Сергей Серванкос.

Трофеи с ЛитКульта. Сборник текстов с различных конкурсов ЛитКульта



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Яна Малыкина


© Сергей Серванкос, 2017

© Яна Малыкина, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-5583-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

2013 год


Конкурс пародий


Приняло участие 8 человек, набрал 15 очков и поделил 4—5 места с Евгением Сидельниковым, набравшим столько же очков.

Глюкоббота
 
Огнеупорный ящик снаружи,
Матерплатная мякоть внутри.
Windows битоточиво загружен
Окна повесив на каждой двери.
 
 
Кроет экран золотистым флёром
Разметавшись брызгами искр.
Литкульт с резным узором
Червь системный в усмерть загрыз.
 
 
На коврике мышка издохла,
Был инет, и вот уже нет.
Желание – посиневшие окна
Разбить о косяк,
появилось на свет.
 

Стих на который написана пародия:

 
Поневторник. Схоластика. (Haphazard)
Огнеупорный кирпич снаружи,
Нежная мякоть костей внутри.
Медоточиво изгиб заужен
Шустрыми прорезями двери.
 
 
Кроет шафран золотистым флером
Податливый алебастр плеч.
Фразу, подсказанную суфлером,
На всякий пожарный приберечь.
 
 
По ампутации net’а громко,
Мышку бессмысленно теребя,
Прямо дверному проему хлопнуть
Гулкое
«я люблю тебя».
 
Конкурс к дню защиты детей

Приняло участие 8 человек, набрал 14 очков и поделил 6—7 места с ещё одним участником, набравшим столько же очков.

Внучке
 
Глазки васильковые
Озорством искрят.
Маки губ подковою
С нежностью котят.
 
 
Щёчки – два тюльпанчика,
Раскрывшийся бутон.
Носик – хвостик зайчика,
К солнцу устремлён.
 
 
Ромашками увита
Сказка наяву,
Заря из малахита
Скрытая в лесу.
 
 
Шейка одуванчика
Дышит на ветру,
Музыкой шарманщика
Душу напою.
 
 
Прекрасная лужайка
С колоннами берёз —
Моя родная внучка,
Букет цветов и звёзд!
 
Царь горы
(проза)

Первая попытка

Тема: «Кто остановит дождь»

Проиграл сопернику со счётом 8:5 и слетел с горы.

Как Артём в кино ходил

Артём зашёл в большой кинозал, отыскал указанные ряд и место, сел в удобное кресло, поставил на колени банку с попкорном и стал примерять необычные очки с разноцветными стёклышками.

Он впервые попал на фильм в формате 3D и с нетерпением ждал начала сеанса.

Свет погас, на экране зажёгся логотип киностудии, потом на секунду почерневший экран вспыхнул красивым пейзажем, а зал взорвался музыкой. Артём птицей парил над красивым лесом с цветастыми полянами. То тут, то там мелькали голубые ручьи и озёра, острые скалы. Вдруг вся эта красота провалилась, и ослепительная синева неба заполнила всё вокруг. А вот и солнце опалило взор сверкающим сиянием. Маленькие тёмные пятна, похожие на стаю птиц, стали быстро приближаться к изумлённому зрителю. Они заполнили весь экран и замерли бирюзовыми буквами с золотистой окантовкой.

«Кто остановит дождь?» – прочитал Артём большую надпись.

Выдержав паузу, полёт продолжился. Опять замелькали макушки деревьев и скал, на их фоне шли титры, сообщая имена тех, кто создал фильм. Лес сменился посёлком с глинобитными постройками под плоскими крышами, пролетев над рыночной площадью с пёстрой толпой, Артём оказался на краю леса. Здесь он увидел идущих в одном направлении животных: высокие жирафы, огромные слоны и бегемоты, антилопы, зебры и другие четвероногие шли парами, над ними летело множество разных птиц. Не читая титры, Артём увлечённо смотрел вперёд, ища, куда движется это разномастное стадо.

За поворотом, на большой поляне он увидел огромное деревянное строение. Сравнив его со слоном, Артём подумал, что двухэтажка, в которой он живёт, намного меньше. Упершись в открытую дверь, картинка замерла, титры исчезли, а музыка стала понемногу затихать, зато шум кричащих и топающих животных стал усиливаться.

В проёме появился седобородый старик с красивым лицом. Он вытер рукавом широкого халата вспотевший лоб и крикнул:

– Сим, принимай очередную партию!

– Хорошо, отец, – раздался приглушённый голос изнутри.

Понаблюдав за погрузкой животных и познакомившись с семьёй старика, Артём перенёсся на рынок, где разноликая толпа, что-то шумно обсуждала, громкий хохот то и дело прерывал их разговор.

– Наш спаситель мира сегодня начал погрузку, – толстый мужчина с чёрной бородой нарочито серьёзно говорил новость собравшимся, – Он звал нас в плавание, но не нашёл таких глупцов, так теперь заполняет свой ящик обезьянами.

Все дружно захохотали. Торговец изюмными лепёшками, старик в полосатом халате, сквозь смех выкрикнул:

– Они будут хорошей командой. Ной и обезьяны.

– Такие же умные, как его сыновья.

– А ещё он пару слонов вместо якоря взял и бегемотов для надёжности.

Шутки сменяли друг друга, утопая в хохоте толпы.

– Нефилимы! – страшный крик прервал веселье.

Толпа пошатнулась и ринулась в разные стороны. Кадры стали мелькать, как в калейдоскопе: перевёрнутые столы, упавший старик, плачущий ребёнок, перекошенные от страха лица. Тревожная музыка усиливала волнение, сердце Артёма билось всё быстрее и быстрее, вдруг, к его горлу потянулась огромная лапища мускулистой руки. От неожиданности юноша отпрянул от экрана, забыв, что это всего лишь кино. Ладонь сжалась, и на экране появился полуобнажённый мужчина с бугристыми мышцами, который был вдвое выше разбегавшихся людей. Великан держал старика в полосатом халате за жидкую бороду, поднял его над головой и швырнул в корзины с фруктами.

Рынок быстро опустел, люди сидели в укрытиях, трясясь от страха. Великан с рыжей бородой, переворачивая столы, схватил блюдо с изюмом, запрокинул голову и засыпал содержимое в рот. Потом подошёл к винным рядам и стал пить из первой попавшейся бочки.

Музыка стала затихать, с правой стороны экрана послышался шум тяжёлых шагов и грубый голос:

– Ты опять пришёл в мою деревню?

На экране появилось перекошенное лицо с глубоким шрамом на левой щеке. Чёрная всклокоченная борода и налитые кровью глаза пугали своей близостью. Ещё один огромный великан стоял возле винных рядов и сжимал в могучих руках полутораметровую дубину.

– С чего это она твоя? – рявкнул в ответ рыжий.


Дальнейшая сцена была предсказуемой. Здоровяки крошили остатки декораций, мутузя друг друга, а Артём, иногда забыв, где он находится, старался увернуться от очередного неожиданного удара. Музыка стонала и ухала, переплеталась со звуком ударов, падений и треском поломанных предметов.


Оставив дерущихся, Артём вновь оказался возле странного сооружения, последние пары животных зашли вовнутрь и громоподобный голос за кадром сказал:

– Войди со всеми своими домашними в ковчег, потому что я вижу, что ты праведен передо мной среди этого поколения. Ведь через семь дней я повелю дождю литься на землю сорок дней и сорок ночей и истреблю всё существующее, что я создал, с поверхности земли.


Старик стоял, устремив голубые глаза к небу. Потом он и его семья зашли внутрь огромного строения. Дверь со скрипом закрылась, и несколько секунд полной тишины зазвенели в ушах.


Опять городок. После посещения великанов торговцы подсчитывают потери, а возле винных рядов несколько почтенных жителей города что-то обсуждают.

– Наш мореплаватель уже неделю сидит в своём ковчеге, – пряча улыбку, сказал седовласый старик с горбатым носом.

– Теперь будет там сидеть, пока от слоновьего помёта не задохнётся, – засмеялся толстяк с чёрной бородой.

– Нас дождём пугал, чудак! Воды испугался. Потоп будет! Потоп будет! Это сколько же надо дождей, чтобы залить наш город? И какой бог на такое способен? – сказал самый уважаемый старец.

– Про Божью кару твердил, а сам вместо того, чтобы о семье заботится, ерундой занимается уже пятьдесят лет. Почтенный муж, а как ребёнок кораблики строит, – возмущался седовласый.

– Уважаемый Ламех, – обратился чёрнобородый к седовласому, – Лично ты, как думаешь, может его пора образумить? А то, во истину, в зловонии зверинца своего удушится и семью погубит.

– Оставь его, ведь его чудачество сделало наш город известным, торговля процветает. А семья пусть несёт бремя за блажь полоумного отца. Боги его осудят! Что возьмёшь с блаженного?


Вокруг стало темнеть. Свинцовые тучи нависли над Артёмом, стаи встревоженных птиц носились из стороны в сторону. Зазвучала настораживающая музыка.


Первые капли упали в бокал с вином чернобородого толстяка. Музыка стала трагичной, дождь усилился и перешёл в безудержный ливень.


Замелькали разные картины: торговцы прячут товар, люди бегут в дома, женщина снимает бельё с верёвки, дети весело бёгают по растущим на глазах лужам, скулящий мокрый пёс спрятался под стол. Обычная суета, но нарастающий звук музыки готовил зрителя к печальной развязке.


Огромный вал воды, первый вестник смерти, быстро мчится со стороны гор, сметая всё на своём пути. Высоченные деревья ломаются, как спички, а те, что поменьше вырываются с корнем, как сорная трава.

Застывшие от ужаса глаза смотрели на Артёма. Раздался душераздирающий вопль. Музыка застучала жуткими басами, шум воды, уханье грома, крики, треск. Люди бегут, падают, топчут друг друга. Молния беспрерывно озаряет почерневшее небо, выхватывая отдельные картины из общего хаоса. Вот маленькая девочка забилась под кровать и испуганно плачет, древний старик стоит на коленях и молится, обезумевшая мать ищет своего ребёнка.


Артём с волнением наблюдал за происходящим. Вокруг сверкали молнии, усиливался ливень. Поток с гор затопил деревню и врезался в деревянный ковчег на опушке леса.

Старик со своей семьёй содрогнулись от удара, животные и птицы тревожно зашумели.

– Началось. – сказал Ной и, взяв жену за руку, стал молиться.

«Прошла неделя» – сообщила надпись на экране.


Непрекращающийся дождь, молнии, гром, чёрное небо и погребальная музыка не оставляли шансов тем, кто смеялся над Ноем.


Некоторые из них: чернобородый толстяк, великан со шрамом, Ламех и ещё несколько человек сидели в небольшой пещере на вершине горы, которая ещё не была затоплена. В отверстии входа в пещеру стеной лил дождь, частые вспышки молнии и раскаты грома усиливали безнадёжность положения героев.

– Проклятый колдун, это Ной вызвал дождь, – возмущался чернобородый, – Говорил же тебе, что надо избавиться от него.

– Кто бы мог подумать, что он обладает такой силой? – сказал Ламех, дрожа от холода.

– Заткнитесь! – прохрипел великан, он сидел на корточках в скрюченном положении, голова упиралась в свод пещеры, а руки были прижаты к её стенам и не могли свободно двигаться. Свирепо сверкнул глазами в сторону своих сокамерников и сказал:

– Я сын бога Ваала. Мой отец говорил, что верховный Бог наведёт потоп и уничтожит всё живое, а я не верил.

– Если твой отец Бог, попроси его, чтобы он спас нас, – взмолился чернобородый.

– Только верховный Бог может остановить дождь.

– Но Ваал – бог плодородия и дождя! – вмешался в разговор Ламех.

– Да он просто пользовался вами глупцами, жалкими людишками, ни какой он не бог дождя, только верховный Бог может управлять всем, – обречённо сказал великан, поправляя затёкшую ногу.

– Смотрите! – закричал юноша, который сидел у самого входа, – Там корабль!


Он указывал в темноту. В зареве очередного всполоха молнии все увидели раскачивающееся на волнах большое прямоугольное сооружение.

– Это ковчег чудака Ноя. Неужели он спасся? – скрепя зубами шептал чернобородый.

– Отец говорил мне, чтобы я отнял у него этот ящик, когда он его построит, – опять зарычал великан.

– Что же не отнял?

– Не верил я отцу, он ещё та сволочь была.


Вода поднялась к входу в пещеру и стала её заливать. Опять вопли, трагические аккорды и паника. Великан с трудом выбрался из пещеры, проломив при этом грудную клетку чернобородому, который пытался протиснуться первым. Те, кто не успели покинуть каменную ловушку, стали тонуть.


Оказавшись в воде, великан поплыл к мелькающему среди волн ковчегу. Он быстро добрался до цели, стал сильно бить кулаком по смолянистым брёвнам и свирепо орать:

– Пустите меня! Я не хочу умирать! Пустите! Сволочи! Будьте вы прокляты!

Картина быстро поменялась на бескрайний поток дождя, тучи с лохматыми боками, которые то и дело озаряли вспышки ярких молний.

«Прошёл год» – прочитал Артём на почерневшем экране.

Голубое небо ярко вспыхнуло, слепя глаза. Горы притягивали красотой новизны, на одной из них ковчег с открытой дверью. Ной с семьёй стоит недалеко от него. Земля вокруг покрыта молодой зеленью, животные резвятся, вырвавшись на свободу. Яркой семицветной аркой сияет радуга, торжественно звучит финальная мелодия. Побежали заключительные титры, темнота в зале стала рассеиваться.

«Круто!» – подумал Артём, нехотя снял очки и, продолжая смотреть на экран, пошёл к выходу.

Вторая попытка

Тема: «Made in China»

Проиграл byz123 со счётом 10:12 и слетел с горы, но в этой дуэли я победил Мышление Близнецов, одних из лучших авторов Литкульта со счётом 12:6.

Кошмар

Вера Петровна заглянула в прихожую, где на потёртом диванчике лежал её ненаглядный суженый. Не по годам состарившуюся женщину сильно беспокоила подозрительная тишина и полное отсутствие признаков жизни в привычно развалившемся теле мужа. Сегодня пятница, конец рабочей недели, как обычно, ровно в девять часов это изрядно пьяное тело прибыло домой и упало на место пятничной ночёвки и, немного поворочавшись, затихло. Это показалось странным матёрой домохозяйке, давно уже вычеркнувшей из личной жизни подобные вечера.


Странным было то, что Сашка, некогда весёлый, статный балагур, сводивший с ума деревенских девчонок, и с первой же встречи приглянувшийся молодой учительнице-практикантке Вере, а ныне – изрядно постаревший, лысоватый Иваныч, как его звали друзья и соседи, никогда не спал спокойно. Приходя в стельку усталым после работы в пятницу, он падал на диванчик и начинал громко ворочаться, вздрагивать и вскрикивать, а порой и просто орал благим матом, кого-то прогоняя и проклиная. Сейчас он лежал в одной позе и, похоже, даже не дышал. Вера Петровна испуганно замерла у двери и стала внимательно вслушиваться и всматриваться в содержимое старого диванчика.


А Иванычу снился сон. Ему всегда снились сны после традиционного пятничного обмывания успешного завершения очередной трудовой пятидневки. В другие дни Иванычу ничего не снилось, а по пятницам всегда одно и то же: видимо пиво с водкой способствовали этому. Только сегодня это был странный сон.


Обычно он видел страшное подземелье, мерцающее огненными вспышками ярко красного цвета, и пляшущих чертей с вилами в руках. Они ехидно смеялись, злобно скаля зубы, кровавые всполохи пламени выхватывали из темноты пещеры их похожие друг на друга свинячьи морды. Иваныч видел огромную сковороду с кипящим маслом на жутком огне, он старался изо всех сил отбиваться от лохматых лап, тычущих острыми вилами. Кошмар заканчивался всегда одинаково: черти подхватывали сопротивляющегося Иваныча и, топая копытами, несли его к сковороде, багряные пасти довольно ухмылялись, а несчастная ноша яростно кричала, проклиная и матеря мучителей.


Сегодня чертей не было, да и то, где был сейчас Иваныч, явно было не похоже на пещеру, скорее это был огромный современный офис. Всё сияло белоснежной чистотой. Вокруг стояли красивые столы, заставленные разными приборами, мониторами, папками с бумагами. За столами сидели похожие друг на друга сотрудники в белых халатах, все были заняты делом и не обращали внимания на неожиданного посетителя.


«Видимо я на небесах, – подумал Иваныч и не на шутку встревожился. – Допился! Коньки откинул и теперь…»

Что «теперь», бывший балагур не знал, поэтому настороженно смотрел на открывающуюся дверь в конце помещения. Из двери вышел пожилой мужчина с седыми волосами, он был похож на сотрудников, но халат на нём светился невероятной белизной и отличал от остальных ярким сиянием. Над головой появившегося мужчины было подобие нимба. Подойдя к Иванычу, сияющий сказал:


– Вы впервые у нас?

– Где? В Раю? Да, – промямлил опешивший Иваныч и, немного успокоившись, спросил, – а Вы Бог?

– Меня по-разному называют, но мне больше нравится то, что проще, зовите меня Всевышний, уважаемый Александр Иванович, – не смущаясь, сказал сияющий и пожал Иванычу руку, потом жестом указал в сторону столов, за которыми кипела работа. – Перед Вами святое святых. Здесь мы создаём людей.

– Людей? А я думал, что человека Вы создали уже давно.

– Нет, я не о том. Здесь мы наделяем людей определёнными качествами, чтобы они были по подобию Нашему. Поняли?

– А, то есть формируете личность, – проговорил Иваныч, удивляясь своей образованности.

– Точно, лучше не скажешь. Сейчас я покажу Вам, как это действует.

Подойдя к первому столу, Всевышний стал всматриваться в монитор компьютера, на котором светились столбики многозначных чисел и каких-то букв, потом он обратился к сидевшему за столом:

– Добавь этому силы, пусть будет известным спортсменом.

– А как в прошлый раз не будет? – Зашептал недовольный сотрудник, видимо, не очень любивший, когда вмешиваются в его творческий процесс.

– А что было в прошлый раз?

– Вместо олимпийского чемпиона вор-медвежатник получился, он голыми руками амбарные замки ломал и ломиком сейфы вскрывал.

– Это издержки производства, от них никуда не денешься, да и о свободе воли не забывай, уважаемый, – похлопав по плечу своего сотрудника, Всевышний перешёл к следующему столу.


Изучив колонки знаков на мониторе, сияющий усмехнулся и предложил:

– А давай ему справедливости добавим, судьёй будет. Правда, был уже у нас один такой, себя оштрафовал за нарушение общественного порядка, после одиннадцати музыку громко слушал, а соседи ему же и пожаловались. Оштрафовал сам себя на два минимальных оклада.

– Точно, был такой, – смеясь, подтвердил сотрудник, сидящий перед ними, – он ещё потом генерального прокурора за взятки судил и тоже на два минимальных оклада оштрафовал.

– Нет, лучше ему мудрости добавь, пусть умные книги пишет, по философии, например, – задумчиво сказал Всевышний и, то ли размышляя про себя, то ли забыв, что его слышат, добавил, – или по религии, пусть пишет про меня, так, чтобы другие голову ломали, что бы это значило.


Так идя от стола к столу, они подошли к двери, ведущей в соседнее помещение.

– Здесь у нас цех любви, – романтично сказал Всевышний и открыл дверь.


В отличии от белоснежного офиса это помещение сияло розовыми и голубыми переливами, но за столами сидели такие же сотрудники в белых халатах, похожие друг на друга. Хозяин производства, улыбаясь, указал на цех и довольно сказал:

– Это наша гордость. Вот здесь материнская любовь, здесь любовь к Родине, здесь любовь к работе, здесь к увлечениям и так далее, и тому подобное. Выбирай любовь на любой вкус. В последнее время очень востребована однополая любовь и любовь к развлечениям. Так что, уважаемый Александр Иванович, как видите, наше производство работает на благо потребителя.

– А мог бы и я у вас любовью подразжиться? – Спросил осмелевший Иваныч.

– Всегда к Вашим услугам! Вам какой и сколько?

– Хочу Вас полюбить, – неожиданно для себя признался Иваныч и тут же подумал: «Это всё чтение Библии, говорили же мужики, чтобы не читал её, а то крыша поедет, вот первые признаки».

– Во, как! – Удивлённо воскликнул Всевышний. – Я, конечно, польщён такой просьбой, но мне как-то неудобно. Я уже и не помню, за каким столом эта любовь отпускается, но желание клиента для нас закон, поэтому сейчас сделаем.

Он прошёл вглубь зала и очень скоро вернулся с красочным пакетом, перевязанным подарочной ленточкой, на пакете красовался роскошный логотип из трёх шестёрок.

– Вот специально для Вас подарок от фирмы, совершенно бесплатно. Отличная любовь к Богу высшего качества, к тому же, уважаемый Александр Иванович, вы наш двадцатимиллиардный посетитель, поэтому примите наши поздравления, – он захлопал в ладоши, а многочисленные сотрудники окружили Иваныча и, взяв на руки, стали бросать его в воздух. Иваныч слышал, как топали их копыта, и видел довольные, злорадные, похожие друг на друга свинячьи морды.


Вера Петровна с облегчением вздохнула, когда муж громко вскрикнул и замахал руками, отбиваясь от кого-то во сне.

– Ну, слава Богу! А то уж, думала, окочурился мой благоверный, – глубоко выдохнув, сказала она и пошла в спальню.

Царь горы
(поэты)

Первая попытка

Тема: «Игра престолов»

Выиграл у Молоко 8:4.

Сказка о престолах, играх или, как на Руси пиво пьют
 
Трое братцев под окном
пили пиво вечерком.
«Кабы я поэтом был,
я б такое сочинил!» —
говорит старшой из них
и зачитывает стих:
 
 
«Дворцы, престолы и державы
готов отдать за блажь мою,
и скипетр миллионопалый
без сожаленья подарю.
Смиренно преклони колени,
у ног покорно опустись.
Чтоб славу ангелы воспели
за жизнь реальную возьмись!»
Стояли двое на вершине,
Отец на них с небес смотрел,
как сыновья престол делили,
и новый Царь в ответе зрел.
 
 
«Кабы я поэтом был,
вмиг поэму сочинил» —
средний молвил не стыдясь,
что не знает отродясь.
Брови свёл, наморщил лоб
и читает им пролог:
 
 
Расчерчено поле в полоски квадратов
чёрный за белым, белый за чёрным.
Пешки собой закрывают магнатов
белые белых, чёрные чёрных.
Гроссмейстеры свыше гамбиты играют
белый за белых, чёрный за чёрных.
Зачем это нужно, фигуры не знают,
чёрное белым, белое чёрным?
 
 
«Кабы я поэтом был, —
молвил младший и забыл,
что хотел братьям сказать,
не умел он сочинять,
– Знаю песенку одну,
вам её я пропою»
 
 
Маленький мальчик в церковь играл,
в глазик мальчишке песочек попал.
Это соседней песочницы царь
престол поменять решил на алтарь.
 
 
Сказка ложь, да в ней намёк,
Всем литкультовцам урок:
«Дочитаешь ерунду,
отними иль дай звезду!»
 

Тема: «Камни живые»

Проиграл в одну калитку Олегу Киселёву, будущему победителю этого конкурса, со счётом 11:0 и слетел с горы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное