Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

– Что за… – начал было я, но Хас властным жестом заставил меня заткнуться.

А скрипение тем временем приближалось. Из-за угла показалась древняя тачка, об одном колесе, доверху набитая всяким хламом. Толкавшая ее фигура сильно горбилась и прихрамывала при ходьбе. Длинная, почти до земли хламида не позволяла разобрать, кто перед нами, но было в ночном встречном что-то неправильное….

– Нищий какой-то… – начал было я, но рот мигом запечатала ладонь товарища.

Хас вжался в стену, левой рукой придавив к ней и меня. Будто грузовиком в камни впечатал, ну и силища! А на вид не атлет… Он повернулся ко мне и скорчил страшную рожу, но я уже и сам понял, что дал маху.

«В городе не осталось безопасных жителей» – всплыли из памяти недавние слова покойного Ямминга. Внезапно скрип прервался, тачка остановилась, хотя уже почти докатилась до конца улицы. Ночной странник замер, словно прислушиваясь к чему-то. И тут до меня дошло, что именно в нем не так. И фигура, и тачка вместе с грузом были полупрозрачными! Не как оконное стекло, а словно старая целлофановая пленка, будто… сгусток густого тумана. Ну здравствуй, мешок неприятностей…

– Мяс-с-со…. – донесся до нас шипящий голос. – Мяс-с-сцо…

Вот тут меня проняло. Сгорбленная фигура псевдобомжа с неожиданным проворством развернулась в нашу сторону. И словно что-то щелкнуло у меня в голове, призрачная фигура будто приблизилась, я смог разглядеть ее во всех деталях. Незнакомец закутан в плащ, из-под которого виднеются залатанные на колене штаны, разношенные башмаки, правый угрожающе оскалился полуоторванной подметкой с торчащими зубами сапожных гвоздей. Длинные спутанные волосы венчают, будто грива, острое худое лицо, украшенное густой серой щетиной, тонкий хрящеватый нос… А вот глаз не было. Вместо них на лице зияют две дыры, в которых клубится черный туман.

Хасиддо быстро сделал жест, словно отталкивал что-то ладонью, и ступор, охвативший было меня, пропал.

– Мяс-с-сцо? – в хриплом, чуть булькающем голосе проявились вопросительные нотки. – Мяс-с-сцо?

Пот катился по шее и спине; я забыл, что могу дышать. Три десятка шагов отделяли нас от воплощенной Смерти. Туманник, принявший облик бродяги, сделал неуверенный шаг в нашу сторону, но вдруг остановился. Навстречу ему с обнаженным кинжалом шагнул Хас.

– На крышу, Артур! – негромко бросил он через плечо, и кристалл обсидовита в рукояти засветился мягким голубым светом. Туманник склонил голову набок, и вдруг полы его плаща распахнулись в стороны, будто крылья нетопыря. А ведь это и были крылья… Я отчетливо разглядел тонкие косточки и суставы, на которые, как на раму, натянута серовато-прозрачная кожа с многочисленными прорехами. Впалая, украшенная гнусными язвами грудная клетка с выпирающими ребрами, широкий ремень с массивной пряжкой.

Сердце замерло, я почувствовал, как мгновенно задеревенели все мышцы. Попробовал пошевелиться – и не смог. Хорошо что дышать и двигать глазами еще получалось.

Хас выглядел не лучше. Внезапно сияние его клинка усилилось, моего спутника окутало светящейся сферой, и он с хриплым вздохом сделал еще шаг. Уже ко мне. На плечо опустилась тяжеленная ладонь, словно балкой строительной придавило: если б не одеревеневшее тело – непременно рухнул бы. От руки товарища через плечо в меня полилась Сила, к окаменевшим мышцам вернулась подвижность, сердце заработало мощно, разгоняя загустевшую было кровь. За спиной Хаса возмущенно хлопнул распахнутыми крыльями враг.

– Ожил? Тогда быстро наверх!

– А как же ты?!

– Курсант, на крышу!!! – рявкнул не оборачиваясь товарищ, все еще загораживая меня. Я метнулся к ближайшей стене и, обрывая ногти, принялся карабкаться наверх. Что там происходило внизу, не знаю, но когда я наконец влез на холодную черепицу крыши, там уже все закончилось. На мостовой стоял один Хасиддо, а ветер гнал по улице клок седого тумана.

Небо украсили первые звезды. Крупные, яркие. Красота! Нет, правда, очень красиво. Если б не алый глаз Ларгоса, презрительно взиравший на двух ничтожных букашек, копошащихся внизу в надежде спасти свои жизни. Ну-ну, гори, гори, моя звезда. Мы еще поиграем с туманниками в салочки…

Путешествие дорогой воров, как еще иногда зовут путь по крышам домов, оказалось совсем не таким простым, как я рассчитывал. Во-первых, крыши довольно крутые, и каждый раз спускаться к краю приходилось очень аккуратно, чтоб не свалиться. Второй проблемой оказалась черепица. Мало того что хрустит под ногами, в ночной тишине, выдавая нас с головой, так еще и скользкая стала, зараза, от ночной росы. В общем, худо-бедно, однако мы продвигались вперед. Сплошная стена домов давно осталась позади, теперь передвигаться приходилось рискованными прыжками. Впрочем, оно того стоило. Бросив взгляд вниз, разглядел огромного полупрозрачного скорпиона, неслышно крадущегося между домами. Несмотря на расстояние между нами, от туманника так и веяло запредельной жутью, от которой слабели ноги, а в животе поселялся мокрый и холодный комок леденящего ужаса. Вроде ничего особого с виду, просто гигантский скорпион, а поди ж ты…

Хасиддо перемахнул на соседнюю крышу, отошел на пару шагов, повернулся, махая рукой, дескать, поторопись и… с треском и грохотом провалился вниз. В образовавшуюся дыру тут же потекли ручейки черепицы, расположенной выше, призрачный скорпион метнулся на крыльцо дома, просочившись сквозь дверь, как вода через сито. Твою ж мать!!! Я котом метнулся на крышу, заглянул в дыру. Товарищ копошился среди груды битой черепицы, пытаясь встать. Я спрыгнул вниз, и не обращая внимания на боль в отбитых ступнях, рванул его за отвороты куртки. Хас ошалело мотал головой и смотрел на меня пустым взглядом. Оглушен, но вроде бы в порядке.

– Эй, очнись! – Я пару раз жестко встряхнул его, приводя в чувство, и потащил вверх по лестнице. Откуда-то снизу и сзади потянуло космическим холодом, волосы на затылке встали, как у ощетинившегося пса. Хас толкнул меня вперед, уводя прочь от наступающего на пятки туманника. Только бы успеть!

Выход на чердак закрывала дверь с засовом изнутри. Засада!

Мы выскочили наверх, и я, захлопнув створку и поджав ее коленом, принялся чертить на ней кинжалом знак Аарг, звезду Давида. Едва я закончил, как символ засиял в звездном свете чистым серебром; я облегченно перевел дух… и тут же отлетел в сторону от мощного удара в дверь. Не зря Ямминг предупреждал, что пройти сквозь меченые двери туманники не могут, зато могут сломать. Хасиддо навалился на створку спиной, изо всех сил удерживая ее закрытой, а за ней бесновался зверь-с-той-стороны.

– Корнеев, уходи! – скомандовал он.

– Но Хас…

– Это приказ, курсант!

Я сделал несколько шагов к краю крыши, и вдруг…

– Хас, тут «нора»! Прямо внизу, почти под нами! Еще одну крышу перескочить, и все!

– Ну так и прыгай, чего ждешь?!

– А ты?

– Прыгай, я сказал!!!

В этот момент дверь содрогнулась от особо сильного удара, лицо товарища исказила гримаса боли, ноги подкосились, он медленно сел. Через дыру в двери втягивался обратно увенчанный сверкающим жалом скорпионий хвост. Проклятая тварь таки получила свою жертву.

– Ха-ас!!!

– Не вопи, – поморщился он, – уходи.

– Но… – растерялся я. Впервые на моих глазах погибал товарищ, и я совсем ничем не мог ему помочь.

– Артур, я уже не жилец. А ты должен вернуться. – Дверь снова затрещала. – Бегом, курсант! Я не смогу держать его до бесконечности!

Я отвернулся и, разогнавшись, прыгнул в мерцающий проход.

И очутился среди до боли родных линий Паутины.

– Хас… спасибо тебе, Хас.


…За спиной беспокойно ворочался Ромка. Я поднялся с насиженного места, подошел поближе. Парень определенно заболел: вон как трясет и по?том исходит. Либо простыл серьезно, либо болотной водички нахлебался. Ладно, поправим. Приподняв голову Ромки, осторожно влил в рот Слезы Леса. Так-то лучше. Укрываю слетевшей штормовкой, сверху закутываю в одеяло, возвращаюсь к огню.

Очень вовремя, чтоб заметить перепончатую лапу с загнутыми когтями, появившуюся на краю ступени. За ней появилась вторая, такая же, а потом и голова. Более всего пришелец походил на огромную жабу – если, конечно, бывают атлетически подтянутые жабы размером с крупную овчарку. Какое-то мгновение мы тупо смотрели друг на друга, а потом гость улыбнулся. Острые мелкие зубы сверкнули в зеленом свете пламени. И тогда я ударил. Не Гелисвортом, не навахой. Я ударил сгустком подвернувшейся под руку черноты ночи. Фиг знает, как я это сделал, само получилось. Мерзкая тварь изумленно вякнула и начала распадаться на мелкие кусочки, точно компьютерный спецэффект – на пиксели. Слева раздался подозрительный скрежет, будто когтями по камням. И точно – там опять появилась перепончатая лапа, только чуть больше. Вскочив, рубанул по ней Лезвием Чести. Полный боли затухающий крик падающего скалолаза не смог перекрыть новый скрежет. Слева. Справа. Я заглянул за край ступени. В небе громыхнуло, сверкнула молния, на миг высветив мир негативом фотоснимка. Твою ж мать!!! Ночные гости, привлеченные огнем, а может, и запахом, плотным слоем устилали подножие зиккурата. И карабкались, карабкались, карабкались вверх. Туда, где стоял я. Туда, где, снова разметавшись в бреду, лежал беззащитный Ромка. Мой сын. Одним лишь мечом тут много не навоюешь… Снизу доносилось голодное кваканье. Убрав в ножны бесполезный клинок, подошел к огню.

«Аум, шри, агата, ланс…» – всплывает из глубин подсознания отцовское заклинание. Зачерпываю ладонями огонь, словно воду. «Ишрти, ганса, ерка…» – Пламя клубится и вьется в моих руках, но не обжигает. Разворачиваюсь и иду обратно. Незваные гости все ближе, уже видны белесые шары глаз, скрежет когтей по камням режет слух. «Берри, инква, горди, шех!» – Вытянув ладони перед собой, выплескиваю огонь на хищников. Пламя, словно горящее масло, разливается в воздухе, плещется, накрывает первые ряды. Жуткий вопль разрывает барабанные перепонки, в нем уже нет голода, лишь боль и животный ужас. Поздно. Слишком высоко по стене успели забраться твари, слишком далеко ушли от родной стихии… Я молча шагал по краю ступени, а с моих ладоней все изливалось вниз пламя. Внизу бушевала огненная стихия, будто напалма туда плеснули. В отсветах языков пламени виднелись туши пытавшихся спрыгнуть со стены хищников, они темными пятнами исчезали в яростном огне, лопаясь, как пробитые мячи. От запаха горелой плоти кружилась голова; я резко развел ладони в стороны, как бы расплескивая пламя, и обессиленно рухнул на колени. Итак, битву я выиграл… но не войну. Ночь длинная, и кто еще может явиться – один Дрон ведает. Кстати, насколько длинные здесь ночи? Лишь бы не как полярные…

Утро я встретил там же, на краю ступени. От усталости пошатывало, я зевнул до хруста в челюсти.

– Ба-ать?.. Ты чего меня не разбудил? – Ромка сидел на каремате, слегка помятый, но без явных признаков болезни. Потянул носом: – Жареным пахнет. Ты что, завтрак готовил?

– Вроде того, – улыбнулся я. – Только подгорел он слегка, пришлось выбросить.

– Ладно, кулинар походный, – покровительственно усмехнулся сынуля, – раз не разбудил – завтрак на мне. Иди, отдыхай.

Отдых. Какое замечательное слово… И жесткий рюкзак кажется мягче подушки. Уже проваливаясь в объятия Морфея, услыхал возмущенный крик Ромки:

– Ба-а-ать! Ну что ж ты сам сражался? А я? А как же я?!

– А ты – завтрак готовь… – пробормотал я и отключился.

Когда проснулся, уже вечерело. Рома ухитрился сварить вполне сносную похлебку, так что жизнь начала обретать краски. Я приканчивал свою порцию, когда сверху донесся крик:

– Па! Я тут нашел чего-то!

Поднял голову – фигурка в коричневой штормовке мелькала возле самой верхушки сооружения.

– Что именно?

– Не знаю, это по твоей части. Но мне кажется, тут «нора»…

Через двадцать минут мы стояли на вершине зиккурата, а перед нами искрился воздух. Проверил веревку связки, и мы дружно шагнули в изнанку пространства.

Глава 6

Рома

Стон рассекаемого воздуха, лязг металла, смертоносная песнь стрел… Крики, плач, ругань. Вокруг нас сошлись в битве две небольшие армии – мелькают клинки, льется кровь.

Вывалившись из очередного портала посреди популярной игрушки «Викинги», я попросту обалдел. Стоял как пришибленный и хлопал глазами. Не-е, так просто не бывает!

Резкий толчок в плечо чуть не свалил с ног, и тут же перед глазами мелькнул отцовский меч, отводя неминуемую гибель. Дза-анг! Спина отца на секунду перекрыла обзор, и я смог увидеть лишь результат его удара – бородатый варвар рухнул на колени, обеими руками удерживая вываливающиеся сизые ленты внутренностей. В нос резко шибануло вонью. Да, брат, это тебе не на деревяшках рубиться…

В глазах потемнело, к горлу подкатил противный ком.

– Держись за мной! – рявкнуло над ухом, отцовский голос моментом привел меня в чувство. – Не высовывайся! Пробиваемся туда!

Я так и не понял, куда именно и почему, собственно, туда, а не в противоположную сторону. Отец двинулся вперед, без особых церемоний расчищая нам путь. Я шел следом, сжимал вспотевшими ладонями катану и даже не пытался высовываться.

Кино, РПГ, фехтование и исторические реконструкции – фигня все это! Так просто быть крутым бойцом, когда ничего серьезнее пары синяков не грозит… Но здесь, посреди реальной битвы, когда вокруг мелькают клинки, льется кровь, а Смерть отплясывает, лихо размахивая косой… Да, так страшно мне еще никогда не было!

А потом на меня с ревом бросился здоровенный детина с выпученными глазами на забрызганной кровью роже, а я каким-то чудом успел вскинуть меч, защищаясь от рубящего удара. Руки тряхнуло отдачей, от удара я опустился на одно колено. На задворках разума проскочила мысль, что наверняка останется зарубка на лезвии… Я взглянул в глаза своему противнику, но ничего кроме тупой ярости там не увидел. А потом меня «накрыло».

Отключились, будто умерли, эмоции, куда-то пропал мандраж, внутри запульсировала дремавшая до поры неведомая сила. И время словно замедлило бег. Все вокруг замерло в статике, как на фотоснимке. Я видел, как с губ врага вылетали ошметки пены, замершие на лету; замер, окончив могучий взмах, Арчи, а вокруг него алым созвездием зависли капли чужой крови. Я повертел головой, и оказалось, что вполне могу двигаться. Пусть с трудом, словно в толще воды – но могу! Поднялся с колена и от души влепил обидчику ботинком в пах. Отвернулся от застывшего врага, ткнул пальцем в парящую в воздухе капельку крови. Та упруго поддалась, но с места не сдвинулась, словно вклееная в пространство. Я пошел между недвижимых воинов, щедро раздавая удары обухом катаны. Бил в уязвимые места, чтоб уж наверняка. Кого по незащищенному шлемом темени, кому по шее, а кому и ботинком в пах прилетало. В общем – не жалел. Я торопился, не зная, сколько времени мне отпущено, а потому чуть не прозевал момент, когда события завертелись с прежней скоростью. Кто-то тяжело повалился на меня, спиной вперед. Я как раз замахнулся для очередного удара и чуть не выпустил рукоять меча.

Оттолкнул падающего, парировал укол пики в живот, и тут же сам уколол катаной прямо в раскрытый в крике рот. Клинок мягко вошел, а потом уперся в кость и увяз. Копейщик завалился на бок, увлекая за собой оружие, я на миг отвлекся, извлекая клинок… И чуть не пропустил удар топориком в шею. Отшатнулся, пропуская перед собой вражеское оружие, а потом лихо ударил супостата ногой с разворота в затылок. Честное слово, само получилось! Сказались-таки занятия кунг-фу, хотя размахивать пятками там, где поет сталь, глупо: мигом без пяток останешься… Мужик с топором что-то хрюкнул и улетел носом вперед, в нахлобученном на глаза шлеме. Я снова рванул рукоять катаны и наконец извлек оружие. Дальше все замелькало как в калейдоскопе – я рубил, колол, отбивал атаки. Краем глаза заметил, как уже битые ранее супостаты кеглями валились на землю.

Чей-то клинок вспорол куртку у плеча – защипало, что-то потекло. Фиг с ним, царапина! Я продолжал бой, время от времени успевая бросить быстрый взгляд на отца, который орудовал мечом со скоростью вертолетного винта. Вот уж действительно – мастер! В другой ситуации я бы ему стоя аплодировал!

– Слева! – рявкнул отец, разя клинком очередного врага.

Я отклонился, на волосок разминувшись со смертоносной сталью чужого меча, но тут прилетело справа в челюсть, да так, что искры из глаз посыпались! Тряхнул головой, развернулся к следующему противнику…


Артур

Головушка болит – значит, жив. С усилием открываю глаза. Полумрак, тишина. Надо мной низкий дощатый потолок, украшенный солнечными бликами. Странно. Повернул голову, увидел тяжелые плотные шторы, закрывающие источник света. Продолжаю рассматривать помещение. Итак, комната три на три метра, из мебели – четыре кровати да вешалка у двери, отсвечивающая пустыми крючками. Две кровати пустые, на третьей я, еще на одной тоже кто-то спит.

Я попытался сесть, и тут же затылок отозвался тяжелой ноющей болью. Чтоб тебя!!! Потянувшаяся к голове рука нащупала бинты. Хм… Снова упав на подушки, я призадумался и попытался восстановить порядок событий.

Итак, переместившись, мы попали в очередной ненормальный мир и угодили прямо в центр битвы. Кровь, пот, крики, мелькание клинков… Да, в подобные переделки попадать мне еще не доводилось. Тотальная рубка – это не бой один на один, где хоть что-то просчитать можно. Тут же… даже я растерялся, что уж про сына говорить? Хотя держался он молодцом, признаю. Кстати, где он?

Я снова резко сел – плевать на боль! – попытался дотянуться до соседней кровати и чуть не свалился.

Парень на ней спал, отвернувшись к стенке, серое одеяло скрывало все, кроме клока темных волос. Он? Не он?

– Рома! – позвал я негромко, всей душой надеясь, что это все же он. – Ро-ом! Эй, ты меня слышишь?

Сын – живой! Целый! – поднял с подушки взлохмаченную голову и уставился на меня мутным взглядом.

– Арчи?..

– Что, «папа» сказать сложно? – тут же съязвил я, стараясь скрыть распиравшую меня радость.

– Папа! Блин!.. – Ромку как ветром с кровати сдуло, и он присел возле меня. – Ложись сейчас же! У тебя мозготрясение!

– Чего? Может, сотрясение мозга?

– Было б там чего сотрясать, – пустил шпильку сынуля. – Тебе какой-то урод древком знамени по бестолковке ка-ак приложил – только щепки в стороны полетели. Думал, все – отбегался. А у тебя, оказывается, не только кулаки каменные, но и голова…

– То-то чувство такое, что моей башкой в футбол играли… – пробормотал я, послушно укладываясь на место и не обижаясь на Ромку. Пусть юморит, так проще шок перебороть. – Ты сам как? Цел?

– А, царапина, – он показал бинт на левом предплечье, – можно бы и без больницы обойтись, но местный эскулап головой отвечает за наше с тобой выздоровление.

– Какой эскулап? – не понял я. – Перед кем отвечает?

– Точно! – Ромка хлопнул себя ладонью по лбу. – Ты же не в курсе! Короче, дело было так. Тот тип, которого ты так красиво раскроил наискосок, был предводителем вражеской армии. Его знаменосец в ответ приложил тебя по башке. Извини, помешать я не успел, меня как раз этот поганец отвлекал. – Ромка выразительно указал на свое боевое ранение. – Ну вот, а когда ты упал, я его и зарубил. В общем, на этом бой и закончился. Оставшись без командира, крачи тут же сдались. Чириги их резать не стали, построили в две колонны и куда-то повели.

– Они что, индейцы? – удивился я.

– Почему индейцы? – отмахнулся сын. – Нормальное Средневековье. Так вот, вождь местный, Кандор, тут же нас, как главных героев, под свое крылышко взял и в лазарет отправил. – Ромка вздохнул, прогреб пятерней волосы, от чего те встали ежиком, покосился на дверь. – Он еще придет благодарить и клясться в вечной дружбе, но уже завтра. Здешний эскулап раньше следующего утра запретил беспокоить.

– Слезы Леса нужны… – проворчал я, осторожно трогая голову, – вещи наши где?

– В чулане, под замком… – вздохнул сын. – И оружие, и снаряга. Даже штаны спрятали.

Я бессильно ругнулся. Волшебный эликсир мигом поставит меня на ноги, но добраться до него нет никакой возможности. Ладно, подождем доктора. Надеюсь, он не устроит танцы с бубном для дезинфекции и не назначит целебное кровопускание с клизмой в качестве курса лечения. А то придется настучать в бубен уже этому Парацельсу. Фигли, когда за окном средневековье… Голова как чугунная, совсем не соображает. Снова закрыл глаза.

– Спи, бать… – Ромкин голос донесся будто издалека, да еще почему-то с эхом. – Сон для тебя сейчас – лучшее лекарство.

…В следующий раз меня разбудили топот и чьи-то истошные вопли.

– Кыш! Кыш отсюда! Кыш, кому сказал! – громким шепотом возмущался Ромка. Его слова сопровождало шлепанье босых ног и хлопанье крыльев.

– Отстань! – хрипло вопил кто-то другой. – Убери палку! Что за молодежь пошла?! Арту-у-ур!!!

– Кыш! Лети отсюда!

– Арчи! Арчи-и!!! Спаси-и-и!!!

– Не ори, больному покой нужен!

Я открыл глаза. Ромка, отчаянно хромая, гонял костылем крупного ворона. Тот, расправив крылья, скакал по комнате, опрокинув пустой, к счастью, ночной горшок и теряя в битве с неумолимым стражем перья. Одно мелкое перышко, подхваченное поднятым бегунами ветром, кружась, угодило мне точнехонько в ноздрю. Я оглушительно чихнул и окончательно проснулся. Из раскрытого окна потянуло свежестью, штора отдернута – не видеть выхода пернатый не мог. Впрочем, даже моих отбитых мозгов хватало, чтобы сообразить – никуда он не полетит. Не за тем явился.

– Ром, – позвал я, и он тут же остановился, – перестань гоняться за величайшим магом всех времен и народов и сядь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36