Сергей Сержпинский.

Жемчужина бессмертия



скачать книгу бесплатно

Глава 1

В подвальном помещении, куда заперли Михаила Кротова, было сыро и темно. Он сидел на каком-то ящике и боялся шелохнуться. Совсем рядом возились и попискивали крысы, а он жалел, что сразу не согласился работать на своего начальника.

Уже несколько лет Миша работал в научно – исследовательском институте младшим научным сотрудником и вместе с тремя коллегами сделал сенсационное открытие: получил золотой порошок из плазмы. В специальной лаборатории при институте физики, они изучали свойства плазмы шаровой молнии, а Михаил рассчитал необходимую дозу протонов, чтобы провести синтез в плазме. После обстрела плазмы протонами, на дно камеры, где летала искусственная шаровая молния, выпал осадок золотого порошка.

Руководил этой лабораторией старший научный сотрудник Завятов Григорий Иванович, который решил получать золото для себя. Двое коллег оказались единомышленниками начальника и после отказа Кротова с ними сотрудничать, заперли его в тёмном подвале. Михаил не хотел скрывать от государства это открытие и не соглашался всё утаивать. Он был уверен, что их научный коллектив наградят большой премией. Но жажда наживы охватила учёных. Сидя в подвале, он начал осознавать свою ошибку: «Надо было мне согласиться с ними, а потом сбежать», – думал он. До момента получения золота коллеги являлись образцом порядочности и честности. А после сделанного открытия они вдруг сразу изменились и захотели скрыть от государства полученное золото. Михаил читал в художественной литературе и знал из кинофильмов, что этот жёлтый металл сводит с ума людей и приводит к гибели, если они поддаются его чарам.

Михаилу Кротову показалось, что он долго сидит здесь на ящиках, в кромешной темноте и решился подойти к двери. Он нажал на неё плечом. Дверь не поддавалась. Тогда он отошёл от неё и ударил ногой. Он с детства занимался в спортивной секции «кудо», и удар ногой у него был очень сильный, но дверь оказалась крепкой. Так он бил ногой по двери, пока не устал.

Вновь где-то рядом завозились крысы, тихо попискивая. Но, вот, снаружи послышались шаги, и голос Вениамина спросил: «Ну, как, успокоился? Больше не будешь сопротивляться?»

– Не буду. Выпустите меня, и мы обо всём договоримся! – усталым голосом отозвался Михаил.

Когда открылась дверь, то яркий свет ударил ему в глаза, хотя снаружи светила тусклая лампочка, но пленнику после темноты этот свет показался очень ярким. Рядом, в этом же подвале, было рабочее место научных сотрудников, камера, где они изучали свойства шаровой молнии. Вместе с Вениамином в подвал пришли: Григорий Иванович – старший научный сотрудник и Сашка Петров – специалист по электронике. Все они тоже занимались спортом и были тяжеловесами, поэтому, Михаил не смог с ними справиться, когда они заталкивали его в эту комнату.

– Ну, что ж, товарищи, пойдёмте наверх, в кабинет, и там спокойно поговорим, – миролюбивым тоном сказал Завятов. Он был крупным мужчиной ростом около двух метров, и в возрасте за сорок лет.

А двое других парней являлись ровесниками Михаила Кротова. Им было по двадцать семь лет.

В небольшом кабинете, на первом этаже здания, стояли письменные столы научных работников. Вечернее солнце проникало в большие окна кабинета, и от этого создавалось радостное настроение. Ещё радостнее на душе у Михаила стало от того, что он на свободе, а в кабинете научных работников, на сдвинутых вместе столах, стояли бутылки с вином и разные блюда и закуски.

Искусственно улыбаясь, Завятов сказал:

– Теперь мы богатые люди и можем себе позволить вкусно поесть. Садитесь друзья, кушайте, будьте, как дома. Рабочий день закончился, начальство, и служащие все ушли домой, и мы можем никого не опасаться.

У голодного Кротова глаза разбежались от обилия блюд, и он набросился на курицу с румяными, поджаристыми боками.

– Подождите закусывать, – остановил старший научный сотрудник, – давайте сначала выпьем для аппетита.

Никто из коллег не притронулся к закускам, кроме Кротова, видимо они уже всего напробовались, пока он сидел в подвале. Кротов с удивлением спросил:

– Кто из вас так много блюд приготовил и красиво оформил?

– Это мы в ресторане заказали, – пояснил Вениамин и налил Мише первому красное вино в хрустальный бокал. Затем налил вино и остальным коллегам.

Григорий Иванович взял свой бокал и сказал:

– Давайте выпьем за нашего дорогого, в прямом смысле, друга, чтобы он был сговорчивее и согласился с нами и дальше работать.

Все присутствующие дружно выпили и закусили, а Кротов дольше всех с азартом ел и пробовал разные блюда, которые были на столе. Пока он ел, все молчали, а он обдумывал, что говорить и решил согласиться с предложением товарищей.

– Ну, что ты, Миша, решил? – спросил Завятов, когда Кротов положил вилку и вытер салфеткой губы.

– Я теперь на всё согласен, – сказал он.

– Тогда возьми свою долю, – протянул ему свёрток руководитель лаборатории.

Михаил развернул бумагу и увидел толстую пачку денег, состоящую, в основном, из крупных купюр. Он не стал деньги пересчитывать, и завернул их обратно. Он знал, что друзья поменяли золото в банке на деньги.

– Ты нам говорил, что хочешь получить от государства премию за своё открытие, – вставил своё слово Веня, – но вряд ли получишь такую сумму. На золоте мы гораздо больше заработаем.

– Да, я теперь с вами согласен, – сказал Кротов, а про себя подумал, что это не честно и равно воровству. Потому что они пользовались государственным оборудованием и электричеством высокого напряжения. После этого, он положил деньги в портфель, и собрался идти домой. Жил он в общежитии, вместе с Александром Петровым, специалистом по электронике, и домой они пошли вместе. Когда они вошли в свою комнату, то Петров тихо сказал:

– Давай пересчитаем деньги, которые получили.

Не снимая плащ, Саша достал из своего портфеля деньги и с нетерпением стал их пересчитывать. Мише было не интересно пересчитывать деньги, так как он собирался отнести их в полицию. Но приятель настоял, чтобы он сосчитал, сколько у него денег. Ему казалось, что у Миши их больше, чем у него. Миша согласился, и оказалось, что ему Завятов выдал денег в два раза больше, чем Александру Петрову.

– Почему такая несправедливость? – с возмущением спросил Петров, обращаясь к товарищу.

Тот ответил не сразу:

– Это ты спроси у Завятова. Наверное, потому что я один вывел формулу математическим путём, и рассчитал нужную дозу протонов. Без этого не получилось бы синтеза в плазме.

– Но без меня у вас бы тоже ничего не получилось. Я налаживал всю электронику, – выразил обиду приятель.

Так они спорили и рассуждали весь вечер, пока не легли спать.

С Петровым Миша давно был знаком. Они вместе учились в университете, но на разных факультетах, так же, как и теперь жили в одной комнате общежития, но до конца не были преданными друзьями. Между ними часто возникали ссоры и даже потасовки. Они не сошлись характерами, но судьба их не разлучала.

Прошло несколько дней, и в субботу, Кротов взял свой портфель с деньгами и направился в полицию, чтобы заявить на своего руководителя, о том, что он скрыл изобретение и использует его в свою пользу. Мишу не раз охватывало волнение, пока шёл, даже хотел вернуться назад. А, когда проходил мимо магазина одежды, то вспомнил, что ему многое из одежды надо бы купить.

Приблизившись к районному отделу полиции, его вдруг окликнул Завятов Григорий Иванович и преградил дорогу.

– Ты куда собрался? – строго спросил он.

– Никуда. Просто иду мимо, хочу зайти на рынок, – испуганно ответил Кротов.

Завятов, конечно, понял его намерения и строго предупредил:

– Если я ещё раз увижу, что ты здесь окажешься, то пеняй на себя. Лучше обходи стороной такие учреждения. Мы следим за тобой.

* * *

Несколько ночей Миша плохо спал, всё переживал из-за случившегося, и решил обратиться к директору научно-исследовательского института. Он опасался, что директора могли подкупить, и, тем не менее, другого варианта у него не было. Во время обеденного перерыва, он незаметно пошёл сначала в туалет, убедился, что за ним слежки нет, и с другого края здания поднялся на четвёртый этаж, где находился кабинет директора. О том, что директор на месте, было понятно, по стоящей у входа в здание чёрной иномарке, принадлежащей ему. Секретарши на месте не оказалось, а из приоткрытых дверей кабинета было слышно, как директор с кем-то разговаривал. Возможно, он говорил по телефону. Волнуясь, Миша прочитал на табличке дверей: Иванов Алексей Николаевич. Когда тот говорить закончил, Кротов приоткрыл дверь и спросил:

– Алексей Николаевич, разрешите войти.

– Заходи, – басом сказал директор. Алексея Николаевича он мало знал, никогда близко с ним не был знаком. О директоре института ходили слухи, что он состоял в партии коммунистов (КПРФ), что у него были близкие отношения с секретаршей и многое другое. Это был не молодой, седеющий человек, с умным интеллигентным лицом, носивший тёмные усики.

– У меня к вам очень важный разговор, – волнуясь, произнёс Миша. – Мы в нашем отделе испытали новый метод синтеза плазмы шаровой молнии и научились получать разные химические элементы, в том числе и золото.

После этих слов лицо директора изменилось, он слегка повернул голову влево, подставил ухо, будто плохо слышит.

– Я не понял. Повтори ещё раз.

Миша рассказал более подробно и, что Завятов использует золото для себя.

– Не может быть. Григорий Иванович всегда являлся примером для подражания, честнейший человек. Он состоит в нашей партии. Я сейчас же иду к вам. Завятов на месте?

Получив утвердительный ответ, директор вышел из кабинета вслед за Кротовым. Они спустились по лестнице на первый этаж, и зашли в отдел, где трудились физики. Все сотрудники, во время обеденного перерыва, были в кабинете и ели копчёную рыбу, запивая пивом. Аппетитный запах от рыбы и пива заполнял комнату.

Сразу с порога директор спросил:

– Григорий Иванович, это правда, что вы получаете золото из плазмы?

Старший научный сотрудник, даже не изменился в лице и пояснил:

– С нашим Мишей уже несколько дней творится что-то неладное. Присаживайтесь, Алексей Николаевич, угощайтесь, а я вам всё объясню.

Директор сел рядом с Завятовым и взял кусок рыбы. А Вениамин услужливо налил ему в кружку пиво.

– Наш Миша, видимо, заболел, – начал высказывать свою мысль Григорий Иванович. – Не при нём будь это сказано, но он стал очень вспыльчивым и агрессивным. Я ему не раз уже советовал сходить к психиатру, но он не хочет.

– Это ложь, – возмутился Миша, – он изворачивается. Пойдёмте в подвал, я вам продемонстрирую опыт с шаровой молнией.

– Ну, пойдёмте, – с невозмутимым видом сказал Завятов, и все спустились в подвал.

Как всегда это делали, Саша включил аппаратуру, а Веня включил рубильник высокого напряжения электросети, и в камере, где должна появиться шаровая молния, послышалось гудение. Директор стал смотреть на дисплей, в котором появился светящийся объект.

– И долго будет продолжаться эксперимент? – спросил он.

– Минут десять, – пояснил Михаил. Он подошёл к прибору, который называли «протонной пушкой» и включил его. Через десять минут аппаратуру отключили, и Кротов открыл дверцу стальной камеры, осветил пол фонариком и стал искать золотой порошок, но порошка на этот раз не было.

– Я понял, они мне подстроили! – гневно закричал Михаил. – Говорите, что вы сделали, почему система не работает? – обратился он к Завятову.

Тот обхватил Кротова руками, прижал его своей массой тела к стене и приговаривал:

– Успокойся Миша, успокойся, всё будет хорошо…

Тут подбежал Веня, тоже здоровый парень, и они вдвоём затолкали своего сотрудника в соседнее помещение, где он недавно сидел вместе с крысами.

Через дверь он слышал, как директор сказал:

– Надо вызвать скорую помощь из психиатрической больницы. Миша кричал: «Выпустите меня отсюда. Я не псих!» Но товарищи ушли. Их голосов уже было не слышно.

Примерно через полчаса приехали санитары в белых халатах, тоже здоровые мужики и увезли Михаила в психиатрическую больницу. Он не сопротивлялся, понимая, что это усугубит его положение.

Через час, после прибытия в приёмный покой больницы, Кротова отвели к врачу в кабинет. Его сопровождали всё те же санитары. Он им сказал: «Вы не беспокойтесь, я нормальный, и можете меня не сопровождать». Но санитары молчаливо выполняли свою работу. Когда он сел в кресло напротив врача, они встали за его спиной.

– Расскажите, как вы себя чувствуете? – вежливо спросил врач. – Голова не болит?

– Нет. Не болит. Я вполне здоров.

– Тогда скажите, в каком городе вы сейчас находитесь?

– Я, думаю, в Светлограде, – ответил в растерянности Михаил.

Врач что-то пометил в своих бумагах и стал разглядывать пациента. Сам он был лысым, но не старым. В его взгляде чувствовалась усталость. Постукав по столу карандашом, он вновь задал вопрос, словно следователь:

– Какая ваша фамилия, имя и отчество?

– Кротов Михаил Николаевич.

– И как вас мать называла в детстве?

– Просто Мишей или Мишулей, – ответил пациент, и с грустью добавил. – Три года назад мои родители погибли в автокатастрофе.

– Это трагедия, очень вам сочувствую, – сказал врач. – Возможно, это могло повлиять на вашу психику.

– Какое сейчас число и год? – спросил он.

Пациент на минуту растерялся и затем чётко ответил: «Сегодня двадцатое ноября 2027 года»

– Ваши сослуживцы говорили, что вы стали в последнее время агрессивны. Это правда, что одиннадцатого октября вы ударили на работе Александра Петрова?

– Да. Был такой случай. Но я его ударил по плечу, а не по лицу, и потом за дело. Он замешкался и не включил необходимый прибор. Между нами часто бывают стычки, но это по-дружески, не со злости, – пояснил Михаил. – Мы оба занимаемся в спортивной секции «кудо» и у нас привычка стукать друг друга. Только мы в разных весовых категориях. Я вешу 70 кг, а он 80 кг.

Врач внимательно слушал и спросил:

– А какой у вас рост?

– У меня метр семьдесят, а у него метр восемьдесят.

– Так, – сказал он, задумавшись, и подал пациенту два листка бумаги, на одном был нарисован по-детски домик, а второй лист был чистый.

– Будьте любезны, скопируйте этот рисунок, – попросил он.

Он начал давать задания: то начертить треугольник, то ещё какую-нибудь геометрическую фигуру, и Миша терпеливо выполнял его задания, понимая, что врач его тестирует. Затем он сказал санитарам, что они могут идти, и пациент не опасен. Когда санитары ушли, он продолжил говорить:

– Ваши коллеги по работе мне сообщили, что у вас есть мания выдавать желаемое за действительное. Вы им говорили, что научились добывать золото из воздуха. Как это понимать?

– Ничего я им не говорил, они клевещут на меня, – стал отрицать Михаил. Он решил, что, если сообщит правду, то врач ему не поверит и задержит в больнице, как психически больного, на месяц или больше, и стал объяснять свою научную позицию учёного физика:

– Я им высказывал свои теоритические предположения, как из плазмы (раскалённой материи) можно получать разные химические элементы, то есть атомы этих элементов. Вы, наверное, помните из школьной программы, что атомы материи состоят из ядер и электронов. Электроны вращаются вокруг ядер. Например, атом железа от атома водорода отличается количеством электронов и составом ядра. И я им предлагал провести опыты по обстрелу ядер протонами, Но они не хотели мне верить и смеялись над моими теориями.

Врач внимательно слушал и, наверное, не всё понимал из научных словосочетаний. Всё же он был врач, а не физик.

– И зачем вашим коллегам на вас наговаривать? – спросил он Михаила и тот стал объяснять:

– У них хорошие стабильные зарплаты, и дополнительные эксперименты потребуют много дополнительного времени и расходов. И на зарплату это тоже отрицательно повлияет.

Сидящий напротив Михаила лысый человек в белом халате, специалист в области психиатрии, видимо, впервые столкнулся с подобной ситуацией. Он задумался, повертел в руке авторучку и сказал:

– Я не могу вас прямо сейчас отпустить. Дня три мы должны за вами понаблюдать и убедиться, что вы не представляете опасности для окружающих людей. Здесь вы отдохнёте и хорошенько отоспитесь. Вам дадут снотворное, и это не причинит вреда вашему здоровью.

Глава 2

Как и обещал врач, Кротов пробыл в больнице трое суток. Почти всё это время он провалялся на кровати. Пытался почитать книги, лежавшие на окне, укреплённом металлической решёткой, но читать не смог. Мысли о своём будущем мешали ему сосредоточиться. Соседи по палате тоже больше валялись в постели, и поговорить было не с кем. Лёжа в кровати, он вспомнил своих погибших родителей и снова стал мечтать, как он применит свои изобретения для медицинского оборудования, чтобы люди не умирали и жили дольше Он давно, имел в голове план, создания такого принтера, на котором можно творить чудеса: делать запасные человеческие органы и даже самого человека. Но в государственном научном учреждении надо было выполнять государственный заказ, а заниматься самодеятельностью не разрешалось. В свои двадцать девять лет он не был женат, потому что с женщинами ему не везло, хотя выглядел он симпатичным парнем.

На четвёртый день, Михаила Кротова выписали из больницы, и он вернулся к себе в общежитие. Был рабочий день, и его сосед по комнате, Александр Петров, находился на работе. Миша не знал чем заняться: идти на работу? Но на сегодняшний день у него была справка об освобождении. Он решил в одежде поваляться на кровати, но долго лежать не смог, так как в больнице отлежал все бока. Тогда он пошёл прогуляться и неожиданно встретил Сашку Петрова. Тот шёл в сторону общежития, какой-то испуганный, и всё оглядывался по сторонам.

Они поздоровались, и Петров с загадочным видом сказал:

– Пойдём скорей, я тебе кое-что покажу:

Когда они вошли в комнату, то Петров достал из портфеля несколько электронных банковских карт и сообщил: «Здесь у меня около пятисот тысяч евро. Этих денег нам должно хватить, чтобы организовать свою лабораторию.

– Откуда у тебя такие деньги? – удивился Михаил.

– Я их незаметно изъял у Завятова. А точнее, восстановил справедливость и взял своё. Эти деньги мы с тобой заработали, а он пользовался нашим трудом. Я беру всю ответственность на себя, и давай скорей, куда-нибудь уедем, пока Завятов не спохватился.

– Но это же воровство, – возразил Кротов.

– Не переживай. Я за всё буду отвечать. А ты сможешь осуществить свою мечту и работать над созданием приборов для лечения людей. Помнишь, как в институте ты мечтал о создании своей лаборатории?

– Хорошо, только куда нам ехать?

– Поедем к твоим родственникам, которые живут на Урале, – предложил Саша, и трудовые книжки не будем брать, зарегистрируемся предпринимателями. Нам ещё по двадцать девять лет и успеем заработать пенсионный стаж.

* * *

Родственники Михаила жили, в основном, в Свердловской области. Сестра матери – Валентина, жила в районном городе Елинске, а брат отца жил в деревне, за семьдесят километров от Елинска. Конечно, начинать жить в не знакомой обстановке, лучше при поддержке родственников, поэтому друзья поехали из Светлограда в город Елинск. Про этот город Михаил всё узнал из интернета. Из небольшого посёлка Елинск вырос в крупный город с населением более трёхсот тысяч жителей. Здесь нашли залежи полезных ископаемых, и город стал быстро развиваться.

Был ноябрь месяц, и почти везде в России, стояла пасмурная и холодная погода. Выйдя из вагона поезда в Елинске, они почувствовали сырой пронизывающий до костей холод, усиленный ветром. Хотя одеты они были в тёплые зимние курточки, то всё равно ёжились от холода.

– Я не думал, что на Урале сейчас так холодно, – сказал дрожащим голосом Александр. – Куда нам теперь идти?

– Да, вон стоит троллейбус, пошли скорей, сядем на него и там спросим, где здесь гостиница.

В троллейбусе народу было не много, так как сейчас рабочий день и в такую ветреную и холодную погоду люди старались меньше появляться на улице. Миша осмотрел вагон и решил спросить пожилую женщину, сидящую возле окна на двухместном сиденье. Он подсел к ней и спросил:

– Подскажите, пожалуйста, где здесь гостиница?

Она подумала и сказала:

– Я советую ехать в гостиницу «Гусар». Это лучшая гостиница в городе.

Она объяснила, как туда проехать, и, через полчаса, парни уже стояли перед входом четырёхэтажного здания. Над широкой бетонной лестницей парадного входа возвышалась массивная крыша, которая как-бы висела в воздухе. Но Михаил не стал ломать голову, на чём эта крыша держится, а вошёл в застеклённые, двери вслед за Петровым. Администратором гостиницы была молодая симпатичная женщина, сидящая за полированным барьером, какие бывают на таможне в аэропорту. Она первая поздоровалась, и Михаил тоже вежливо её поприветствовал. Затем он спросил:

– Нам с товарищем нужен двухместный номер.

Женщина, учтиво улыбаясь, ответила:

– Могу вам предложить комнату на втором этаже. Но сначала заполните анкету.

В анкете надо было указать данные паспорта и цель приезда в город Елинск. Михаил и Александр написали, что в Елинск они приехали навестить родственников.

Получив ключи от номера, друзья поднялись на второй этаж, и зашли в дверь своей комнаты. Комната была не большая, но уютная, с видом из окна на городской парк. В этот момент на деревья в парке садились крупные снежинки, окрашивая белизной деревья и всё вокруг. Михаил подошёл к окну:

– Смотри, Саня, зима началась, – назвал он товарища по привычке «Саней».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4