Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– Нет, сэр! – поспешил заверить его Майк. Хотя, с другой стороны, а почему не сказать, как есть? Может, Уокер поможет ему, раз не стал заносить в журнал, что застал Майка спящим. – Если честно, то да, сэр! Я хотел бы быть более полезным нашей стране, сэр, потому и пришел в рекрутинговый офис Полярного Бюро! Уверен, найдется много желающих посидеть вместо меня перед мониторами в тепле! Я бы лучше посидел за пулеметом или взрывал ледник!

– Надеюсь, ты не пришел сюда в поисках приключений, Батлер? – Бригадир насмешливо приподнял брови. – После того как этот странный Давид Бонензон стал звездой экрана, у нас был наплыв идиотов, жаждавших крушить мутировавших дикарей и становиться героями кинобоевиков. Все они очень сильно разочаровались, когда поняли, что такое работа полярника. Ты, случаем, не один из них? Эдакий запоздало сообразивший о простом и быстром пути к славе и богатству?

– Нет, сэр, я не такой! – убедительно заверил его Майк. – А кто такой Давид Бонензон? Я о нем не слышал, не хожу в кино, некогда. Из звезд слышал только имя Дэвида Бронсона.

– Это он и есть, – насмешливо фыркнул Уокер. – Такой у него теперь сценический псевдоним, или как там это у актеров называется… А вообще его зовут Давид Бонензон, он двоюродный племянник нашего госсекретаря. Сын миллиардера пожелал заняться суровой мужской профессией, но вот беда, слава и деньги настигли бедолагу даже за Полярным Кругом! «Это судьба!» – так сказал генеральный директор Полярного Бюро. Он, кстати, приходится ему дядей.

– Вы хотите сказать, сэр, что представитель одной из богатейших семей Новой Америки добровольно отказался от денег и стал полярником? – Майк даже немного нахмурился. Неужели Уокер до такой степени завидует популярности Бронсона? Уж не специально ли бригадир назначает его, Майка, на самую занудную работу, потому что боится молодых и энергичных людей?

– Конечно нет! – хохотнул Уокер. – Я хочу сказать, что представитель одной из богатейших семей Новой Америки захотел стать звездой экрана, потому что одних только денег ему было мало – слишком скучно! Поэтому семейство быстренько устроило его в Полярное Бюро. Он отсидел одну вахту, ни разу не выйдя из уровня командного пункта. Официальная версия гласит, что Давид Бонензон получил блестящее научное образование и с легкостью освоил процесс управления Реактором. Потому и был сразу включен в списки командного состава. Правда, есть ещё неофициальная версия: поговаривают, что все смены за него нес Вахтенный директор лично. Но это, конечно, полная нелепица, Батлер, ты же понимаешь.

– Но… – Майк непонимающе смотрел на бригадира. – Он же совершил подвиг, спасая людей в леднике! Он же был в команде подрывников! Работал на юге, за сектором ХААРП!

– О! А это ещё более интересная история! – весело подмигнул ему Уокер. – Она приключилась во вторую вахту господина Давида Бонензона! На свою вторую вахту он заступил уже в качестве подрывника, видать, управление Реактором было для него слишком примитивной задачей! И приехал сюда наш Давид со своей собственной командой, специально для него сформированной из уволившихся ранее полярников.

Тех, кому осточертел Холод. Пару раз эта команда проводила взрывные работы, а на третьем или четвертом Бонензон совершил свой героический подвиг! После того как у них взорвались аэросани со взрывчаткой, он вынес на себе всю команду из ледника прямо к вездеходу. И вызвал помощь. В тот же день его чествовали всей вахтой, больше всех старалось руководство, а на следующий день пришел шаттл и увез в Новую Америку новоиспеченного героя и всю его команду. Официальная версия гласит, что все они получили всевозможные контузии и нуждались в очень-преочень квалифицированной медицинской помощи. Правда, и здесь есть неофициальная версия, но я её озвучивать не буду. Скажу лишь, что никто, кроме команды Бонензона, его подвига не видел, так как они очень удачно работали отдельно от всех. И с тех пор никто из них карьеру полярника не продолжил, зато у всех появилось немало деньжат. Не иначе, Полярное Бюро сделало для них исключение и выплатило компенсацию за потерю здоровья в двадцатикратном размере. Парни так растрогались, что немедленно сообща написали книгу о подвиге Дэвида Бронсона. Я читал, кстати. Очень красивая история, аж гордость за профессию пробирает! Бронсон, ответь мне ещё разок, ты к нам не за подвигом приехал?

– Нет, сэр, – дрогнувшим голосом произнес Майк. – Я… хотел принести пользу стране…

– Ладно, расслабься, – разрешил Уокер. – Всё в порядке, принесешь ещё пользу, выше крыши, верь мне! Рано тебе ещё в сердце Холода лезть, он ошибок не прощает. Будет жаль, если он доберется до тебя на первой же вахте. Всему своё время. Через месяц начнешь выходить с ремонтными командами на починку Завесы. Через два возьмем тебя в сектор ХААРП. Освоишь сложный монтаж, допустим на дежурства в Барбекю и Аэродроме. Там работа опасная, слишком большие расстояния до бункера, часто бураном отрезает на несколько суток от основной базы, и до установления штиля весь ремонт осуществляется только своими силами. Ну, а если выдержишь и вернешься сюда на вторую вахту, то и за пулеметом посидишь, и ледник разок-другой рванёшь! Так что опасностей на твою долю хватит! Потом ещё будешь радоваться тихой смене за мониторами в теплом кресле, как сейчас. Всё, Батлер, работай! И больше не засыпай, в нашу сторону движется сильный буран, к вечеру накроет, это подольше, чем на два-три дня! Поэтому руководство решило ускорить возвращение шаттла в Новую Америку, старт через час, пока штиль. Так что смотри в оба, Аэродром как раз в твоем ведении!

Уокер хлопнул его по плечу и ушел. Майк оторопело сполз на спинку кресла. Как же так… неужели история с подвигом Дэвида Бронсона – подделка?! Спектакль, заранее спланированный богатеями ради своего отпрыска, которому захотелось стать сразу и национальным героем, и кинозвездой? И совершить подвиг здесь, на Реакторе, невозможно… Нет, не может быть! Майк решительно тряхнул головой. Это всё не так. Уокер просто неправильно понял. Он слишком давно здесь работает, и потому для него всё стало рутиной. Должна быть возможность для подвига, однозначно, должна! Майку ведь это нужно не только для себя, его ждёт Лив, она невыносимо страдает без него, в этой своей опостылевшей золотой клетке! Он обязательно найдет возможность совершить полный героизма поступок. Главное тут – правильно определиться с местом действия. Сидя за мониторами камер, подвиг точно не совершить, да и таких, как он, наблюдателей, пятеро, каждый смотрит за своим сектором, плюс старший смены, который всех проверяет. Вряд ли подвиг, разделенный на пятерых, будет значительным. Даже если и будет, все лавры достанутся бригадиру.

Очистка снега тоже не подойдет, не говоря уже о мытье полов. Туда же, в неудачники, можно смело записать механиков и аккумуляторщиков, вместе с операторами тепловых завес внутри строений Реактора, и монтажников. Вряд ли, ремонтируя антенны ХААРПа или перетягивая токонесущие тросы ниток Завесы, можно совершить нечто эдакое. И, вообще, не стоит рассматривать специальности, запертые внутри строений. Откуда там возьмется подвиг? Разве что врач или начальник, но для этого нужно образование и долгие годы опыта, так что отпадает. По этой же причине отпадает пилот шаттла. Пожалуй, у водителя вездехода или аэросаней шансы уже есть. Но, если подумать, они минимальные, ведь в команде за руль может сесть кто угодно, просто обычно сажают одного и того же, у кого лучше всех получается. Ну? И что остается? Опять-таки всё то же самое: пулеметчик и подрывник. Но Уокер не желает ставить на эти работы новичков. Только со второй вахты, и хоть убейся! Может, как-то убедить его…

– Пост наблюдения, ответьте авиадиспетчеру! – затрещал эфир. – Сообщите обстановку!

– Это пост наблюдения! – откликнулся Уокер. – Всё в норме! Батлер, что у тебя на мониторах?

– Здесь Батлер! – схватил рацию Майк, торопливо окидывая взглядом изображение. Задумавшись, он совсем забыл о приближающемся вылете. – Всё в порядке! Взлетная полоса чистая, препятствий не вижу! Ваш ангар в порядке, выход расчищен!

Капитальный ремонт в секторе ХААРП начался вчера, как только были устранены все последствия Воронки. Перес, дежуривший на складе запасных частей, рассказывал, что на ста квадратных километрах антенного поля лопнуло слишком много конструктивных элементов, и руководство приняло решение после их ремонта тщательно проверить все антенны, даже те, которые визуально и по приборам вполне укладываются в действующие нормы. По этому поводу все ремонтные и монтажные команды заставили пахать, словно тягловых волов, и за сутки склад антенных элементов был полностью опустошен. В течение ближайших двух недель из Новой Америки ежедневно будут приходить шаттлы с грузом, темпы работ приказано увеличить ещё сильнее, чтобы все необходимые процедуры закончить до начала осени. Потому что для ремонта неизбежно придется отключать от ХААРПа то один, то другой сегмент антенного поля, а понижение мощности Реактора не влияет на климат Новой Америки только поздней весной и летом, когда планета находится близко к Солнцу. Перес, давая это объяснение, раздулся от важности так, словно не подслушал его от кого-то из научной команды, а разработал лично, за что ему полагается премия конгресса. Майк лишь иронично хмыкнул в ответ на суперзаумное выражение, возникшее на его физиономии.

Ладно, как бы там ни было, но очистительные команды всю ночь надраивали взлетную полосу, радарщики гоняли по тестам аэронавигационное оборудование, и уже утром на Аэродроме приземлился первый шаттл. Его загнали в ангар, чтобы не выстудить во время разгрузки, и, насколько понимал Майк, опустошение трюма летательного аппарата закончилось меньше часа назад. А теперь его из-за надвигающегося бурана срочно отправляют обратно в Новую Америку. И правильно, потому как в метеосводке черным по белому указано, что сила ветра будет достигать шестидесяти метров в секунду и ожидается падение температуры минимум до минус восьмидесяти трех по Цельсию. Конечно, внутри ангара будет теплее, но не намного, и рисковать заморозить шаттл никто не хочет. Кто-то рассказывал, что в законсервированном ангаре, где хранятся два эвакуационных шаттла, предназначенные для экстренных ситуаций, система отопления гораздо сложнее.

Там элементы обогрева подаются прямо на обшивку машин, и шаттл выглядит, словно перемотанная бинтами мумия. По-другому температуру под Воронкой просто не удержать.

– Внимание аэродромной команде! – зазвучал в эфире голос аэродиспетчера. – Открыть ангар!

На мониторе массивные створы ворот поползли в стороны, шаркая по снегу фартуками утеплителей. Вспыхнули предупреждающие фонари и лампы подсветки габаритов ворот. Шаттл выкатился не сразу, и Майк переключил радиостанцию в режим сканирования. На частоте Аэродрома шла перепалка между обслуживающей командой и пилотами.

– …никогда не проводили визуальный осмотр внутренних полостей шаттла! – недовольно заявлял кто-то, похоже, пилот. – Что за идиотские нововведения?! У меня нет времени на ваши развлечения! Циклон надвигается, мне надо успеть пройти стратосферу, пока есть чистый коридор!

– У нас позавчера было нарушение целостности Завесы! – не сдавался его оппонент. – Какая-нибудь тварь запросто могла проникнуть в Реактор и прокрасться сюда во время постановки шаттла! А если она пробралась в трюм, пока шла разгрузка? Я должен проверить, у меня инструкция!

– К дьяволу твою инструкцию! – Пилот был уже серьезно зол. – Какая ещё тварь?! Куда пробралась?! Двое суток сидела под дверью в ожидании нашего прилета?! Закрывайте трюм немедленно, вашу мать! Или вы хотите, чтобы мы попали в циклон и рухнули в эту чертову вечную мерзлоту с высоты в шестьдесят километров?!! Закрывай, я сказал!!! Мне каждая секунда дорога!

– Ладно, парни, закрывайте! – вмешался в разговор кто-то из руководства Аэродрома. – Он прав, буран приближается, и атмосферный вихрь высотный, шаттл может не успеть пройти безопасным коридором. Придется прервать проверку, нельзя оставлять его здесь на неделю, рискуем заморозить!

Аэродромщики ещё что-то выясняли, переругиваясь с пилотами, пока шаттл выкатывался из ангара, но вскоре эфир затих, лишь аэродиспетчер изредка обменивался с командиром корабля короткими фразами. Спустя несколько минут пришло разрешение на старт, и крылатая машина помчалась по взлетной полосе, быстро набирая скорость. Шаттл оторвался от земли, стремительно набрал высоту, встал на баллистическую траекторию и включил ракетный двигатель. Здесь, под землей, в бункере, грохота преодоления звукового барьера слышно не было, но можно было представить, как оглушительный грохот распугивает крадущееся вдоль Завесы зверьё.

– Мутант! – крикнул кто-то на частоте аэродромной команды. – Вон он! Был в левом углу! Метнулся вправо! Пит, осторожно, он где-то за тобой!

– Я его вижу! Он под погрузчиком! – подхватил другой голос. – Кто-нибудь, откройте оружейный шкаф! Черт! Он бежит к воротам! Закрывайте!

– Да пусть проваливает! Всё равно не успеем! Всё! Убежал! – констатировал третий и, сокрушенно вздохнув, добавил: – Надо объявлять тревогу. Теперь искать его по всему Реактору. Вот ведь…

В углу монитора, там, где высоко в небе стремительно уменьшалась точка уходящего ввысь шаттла, что-то ярко сверкнуло, и крохотное пятно крылатой машины резко изменило курс.

– Что это?! – невольно выдохнул Майк, подавшись поближе к изображению. – Ничего не понимаю! – Он схватил рацию: – Бригадир Уокер, сэр! У меня тут, на мониторе, что-то сверкнуло!

– Ты тоже видел это, парень? – Голос бригадира звучал встревоженно. – Шаттл видишь?

– Он вышел за границы обзора! – Майк пытался направить вверх одну из камер, но она и без того была поднята на максимум. – Слишком далеко, сэр!

– Аэродром! Это пункт наблюдения, Уокер говорит! – Бригадир вышел на частоту аэродромщиков. – Кто-нибудь, выйдите и посмотрите в небо! У нас камеры показали какую-то вспышку там, куда ушел шаттл! Вы видите что-нибудь?

– Странно! – отозвался один из полярников аэродромной команды. – Сейчас выйду и гля… – Сильный хлопок запоздало пришедшей ударной волны заглушил его слова. – О, мой бог!!! Он падает!!! Он падает прямо на нас!!!

В следующую секунду в поле зрения камер возникла охваченная огнем комета, на огромной скорости несущаяся с неба к Реактору. Ракетный двигатель шаттла работал на полную мощность, от самой крылатой машины густым потоком отлетали обломки и пылающие брызги. Судя по крутой дугообразной траектории, его рули заклинило в момент взрыва, и шаттл, описав полукруг, вернулся к месту старта.

– Бежим!!! – надрывно заорал полярник. – В укрытие!!!

– Тревога!!! – завопил Уокер. – Всем залечь!!! Сейчас ударит!!!

Взвыла сирена, визгливо переливаясь трелями тревоги максимального уровня, сканер замигал множеством индикаторов, фиксируя десятки одновременных выходов в эфир, но Майк, словно зачарованный, не сводил глаз с пылающего болида, стремительно мчащегося к Реактору. Спустя мгновение пылающий шаттл врезался в здание АЭС, и сейсмограф, издав тревожный писк, вывел на монитор предупреждение о тектонической активности.

– Батлер! Куда он упал?! – Голос бригадира Уокера вывел Майка из оцепенения. – У меня отказали камеры на Барбекю! Что ты видишь, Батлер?!

– Он… – Майк поперхнулся, – он упал прямо на неё, сэр! – Майк заметался у аварийного пульта, пылающего кроваво-красными огоньками тревожных сигналов. – У меня не работают датчики! Вижу только через одну камеру, самую дальнюю! Там дым идет! Столб дыма!

– Где – «там», Батлер?! – Голос Уокера звучал тише и прерывисто. Похоже, он перешел со стационарной рации на портативную и куда-то бежал. – Откуда идет дым?!

– Изнутри… – промямлил Майк, и в этот момент дверь в дежурное помещение распахнулась. Появившийся Уокер в три прыжка оказался возле мониторов.

– Диспетчерская! Удар пришелся во второй теплообменник АЭС! Срочно нужны спасательные команды! Вижу признаки возгорания! Связи с Барбекю нет! Визуально ворота в порядке, повреждений не заметно, снаружи должны открыться! – Он, не отрывая взгляда от аварийного пульта и мониторов, сунул Майку в руки его рацию: – Батлер, бегом к электронщикам! Чтобы через пять минут в моей дежурке работали все мониторы!

Майк опрометью выскочил из помещения, и в ту же секунду освещение бункера потускнело, и трели сирен сменились голосом дежурного диспетчера:

– Внимание! Произошло отключение питания! Задействована аварийная система энергообеспечения! Немедленно понизить нагрузку! Отключить все потребители энергии, не являющиеся критически важными! Всему персоналу надеть арктическое снаряжение! Спасательным командам, приписанным к АЭС, доложить о готовности начальнику экстренной службы!


Пожар на АЭС удалось погасить только к вечеру, в основном благодаря начавшемуся бурану, который обрушил на руины теплообменника тонны снежного крошева. К полуночи было частично восстановлено энергоснабжение, тогда же весь Реактор узнал о подвиге дежурного оператора атомной станции: в первую минуту после падения шаттла, когда ядерный реактор мгновенно остался без охлаждения, отважный полярник, будучи раненным, вошел в горячую зону и что-то там отключил, предотвратив взрыв энергоблока. Храбрец спас и Реактор, и всю Новую Америку, его, наперекор Холоду, доставили в бункер прямо через буран, и теперь все не занятые на работах полярники выстроились в огромную очередь в госпитальном уровне. Каждый хотел пожать герою руку и поддержать его добрым словом.

– Батлер, мы идем проведать нашего спасителя! – заявил бригадир Уокер спустя секунду после сдачи смены. – Пойдешь с нами?

Майк согласился. Пока стояли в очереди к герою, на что ушло почти сорок минут, Уокер на все лады расхваливал самоотверженность, храбрость и профессионализм этого Мак Алистера или Макалистера, как там его правильно… Все уши прожужжал, короче. А тут ещё навстречу постоянно идут полярники, которые уже посетили «спасителя», и тоже поют ему дифирамбы, и заявляют, что, как только закончится буран, необходимо вызвать для него из Новой Америки шаттл или даже расконсервировать один из резервных. Майк совсем приуныл. Это несправедливо! Подвиг ушел прямо у него из-под носа, это он должен был стать сегодня героем! Спасти Реактор и, без преувеличения, весь мир, и уже через неделю с триумфом возвратиться в Новую Америку, где его ждёт слава, карьера кинозвезды и Лив! А тут такое… когда ещё представится второй шанс?!

– Не грусти, Батлер! – Уокер истолковал его опечаленный вид по-своему. – С Маком всё будет в порядке, он настоящий полярник и не раз давал Холоду пинка в задницу! Мы возьмем Полярное Бюро за горло, если понадобится, но у него будет всё, что положено герою!

– Да, конечно, я полностью согласен, – выдавил из себя Майк, даже не пытаясь скрыть тяжелый вздох. – Он настоящий герой… – Слова закончились как-то сами собой. Вот уж действительно: не везет, так не везет…

Перед входом в палату медики заставили их долго вытирать ноги, затем разбили на пары и закутали в белые балахоны. Майку выпало идти с Уокером.

– Пятнадцать секунд! – устало предупредил врач, которому эта фраза за прошедшие пару часов явно успела набить оскомину. – Дотрагиваться можно только до кисти левой руки. Голос не повышать! – Он распахнул перед ними дверь и сразу же затворил её за их спинами.

– Мак! Старина! – громким шепотом воскликнул Уокер, устремляясь к единственной в маленькой палате койке. – Рад видеть тебя с руками и ногами! Ты снова утер Холоду нос, сукин сын! Ну, мужик! Мужик! Тут не поспоришь!

Уокер осторожно сжимал лежащему на реанимационной койке человеку пальцы левой руки и радостным тоном продолжал нести какую-то восторженную чушь. Майк, расширившимися от потрясения глазами, смотрел на великого героя, не в силах произнести ни слова. Вся правая сторона Мак Алистера, от пятки до огрызка уха, представляла собой один большой ожог. Обуглившаяся кожа висела лохмотьями, сально поблескивая толстым слоем нанесенных сверху медицинских препаратов, в некоторых местах из неё явственно проступали мелкие клочья одежды, вплавившиеся в плоть. Левая сторона его тела была неестественного, землисто-серого цвета, кое-где её прикрывали повязки и больничная простыня. Вместо правого глаза на обугленно-кровавом месиве, некогда бывшем лицом, белым пятном с алой серединой лежал хирургический тампон, левый глаз смотрел сквозь посетителей остекленевшим от огромной дозы обезболивающего взглядом. На вздувшихся пузырями губах блуждала наркотическая улыбка, из приоткрытого рта с тихим присвистом доносилось неровное дыхание.

– Проваливайте отсюда, – раздался позади тихий шепот врача. – Достаточно с него посетителей.

Бригадир Уокер, не прекращая счастливо улыбаться, пожал Мак Алистеру палец и пообещал завтра навестить снова, прямо перед отправкой храброго героя в Новую Америку. У самых дверей он остановился и, обернувшись к врачу, едва слышно спросил тяжёлым от боли голосом:

– Док! Шансы есть?

– Он получил такую дозу облучения, что хватило бы нам троим по самое «покойся с миром». – Доктор тоскливо поморщился. – Про ожоги я даже не говорю… Будет настоящим чудом, если он доживет до прибытия шаттла. Мы ничего не сможем сделать, Уокер. Он обменял свою жизнь на наши. Такое возврату не подлежит. Мне жаль, что эти жирные хомяки из Новой Америки даже не узнают о том, кому обязаны возможностью и дальше набивать своё брюхо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24