, что оказалась заперта бураном на поврежденной АЭС и пять суток в условиях повышенного радиоактивного фона делала всё, чтобы удержать в стабильном положении оставшийся энергоблок, – короче, на такое количество «героев» никакого кинобизнеса не хватит! А если разобраться?! Ну, ладно, Мак Алистер действительно герой. Причем мертвый. Как и те шестеро, что откапывали ТВС. А зачем, спрашивается?! Можно было подождать, пока из Новой Америки привезут робота. Ну, сделали бы двух роботов! Один очиститель, второй – сборщик. И все дела. И не надо никакого суицида. Уокер, конечно, говорил про то, что в таких руинах техника не проходит и что нельзя было терять ни минуты, буран закончился, и без охлаждения что-то там могло, теоретически, взорваться, или расплавиться, или ещё как-то так жутко угрохать АЭС, но ведь ничего подобного не произошло. Да и вряд ли могло произойти, всё это больше похоже на оправдания руководства в свете неумелого руководства. Сначала сами себя угробили, а потом сами себя назначили героями. Оператор робота особенно хорош! Прилетел, потыкал в клавиши и улетел. Всё, герой! Майк раздраженно щелкнул верньером радиосканера. Надо хоть послушать, что там происходит, а то сидишь тут, словно в тюрьме…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24