Сергей Сидоренко.

Черная Быль



скачать книгу бесплатно

Черная Быль



От автора



Читатель! Если ты живой свидетель тех весенних событий апреля 1986 года, или житель Припяти – не суди меня строго, отнесись с пониманием. Прости за неточности. Я понимаю тех, кто был вынужден оставить свои квартиры, свой город. Да, я прекрасно это понимаю. В общем не судите строго. Я понимаю, что Припять – это город, где у людей произошло горе. И я пишу не для того, чтобы написать книгу и привлечь читателя словом – «чернобыль».


Произведение фантастическое, но в нём присутствуют реальные исторические факты, воссозданы реальные ситуации, информация была взята из сети Интернет, где находится в свободном доступе. Автор старался воссоздать исторические факты максимально подробно, не искажая их. Так же в произведении фигурируют реальные люди, которые были за пультом управления в ту ночь, их имена изменены. Главные герои – существуют на самом деле, их реальные имена сохранены, разрешение на использование их образа получено. Автор выражает огромную благодарность бывшим жителям города Припять: Михаилу Мишину – за консультации и воспоминания о Припяти и Андрею Пряникову – за множественные правки и разъяснения, воспоминания и рассказы о той, довоенной поре из жизни города. А также, еще одному человеку, который, в силу обстоятельств должен остаться неназванным, но который проделал огромную работу, без него рассказ не был бы таким подробным. За помощь в построении сюжетной линии и множественные литературные правки.



Пролог



Ах, как звонко соловьи той ночью пели,

Как весна-красна манила и звала!

Как сады благоухали и кипели,

Ночь над Припятью божественной была!


М. Ножкин – Быль.


Город Энергетиков, 22 апреля 1986 года, 7:00



Еще ночь, но скоро рассветёт. Горизонт на востоке уже заалел, потихоньку бледнели звезды. Светилась вдали громада Чернобыльской атомной. Небо все светлело и светлело, звезды гасли одна за другой. В одной из квартир в городе Припять проживающая там девушка открыла глаза. В принципе, открыть глаза мог кто угодно, жители уже просыпались, но остановимся именно на ней – жительнице многоквартирного дома на улице Лазарева. Почему именно на ней? Потому что именно с этого утра и начинается наша история. С этого самого вторника, с этого самого апреля. С этой самой весны. И именно с этой самой девушкой. Знакомьтесь – Ангелина Верасова. Для друзей, родных и близких – просто Лина. Она открыла глаза, мир был как в тумане, сейчас девушка была практически беспомощна. Она стала шарить рукой по прикроватному столику. Рука упорно не могла найти то, что требовалось. Ангелина по природе своей добра, как котенок и ранима. Она легко и искренне могла расплакаться из-за пустяка, или впасть в панику, как сейчас. На глаза уже слезы наворачивались – где очки? Ну где же? Бедняжка, обладая неземной красотой, неважно видела. По щекам прокатились две капли – где очки, где же? Нашла! Мир сразу обрел очертания – потолок, стена, зеркало, стул с висящими на спинке интимными предметами гардероба.

Поразительно, как быстро меняется отношение ко всему, стоит только надеть очки. Вот и сейчас она улыбалась, высохли слезы. Умывшись вслепую – очки вновь пришлось снять, она стала одеваться. Осторожно прикрепила чулки к поясу, которые до этого мирно висели на спинке стула, глянула мельком в зеркало – девушка, как девушка, зеркало отразило чуть полноватую фигуру, длинные черные волосы волной спускались по плечам, легкая полнота ничуть не портила её, подчеркивая всю ее женственность, глаза блестели, пухлые губки улыбались. Лина поправила очки, они все время сползали с носа. Легкое летнее платье идеально подошло, еще более подчеркнув фигуру. Да что таить – природа наградила ее всем. Коллеги-мужчины не давали прохода миловидной девушке-педиатру, а детишки с радостью переступали порог кабинета. Да, она работала педиатром, то есть врачом по детской части, более того, жила буквально напротив той поликлиники, где трудилась. Окна ее квартиры давали прекрасную возможность созерцать парадный вход детской поликлиники. Надо ли говорить, что на работу она никогда не опаздывала? Во дворе уже появлялись первые жильцы. Неумолимо наступал рассвет над Припятью. Торопились люди на работу – на станцию. В прочем, жители города не все трудились на станции, в числе тех, кто не работал на ЧАЭС был и жених Ангелины. О нем она думала, когда, не спеша подошла ко входу в поликлинику. Когда поверх платья накинула белоснежный халат, она думала об их отношениях. С каждым днем они были все более скрытными, а жених – все раздражительнее. Надела стетоскоп на шею. Даже больничный халат не портил её облик. Нисколько! И первосортным негодяем надо было быть, чтобы не ценить внимание и чувства такой девушки! Вставало солнце. Светлело небо. Новый день наступал.


Тайный элемент


Поймём потом поймём потом,

Немало побродив по свету.

Как дорого бывает то,

Чему цены по счастью нету.


Диалог – Поймем потом.


Время и место засекречены.


Профессор Рысев волновался. Вроде бы – что такого, человек волнуется? Но волнуется Рысев. Самый расчетливый и хладнокровный, самый лучший ученый на планете. Почему его волнение так особенно, вы сможете понять, когда узнаете получше эту незаурядную личность. Его имя не блистало среди других имен ученой элиты СССР, он и его открытия – слишком далеко ушли вперед, и мир пока был не готов о них узнать. Виктора Рысева приметили еще в школьные его годы и взяли на заметку необыкновенно умного подростка. В университете он с легкостью обгонял по скорости мышления мастистых профессоров. И он не стал отдавать предпочтение определенному виду научной деятельности. Своим безграничным умом он охватил математику, физику, химию, биологию, даже астрономию и психологию. Словом, он хотел всего и сразу. Чем шокировал абсолютно всех. Это же как такое было возможно – учиться порой несколько суток кряду и совершенно не выбиться из сил? Все шло к тому, что молодому дарованию светил красный диплом, и не один. Но молодого гения правительство огромной державы быстро скрыло с глаз общественности, взамен предоставив ему такой простор для его научных идей, что отказаться было просто грешно. И, чтобы доказать свою исключительную мозговую деятельность, или произвести фурор, как он любил часто делать, он даже не напрягаясь расщелкал перед представителями правительства в пух и прах великую и несокрушимую теорему Ферма. Правда, мир об этом так никогда и не узнал. Рысева скрыли подальше от любопытных, и тут-то этот уникум смог показать, насколько действительно страшен его интеллект. Его обеспечивали всем, о чем он просил. Его не торопили. И вот он – момент истины!

В комнате царил таинственный полумрак.

– Товарищи! – начал он. – Это новая эра! В наших руках – будущее не только всей атомной энергетики, но и любой другой отрасли науки!

В его руках была пробирка, в которой словно бы светилась маленькая звезда. Светилась мягким синим светом, освещая стол и всех за ним сидящих.

– Синтез нового ядерного элемента завершен! – возвестил Рысев. – По мощности своей он превосходит все радиоактивные элементы таблицы Менделеева! И тестироваться он будет на Чернобыльской АЭС!

– То есть вы хотите внедрить ваш элемент в качестве топлива в один из реакторов станции? – спросил Рысева один из присутствующих.

После этого вопросы посыпались, словно из рога изобилия:

– Вы уверены в его стабильности?

– Кто знает, как он поведет себя во время распада?

– Сможет ли реактор выдержать его мощность?

– В курсе ли персонал станции о том, что им предстоит контролировать?

– Товарищ Рысев, вы вот так запросто держите сверхмощный радиоактивный элемент в пробирке?

Виктор Рысев терпеливо выслушал все вопросы, поправил очки и начал новую лекцию:

– Дистониум совершенно стабилен. Пробирка из особого стекла, если вы об этом. Но я не технологию радиационно-непроницаемых стекол представляю, об этом в другой раз. Работать реактор будет на мощности от 700 до 1000 тепловых мегаватт, но дистониум способен выработать до гигаватта чистой энергии, по моим подсчетам. Мы не будем искать на испытаниях предел его возможности, я преследую иную цель – повышения срока эксплуатации реактора, чем если бы он работал на таблетках уранового топлива. Да ресурс дистониума практически неисчерпаем! На данный момент топливный элемент на стадии тестирования. В дальнейших планах переход к его загрузке в реактор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Рядовой персонал об этом не знает, чтобы не было лишнего волнения и в следствии этого не было эксцессов. Пусть работают, как раньше.

– А если персонал совершит ошибку? – спросил пожилой полковник. – К чему это приведет? И кто понесет ответственность? Вы об этом подумали, товарищ Рысев? Да я первый остановлю всю вашу самодеятельность и даже то, что вы находитесь под особым покровительством, не помешает мне отправить вас гнить на Колыму до конца ваших дней!

– Спокойно, товарищ Верасов! – Рысев вновь поправил очки. Я буду внимательно следить за ситуацией, на станции запланированы испытания, я все проконтролирую.

– И проводить их будут именно на четвертом энергоблоке, что меня и пугает!

Словом, известие было не из рядовых – на четвертом энергоблоке ЧАЭС будет тестироваться новый вид ядерного топлива, от которого не знаешь, чего ждать. И это перед важным испытанием. И персонал станции, операторы БЩУ-4 не знают об этом. Больше всех тут негодовал полковник Верасов, хотя, представителю Комитета Государственной Безопасности было совсем не место в рядах атомщиков. Как и зачем он здесь? С другой стороны, может именно он и не даст зайти ситуации слишком уж далеко? Сам факт того, сколько правил техники безопасности при этом было нарушено, именно это больше всего выводило полковника Верасова из себя.

– У меня дочь в Припяти, товарищ Рысев! – полковник решительно встал. – А Припять…

– Всего в двух километров от станции,– перебил его Рысев. – И с ней все будет в порядке.

– Если ситуация хоть самую малость выходит за рамки, я даю слово офицера КГБ СССР, что приложу все усилия, чтобы вы, как главный инициатор, оказались между стенкой и стрелковым взводом!

Рысева все это начало порядком утомлять.

– Успокойтесь, товарищ полковник,– произнес он. – В крайнем случае мы всегда сможем все вернуть на начальную стадию.

– Каким же образом? – полюбопытствовал Верасов. – Вы что, время вспять повернете? Даже я, человек далекий от науки могу заявить – это невозможно! Даже для такого интеллектуала, как вы!

Виктор Рысев в ответ лишь усмехнулся.


Город Энергетиков, 22 апреля 1986 года, 21:00.


Вечерняя Припять, начинают зажигаться фонари, светится в темноте ДК «Энергетик», его название ярко горит на фоне неба. Справа от него светится гостиница. Ярко горят буквы «Готель Полiсся». В парке полно подростков, официально он еще не открыт, но ребятам уж очень хочется прокатиться. Стоит в ожидании пуска новое Колесо Обозрения. Совсем скоро, на Первое мая, в кабинки Колеса сядут жители и смогут увидеть свой город с высоты птичьего полета. Запуск парка аттракционов – самое ожидаемое событие. Хотя парк неофициально работал. Тишина и мрак парковой аллеи скрывают молодых влюбленных. Припять, самый юный город СССР, казалось он улыбается, подмигивая огоньками в окнах многоэтажек, живет и дышит, вместе с людьми его населявшими. И город так же счастлив, как и его жители в этот весенний вечер. Молодежь на танцплощадке двигается в ритме музыки. Но полковник Верасов не замечал царившую вокруг идиллию. Так часто бывает – человек не ценит обычных вещей из-за их обыденности. Лишь потеряв он понимает, насколько это ему было дорого. Он нахмурившись шел, одному ему только ему известно куда. Он прошествовал мимо шестнадцатиэтажного здания на улице Лазарева и остановился у дома, на верхушке которого ярко светился лозунг: «ХАЙ БУДЕ АТОМ РОБIТНIКОМ А НЕ СОЛДАТОМ». Пройдя во двор мимо детской поликлиники, он присел на лавочку, закурил папиросу и задумался. Что творит этот молодой ученый-выскочка? Что у него на уме? Не зря же Верасов носил на погонах звезды полковника, он должен раскусить этого умника! Итак, он вывел какую-то новую ядерную хрень. А где еще можно использовать ядерную хрень? Правильно, в ядерном оружии! А если верить этому умнику, то его творение – невероятной мощности! У полковника руки сами собой сжались в кулаки: если высшее руководство решит всобачить эту хрень в ракеты с ядерным зарядом, что тогда? Конец света, третья мировая, что еще? Чушь это все, про использование атома в мирных целях! Руководство страны только для начала решило засунуть неведомый элемент в реактор, так, для проверки. А потом – к бабке не ходи, стратегические ракеты с ядерным зарядом на основе нового элемента повышенной мощности полетят на головы всем тем, кому неугодна власть Советов! И не это страшно, хотя сама по себе гибель миллионов людей уже ужасна. Страшно то, что радиус зоны радиационного заражения одной такой ракеты может оказаться в разы огромнее обычного, таким образом пострадать может и СССР! Верасов выбросил окурок и решительно встал – добраться до этого сверходаренного и как следует взять гаденыша за горло! Но сначала – более важное дело, то, ради чего он собственно и пришел по этому адресу. Полковник вошел в подъезд, поднялся на нужный этаж и замер у двери. Немножко потоптавшись на пороге, не зная, как собственно, начать этот нелегкий разговор, он нажал на кнопку звонка. А то что разговор будет нелегким он знал прекрасно. Дверь распахнулась, на пороге стояла полненькая девушка лет двадцати с черными, как ночь, волосами и синими глазами, взгляд которых, казалось, проникал в самое сердце.

– Папочка, миленький! – полковник еще и зайти не успел как Ангелина задушила его в объятиях. – Неужели приехал!

– Ну приехал, приехал,– полковник прошел в квартиру, они устроились в комнате. – Как ты тут одна, Лина?

– Нормально, папа,– ответила она. – Работаю. Детишки просто прелесть, клиника в двух шагах, как видишь, живу хорошо.

– Алексей не обижает? – спросил полковник.

– Нет-нет! – Ангелина отвела взгляд. – У нас все хорошо!

Но полковник уже заметил, как на милое личико дочери словно набежала тень. Но бесполезно было что у нее пытаться узнать – не захочет, не скажет. Еще и заплачет. Вся в маму – ранимая натура! Алексей – жених дочери, полковнику не очень нравился. Но речь сейчас не об этом.

– Доченька,– осторожно начал полковник. – Может, уедешь? В Киев, в Москву, я тебе все организую лучшим образом! В лагере работать будешь, ты же любишь детей!

– Почему я должна уезжать? – Ангелина сразу насторожилась. – Это из-за того, что ТАМ у вас что-то такое делается, чего быть не должно?

Под словом «ТАМ» она подразумевала Чернобыльскую АЭС, которая горела множеством огней в паре километров от города.

– Да нет, ТАМ все нормально,– отмахнулся полковник. – Наше ведомство туда не лезет, не нашей компетенции дела. Вот если бы шпионаж, тогда другое дело!

Полковник попытался пошутить, но шутка не удалась. Дочь встала, подошла к нему. Ее синие глаза медленно наполнились слезами.

– Папочка,– всхлипнула она. – Ну скажи мне хоть раз правду. Ну ведь на станции что-то затеяли, ты боишься за меня, да?

– Доченька, ну перестань. Если бы там что-то затеяли, я бы увез тебя отсюда уже давно.

– Ну а к чему тогда весь этот разговор про переезд?

– Ну, я подумал, что тебе в лагере понравится.

– Папа,– Ангелина сняла очки, вытерла слезы и надела их обратно. – Я знаю, что ты многого мне не говоришь, и неспроста просишь уехать. Но я не уеду! Я никуда от тебя не уеду, я не оставлю тебя тут одного!

Полковник понял – уговаривать нет смысла. Опять будут слезы, а успокаивать женщин он не умел. Вот и мать у нее точно такая же. Чуть что – сразу плакать. В дочке полковник души не чаял. Больше детей у него не было, единственная дочь. Красавица, без преувеличений и ложной скромности. Но вот в свои двадцать пять с лишним лет, она как была наивной девочкой, так ею и осталась. Бедный ребенок! И роман ее этот полковнику не нравился. Алексей – его сослуживец, слыл на службе человеком жестким, который способен идти к своей цели по головам других, скандалист. Что в нем нашла дочь? И у них явно не всё гладко. Но спрашивать её об этом было бесполезно. Вышел от нее он только ближе к полуночи, засиделись. Город спал, почти никого на улицах. Однако на душе полковника Верасова скребли не кошки даже, а пантеры. Что-то тут не так! Полковник огляделся кругом – двор, как двор, качели, песочница, горка, в общем – все лучшее детям. Но интуиция обманывать не станет. Тем более интуиция офицера КГБ СССР. Борис Константинович извлек из кобуры ПБ, направил его на детскую горку и прошипел:

– Руки поднял и без фокусов, иначе – стреляю! Я не шучу!

Конечно был риск, что это ошивается какой-нибудь гражданский, которого одолела бессонница и он решил посреди ночи погулять, но интуиция не подвела, это оказался тот, кого совсем недавно полковник Верасов мечтал взять за горло, прижать к стенке и вообще поинтересоваться у него, что же этот умник семи пядей во лбу вообще творит? Да, это был Виктор Рысев.

– Спокойно, товарищ полковник! – прошептал он в ответ. – Уберите пистолет, мне нужно вам кое-что рассказать!

– Предупреждаю! – прорычал Верасов. – Если это касается моей дочери – лучше уходи сразу!

Рысев отрицательно замотал головой:

– Борис Константинович, она тут не причем. Давайте поговорим в машине? И уберите пистолет, в конце концов!

Полковник последовал за Виктором. Оказалось, при нём была машина, которую он оставил неподалёку. Устроившись в салоне, Рысев передал полковнику Верасову несколько фотографий с просьбой взглянуть на них по внимательнее.

– Ну это Припять,– заявил полковник после мимолетного взгляда на фотографии.

– А вы присмотритесь, товарищ полковник,– сказал Рысев. – Посмотрите по внимательнее.

Борис Константинович вновь вгляделся в снимки и обомлел. Да, это была Припять. Но какая-то другая Припять. Вот на фотографии проспект Ленина – совершенно пустой, безлюдный и заросший деревьями. Вот улица Лазарева, та самая, на которой они сейчас находятся – словно после бомбежки! И на остальных фото то же самое – город будто вымер, причем давно.

– Что это за провокация? – прорычал полковник. – Откуда эти подделки? Ты, гнида, на запад работать стал?!

– Что вы несете, Борис Константинович! – возмутился Рысев. – Нам нужно проехать в лабораторию, там я смогу все объяснить! И не надо сомневаться – я один, а у вас пистолет!

– Откуда мне знать, один ты, или нет! – рявкнул Верасов. – Давай, едем в лабораторию, но помни – если что-то пойдет не так, я и без пистолета с тебя живого шкуру спущу!


Время и место засекречены.


Полковник был удивлен, но волю эмоциям не давал. Обстановка в лаборатории была прямо сказать, как в фантастическом фильме – белые стены, стерильная чистота, круглая комната с пультами и экранами вдоль стен. В центре комнаты площадка. Вот только для чего? Верасов не таясь держал в руке свой любимый ПБ, снятый с предохранителя. Да и прятаться было тут решительно негде.

– Куда ты меня привел? – спросил он у Рысева.

– В место где возможно найти ответы на все вопросы! – ответил тот.

– Ты темнить заканчивай!

– Если серьезно, то этот прототип ЦУВа.

– Прототип чего? – полковник Верасов удивился-таки, хотя дал себе слова этого не делать.

– Центра Управления Временем,– ответил Виктор Рысев колдуя у пульта.

И он принялся все детально объяснять:

– Время, оно словно спираль, совершает витки, накладывая их один на другой. Как к примеру годичные кольца у дерева. Между витками на небольшом расстоянии есть связь. Связан же один день человека с предыдущим его днем, но нельзя вернуться на исходную точку. Время – оно как спиральная труба, по которой идет человек, и он не может пробить стенку трубы, и вернуться на предыдущий ее виток, пройти его снова. Я провел расчеты, не скрою, даже мне это было трудно. Все упиралось в ресурс. Установка не могла пробить, так сказать, стенку трубы. И тут я смог вывести новый элемент. Дистониум. От руководства скрыть его не удалось, должен же я был показать, что я делаю хоть что-нибудь, а рядовой демонстрацией какого-нибудь нового радиопередатчика и подобной ерунды я бы не отделался. Так стал известен мой новый элемент. Ну наверху сразу оживились, придумали провести испытания именно здесь, поместив топливо на основе дистониума в реактор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Судите сами, если наверху узнают о моем главном изобретении, это будет катастрофа!

– Катастрофа? – спросил полковник Верасов. – Насколько глобальная?

– Насколько?! – Рысев схватился за голову. – Да вы даже представления не имеете! В будущее ведь пути не предусмотрено! Все уже давно спланированно и человеку дано только строить догадки насчет того, кто составил этот план, и какое у человека место в будущем! Да, человек выбирает свою судьбу, но все его решения уже заранее известны и на каждое из этих решений уже есть цепь событий и последствий, нерушимая цепь! Захотят вернуться в прошлое, исправить ошибки. А если в прошлом хоть немного изменить ход событий, будущее изменится сильно и необратимо, и никто, никто не знает, в хорошую или плохую сторону! Вас с нами может не быть, а если повезет и мы родимся – какими мы будем? Может из-за того, что какой-то умник наверху захочет в прошлом исправить свои грехи, события пойдут по-новому, вы можете не встретить жену, вашей дочери не будет вообще!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное