Сергей Скиба.

Амадзин



скачать книгу бесплатно

© Сергей Скиба, 2017


ISBN 978-5-4474-6736-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Человек в сером плаще вскочил из-за стола. Умело выхватил клинок, сразу заметно – носит он его не для красоты. Сабля что-ли? Похоже. Он даже попытался размахнутся, чудак, кто же так машет в ограниченном пространстве с такими противниками? Это не шпана пьяная которую таким финтом разогнать можно.

А вот горцы всегда действуют слаженно, даже если незнакомы друг с другом, старцы говорят – Кровь Гор подсказывает. Сзади серого ухватили за капюшон вынуждая потерять равновесие, кто-то уже повис на руке держащей клинок, кто-то двинул в челюсть. В заведении Грима такие вещи отработаны до автоматизма. Стоит незнакомцу повести себя агрессивно и он уже на полу и обычно без сознания.

Я вернулся к своей каше с мясом, потасовки такого рода здесь происходят редко, но с завидным постоянством, насмотрелся уже. Да и гость особых успехов не достиг, пусть и знает с какой стороны за меч браться, а упал и был потоптан быстро. Вот мой дед в молодости навёл тут шороху, было дело, бабуля рассказывала.

Меня и привлёк то только странный типаж гостя: плащ мехом не подбит, сапожки на тонкой подошве, по камням в таких не походишь, сабля опять же. Никогда таких личностей не встречал, а ведь народу тут вертится уйма и все из разных мест.

В таверне Грима обычно собираются только караванщики – проводника нанять. Торговцы переводящие караваны через горы – народ битый, знают с кем как разговаривать, кому улыбаться, а от кого держаться подальше. А этот видимо в Горнаре впервые и к караванам никакого отношения не имеет. Путешественник что-ли? Такие тоже время от времени появляются, но одеты они не так странно, да и ходят не в одиночку.

Кто-то сел напротив, тяжело сложив руки на столешницу и кашлянув. Я демонстративно медленно оторвался от миски. Ух ты, быстро серый плащ оклемался, синяки не скоро пройдут, но взгляд ясный и двигается нормально. Прошлый раз, человек попавший под раздачу пряников, провалялся пару часов пока в себя пришел.

– Прошу прощения. – Сказал подсевший и потёр распухающую челюсть. – Мне сказали вы проводник.

– Вам не соврали. – Я протянул через стол руку. – Тан Оттан.

– Брадли. – Крепкое рукопожатие, силён не смотря на субтильность. – Мне срочно нужно на ту сторону. Как можно быстрее.

Ну теперь понятно почему он сразу после драки не ушел. Обычно гость таверны получивший по макушке быстро ретируется восвояси и не появляется несколько дней. Этому значит срочно нужно, а за срочность и цену можно поднять. Тем более, что никто из горцев его не поведёт, он же с ними поцапался. Парни теперь пока не остынут, с ним и говорить не станут. Вот только чего он с ними поцапался? Не хотелось бы вести через горы забияку какого-нибудь. Больше неприятностей и мороки чем выгоды.

– Прежде чем перейдём к делу хотелось бы узнать причину потасовки.

– А… – Развёл руками Брадли. – Я бы объяснил, но она мне самому непонятна.

Я только спросил у них о проводнике и добавил что желательно чтобы это был не какой-нибудь ворчливый гном. Они начали…

– Что? – Ну даёт, точно первый раз в горах и чтобы убедится показал пальцем на ребят. – Вы это сказали ИМ?

– Да, а что собственно…

– Но они же горцы. – Я понизил голос. – Кстати, они не любят когда их называют гномами. Если хотите к кому-нибудь обратится используйте слово: «горец».

– Да? – Брадли недоверчиво покосился на парней, те ничуть не смущаясь обсуждали случившуюся драку. – Выглядят как люди.

– Жители долины, видимо, думают что горцы это коротышки с длинными мохнатыми бородами и мерзким характером?

– К моему стыду, вы недалеки от истины. – Кивнул Брадли. – Признаться ранее я не выезжал за пределы лесов и до меня доходили именно такие сведения.

– На самом деле горцы, почти, не отличимы от людей. Ростом, конечно, на голову ниже, да и ворчуны ещё те, ну а так… – Я усмехнулся. – Вы не первый человек попавший впросак.

– Это я понял сразу, по тому как ловко меня обезоружили. Даже оцарапать никого не удалось, хотя раньше я считал себя неплохим воином. Кстати, мне вернут саблю или можно с ней попрощаться?

– В одиночку одолеть группу горцев нереально, а оружие вернут, когда будете уходить. Намекните об этом Гриму когда будете расплачиваться – это владелец таверны.

– Фух. Гора с плеч. Так как насчёт проводника?

– Он у вас есть. – Кивнул я, нормальный мужик оказался этот гость, не задиристый, без излишнего гонора и видимо служивый, таких водить одно удовольствие, ну а то, что с парнями подрался это от недостатка опыта, бывает. – Если сойдёмся в цене.

– О! Цена меня не волнует. – Отмахнулся Брадли. – Мне главное быстро.

Опа! Приехали, а производил такое хорошее впечатление, но я проводник не первый день и точно знаю: люди которых не волнует цена – не путешествуют в одиночку. Если человек идёт один и говорит что-то подобное он не собирается расплачиваться вовсе или расплатится ножом в спину. Однако, не похож этот серый плащ на бандита, совсем не похож.

Итак, мы имеем странно, не по погоде, одетого парня. Вооружение для наших районов редкое более свойственное кавалерии или флоту, идёт один, спешит, в местных обычаях не разбирается, платить не собирается. А может это сынок богатых родителей куролесит? Принц какой-нибудь? Денег море, закон не писан – хочу награжу, хочу зарежу. Да ну, бред, лица высокой крови так не разговаривают – без спеси и гонора, без превосходства. Слишком прост для голубой крови. Хотя по говору видно, что и не простолюдин.

– Две сотни. – Я непомерно завысил свою обычную цену, глядя на реакцию парня.

– Идёт. – Легко кивнул Брадли.

– Деньги вперёд. – Лицо собеседника вытянулось, а что ты думал? Бесплатно покататься? Только не на мне.

– Это, как-то, странно. Мы ещё здесь, а деньги уже отдай.

– Ничего странного. Стандартная мера предосторожности. Горы место опасное, мало ли что может случится. Да и не привыкли мы деньги с собой таскать, в горах они ни к чему. Если беспокоитесь о моей порядочности, наведите справки, тут меня все знают. – Я обвёл рукой помещение таверны нарочно повышая голос на последней фразе.

Горцы за соседними столиками заинтересованно оборачивались и окидывали Брадли злыми взглядами: неужели в слове горца кто-то сомневается?

– Я много слышал о проводниках. Ваше слово высоко ценится. – Поспешно заявил мужчина. – Я согласен.

Про проводников он слышал, а горцев назвал гномами? Попахивает королевской охранкой – тем говорят только то, что они должны знать и ни слова более. Гость вынул кошелёк и выложил две сотенные монеты. Не торгуясь! Судя по распухшему кошельку цена его действительно не волнует. Подозрительный тип. Я рос среди горцев, для них любой так бездарно распоряжающийся деньгами подозрителен, а учитывая остальные странности разумнее отказаться от такого клиента.

Но когда это я вел себя разумно? Мой дед с бабкой держат лучшую кузницу в по правую сторону гор, к ним очередь на пол года растянулась, а я проводником подрабатываю вместо того чтобы грызть науку кузнечного мастерства. Тут многие, завидев меня, пальцем у виска крутят. Ну да пусть их. Не понимают некоторые, что главное в жизни – разнообразие и независимость, остальное приложится.

Школу кузнецы я давно прошел, работа с металлом давалась мне легко, что не удивительно – все предки кузнецы. А вот ковать однообразные фальшионы для гвардейцев не моё, надоедает. Ничего же другого дед с бабушкой, практически, не делают. От королевских заказов не отвертишься. Короли у нас любят чтоб личная гвардия была вооружена только лучшим оружием, а кто у нас лучшие кузнецы, к кому очередь на полгода? Вот, вот.

Иногда выпадает шанс создать что-то выдающееся из мирфила, но этот метал добытчики находят очень редко и ковать из него можно, только для особ королевской крови и только в пещерной кузне у поста. Вот и выходит, что у горна я стою раз в год, а то и реже и кую не что захочется, а очередной кинжал очередному потомку Квеизакотла. Ну хоть что-то.

С другой стороны, агентов охранки я уже водил, их ничего кроме своего приказа не интересует и платят они без долгих разговоров. Поэтому, спрятав гонорар я повёл клиента к торговцу снаряжением. Неприметная лавка через дорогу. Впрочем таких лавок в Горнаре – каждая вторая. Тут либо торгуют снаряжением, либо держат кузницу или плавильню, либо добывают руду. Ну или как я, через Живые горы караваны водят, но таких идиотов мало. Опасное это дело, требующее идеальной памяти – дорога через перевал быстро меняется.

В прошлом году Мерик, один из проводников, сломал ногу и четыре месяца провёл на костылях. Когда оправился и решил вернутся к работе ему пришлось меня нанимать, чтобы хоть немного разведать путь на левую сторону, так неузнаваемо изменился ландшафт. Такие вот у нас горы – живые. Растут, передвигаются, меняются. Если ты не ходил через перевал полгода можешь смело считать что никогда на нём не был.

– Привет Сивик. – Махнул я торговцу. – Собери клиенту набор номер один.

– Эм… – Начал Брадли.

– Это входит в цену перехода. – Перебил я его. – Не хочу чтобы во время пути возникли трудности из-за того, что у тебя нет необходимого минимума нужных вещей. К тому же ты берёшь их только напрокат.

– А, ну ладно.

Сивик, не сказав ни слова, но скорчив недовольную гримасу скрылся в подсобке. Вечно хмурый широкоплечий бородач, вот кто действительно похож на гномов которых представляют себе жители долины.

Они с братом придумали неплохой бизнес. Накладно покупать снаряжение только для того чтобы один раз пересечь перевал. Парни сдавали вещи напрокат в стандартных наборах. Сивик с правой стороны перевала, Савик с левой. Перебираешься на противоположную сторону и сдаёшь набор второму брату – удобно. Платить полную цену нужно только если что-то сломалось или потерялось.

Через минуту торговец вышел и протянул Брадли мешок с таким видом будто отдаёт самое ценное, самое последнее и даром. Брадли пришлось несколько раз дёрнуть мешок прежде чем Сивик выпустил его из рук. Я ободряюще похлопал клиента по плечу и знаком показал что бы не обращал на поведение торговца внимания.

– Негостеприимно у вас, хмуро. – Сказал Брадли когда мы оказались на улице.

– Суровая местность – суровые нравы. – Пожал я плечами, не говорить же что торгующего горца, хлебом не корми дай только цену себе и своему товару набить. – Но веселится ребята тоже умеют. Выходим завтра утром.

– А сейчас нельзя? Я очень спешу. Мне говорили ты можешь перевести одиночку за три дня.

– Вот как? – Не знает как правильно с горцами разговаривать, зато знает про короткую тропу и знает меня, точно охранка или контрабандист. – Тогда лошадь нужно продать, она там не пройдёт.

– У меня нет лошади. – Пожал плечами Брадли.

– Отлично. – У него и лошади нет? Не тянет на контрабандиста. – А как сюда добрался?

– С караваном.

Ага, как же. Последний караван прибыл позавчера, а гость появился только сегодня. При этом ему нужно на ту сторону очень срочно. Я потёр шею, она у меня неприятности чует издали. С другой стороны: парень может просто убегать от чего-то. Это многое объясняет: и спешку, и неподготовленность. Только не объясняет как он сюда добрался.

А что собственно я переживаю? В горах он меня не тронет, а в Нарагоре (город с левой стороны перевала) я ему не позволю, да и смысл ему меня трогать? Деньги он уже отдал, а брать их с собой я не собираюсь. Если из королевских служб – переведу его и на этом всё, там ребята закон уважают и проблем не предвидится. Если беглый бандит-контрабандист и за ним погоня, то я ещё и на загонщиках заработаю, нужно только будет вернутся побыстрее, чтоб они с кем другим не ушли.

– Ладно. Подожди в таверне, я за вещами схожу. – И добавил на всякий. – Да и деньги выложу, не таскать же с собой.

– Что-то нет желания опять в таверне сидеть. – Поморщился Брадли.

Учитывая как он расстался с горцами и не удивительно. Да и Грим, отдавая саблю, смотрел на гостя волком – как умеет только Грим, будто собирается при следующей встрече прибить. Это у него приём бизнеса такой – внушать посетителям страх, чтобы не шалили, а то, что треть из них вообще после этого не приходит Грима не волнует, основная масса посетителей приезжие и надолго они тут не задерживаются. Одним больше, одним меньше.

– Тогда иди по дороге вверх пока не упрёшься в ворота. Не заблудишься. Жди там, догоню.

Городок у нас маленький. Можно сказать одна улица, да несколько переулков. Зато постройки все добротные каменные. Изнутри утеплённые глиной вперемешку с соломой. За ними приходится ездить в долину, в горах только камень, снег, да редкие деревья, приезжие их почему-то кустами обзывают.

Почти при каждом доме кузница или плавильня. Дым от мастерских стелется над крышами постоянно. Мастера Горнара славятся по всему королевству. Теперь только тут, да ещё в Нарагоре можно купить настоящие клинки горцев. Не какие-нибудь поделки, а настоящую подгорную сталь прославленную веками.

Семьдесят лет назад король Квеизакотл разорил великую столицу горцев Сталагор и всё наследие великого города теперь помещается в этих двух маленьких посёлках. Переселяться в низины коренные жители категорически не согласны. Потому люди живущие в долинах мало знают о горцах. Нет больше того великого, гордого народа, что контролировал Живые горы, так, небольшая группа беженцев из разорённой столицы. Вот и название им придумали – гномы, сказочные коротышки-бородачи живущие в пещерах.

В лицо их, конечно, так называть не стоит, любой горец в два-три раза сильнее среднего человека, хоть и ростом меньше. А ещё горцы драться любят, бывает, что и просто так, для поддержания формы или поднятия настроения. Заводиться с ними себе дороже.

Я заскочил в дом, накинул плащ и схватил всегда готовый к походу мешок. На подъём я лёгок. Люблю дорогу.

Брадли ждал у ворот. Мы ещё не вышли, но он уже подрагивает от холода. То ли ещё будет в горах, где от пронизывающего ветра укрыться негде.

– В твоём мешке накидка на меху. Пользуйся. – Подмигнул я клиенту и бодро зашагал вперёд. – Не отставай.

Начало пути, довольно лёгкое. Пологий подъём по постоянной тропе. Меняющиеся скалы начнутся позже, где-то в половине дня пути от Горнара. Надеюсь к тому времени этот мерзляк не превратится в ледышку.

Впрочем, уже через полчаса бодрого марша Брадли согрелся и перестал вздрагивать от каждого дуновения. По дороге он постоянно к чему-то прислушивался и тихо посвистывал. Видимо в такт какой-то мелодии. Я тоже часто пою про себя когда делаю монотонную работу, но его мелодия звучала странно, наверное слуха у парня нет.

Жаль что вышли мы уже после обеда, придётся ночевать на полпути, а я прошлый раз присмотрел чудесную впадину между камнями. Было бы неплохо остановится именно там, но мы не успеем. В горах и днём то ходить не особо безопасно, а уж ночью и вовсе смерти подобно. Любая покрытая тонким слоем снега трещина может оказаться братской могилой для неосторожных путешественников.

К вечеру добрались до белых границ – местность в которой снег не тает даже летом. Вступать на снежный наст в темноте я не рискнул и скомандовал привал. Выбрал небольшой закуток между двух валунов и достал маленькую палатку. В ней едва могли уместится двое и она совсем не грела, зато прекрасно защищала от ветра. Уснули тесно прижавшись друг к другу, что бы не замёрзнуть. Брадли попытался было возразить.

– Два парня в обнимку это как-то…

– Давай не будем подымать такие темы. – Почти каждый идущий через перевал одиночка затевает этот разговор. – В горах только один враг страшнее укрытых снегом трещин – холод. А мы с тобой не благородные девицы.

Утром пришлось изрядно попрыгать чтоб отогреться, Брадли всё-таки ночью отодвинулся и мы оба замёрзли. Затем ещё немного пробежались, пока было можно и вот они Живые горы. Местность с прошлого моего перехода ещё не очень изменилась, но вот щуп (длинная тонкая раскладная палка) я всё равно достал и прощупывал каждую точку на которую собирался ставить ногу.

– Шагай след в след приятель и кинь мне из своего мешка конец верёвки, а свой обвяжи вокруг пояса.

Следующая часть пути – рутина. Тычу в снег щупом, ставлю ногу, опять тычу, ставлю, и так до бесконечности. Ещё нужно запоминать дорогу. Скоро вместо прохода на этом месте может оказаться тупик и придётся искать обходной путь. Благо изменения медленные и их можно отслеживать заранее.

По этой тропе, пожалуй, иду последний раз, две скалы скоро сомкнутся образовав тупик. Зато чуть южнее откроется новый проход, наверное. Растрескавшаяся поверхность камня даёт определённые надежды, но в горах ни в чём нельзя быть уверенным. Любой процесс может остановиться или вообще обратиться вспять, будь то разрастание нового массива или его разрушение. Проводнику всегда нужно иметь в запасе несколько обходных путей и замечать новые, иначе рискуешь проплутать весь день и остаться на месте.

Но и в постоянно меняющихся Живых скалах есть свои оазисы спокойствия. Места где камни по каким-то причинам не двигаются, уж не знаю почему. Слухов и преданий по этому поводу ходит куча, но все они не внушают доверия. Таких мест мало и все мне известны, а одно моё любимое. Дед показал его когда мне исполнилось двенадцать. С тех пор я часто там бываю, естественно так чтоб бабушка не знала, а то зашибёт. Она может. Я не говорил? Моя бабка горянка.

Пожалуй, это единственный известный случай в истории, когда человек женился на женщине из подгорного народа. Какой же мужик смирится с тем, что жена в два раза сильнее и легко может дать в лицо в конце долгой свары? Впрочем, в случае с моим дедом, это не совсем так. В девять лет он уже мог завязать стальную кочергу узлом и в одиночку гонял мальчишек соседних сёл оглоблей. С пятнадцати до двадцати пяти служил в элитных войсках гвардии Квеизакотла и не боялся ни богов, ни демонов. Потом встретил свою будущую супругу – единственное существо способное остановить его даже пребывающего в пьяном дебоше и остепенился.

И не верьте россказням жителей долины, что женщины горцев ничем не отличаются от мужчин и такие же широкоплечие и бородатые – это чушь. Во-первых, даже не каждый горец мужчина носит бороду – быть бородатым рудокопом неудобно, про бородатых кузнецов стоящих целыми днями у раскалённого горна я вообще молчу. Во-вторых, у горцев самые красивые девушки из мною виденных, а уж разных дев через перевал я переводил достаточно. Среди них даже были жители леса, ну эти, остроухие, как их… Неважно. Я не говорю, что все женщины гор без исключения прекрасны, но красавиц среди них предостаточно.

Так вот, оазисов мало, можно пересчитать по пальцам одной руки. В них силами проводников построены небольшие каменные домики-шалаши. Каждый раз идя через такое место я приношу с собой немного угля, воды и еды, даже если не собираюсь там останавливаться. Каждый проводник делает тоже самое. Да и караванщики, не впервые идущие через перевал, часто следуют этому неписанному правилу. Это наш общий неприкосновенный запас не один раз спасавший жизни.

Но сейчас я взял с собой лишь кисет с табаком. Оазис к которому я веду клиента особенный – там живут горцы. Это целая малюсенькая деревня в три домика. Оплот старых обычаев – горный пост. Дорога ведущая сюда узкая и местами довольно крутая, караванщиков не переправить, только одиночек вроде Брадли. Зато это самый кроткий и прямой путь через горы, если поторопится можно успеть за три дня вместо стандартной недели на других тропах.

Жители поста называют себя дворфами, были когда-то такие воины подчиняющиеся своему командиру – амадзину. До того как Квеизакотл разрушил столицу это были лучшие воины Сталагора – боевая элита подгорного королевства. Амадзинов было несколько и у каждого своё оружие – какой-нибудь великий артефакт наделённый магической силой. Теперь бабушка рассказывает мне эти истории как сказки на ночь. Может семьдесят лет назад это и было правдой, но сейчас больше похоже на байки. Я уже и забыл половину, давненько она меня спать не укладывала, лет десять уже.

– Эх, детство, детство. – Вздохнул я.

– Что? – Клиент завертел головой, думая что я что-то углядел в округе.

– Так, ничего, мысли в слух. Послушай Брадли, к вечеру мы войдём в деревню где живут настоящие горцы. – Я сделал ударение на слове «настоящие». – Учить тебя с ними общаться времени нет, поэтому будешь усиленно корчить из себя глухонемого. На все вопросы и предложения отвечать только: бэ и мэ. Иначе подбитым глазом дело не ограничится. Согласен или будем в снегу спать?

– Ты проводник – тебе решать.

Вот за это я и люблю водить военных или бывших военных, сказал – они делают. Ни глупых споров, ни лишних вопросов.

Удачно мы идём – ветер в спину, тумана нет, снег давно не падал, а тот что лежал, уже сдуло обнажив камень. Трещины и проломы видны издали, по крайне мере, мне видны. Брадли бы уже раз десять провалился, если бы я постоянно не указывал ему куда смотреть.

К посту пришли засветло. Ограды или частокола у поста нет, зачем если его, словно стена, окружают горы. Я коротко кивнул стражнику у прохода. Со стороны он смотрелся мохнатым чудовищем. Накидка сшитая из множества хвостов пушистика, напрочь закрывает фигуру часового. Эдакий ком увешанный полосками шерсти. (Пушистик – маленький горный зверёк, хвост у него почти в три раза длиннее тела. Грызун укутывается в непогоду своим хвостом.)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4