Сергей Соломин.

Банковский кредит: проблемы теории и практики



скачать книгу бесплатно

Такой подход к определению места кредита в главе 42, когда содержание отсылочной нормы стало единственным весомым аргументом отнесения кредита к разновидности займа, вызывает некоторую растерянность. Наши возражения касаются следующего.

Во-первых, норма п. 2 ст. 819, как уже отмечалось, является отсылочной и выступает примером особого юридико-технического приема, способом регулирования, когда имеет место «отсылка к регламентации сходных отношений, установленная законодательным порядком»[23]23
  Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Под ред. Е. А. Суханова. 2-е изд. перераб. и доп. М., 2002. С. 224. См. также: Словарь гражданского права / Под ред. В. В. Залесского. М.: ИНФРА-М, 1997. С. 16—17.


[Закрыть]
. Цель такого субсидиарного (дополнительного) применения заключается в первую очередь в исключении дублирования нормативного материала.

Во-вторых, подобную конструкцию отсылочной нормы законодатель использует и при урегулировании других обязательственных отношений. Приведем только два законодательных примера. Так, п. 2 ст. 567 ГК РФ гласит: «К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (гл. 30), если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены» (курсив мой. – С. С.). Трудно предположить, что приведенная норма позволяет усомниться в самостоятельности данной договорной конструкции[24]24
  Подобный юридический прием используется также в ст. 1011 «Применение к агентским отношениям правил о договорах поручения и комиссии» ГК РФ, ст. 834 ГК РФ «Договор банковского вклада» (абз. 1 п. 3), ст. 585 «Отчуждение имущества под выплату ренты» (п. 2) ГК РФ.


[Закрыть]
. Напротив, доктринальный подход выражается в определении договора мены как самостоятельного типа гражданско-правового договора. Второй пример касается возможности применения положений договорных обязательств к правовому институту действия в чужом интересе без поручения, что, естественно, не умаляет самостоятельности последнего, являющегося по своей правовой природе внедоговорным обязательством. Так, ст. 982 ГК РФ определяет, что «если лицо, в интересах которого предпринимаются действия без его поручения, одобрит эти действия, к отношениям сторон в дальнейшем применяются правила о договоре поручения или ином договоре, соответствующем характеру предпринятых действий, даже если одобрение было устным» (курсив мой. – С. С.).

В-третьих, если обратиться к структуре глав Гражданского кодекса, посвященных, в частности, купле-продаже, аренде, подряду, то можно с уверенностью утверждать, что законодательная позиция определения видов гражданско-правовых договоров в рамках соответствующих глав выражается иначе, чем посредством использования отсылочных норм.

Таким образом, все параграфы главы 42 ГК РФ регулируют самостоятельные виды договорных конструкций, а именно договор займа, кредитный договор, договор товарного кредита, и обязательство, возникающее из коммерческого кредита.

Возвращаясь к структуре главы 42, заметим, что параграф второй «Кредит» гл.

42 посвящен непосредственно банковскому кредиту, а не кредиту вообще. В свою очередь, параграф третий «Товарный и коммерческий кредит» данной главы, напротив, четко выделяет еще две разновидности кредита помимо той, которая указана во втором параграфе. Поэтому для устранения искаженного толкования структуры главы 42 ГК РФ представляется возможным уточнить название параграфа второго и сформулировать его как банковский кредит, что позволит четко разграничить разновидности общей категории «кредит».

Большинство договорных (возмездных) конструкций имеют двусторонний характер, состоят из двух основных обязательств, содержание которых выражается в наличии соответствующих субъективных прав и корреспондирующих им субъективных обязанностей. Одно из таких обязательств, как правило, связано с передачей денежных средств в оплату товара, работ или услуг и поэтому является характерным для всех договоров, не отражая тем самым специфики каждого из них. Следовательно, встречное обязательство обязательству по передаче денег можно рассматривать как квалифицирующее для определения существа гражданско-правового договора, которое, в свою очередь, и нашло отражение в названии глав и параграфов части второй Гражданского кодекса. При определении такого квалифицирующего обязательства можно руководствоваться законодательным приемом, нашедшим выражение при определении применимого права к договору в рамках ст. 1211 ГК РФ. Речь идет об общем подходе толкования положения п. 1 ст. 1211 ГК РФ: «право страны, с которой договор наиболее тесно связан». По общему правилу (п. 2 ст. 1211) оно определяется как право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (курсив мой. – С. С.). Помимо общего правила определения права страны, с которой договор тесно связан, законодатель оказывает помощь в определении такого права и указывает (п. 3 ст. 1211), что в договоре купли-продажи стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, выступает продавец, в договоре дарения – даритель, в договоре аренды – арендодатель, в договоре подряда – подрядчик и т.д. То есть для договора купли-продажи квалифицирующим обязательством выступает обязательство по передаче вещи (товара) в собственность, для договора аренды – обязательство по передаче имущества во временное владение и пользование или во временное пользование, в договоре подряда – обязательство по выполнению работы и передаче результата работы заказчику[25]25
  См.: Соломин С. К., Соломина Н. Г. Международное частное право (общая часть): Учебное пособие. Чита: ЗИП СибУПК, 2004. С. 59.


[Закрыть]
. Сложнее обстоит дело с определением такового обязательства применительно к главе 42 ГК РФ.

При определении стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора займа и кредитного договора, законодатель определяет ее как заимодавец и кредитор соответственно, в чем, как нам представляется, прослеживается непоследовательность законодателя, вступающая в противоречие с положениями главы 42. Речь идет о том, что в договоре займа присутствует только одно обязательство, связанное с возвратом заемщиком заимодавцу суммы займа или равного количества других полученных им вещей того же рода и качества. Следовательно, применительно к договору займа можно вести речь только об одном обязательстве, которое по смыслу п. 2 ст. 1211 ГК РФ и должно стать квалифицирующим. Другими словами, именно исполнение заемщика имеет решающее значение для содержания договора займа, а значит, применимое право должно определяться через право страны, где находится место жительства или основное место деятельности заемщика. Для кредитного же договора, являющегося по своей природе двусторонним, характерно наличие двух обязательств, из которых только одно можно признать квалифицирующим. Таким обязательством выступает обязательство по предоставлению суммы кредита кредитором заемщику, а, следовательно, применимое право будет определяться через место жительства или место осуществления деятельности кредитора[26]26
  Учитывая изложенное, законодателю следует либо изменить содержание п. 3 ст. 1211 ГК РФ в части, касающейся определения стороны, исполнение которой имеет решающее значение для договора займа, либо отнести определение применимого права через право страны заимодавца к специальным случаям п. 4 ст. 1211 ГК РФ.


[Закрыть]
.

Таким образом, можно заключить, что название параграфа первого «Заем» главы 42 соотносится с обязательством по возврату заемщиком заимодавцу суммы займа или равного количества других полученных им вещей того же рода и качества, а название параграфа второго «Кредит» с обязательством по предоставлению суммы кредита кредитором заемщику.

В юридической литературе под кредитными отношениями предлагается понимать все правовые отношения, возникающие при предоставлении (передаче, использовании и возврате) денежных средств или других вещей, определяемых родовыми признаками, на условии возврата[27]27
  См.: Компанеец Е. С., Полонский Э. Г. Применение законодательства о кредитовании и расчетах. М., 1967. С. 72, 73.


[Закрыть]
.

При этом под кредитным правоотношением было бы неправильно понимать всякое правоотношение, возникающее при передаче ценностей, когда получение их эквивалента отделено некоторым промежутком времени. При таком понимании к числу кредитных следовало бы отнести отношения, возникающие из купли-продажи, поставки, подряда, перевозки, т.е. те, которые состоят в передаче товаров или предоставлении услуг до их оплаты[28]28
  Такого подхода, в частности, придерживались Э. Г. Полонский (Правовые основы банковского кредитования промышленности в СССР. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1963. С. 5) и Я. А. Куник (Кредитные и расчетные отношения в торговле. М., 1970. С. 7).


[Закрыть]
.

Представляется не совсем обоснованным вывод Л. Г. Ефимовой, который она делает из выше указанного определения кредитного правоотношения, предложенного Э. Г. Полонским в 1960-х годах. Так, Л. Г. Ефимова полагает, что «все кредитные правоотношения сводились, в основном, к договору займа»[29]29
  Ефимова Л. Г. Теория и практика заемно-кредитных отношений // Юридический мир. 2000. № 1. С. 23.


[Закрыть]
. Если же быть точными, Э. Г. Полонский в то время указывал, что «весь сложный комплекс гражданско-правовых отношений возникает из трех сложившихся в советском гражданском праве самостоятельных договоров: договора займа, договора вклада, расчетного и текущего счета и договора банковской ссуды»[30]30
  Полонский Э. Г. Правовые основы банковского кредитования промышленности в СССР. М., 1963. С. 5.


[Закрыть]
.

Банковский кредит как обязательство отличается от заемного обязательства по признаку направленности. Содержание заемного обязательства сводится к обязанности заемщика вернуть заимодавцу ранее полученную денежную сумму или ранее полученное количество вещей того же рода и качества, а, следовательно, данное обязательство определяется действием, направленным от заемщика к заимодавцу. Банковский же кредит (кредитное обязательство), выступая квалифицирующим обязательством для определения содержания кредитного договора, должно определяться как обязательство, в силу которого кредитор (банк или иная кредитная организация) обязан предоставить денежные средства (кредит) заемщику, а заемщик имеет право требовать от кредитора такой передачи в размере и на условиях, предусмотренных кредитным договором. То есть речь идет о направленности действия от кредитора к заемщику. Совершение действия обязанным лицом в кредитном обязательстве создает долг на стороне заемщика, и поэтому в чистом виде не является денежным обязательством, которое (в узкой трактовке) всегда направлено на погашение денежного долга платежом.

Таким образом, именно направленность банковского кредита от кредитора к заемщику отличает его от заемного обязательства. Причем такая направленность присутствует и в других видах кредита, а именно товарном и коммерческом.

Категория «банковский кредит» соотносится только с одним обязательством, возникающим из кредитного договора и квалифицирующим его в качестве такового. Банковский кредит не обозначает все те обязательства, которые возникают из кредитного договора, поскольку, выступая правоотношением, он не может представлять собой несколько правоотношений. В этом подходе проявляется нецелесообразность разграничения гражданских правоотношений на простые и сложные, где последние предлагается рассматривать как правоотношения, в которых обе стороны обладают как правами, так и обязанностями[31]31
  В. П. Грибанов говорил о возможности деления гражданских правоотношений на простые и сложные. См.: Советское гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. В. П. Грибанова, С. М. Корнеева. М.: Юридическая литература, 1979. С. 103.


[Закрыть]
. «Понятие сложного обязательства никак не вписывается в понятие о правоотношении вообще, как связи, состоящей из одного права и одной обязанности»[32]32
  Белов В. А. Гражданское право: Общая и особенная части. Учебник. М.: АО «Центр ЮрИнфор», 2003. С. 696.


[Закрыть]
. Содержанием обязательства как гражданского правоотношения являются субъективное право и корреспондирующая ему субъективная правовая обязанность. В кредитном обязательстве мы ведем речь о праве заемщика требовать предоставления денежной суммы (кредит) и об обязанности кредитора предоставить данную сумму, которые «находятся в неразрывном диалектическом единстве, получающем свое выражение в реальных общественных отношениях»[33]33
  Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М.: Статут, 2000. С. 569.


[Закрыть]
, между заемщиком и кредитором.

При исследовании категории «банковский кредит» обращает на себя внимание некоторая вольность современных ученых в использовании терминологии, когда одни термины подменяются другими или используются в неточной формулировке. Так, при первом осмыслении названия статьи В. В. Витрянского «Категории «кредит» и «кредитные правоотношения» в гражданском праве» можно сделать вывод, что автор разводит указанные категории, что отчасти подтверждается и выводами, завершающими научную статью. Автор определяет, что в гражданско-правовом смысле категория «кредит» может означать лишь вид заемного обязательства, по которому одна сторона обязуется предоставить другой стороне денежную сумму или определенное количество вещей, определяемых родовыми признаками, а последняя – возвратить в установленный срок соответствующую денежную сумму или такое же количество вещей того же рода и качества[34]34
  См.: Витрянский В. В. Категории «кредит» и «кредитные правоотношения» в гражданском праве. С. 18.


[Закрыть]
. Кредитные правоотношения определяются ученым как «обязательство, вытекающее из кредитного договора, договора товарного кредита, либо обязательство коммерческого кредита»[35]35
  Там же.


[Закрыть]
.

Выходит, что кредит определяется как вид заемного обязательства, а кредитные правоотношения – как обязательство, вытекающее из кредитного договора, договора товарного кредита, либо как обязательство коммерческого кредита. С одной стороны, видно, что и кредит, и кредитные правоотношения определяются через термин «обязательство», а значит, можно предположить тождественность исследуемых автором категорий. С другой стороны, содержание категории «кредит» как вида заемного обязательства В. В. Витрянским определяется через два обязательства, а именно обязательство по предоставлению денежной суммы или определенного количества вещей, определяемых родовыми признаками, и обязательство по возврату соответствующей денежной суммы или того же количества вещей того же рода и качества. Другими словами, ученый говорит о кредите как о некотором виде заемного обязательства, которое по его же определению состоит как минимум из двух обязательств. Термин же «кредитные правоотношения» определяется как обязательство в единственном числе. Остается непонятным, а какое обязательство, вытекающее из кредитного договора, ученый все же относит к кредитным правоотношениям.

Количество обязательств, определяющих содержание исследуемых В. В. Витрянским правовых категорий, можно было бы положить в основание разведения последних, если бы ученый по ходу изложения своей научной позиции на кредит и кредитные правоотношения не использовал бы смысловые связки, которые не укладываются в его же выводы. Например: «Что же касается категории «кредитные правоотношения», то в гражданском праве ее смысл сводится к обозначению обязательств, возникающих из кредитного договора, договора товарного кредита, а также самого обязательства коммерческого кредита»[36]36
  Витрянский В. В. Категории «кредит» и «кредитные правоотношения» в гражданском праве. С. 12.


[Закрыть]
(термин «обязательство» используется во множественном числе. – Авт.); «Что же касается категории «кредит» в правовом смысле… данная категория служит для обозначения трех видов договорных обязательств: кредитного договора, договора товарного кредита и обязательства коммерческого кредита…» (непонятно чем данная формулировка отличается от предыдущей. – Авт.), а далее «…все три названных вида договорных обязательств… представляют собой отдельные виды заемных обязательств…»[37]37
  Там же. С. 11.


[Закрыть]
(можно предположить, что не кредит обозначает отдельные вид заемного обязательства, а каждое из приведенных обязательств. – Авт.); «Родовая принадлежность всех названные трех видов кредита к договору займа…»[38]38
  Там же.


[Закрыть]
(в данном примере три вида кредита относятся уже не к видам заемных обязательств, а уже к видам договора займа. – Авт.). Позволим оставить выше приведенные примеры без комментария.

При понимании сущности банковского кредита важно учесть, что некоторые ученые при исследовании содержания данной категории отказываются от применения категориального аппарата обязательственного права, признавая за ней качества публично-правового явления. Так, в одном из современных диссертационных исследований банковский кредит предлагается определять как «экономическую взаимосвязь общественных отношений, в процессе которой аккумулированные банком денежные средства предоставляются потребителям-заемщикам на условиях срочности, платности, возвратности, в порядке, предусмотренном нормами права»[39]39
  Боброва О. В. Правовые основы государственного регулирования банковского кредитования: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 8.


[Закрыть]
. Не останавливаясь на изучении данного подхода в понимании банковского кредита, заметим, что он весьма напоминает точку зрения В. Ф. Кузьмина, разработавшего в свое время категорию «банковского кредита» в рамках теории «хозяйственного права». Так, ученый писал: «Банковский кредит, обусловленный объективными экономическими предпосылками, но возникающий в результате организационно-правовой деятельности государства, существует и проявляется как правоотношение, то есть как общественное отношение по аккумуляции денежных средств и предоставлению их в распоряжение хозорганов на условиях возвратности и возмездности, которое предусмотрено, организовано и урегулировано нормами права»[40]40
  Хозяйственное право: Учебник / Под ред. В. В. Лаптева. М.: Юрид. лит., 1983. С. 338.


[Закрыть]
(курсив мой. – С. С.).

§2. Понятие кредитной деятельности

Предоставление денежных средств по кредитному договору осуществляется в рамках кредитной деятельности банка. Кредитная деятельность, выступая разновидностью банковской деятельности, является также структурным элементом последней, через содержание которой только и возможно уяснить сущность кредитной деятельности. Несмотря на то что законодатель ввел и широко использует термин «банковская деятельность», легальное определение этого термина отсутствует. Естественно, что для раскрытия кредитной деятельности можно обратиться к содержанию родового понятия по отношению как к кредитной, так и банковской деятельности, а именно предпринимательской деятельности. Однако и в отношении последней законодатель ограничился только качественными, а не содержательными характеристиками. Статья 2 ГК РФ определяет, что «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Нетрудно заметить, что предпринимательская деятельность раскрывается посредством использования того же термина «деятельность» с указанием на то, что это деятельность «самостоятельная», деятельность, «осуществляемая на свой риск», деятельность, «направленная на систематическое получение прибыли». Сам же термин «деятельность» оставлен законодателем без внимания.

Можно заключить, что ст. 2 ГК РФ определяет признаки предпринимательской деятельности, при проявлении одновременно в совокупности которых мы можем вести речь о таковой. Следовательно, посредством признаков предпринимательской деятельности можно выявить особенности правового режима банковской деятельности[41]41
  Под правовым режимом банковской деятельности следует понимать порядок осуществления такой деятельности и последствия несоблюдения установленных правил.


[Закрыть]
. В частности, можно определить такие режимные требования, как требование государственной регистрации и лицензирования, требование о запрете на занятие производственной, торговой и страховой деятельностью, требование законности осуществления банковской деятельности. Что же касается определения содержательной части категории «банковская деятельность», то из смысла положений специального банковского законодательства последняя раскрывается через категорию «банковская операция». Так, О. М. Олейник говорит, что «о банковской деятельности может идти речь в тех случаях, когда имеет место совершение любого вида перечисленных законодателем банковских операций как самим банком, так и иными кредитными организациями»[42]42
  Олейник О. М. Основы банковского права: Курс лекций. М.: Юристъ, 1997. С. 26.


[Закрыть]
. Совершение «любого вида», как нам представляется, предполагает многократность осуществления операций соотносимых с содержанием любой из банковских операций, указанных в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»[43]43
  СЗ РФ. 1996. № 6. 492.


[Закрыть]
(далее – Закон о банках и банковской деятельности), основываясь в первую очередь на признаке систематичности деятельности.

Следовательно, можно утверждать, что банковская деятельность представляет собой систему постоянно осуществляемых банковских операций надлежащим субъектом (банком или иной кредитной организацией) на основании лицензии Банка России.

Отсутствие законодательного определения банковской деятельности предоставило некоторую свободу в понимании данного термина, общими чертами которой выступают следующие: банковская деятельность выступает разновидностью предпринимательской деятельности; осуществление банковской деятельности предполагает наличие лицензии Банка России. Однако попытки некоторых ученых обозначить границы банковской деятельности приводят к искажению ее правовой сущности.

Так, К. Т. Трофимов определяет банковскую деятельность как «основанную на законе либо лицензии предпринимательскую деятельность кредитных организаций на рынке финансовых и связанных с ними услуг по выполнению функций посредничества в кредите, платежах и обращении капитала»[44]44
  Трофимов К. Т. Проблемы правоспособности банка // Хозяйство и право. 2005. № 4. С. 89.


[Закрыть]
. Представляется, что приведенная трактовка исследуемого термина имеет ряд недостатков.

Во-первых, непонятно, в каком случае кредитная организация основывает свою деятельность не на лицензии, а на законе. По ходу своих рассуждений К. Т. Трофимов уточняет, что банковскую деятельность, основанную на законе, совершает непосредственно Банк России[45]45
  Там же.


[Закрыть]
. Не возражая по существу сказанного, укажем на одно несоответствие: Банк России согласно действующему законодательству не является кредитной организацией, а поэтому не попадает в субъектный состав, указанный ученым в определении.

Во-вторых, ученый по определению смешивает два различных термина, а именно термины «банковская деятельность кредитной организации» и «предпринимательская деятельность кредитных организаций на рынке финансовых и связанных с ними услуг», отличие которых отмечает в дальнейшем и сам К. Т. Трофимов: «Понятие «деятельность кредитной организации» – более широкое, чем понятие «банковская деятельность», включающее в себя также и деятельность кредитной организации, не являющейся банковской»[46]46
  Трофимов К. Т. . Проблемы правоспособности банка. № 4. С. 90.


[Закрыть]
.

В-третьих, ученый говорит о некоем посредничестве в кредите, что, как нам представляется, противоречит природе последнего. Посредничество в кредите со стороны банка как таковое отсутствует, поскольку именно банк выступает кредитором, стороной, предоставляющей денежные средства на условиях платности, срочности и возвратности.

В-четвертых, вызывает возражение возможность использования в одном терминологическом ряду такие термины, как, «кредит», «платежи» и «обращение капитала», разграничение которых представляется невозможным по причине их несопоставимости. Термин «платежи», возможно, используется ученым в значении термина «расчеты», что, естественно, не одно и то же. Гораздо труднее с определением содержания термина «обращение капитала», относящегося в большей степени к экономической теории, что не позволяет его соотнести с терминами «кредит» и «платежи» с точки зрения права.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7