Сергей Сенкевич.

Немного о главном



скачать книгу бесплатно

– Ну, окей. Еду. До встречи.

– Давай.

Денис отключил телефон и снова задумался.

С женщинами у Дениса уже давно сложились весьма поверхностные отношения. Он не претендовал на что-либо серьезное и даже не задумывался о том, чтобы с кем-нибудь завести роман с далеко идущими намерениями. Вообще, с самого своего появления в Америке Денис вел крайне уединенный образ жизни. Бизнес-партнеры, контрагенты и ставший со временем старым приятелем адвокат – вот и весь его круг общения, который он сохранял с тех самых пор. Если же и попадались в том ограниченном контингенте какие-либо субъекты женского пола, то они либо оказывались теми, с кем он вел дела, либо теми, с кем он вел не одни лишь дела. Как правило, общение с женской частью бизнес-сообщества, если оно, в таком случае, и переходило во что-то более плотское, то, обыкновенно, не более одного-двух раз. И то – редко.

Однако Денис до сих пор не готов был пропустить взглядом какую-нибудь молодую обольстительную женскую фигуру. И такие его взгляды вполне однозначно могли быть интерпретированы окружающими как совершенно определенные.

Наталья тоже замечала, что Денис нет-нет, да и засматривался на других женщин, и даже в ее присутствии, но почему-то сильно на этом не сосредотачивалась. Должно быть, ей было достаточно их легких, ни к чему не обязывающих взаимоотношений.

Так, кем же она в этом случае ему была?

Спутницей?

Вот. Наверное.

Такое слово пришло на ум как-то, само собой. И вдруг резко стукнуло в висок. Спутницей? Да, а как иначе?

С момента их знакомства прошло несколько месяцев. Денис даже не задумывался, сколько. Они познакомились как-то случайно.

Он заметил ее на аукционе недвижимости. Даже не так. Он заметил не ее сначала, а то, что всеобщее внимание участников аукциона, а это были, в основном, мужчины, было обращено в одну сторону. И в этой самой стороне оказалась она.

По рядам тогда прокатилось явно заметное колыхание. И, откровенно говоря, там было, от чего заколыхаться!

Наталья действительно была хороша! И в свои сорок с небольшим, как потом неожиданно выяснилось, непосредственно при личном знакомстве, она, пожалуй, дала бы приличную фору многим двадцатипятилетним. Русским двадцатипятилетним. Не говоря уже о бесформенных или нарочито подтянутых американках.

А во всем остальном за эти пролетевшие, как один день, месяцы она так и не стала для него никем иным, как просто спутницей. Откровенно сказать, у них не было ни общих интересов, ни настоящей привязанности, которая могла бы перерасти во что-то большее. Собственно, все и ограничивалось встречами в ресторанах или у него дома, интимной связью, да денежными расходами.

Его расходами, естественно.

«Спутница. Еще это называется «любовница». Есть еще более простое и приземленное понятие, – подумал вдруг Денис и как-то криво улыбнулся пришедшему вдруг на ум старинному определению.

Ревновал ли он ее? Вряд ли.

Он, конечно, знал, что многие в его окружении неровно к ней дышат.

Пожалуй, только крепкая фигура Дениса сдерживала многих, ой, многих, от попыток откровенного флирта с Натальей.

Но беда была в том, что Денис сам уже не испытывал к своей, как он только что определил, спутнице, почти никаких чувств.

При всей ее яркости, привлекательности и блеске, при всей ее активной сексуальности и неподдельной страстности в постели Наталья была, увы, совсем холодна.

«Холодна душой», – вдруг как будто кто-то сторонний сказал это в машине. Денис даже вздрогнул.

Из чувства глубокой задумчивости его неожиданно вывел настойчивый гудок стоящего за ним автомобиля. Денис вздернулся и увидел, что машина, идущая впереди него, уже отъехала метров на пятьдесят. А задние уже сигналили в нетерпении.

Он нажал на педаль газа и начал догонять впереди идущего. Оказалось, что за размышлениями он незаметно доехал до места аварии.

Сама авария, вероятно, была очень серьезной. Несмотря на то, что сами разбитые машины уже растащили, на дороге оставались лужи вытекшего топлива и обильные следы крови на поверхности дороги, уже присыпанные песком, чтобы не раздражать особенно чувствительных проезжающих мимо. У обочины дороги виднелась груда искореженного сгоревшего металла, которое когда-то было автомобилем. Вокруг было не меньше дюжины машин «скорой», пожарных и полиции. При этом несколько машин уже, видимо, отвезли пострадавших. Еще слышны были удаляющиеся истошные звуки сирен. В небе удалялся вертолет со значком «скорой» на борту.

Трое или четверо полицейских организовывали движение, активно размахивая руками. Пробка постепенно рассасывалась, движение ускорялось.

Денис встряхнулся и продолжил свой путь.


2

Алена уже досматривала очередную, вторую за сегодня, серию любимого сериала, когда она услышала из прихожей шум открывающегося замка. Она проворно выскочила из-под пледа и впрыгнула в огромные меховые тапки, изображающие зайцев с большими ушами. Грациозно скользя по паркету, она поспешила в ту сторону, откуда раздавался этот звук.

Когда она вышла в прихожую, Вадим уже снимал пальто.

– Привет, – поприветствовал он подскочившую Алену и дежурно чмокнул ее в район губ.

Алена, казалось, ожидала большего. Она немного разочарованно склонила голову набок и спросила, пытаясь придать своему голосу равнодушие:

– А ты чего так поздно.

– Нормально, – вальяжно ответил Вадим и направился к стоявшему неподалеку креслу.

– Я бы так не сказала, – протянула Алена и тут же быстро спросила, – Будешь чего-нибудь есть?

– Нет, – он причмокнул губами, – Иди сюда!

Вадим плюхнулся в кресло и показал рукой, приглашая девушку к себе на колени.

Она подошла и присела. Он приобнял ее за талию и устало откинул голову на спинку кресла.

– Все хорошо, – многозначительно проговорил он и улыбнулся.

– Что хорошо? – не поняла Алена, – Ты где был-то? Я беспокоилась.

– Все будет хорошо. Очень хорошо, – словно не слыша ее, повторял Вадим, покачивая головой в каком-то своем, одному ему понятном, ритме.

Алена посмотрела на Вадима подозрительно и с некоторой долей скепсиса:

– С тобой все нормально?

– Более, чем! Более, чем!

– Да что с тобой? Ты так и не сказал мне, где ты так поздно задержался? Я ведь волнуюсь.

– А? – Вадим потихоньку начал возвращаться к реальности из каких-то своих грез.

– Где ты был? – очередной раз спросила Алена, – И, кажется, ты не совсем трезв.

– Ну, вот, – протянул он с укоризной, – Хоть в такой вечер ты могла бы без этих своих упреков?

– В какой это «такой» вечер, – язвительно парировала Алена и попыталась подняться, – Да и не вечер уже, а ночь.

– Ну, ночь, но какая! – миролюбиво сказал Вадим и удержал Алену на колене

– Ну, тогда расскажи мне, какая.

– Да не парься ты! Все отлично! Все просто отлично!

– Ты знаешь, мне не нравятся эти слова! И что ты заладил. «Отлично, хорошо!» Ты можешь толком объяснить?

– Да чего тут объяснять? Я был в ресторане со своим Главным. Между прочим, я тебя предупреждал, что буду позже обычного, – Вадим уже совершенно избавился от своего романтического настроя и произнес это спокойным уверенным тоном, – А в ресторане иногда немного выпивают. Вот. Так случается, понимаешь?

– Ну, не парься, – добавил он и, увидев в то же мгновенье сердитую искру в глазах своей девушки, быстро сообразил, – Хорошо, больше не буду. Извини.

– И что ты такой счастливый сегодня?

– Есть от чего! – Вадим вновь на секунду мечтательно зажмурился, как кот на весеннем солнце.

– Даже так?

– Да. Мне обещали кое-что.

– Что же это?

– Кое-что.

– Это секрет?

– Ну, если ты не хочешь ждать, изволь, скажу. Мне обещали повышение. И уже очень скоро. Вот так-то.

– Это за какие такие заслуги?

– А что? Не за что, что ли? Да я вон пашу, как папа Карло изо дня в день!

– И по ночам?

– И по ночам.

– Ой, не нравятся мне твои встречи. И Главный твой мне подозрителен. Чем ты ему так прямо приглянулся? Ты один там пашешь?

Вадим дернулся, как будто Алена задела какую-то глубокую рану, и поднялся с кресла, согнав ее со своего колена.

– Ладно, пойду умываться. День был тяжелый.

Его такая резкая перемена настроения не могла укрыться от взгляда девушки.

– Ты обиделся? На что? Ведь я просто поинтересовалась.

– Да, нет. Ничего, – спокойно возразил он и добавил, – Думал, ты обрадуешься. А ты…

– Ну, прости, Вадик, – она потянулась к нему, чтобы обнять.

Он не отстранился, но и не отвечал.

– Просто я, наверное, переволновалась. Столько ждала. И вообще везде так неспокойно.

– Неспокойно? Ты, о чем?

– У второго корпуса опять сожгли две машины. И потом, этот митинг сегодня. Я смотрела по телевизору. Ужас!

– Какой митинг?

– Сегодня днем, на Сахарова.

– Я так и думал. И что, интересно, про это вещают?

– Говорят, были стычки. Разгонять пришлось…

– Пришлось? Пришлось. Мерзавцы! На безоружных людей с дубинками, собаками и водометами! В ноябре!

– А ты… Ты откуда знаешь?

– Я был там сегодня. Все сам видел.

– Ты!?

– Да, был. По заданию редакции.

– Но ведь, сам говоришь…

– Да, было жестко. Но не беспокойся. Я журналист. Журналистов не трогают.

– Не трогают? А если тронут?

– Вот как раз поэтому я и общаюсь с Главным, – с каким-то вызовом резко ответил Вадим, – На этот счет мы с ним и говорили. И, как я сказал, все будет хорошо.

– Ой, хочется верить. Ты думаешь, это повышение тебе даст больше спокойствия?

– Не спокойствия, конечно. Работы будет побольше. Но и денег – тоже. Да и выезжать на такие митинги буду реже. Если вообще буду. Так что и тебе, видишь, будет поспокойнее.

– Хорошо бы, – заключила Алена, – А у твоего этого Главного нет особенности шутить?

– Какие шутки? Главный – человек деловой и очень, очень непростой. Я тебе рассказывал. Он такими вещами шутить не станет. Уверен.

– Здорово, что ты уверен. А что взамен?

– Что? – не понял Вадим

– Личная преданность? Или еще что?

Вадима просто передернуло от неприятного ощущения возможного намека! Он стремительно обернулся и внимательно посмотрел в Аленины глаза.

Нет, никакого намека не было. Одно лишь недоверие.

– Опять ты перегибаешь, – нерешительно ответил он, – Или, может быть, ты мне сможешь помочь? У меня-то нет мамы, которая может замолвить за меня слово.

Алена невольно прикусила нижнюю губу.

– Что там говорили? – внезапно спросил Вадим, когда уже стоял в ванной и выдавливал на щетку зубную пасту.

Алена, вошедшая вслед за ним и стоявшая теперь за его спиной, сначала не поняла вопроса:

– Где?

– Ну, в этом репортаже, про митинг. Ты по какому каналу смотрела?

– По России. Сказали, что был митинг. Несанкционированный. Были провокации. Столкновения, – постепенно вспоминала Алена, – Также сказали, что были пострадавшие. Кажется, около двадцати человек. Большинство – сотрудники полиции.

– Болтуны! Я так и думал! По России! – он явно передразнивал ее

– А что?

– Врут все! Вот что! Я сам своими глазами все видел. Там.

– И ты все это видел?

– Собственными глазами! Со времен Болотной такого не было! – Вадим отложил в сторону уже намазанную зубную щетку и резко повернулся к Алене. Глаза его горели нездоровым огнем!

– А ты был на Болотной? Когда?

– Да был. Когда, когда? Тогда! В 2011-м.

– Ты мне никогда не рассказывал.

– А чего там рассказывать! Я тогда только начинал. Год, как из универа вышел. Это было чуть ли не самое первое мое редакционное задание. Вот тогда и попал в самую гущу. Я, собственно говоря, тогда свой первый самостоятельный репортаж и сделал. Даже, помнится, какую-то премию за него прихватил.

– А сегодня?

– Что сегодня?

– Сегодня тоже в самой гуще?

– Ну, не знаю. По-разному. Но материала наснимал очень много. Можешь посмотреть. Он уже, думаю, вышел, но, понятно, на нашем канале. Не то, что на России, или там…

– И в нем, конечно, больше правды? – иронично пыталась заметить девушка, – Или одна только правда?

– Ты сомневаешься? – в его голосе звучала угроза.

Она никак не ожидала такой реакции!

– Не знаю. Просто я много слышала про ваш Издательский Дом. И не самое лестное.

– От кого? Наслушалась там, в конторе своей? Им бы только бабки пилить? Они наговорят! Ты только уши подставляй!

– Чего ты так нервничаешь? Ты слушаешь одних, я – других. Что в этом такого? И вообще, мы, кажется, договаривались не спорить о политике. Или нет?

– Ладно, – вроде бы умиротворенно произнес Вадим, но тут же снова начал взволнованно жестикулировать перед глазами Алены:

– Можешь верить, можешь – нет, но я сам все видел! Жесть! Люди реально никого не трогали. Шли, и все было спокойно. Ну, ладно, что-то там кричали. Но это же не повод мочить их! Опять всех, без разбора!

– Но, судя по кадрам, там были совсем не мирные люди. То, что я видела, – она сделала ударение на местоимении «я», – вовсе не то, что ты говоришь. Там реальные боевики были! И именно они нападали на полицейских! И начинали всю эту заваруху…

– Да, что ты понимаешь, – вдруг опять закипятился Вадим, – Что ты хочешь? Ты пойми, когда тебя к стенке прижимают, то и заяц становится тигром. Я все это видел еще тогда!

– Но, ведь, говорят, что митинг не был разрешен.

– Алена, а что людям делать? Любой митинг законен! Конституция, понимаешь?!

– Но по Конституции и власть имеет право на самозащиту. И на защиту других людей. Представь, если бы, к примеру, я там оказалась. И вот эти, как ты говоришь, мирные протестанты… Кто бы меня там защитил? Ты со своей камерой?

– Ты опять ничего не понимаешь! – взорвался Вадим – И несешь настоящую чушь! Да если бы ты там была, то те самые менты тебя бы и отметелили!

– Меня? За что!?

– Да, как и всех – ни за что!

– Ну, ладно, не кипятись. Все, оставим это.

– Как оставим? Ничего не понимаешь, а рассуждаешь!

– Вадик, ну ты даешь! Ты реально скоро помешаешься от своей работы. Ты готов накинуться на меня, как на врага! Чудесный вечер! Спасибо!

– Твоя работа ничуть не лучше! – Вадим еще готов был сказать что-то дерзкое в ответ и даже уже повернулся снова к Алене для этого, но ее уже не было.

Она ушла в спальню. И, вероятно, обиженная.

«На обиженных воду возят,» – сердито проворчал Вадим и продолжил эксперименты со своими зубами.

Вадим долго еще полоскался в ванной, не торопясь выходить, и делал это осознанно. Он хотел упокоиться после такого неожиданного конфликта со своей девушкой. Поэтому, когда он подошел к кровати, на тумбочке поблизости горела лампа, а Алена мирно посапывала в подушку, отвернувшись в свою сторону. Или делала вид, что спала.

Вадим не стал проверять, как там на самом деле, и, едва заметной гримасой выказав свое безразличие, лег спать. И практически мгновенно провалился в сладкое небытие…

***

– О-о-х! – Вадим подскочил в кровати как от резкого удара.

Он сел и сначала никак не мог прийти в себя, судорожно растирая рукой взмокший затылок. Несколько раз оглянувшись по сторонам, он, наконец, понял, что находится в своей постели, у себя дома, а то, от чего он вскочил было всего лишь сном.

Неприятным и, может быть, кошмарным, но всего лишь сном.

Бывают сны, которые хочется смотреть и смотреть, чтобы они не заканчивались. А бывают, наоборот, такие, от которых хочется избавиться, как можно скорее. Тяжелые, пугающие, непонятные, а от того еще более страшные. От такого вот сна он сейчас и пробудился.

Вадим глубоко вздохнул и начал постепенно успокаиваться.

За окнами было еще почти темно. Сквозь толстые занавески на окнах в комнату слегка пробивалось только самое начальное ощущение хмурого и сырого осеннего московского утра. И такое ощущение никак не способствовало желанию быстро вскочить с постели.

Он вновь, было, откинулся на подушку, но тут же сообразил, что лежать вот так просто он уже не может. Во-первых, надо было срочно определить, сколько сейчас времени, а затем ему явно чего-то не доставало в постели.

Его наручные часы показывали уже семь двадцать две. А это означало, что уже через час с небольшим ему надо было выходить из дома.

Хлопнув на всякий случай рукой наотмашь по левой от себя половине кровати, он точно понял, что рядом никого не было.

– Алена! – сначала тихо позвал он, а затем повторил гораздо громче.

Дверь в спальню слегка отворилась и в проеме показалась милая взгляду женская фигура в халате.

– Ваше высочество изволило проснуться?

Вчерашнего напряжения между ними как не бывало! Это приятно поразило и порадовало Вадима.

– Точно! Но проснуться одному, что в корне неверно, – ответил Вадим и протянул руку навстречу Алене, как бы приглашая ее в постель.

– Нет, нет, Вадик, совсем нет времени, – отреагировала девушка, – Я уже через десять минут убегаю. Ты слишком долго спишь.

– Слушай, мне опять сегодня приснилась какая-то чушь. Настоящий кошмар! Я вскочил просто, как ненормальный. Мокрый, как мышь.

– Меня это не удивляет. Меньше надо по митингам ходить.

– Да, наверное, – ему совершенно не хотелось развивать вчерашнюю тему и, уж тем более, создавать напряжение в их отношениях.

С утра, несмотря на нехороший сон, он был крайне миролюбив.

– Поторопись, соня, если хочешь меня проводить! – весело крикнула Алена и вышла из комнаты.

Вадим безропотно повиновался и быстро поднялся вслед за ней.

Стоя уже почти в дверях он, едва успев накинуть на плечи халат, обнял ее и, наклонившись, поцеловал в губы. Она ответила, но, правда несколько второпях. Потом отстранилась и, еще не высвобождаясь от объятий, посмотрела ему прямо в глаза.

– Ты не забыл, что завтра я улетаю.

– Как? – опешил Вадим, – Куда?

– Забыл, конечно. Ты со своей работой скоро обо всем забудешь. И обо мне тоже.

– Ну, не преувеличивай. О тебе не забуду.

– А мне кажется, уже начал. Мы совсем не видим друг друга. И ты меня не замечаешь. Весь – там. Не так?

– Не понял.

– Так, так. Ладно. Напоминаю, что я улетаю завтра с шефом в Америку. Срочная командировка. Рассказывала тебе позавчера. Думала, помнишь.

– Ну, конечно, помню, – соврал Вадим, – Как я мог забыть?

– Как обычно.

– Но ведь ты там всего ничего. Всего несколько месяцев. И уже в командировку! Да в дальнюю!

– Я тебе говорила. Просто так вышло. Начальница внезапно слегла с гриппом. А лететь надо. Срочные переговоры. Поэтому получилось так, что больше некому. Шеф и приказал мне.

–Да, я помню, – продолжал прикидываться Вадим, – Когда тебя проводить?

– А говоришь, помнишь. Я все тебе говорила. Улетаем завтра утром. А сегодня я поэтому буду ночевать у мамы. И провожать меня не нужно.

– Почему?

– Вылет очень рано. Отсюда мне будет неудобно добираться до Шереметьево. Там же ближе. Смогу подольше поспать, – объяснила Алена и после небольшой паузы, во время которой она, кажется, взвешивала каждое последующее слово, добавила:

– Да и какой смысл спать здесь? Мы все равно друг друга почти не видим.

– Ты опять?

– Ладно, ладно, как-нибудь переживешь. Да и улетаю я всего на каких-то четыре-пять дней. Ну, ладно, все. А то опоздаю. Машина уже, наверное, ждет.

Вадим закрыл за ней дверь, и его размышления сразу же сами собой переключились на тему, которая так приятно щекотала нервы. Он вспомнил вчерашний свой разговор в ресторане.

– Неужели, это может, правда, случиться уже сегодня? А почему бы и нет? Чем черт не шутит, пока Бог спит, – заключил он.

Настроение постепенно улучшалось.

Вадим подошел к окну и по давно заведенной негласной традиции приготовился помахать рукой на прощанье. Алена после того, как перешла на новую работу, выходила из дома раньше него. Обыкновенно раньше. И он всегда махал из окна, провожая ее взглядом, пока она не садилась в такси.

Вадим уже несколько раз с нескрываемой завистью пытался выяснить у Алены, сколько она на новой работе получает, раз может себе позволить ежедневно уезжать от него на работу на такси. Но та только игриво отшучивалась.

За окном накрапывал довольно противный мелкий осенний дождь. Небо было затянуто тяжелыми темными облаками. Ощущение раннего утра радости в душе не добавляло. Впрочем, такая погода была обыкновенной для московской осени вот уже который год подряд. Вадим даже слегка передернулся от чувства зябкой влажности на улице.

Первое, что бросилось в глаза Вадиму после того, как он оценил нерадостность сегодняшнего утра, была как-то спешно отъезжающая от шлагбаума, закрывающего въезд во двор дома, машина.

Он успел заметить ее марку. Это был минивэн «Мерседес» грязно белого цвета. Автомобиль явно не выезжал из двора, а только, видимо, на некоторое время останавливался в районе шлагбаума.

Несколько позже, чем обычно из подъезда вышла Алена и быстро зашагала по направлению к тому же шлагбауму.

Она стремительно обернулась на ходу и вместо того, чтобы помахать ему как обычно, показала рукой на прижатый другой рукой к уху сотовый телефон. В этот же момент где-то на столе зазвонил телефон Вадима.

Он вял трубку.

– Вадик, слушай, – раздался на том конце встревоженный голос Алены, – тут какие-то люди…

– Какие? Где?

– В нашем подъезде. Когда я выходила из лифта, столкнулась с ними. Четверо. Все – высокие, здоровенные. Явно военные или спортсмены. С большими такими сумками.

– Ну и что?

– Все четверо в одинаковых куртках. Знаешь, такие, как армейские, только синие. И еще. На воротниках у каждого – красная полоска. И, мне кажется, они просто пришиты поверх воротников.

– Кто?

– Полоски!

– Это паранойя, Алена. Ну, мало ли кто может жить в нашем доме. Не читай с утра большевистских газет.

– Я так и думала, что ты скажешь что-то в этом духе.

– Ну а как иначе…

– А что, если они поднялись на четвертый этаж?

– Ну, и дальше?

– Я уверена, что они вошли в квартиру Белькевичей. Сами вошли! Им никто не открывал!

– Ты ничего не путаешь? Как ты это поняла?

– Нет! Не путаю! Я поехала вслед за ними, на втором лифте. Сначала хотела вернуться, чтобы тебе все рассказать. А когда поняла, что они вышли на четвертом, поехала вниз. Но я уверена, что точно определила по шагам, куда они пошли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное