Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

Эх, если бы не Ромкина мамаша, можно было их и подвезти…

Вдруг вспомнилось, что на вечер у меня назначена встреча с одной из бесчисленных неустроенных Леночкиных подруг.

Леночка, жена Сереги Царева – милейшее создание, и от всей души желает мне счастья, причем свято уверена, что это самое счастье я найду в браке с милой и порядочной женщиной. Таких у нее в запасе имелось великое множество, и Леночка сватала мне их с завидным упорством.

Впрочем, безрезультатно.

Посмотрел на часы: при всем желании не успеваю. Позвонил Леночке и отменил встречу.

«Погоди, я еще с тобой поговорю…» – прошипела Леночка и отключилась. В том, что поговорит, я и не сомневался.

Господи, ну почему бы ей не оставить меня в покое и, для разнообразия, не поустраивать еще чью-нибудь судьбу! Сам Царев не раз советовал послать его благоверную ко всем чертям, но я так поступить не мог. Кроме них настоящих друзей у меня не было…

Мои размышления прервал стук по стеклу:

– Эй, не уснул?

– Не успел, – отозвался я, разглядывая стройные ножки в обтягивающих бриджах и тонкую, едва прикрытую короткой майкой талию женщины, стоявшей за спиной моего друга.

Движимый не столько галантностью, сколько любопытством, я вышел из машины и взглянул в лицо Ромкиной маме.

Сначала мне показалось, что освещение и память играют с моим сознанием. Это просто не могла быть она… Слегка раскосые черные глаза, полные губы, острый подбородок, густые светлые волосы, подхваченные темными очками.

Я еще не был до конца уверен, но она меня тоже узнала – расширенные глаза, рука у горла…

– Артур?! – выдохнула она.

– Юля?

– О! Так вы знакомы! – обрадовался Ромка.

– И очень давно, – подтвердила Юля, переводя взгляд с меня на сына и обратно.

– Сидели в школе за одной партой, не виделись с выпускного, – пояснил я, немного удивляясь тому факту, что Юлька совершенно не обрадовалась нашей встрече.

– Классно! – сказал Ромка, искренне не замечая повисшего в воздухе напряжения. – Ну что, поехали?

Я загрузил Юлины сумки в багажник своего видавшего виды «фольксвагена», и мы поехали.

Ромка назвал адрес, хотя мог бы этого и не делать – я отлично знал, где живут Юлькины родители. Мое детство прошло там же, в пригороде Большой Ялты.

– Как жизнь, Юлечка? – спросил я, поглядывая в зеркало заднего вида.

Моя бывшая одноклассница и первая любовь отрешенно смотрела в окно.

– Нормально, – отозвалась она. – Тебе-то какое дело, Корнеев?

– Ну ты даешь, Юль! – обиделся я. – Мы двадцать лет не виделись!

– Девятнадцать, – поправила она, – хотя это не имеет значения.

– Наверное, – согласился я, – только мне кажется, ты за что-то на меня злишься.

– Тебе именно кажется, – произнесла она с нажимом.

Снова повисла гнетущая тишина. Я смотрел на дорогу и все пытался сообразить, чем же мог ее обидеть.

Мы учились вместе, в одиннадцатом классе встречались.

Это был действительно бурный роман, со сценами ревности, истериками и жаркими примирениями. После школы, как это часто бывает, расстались. Инициатива, кстати, исходила от Юльки: она собиралась поступать в Киевский университет и не хотела в новой жизни старых привязанностей. Так как у меня тоже были свои планы, я принял отставку без особой печали. В общем, разошлись как в море корабли.

Ну и чего она теперь дуется?!

– Юль, что я тебе сделал-то? – спросил я, когда мы уже въехали в Ялту.

– А ты не догадываешься? – В ее голосе прозвучала издевка.

– О чем?!

Создавалось впечатление, что мы говорим на разных языках.

– Ма, ну чего ты на человека взъелась? – вмешался Ромка. – Арчи – мировой парень! Знаешь, как фехтует!

– Великое достижение! – фыркнула Юлька.

– А еще он меня сегодня здорово выручил! – сердито сообщил Ромка и выложил все про собственную забывчивость, автобус и бесплатное такси.

– Ах, какой опупенно заботливый товарищ! – воскликнула Юлька. – Фехтует классно! На такси бесплатно катает! Наверное, девочек вместе снимаете!

– Мать, ты что, белены объелась?! – обеспокоенно спросил Ромка.

Сомневаюсь, чтобы Юлька его услышала. Я узнал симптомы «приступа бешенства», которые с ней случались еще во времена наших свиданий. Лучше в данном случае – просто молчать и не давать ей дотянуться ни до чего тяжелого. Так что я предусмотрительно съехал на обочину и притормозил.

– Теперь он классный! Лучший друг, черт бы его побрал! – бушевала Юлька. – А где он раньше был?! Где ты был, Корнеев? Где тебя черти носили, когда ты был нам так нужен?!

Я резко обернулся и схватил ее за руки.

– О чем ты говоришь?!

– Рома – твой сын! – отчеканила она, яростно сверкая глазами.

– Не может… – начал я и не договорил. Пальцы разжались, и я медленно повернулся обратно. Перед глазами плыли круги, и вообще было такое чувство, будто кто-то хорошенько заехал мне под дых.

Мой сын… Мне не нужно было генетических экспертиз, сопоставлений дат и сроков, чтобы в это поверить. Я и раньше замечал наше с Ромкой поразительное сходство. Рост, фигура, те же черные жесткие прямые волосы, резкие черты лица… Только глаза не мои – Юлькины. Замечал, да… но мало ли на свете похожих людей?

Сын, о существовании которого я даже не догадывался. После стольких потерь и разочарований, после крушения всех надежд…

– Мать, ты чего несешь! – возмутился Ромка. – А как же папа?!

«Какой еще папа?» – удивленно подумал я и тут же испытал укол ревности.

– Михаил знал обо всем, – ровным голосом произнесла Юля, – но он любит тебя как родного. А я… никогда не думала, что когда-нибудь скажу тебе правду.

– Ну и кто тебя сейчас за язык дергал! – в бешенстве выкрикнул он и, бросив на меня ненавидящий взгляд, выскочил из машины.

– Рома, вернись! – властно крикнула Юля.

– Пешком дойду, – отозвался тот.

– Ром, ну не дури, – вмешался я.

Сынуля не удостоил меня ответом и быстро зашагал по обочине.

– Господи, и откуда ты только свалился на мою голову?! – с обидой произнесла Юля.

Я промолчал. На душе было паршиво.

– Ладно, поехали, – вздохнула Юля, – километр он и пешком пройдет, заодно поостынет.

Какое-то время я все же ехал медленно, держась рядом с Ромкой. Надеялся, что передумает. Тот не передумал и демонстративно смотрел в другую сторону.

– Он такой же упрямый идиот, как и ты, – сказала Юля. – Оставь его в покое, пусть себе дуется.

Я пожал плечами и придавил педаль газа.

– Почему ты мне не сказала? – спросил я чуть позже.

– Когда я узнала, ты уже уехал, – вздохнула она, – просто не смогла тебя найти. Ты как сквозь землю провалился.

– Где-то так оно и было… – пробормотал я. – Кстати, кто такой Михаил?

– Ты не имеешь права спрашивать! – вспыхнула она.

– Наверное, – согласился я, – но вот спрашиваю.

Она молчала и смотрела в окно.

Я свернул в знакомый переулок и затормозил у третьего от угла двора. Все та же зеленая калитка и старый абрикос, под которым мы простаивали часами, не в силах распрощаться.

– Ну вот и все, – сказала Юля и вышла из машины.

Я тоже вышел, выгрузил сумки из багажника и, несмотря на протесты хозяйки, отнес их к дому.

Пахло мокрой травой, спелыми фруктами, цветами… Ароматы юности.

Возле гаража надрывался надсадным лаем цепной пес, исправно зарабатывая на ужин, а от летней кухни к нам спешила седая полноватая старушка, в которой я с трудом узнал Юлькину маму.

Сначала две женщины обнялись, потом и на меня обратили внимание.

– Кто это с тобой? – поинтересовалась мать у Юльки.

– Э-э… – протянула та растерянно.

– Здравствуйте, тетя Галя… – не слишком уверенно сказал я.

Тетя Галя внимательнее ко мне присмотрелась.

– Объявился-таки, обормот… – ворчливо поприветствовала меня она. – Ну проходи. Сейчас ужинать будем.

Я перехватил Юлькин удивленный взгляд и тут же принялся отнекиваться. Мол, и так уже везде опоздал, много работы и все такое.

Тетя Галя особо настаивать не стала и снова ушла в летнюю кухню, а Юля проводила меня до калитки.

– Мог бы и поесть, – сказала она буднично.

Я усмехнулся.

– Боюсь, если Ромка застанет меня здесь, он и во двор не войдет.

– Под абрикосом спать не останется, – отмахнулась Юлька. – К тому же, пока дотопает, успокоится.

Я хмыкнул. Успокоится он, ага. Держи карман шире!

– Понимаешь, Ромка очень любил Мишу, – Юля попыталась как-то объяснить поведение сына, – тот был хорошим отцом, очень хорошим… Ромка долго не мог мне простить развода с ним. Думаю, для сына куда большим потрясением было узнать, что Михаил ему не отец, чем то, что этот самый отец – ты.

Краем глаза я заметил какое-то движение и, повернув голову, успел рассмотреть знакомую фигуру, скрывшуюся в тени деревьев.

Юля проследила мой взгляд.

– Упрямый идиот, – покачала она головой. – Ничего, он примет правду.

– Хотелось бы надеяться…

Юля сжала мою руку.

– Дай номер своего мобильного. Позвоню тебе попозже, расскажу, что и как.


Рома

Габаритные огни Арчева «лимузина» растворились в сгущавшихся сумерках, а мать все стояла на дороге, глядя ему вслед. Вот же…

Я покинул свое укрытие под соседским орехом, подошел к ней.

– Ма?..

Она посмотрела на меня со счастливо-задумчивым видом.

– Мать, ты чего? – Я все еще злился. – Он же бросил тебя! Нас… и теперь ты… ты простила?!

– Все не так, Рома, – не переставая улыбаться, ответила она, – Артур просто ничего не знал.

– Бедный мальчик, – хмыкнул я, – не знал, откуда дети берутся?

Мама взяла меня под руку, направляя во двор:

– Все не так просто, сын. Мы поругались, потом разъехались кто куда. Тогда мне казалось правильнее расстаться… – Она всхлипнула, быстро вытерла слезинку, жестко подытожила: – В общем, сама дура. Ты не отталкивай отца, Ром. Он очень хороший.

И, быстро поцеловав меня в щеку, бегом направилась к дому.

Н-да, мексиканское «мыло»…

Со стороны летней кухни доносились дразнящие ароматы. Желудок недвусмысленно напомнил, что обед был очень давно, и я пошел на запах.

Бабуля привычно хлопотала, собирая на стол: мамины любимые чебуреки, фаршированный перец; на тумбочке дожидалась своего часа ароматная золотистая дыня.

– Руки помыл? – Как всегда, вместо «здрасьте».

Я поплелся к умывальнику.

– И хорошо мой! С мылом!

Блин! Что в шесть, что в восемнадцать! Доживу до тридцати – и тогда бабуля тоже будет стоять и смотреть, хорошо ли я намыливаю…

– Юля! Ты руки помыла? – донесся до моего слуха властный окрик. Что и требовалось доказать.

Нагрузив тарелку всем понемногу, я отправился в дом. Возражений, как ни странно, не последовало. Похоже, «женсовет» только и ждал, когда я слиняю, чтобы обсудить последние новости. И то: мать с Нового года не приезжала, бабуля соскучилась. А тут еще явление Арчи народу!

Удобно устроившись за компом, я вошел в игру. На экране возникла постапокалиптическая картина разрушенного Нью-Йорка с неизменной статуей Свободы на заднем плане. Мой вооруженный гранатометом герой осторожно двинулся вдоль темной улицы, готовый в любой момент отразить нападение вечно голодных мутантов и не менее опасных боевых машин. Как всегда, погрузившись в игру, я не заметил, как пролетело время.

К реальности меня вернул проникающий в комнату запах сигаретного дыма. Что-то ментоловое. На часах – полвторого.

Подошел к окну, выглянул в темный палисадник:

– Мам?

Молчание.

– Мам, ты чего не спишь?

Она не ответила, наивно думая, что я не вижу бледного пятна ее платья на фоне чернильных силуэтов деревьев.

Я уж хотел снова вернуться к игре, когда услышал быстрые шаги, хлопок калитки.

– Мама!!! Мать, ты куда?

Кто б тебе ответил! Ой, ненормальная… Куда ее несет нелегкая? Да-а, свои мозги не вставишь… Кстати, ее излюбленная фраза!

Играть резко расхотелось. Выключил комп, растянулся на кровати.

Да, дела… Жизнь все-таки – штука непредсказуемая. Не опоздай я на автобус, так никогда и не узнал бы, кому обязан своим появлением на свет. Папаша Арчи… офонареть!!! Вспомнилась первая встреча: заспанный небритый таксист в мятой пожарно-красной футболке и потрепанных джинсах. И странное, тревожащее чувство, возникшее в животе, едва он подал мне руку.

Блин, а как он клинком владеет! Выходит, любовь к холодному оружию тоже по наследству передалась? Папа (тот, кого я всю жизнь таковым считал) никогда не понимал этого моего увлечения: мечи, шпаги-даги, рыцарские турниры… Действительно, как можно столько времени тратить на то, из чего нельзя извлечь выгоду? Ну да, сам-то он и на шашлыки только с «нужными людьми» ездит…

Когда вместо одного из самых престижных столичных вузов сынуля вдруг поступил в Ялтинский мединститут, «папу» чуть кондратий не хватил. На самом деле я просто сбежал. От него, с его бизнесом, пятой женой и правильной жизненной программой, которую уготовил отпрыску заботливый «родитель» и с которой я ну ни в какую не хотел соглашаться. От матери, с ее хронически неустроенной личной жизнью, кучей подружек, случайными мужиками, а также чрезмерной заботой и безапелляционностью во всем, что касается меня. Здесь, в Ялте, я сам себе хозяин. Бабушкины требования просты – мой руки и звони, если задерживаешься. Единственный человек, которого во мне устраивает абсолютно все, и даже выбор профессии. Говорит, свой доктор не помешает.

С бабушки мысли снова перескочили на Арчи. Назвать его отцом пока не получалось даже в мыслях. Да и отец из него – как из меня стриптизерша. То есть, я в принципе не могу представить этого парня на диване перед телевизором, проверяющим дневник или читающим нотации. Впрочем, Арчи, играющий с сыном в футбол или прогуливающийся по парку с собачкой, тоже рисовался расплывчато.

А что я вообще о нем знаю? Одиночка, крайне неохотно говорящий о себе, никого не подпускающий близко. На личные вопросы или не отвечает вообще, или отшучивается. Помню, про шрам на щеке спросил. В ответ: «А, фигня! Дракон когтем задел, скотина чешуйчатая!» – и смотрит насмешливо, типа – ты чего, парень, дракона живого не видел?

Зато учить меня искусству боя он согласился с ходу, причем абсолютно бесплатно, хоть я и предлагал деньги. Вообще, в качестве тренера Артур мог бы зарабатывать весьма прилично, но почему-то предпочел крутить баранку. Хотя у меня сложилось такое впечатление, что такси – не основной источник его доходов. По крайней мере, времени со мной он проводит куда больше, чем на работе. Но об этом спрашивать тоже нельзя. Зато на отвлеченные темы он готов говорить часами, постоянно поражая меня своими познаниями. Ну да, как и способностью тупить в элементарных вещах.

И эти вечные разговоры о реальном бое, настоящем противнике… причем на полном серьезе! Человек действительно уверен, что в век «калаша» и атомной бомбы бои на холодном оружии (не о ножах речь) имеют право на жизнь не только в кино и исторических реконструкциях. При этом на психа не похож и делом подтверждает собственную правоту.

Надеюсь, сегодня он не слишком на меня обиделся. И вообще, как теперь с ним общаться? Папа, блин…

Но мать… никогда ее такой не видел. Надеюсь, эти двое от переизбытка чувств не обеспечат меня братиком. То-то веселая получится семейка!..

Как-то незаметно меня сморил сон, а когда снова открыл глаза, за окном светало. Мать еще не возвращалась. И где черти носят?

Глава 2

Артур

Теплая безветренная летняя ночь, тишину которой нарушал лишь шорох прибоя да отдаленное пение какой-то пичуги. Лунная дорожка пролегла по покрытой мелкой рябью чернильной поверхности воды, протянулась почти к моим ногам, приглашая прогуляться, маня и соблазняя.

Я был один на этом пустынном пляже, наедине со своими мыслями, чувствами, воспоминаниями. Ладонь все еще хранила тепло Юлиных пальцев, а в воздухе явственно ощущался запах ее духов, хотя прошло уже несколько часов с тех пор, как мы расстались. Мистика какая-то…

А еще я то и дело доставал из кармана мобильник, чтобы убедиться, что пропущенных звонков не имеется. Нет, умом я понимал, что в два часа ночи Юлька уже десятый сон видит, но так хотелось услышать ее голос! И почему я, идиот, не узнал у нее номер мобильного?

Конечно, я мог сколько угодно говорить себе, что хочу узнать, как там Ромка. В этом была доля правды, но…

За прошедшие годы я, положа руку на сердце, крайне редко вспоминал свою первую девушку. Первое время после расставания я все же немного скучал, но потом жизнь так закрутилась, что я о ней и думать забыл. А вот встретил через столько лет и всколыхнулось что-то в памяти, в сердце…

Может, та первая, самая наивная, самая чистая любовь не прошла? Может, просто дремала, спрятавшись в самый потаенный уголок души, и ждала своего часа, чтобы вспыхнуть с новой силой. Может, все эти годы, когда я пытался пробить лбом стену, совершал самые невероятные вещи, искал и не находил какого-то глубинного смысла… все это время я просто шел домой? Сюда, на этот берег, к этой женщине, к сыну, о котором ничего не знал…

«И который теперь ничего не хочет знать о тебе, – вставил шпильку внутренний голос, специалист по неприятным, но справедливым замечаниям. – И вообще, умник, это ты сейчас обрадовался. А как отреагировал бы в семнадцать, узнав, что твоя девушка залетела?!»

Вопрос, что называется, в лоб. И сказать, не покривив душой, что подобная весть осчастливила бы меня, я не смог бы. Конечно, и тогда я не бросил бы Юльку в интересном положении, но гарантий, что не сбежал бы позже – через год, два, пять, – давать тоже не стал бы…

Еще чуть позже я услышал легкие шаги по покрытому галькой пляжу. Вообще-то пляжи в Ялте не бывают абсолютно безлюдными, но об этом окруженном скалами уголке действительно мало кто знал.

– Почему-то я знала, что застану тебя именно здесь, – сказала Юля.

Я поднял голову и посмотрел на нее снизу вверх. Белый сарафан и вязаная кофточка, наброшенная на плечи… Ни на минуту не старше семнадцати – такая же юная и прекрасная.

– Тоже не спится? – спросил я со счастливой улыбкой.

Она кивнула и села рядом.

– Только не спрашивай, зачем я пришла, потому что я и сама не знаю.

Я обнял ее за плечи и прижал к себе. Так мы просидели довольно долго.

– Ты спрашивал, кто такой Михаил, – сказала она вдруг.

– Да и черт с ним, – отмахнулся я, не желая возвращаться с небес на землю.

Юля убрала мою руку с плеча и чуть-чуть отодвинулась, обхватив колени руками.

– Он был намного старше меня, – проговорила она, глядя прямо перед собой, – бизнесмен. Ну да не важно. Между нами никогда не было чувств, лишь деловое соглашение. Когда мы познакомились, моя беременность была уже хорошо заметна. А Михаилу нужен был наследник. Он уже дважды был женат, а детей не было. Когда Ромка родился, муж так радовался, будто тот ему действительно родным был. Ну вот. А общего ребенка так и не получилось. Потом у Мишки секретарша залетела. Сказала, что от него, только я в этом сильно сомневаюсь. Короче, развелись мы. Ромке восемь было, он очень переживал. Я так и не смогла объяснить ему, почему все так произошло.

Она замолчала, а я сидел, дурак дураком, и не знал, что сказать.

– Ты прости, что я на тебя так накинулась, – тихо проговорила она, – просто… столько всего накопилось. Я подумала, как все могло быть, если бы ты… Если бы мы…

Я посмотрел на нее – на ресницах дрожали слезинки.

– Вот только реветь не вздумай… – пробормотал я растерянно. Панически боюсь истерик!

Юля кивнула и тут же разрыдалась, уткнувшись носом в мое плечо. А я поднял ее подбородок и стал целовать: глаза, мокрые щеки, губы… И все повторилось, как в первый раз, на том же самом пляже под догорающими звездами.

Гораздо позже Юля вздрогнула в моих объятиях и пожаловалась:

– Совсем замерзла.

Я протянул руку и нащупал большое пушистое одеяло, в которое мы и закутались. Юля даже не поинтересовалась, откуда оно здесь взялось.

– Расскажи, как вы с Ромой познакомились, – попросила она, устраиваясь у меня на плече.


Разбудил меня легкий хлопок по плечу. Опершись рукой о крышу машины, на меня смотрел улыбающийся черноволосый паренек лет семнадцати-восемнадцати, в синих джинсах и белой футболке, плотно облегающей довольно мускулистый торс. Рядом стояли еще двое таких же жизнерадостных подростков с рюкзаками и какими-то баулами. Все как на подбор – поджарые и одеты довольно легко. Зря вообще-то. Да, май теплый выдался, но по ночам все равно прохладно.

– В Судак не подбросите?

– Отчего нет… Всех троих?

– А что, если я за машиной побегу, дешевле выйдет? – ехидно поинтересовался чернявый.

– Ради такого зрелища, так и быть, червонец скину.

– Не-е, – поскучнел пацан, – на такой подвиг я, пожалуй, не готов…

Я назвал стандартную таксу, парни пошептались.

– По рукам!

Я открыл багажник и помог загрузить вещи. В баулах прощупывались какие-то тяжелые диски, занимающие весь объем сумки. В других сумках подозрительно звенело, и весили они тоже прилично. Что же вы такое с собой тащите? А еще мне не давал покоя этот чернявый. Что именно с ним не так, понять я не мог, но будоражащее и странно знакомое ощущение не отпускало, поселившись гудящим комком в животе.

Хлопнули двери, троица уселась в авто, причем черноволосый сел справа от меня. Мягко заурчал, просыпаясь, двигатель, машина тронулась с места, объезжая невесть откуда взявшийся зонтик над холодильником с разливным квасом, и вырулил на дорогу.

Ткнув пальцем в магнитолу, врубил радио. Из колонок полились струнные переборы, и Хэтфилд затянул «Nothing Else Matters».

– На отдых приехали? – неистребимая тяга всех таксистов потрепаться за рулем наконец-то прорезалась и во мне.

– Не совсем, – ответил русоволосый парень, сидящий у меня за спиной. Он открыл окно и, зажмурившись от удовольствия, подставил лицо ветру. – Сегодня «стальная лига» в Судаке проводит турнир по историческому фехтованию. Мы тоже участвуем, – добавил он с видимой гордостью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36