Сергей Савченков.

Белая лилия. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Аполлон Сергеевич Аспиринов

В середине 22-ого века путешествие во времени стало обычным делом. Нужно было только сдать на права, достичь к этому времени двадцатилетия и пройти тестирование на психические расстройства. Путешественник во времени должен был также соблюдать определенные правила. В частности, он должен проходить дезинфекцию перед отправлением в прошлое или будущее, а также возвратившись обратно, не перевозить людей и материальные объекты, соблюдать инкогнито, одеваться в одежды соответствующего времени, не оставлять свои вещи и еще многое чего другого. Правила эти, конечно, не всегда соблюдались, поэтому археологи разных времён частенько откапывали различные предметы, которые после обычно приписывали инопланетянам, посетившим когда-то Землю, или же древним погибшим высокоразвитым цивилизациям. Правда, археологи, начиная с середины 22-ого века, уже знали, что все эти предметы принадлежат рассеянным путешественникам во времени.

Машина времени, позволяющая перемещаться в диапазоне плюс-минус пятьсот лет, стоила недорого, весила около пяти килограмм и легко помещалась в сумку средних размеров. Представляла она собой ребристый диск толщиной в пять и диаметром тридцать сантиметров. К нему прилагался небольшой пульт. Путешественник становился на этот диск и, нажимая соответствующие кнопочки на пульте, отправлялся в путешествие во времени. Более мощные машины времени представляли собой уже стационарные установки, весили сотни килограмм и имели приличные размеры. В частные руки они почти не поступали – стоили дорого, и на них нужно было иметь специальное разрешение.

21 июля 2156 года в 10.30 по местному времени Аполлон Сергеевич Аспиринов, доцент кафедры прикладной химии Московского университета, облачившись в темно-коричневый пиджак и полосатые брюки, с тростью в руках и котелком на голове, встал на диск времени. Весь этот наряд он купил с специализированном магазине для путешественников во времени. Взяв в руки пульт, Аполлон Сергеевич Аспиринов нажал последовательно несколько кнопочек и – исчез.

Странная фамилия – Аспиринов, не правда ли? Вот именно по причине странности своей фамилии, Аполлон Сергеевич и решил совершить небольшое путешествие во времени – выяснить, откуда же она взялась, эта странная лекарственная фамилия. Дело в том, что фамилию Аспиринов носили его предки уже в 19-ом веке. В архиве ему удалось обнаружить запись, датированную 1881 годом: «В лавке купца Аспиринова было куплено сахара три фунта, масла постного два фунта…» Ладно бы, если, к примеру, Аспидов. Но Аспиринов?! Ведь слово «аспирин» появилось лишь в 1897 году, когда немецкий химик Феликс Хоффман, работавший в лабораториях фирмы Bayer AG, впервые получил образцы ацетилсалициловой кислоты в форме, возможной для медицинского применения. Ну а Bayer зарегистрировала новое лекарство под торговой маркой «аспирин». А уж в Москве-то про аспирин, разумеется, услышали еще позже.

В 16.35 местного времени, но уже 8 июля (по старому стилю) 1890-ого года, Аполлон Сергеевич шел по Пятницкой, одной из улиц Замоскворечья, обходя попадающие ему под ноги конские и коровьи лепёшки.

В одной руке он держал трость, а в другой саквояж, в котором, как, наверно, уже догадался читатель, находилась машина времени. Аполлон Сергеевич искал дом купца Аспиринова, расспрашивая попадающихся ему навстречу прохожих.

– Вон тама! – щурясь от летнего солнца и с любопытством посматривая на Аполлона Сергеевича, показал рукой белобрысый босой мальчишка на один из двухэтажных деревянных домов. – Где подводы с мукой разгружают.

Пропустив подводу, которая выезжала из ворот, Аполлон Сергеевич вошел во двор, где стояли еще три телеги, груженные мешками с мукой. Крепкие мужики, поднимая мучную пыль, стаскивали мешки с телег, покряхтывая, взваливали их себе на спину и таскали в амбар.

– Вам кого, барин? – подходя к Аполлону Сергеевичу, спросил рослый бородач с метлой в руках. Видимо, дворник.

– Купца-с Аспиринова хотелось бы увидеть, – ответил Аполлон Сергеевич, размышляя про себя, стоило или нет употреблять окончание «с».

– В конторке он, счета проверяет. Как прикажете доложить?

– Скажите, ученый я. Изучаю всякие интересные фамилии-с. Книгу-с буду писать.


– Бог его знает, Аспиринов да Аспиринов, – после недолгой беседы с Аполлоном Сергеевичем в конторке, что находилась на первом этаже дома, сказал купец Аспиринов. Был он лыс и бородат, одет в синий сюртук и широкие штаны, заправленные в начищенные до блеска сапоги. – Вам бы, барин, с батюшкой моим поговорить – может, он что и поведал бы вам про фамилию-то нашу. Мне ничего не сказывал. Так помер он уже. Еще в 75-ом году. Почти сразу следом за матушкой ушёл. При жизни мастером работал на Титовской мануфактуре, на красильной фабрике.

– Тоже в этом же доме жил? – поинтересовался Аполлон Сергеевич, с интересом посматривая на своего предка.

– Нет, на Малой Ордынке у него дом был. Он и сейчас там стоит. Я после смерти батюшки дом этот учителю гимназии Крюкину продал.

– Интересная тоже фамилия – Крюкин-с, – сказал Аполлон Сергеевич. – Надо бы поговорить с этим Крюкиным. Не подскажете-с, как этот дом, где теперь господин Крюкин-с проживает, найти?

Объяснив, как добраться до дома учителя гимназии Крюкина, Аспиринов гостеприимно предложил:

– Может, барин, чайку изволите с устатку испить, покушать? Так, прошу в столовую. Прикажу стол накрыть.

– Нет, спасибо. Дела-с, дела-с.

Откланявшись, Аполлон Сергеевич с тростью под мышкой и саквояжем в руке покинул дом купца Аспиринова. А надо бы, надо бы Аполлону Сергеевичу согласиться! Посидеть за столом за чашечкой чая с бубликами, поговорить, поспрашивать о том, о сём. Может, тогда бы он и не совершил трагической ошибки. Но обо всём по порядку.

Итак, Аполлон Сергеевич направился на Малую Ордынку, чтобы там, под сенью какой-нибудь яблони или липы, вытащить из саквояжа диск времени и, став на него, переместиться, к примеру, в 1830 год.


Вначале Аполлон Сергеевич хотел нанять извозчика, но вспомнил, что ему нечем будет расплачиваться. Поэтому он пошёл пешком. А трость, которую он хотел выбросить, как лишний груз, вскоре ему пригодилась – отпугивать собак. Примерно через час он отыскал дом, в котором проживал когда-то мастер красильных дел Аспиринов, а ныне учитель гимназии Крюкин, – одноэтажный, под железной крышей, пятью окнами смотрящий на улицу.

Постояв около дома с минуту и оглядевшись вокруг – вблизи никого не было, Аполлон Сергеевич, вытащил из саквояжа диск и положил его на зеленую травку, что росла у забора. «Не мешало бы переодеться, – подумал он. – Ничего, сойду за какого-нибудь учёного-чудака или иностранца, французика». Встав на диск, Аполлон Сергеевич набрал на пульте дату: 1830 год, оставив тот же месяц и день – 8 июля. После чего, нажав «Ввод», исчез, чтобы появиться уже в другом времени.


– Ах, сударь, как же вы меня напужали-с! – хватаясь за сердце и оглядывая с головы до ног Аполлона Сергеевича, воскликнула молодая вдова поручика Карасёва, помершего три года назад по причине воспаления живота. – Невесть откуда появившись!

Она только что вышла из ворот на прогулку – в украшенном разноцветными лентами платье до пят и с кружевным зонтиком от солнца в руках.

– Виноват-с, сударыня, виноват-с! Шёл мимо вашего дома-с, – снимая с головы свой котелок, сказал Аполлон Сергеевич и сразу приступил к делу: – Ученый-с я. Изучаю всякие интересные фамилии-с, их происхождение. Собираюсь писать книгу. Вот, хожу по Москве, интересуюсь. Не будете ли так любезны-с, сообщить мне свою фамилию?

– Карасёва моя фамилия, сударь. Карасёва Катерина.

– Э-э-э… – протянул озадаченный Аполлон Сергеевич. – Интересная фамилия, очень интересная. От слова «карась», наверно, происходит. Надо будет записать. А не подскажите ли, где живёт Аспиринов?

– Аспиринов? – переспросила молодая вдова.

– Да-да, Аспиринов.

– Что-то, сударь, не слыхала я про такого.

– А вы давно в этом доме живёте?

– Да уже лет десять как будет.

«Видимо, рановато я прибыл, – подумал Аполлон Сергеевич. – Надо бы было у предка-то моего, купца Аспиринова, прежде чем в путешествие отправляться, спросить, когда его батюшка на Малой Ордынке поселился».

– Не найдётся ли у вас, сударыня водицы холодной попить? – промокая лицо платочком, спросил Аполлон Сергеевич. – Чересчур уж жаркий день сегодня выдался.

– А кваску холодного не желаете, сударь?

– С превеликим удовольствием, сударыня! – ответил Аполлон Сергеевич, посматривая на Катерину – далеко не дурнушка!

– Так, пожалуйте ко мне в дом, – кокетливо улыбнулась молодая вдова. – Гостем будете.

Поинтересуйся тогда у купца Аспиринова не только фамилией, но еще и именем-отчеством его, возможно, отказался бы Аполлон Сергеевич от кваску холодного, предложенного молодой вдовой. А догадливый читатель сейчас, наверно, уже смекнул, чем закончится путешествие во времени Аполлона Сергеевича.


Задержался в доме молодой вдовы Катерины Карасёвой Аполлон Сергеевич на неделю. И как ни сладко и хорошо ему было в её доме, а решил он отбыть.

– Прости меня, Катерина, но надо отправляться назад, – вздохнул он. Здесь надо заметить, что Аполлон Сергеевич уже на третий день, вечерком, за бутылочкой вишнёвой наливки, признался Катерине, откуда он. Чем нарушил правила для путешественников во времени.


– А я?! – уперев руки в бока, спросила Катерина. – Обрюхатил меня и обратно к себе, в будущее! Не выйдет!

– Почему? – заволновался Аполлон Сергеевич.

– Спалила я твою машину времени вчерась в печке. Нету её боле! Нету!

– Катерина, что ты наделала! – схватился за голову Аполлон Сергеевич. – Что же мне теперь делать?!

– А ничего, милый, – спокойно ответила Катерина и ласково погладила Аполлона Сергеевича. – Живи теперь тут. Женись на мне. Свадьбу сыграем. Паспорт тебе наладим. Не бедная я. Детишки пойдут. Человек ты учёный – работа в Москве найдется. Дом у меня хороший. Сад евон какой яблоневый, с беседочкой. А воздух-то у нас какой чистый – сам же говорил. Сметанка какая, молочко.

В этом же году Аполлон Сергеевич, как человек, неплохо разбирающийся в химии, устроился на красильную фабрику мастером. В Московский университет он почему-то не пошел. Но это его личное дело.

Век конвертеров

Проснувшись, Джек сел в кровати и, потирая шею, огляделся: на полу валялись пустая бутылка из-под виски, пустая смятая пачка от сигарет, красная женская туфля со сломанной шпилькой, раздавленный тюбик жёлтой губной помады, а ещё стояла консервная банка, наполненная доверху окурками.

Джек находился в запое – уже вторую неделю. Такое иногда с ним случалось. Наверно, виной тому была его затянувшаяся холостяцкая жизнь, а также непутевые друзья и подружки. «Жениться тебе надо, племянничек, жениться! На какой-нибудь хорошей, порядочной девушке», – постоянно говорила ему тетя Меллис, изредка приходившая навестить его. Она жила в соседнем квартале.

Джек свесил ноги с кровати и хотел позвать Джуда – робота-уборщика, которого он нанял года два назад, но вспомнил, что Джуд еще вчера после ссоры с ним ушел, громко хлопнув дверью, – уже в который раз.

«Опять нажалуется в лигу защиты роботов, – подумал Джек. – Кстати, из-за чего мы с ним вчера поругались? А, вспомнил: я съел свой серебряный портсигар и пепельницу, которые подарила мне на день рождения Кэтрин, а после выпил и выкурил пылесос, которым пользовался Джуд. Права тётя Меллис, права: надо жениться. К примеру, на Кэтрин – хорошая девушка, не то что эти…»

Джек еще раз осмотрелся вокруг: в комнате практически ничего не осталось – ни телевизора, ни стола со стульями, ни картины, что висела на стене, ни даже горшочков с цветами, что стояли на подоконнике. За этими цветами так любил ухаживать Джуд! Эхе-хе… Интересно, чья это туфля? Долли или Эшли? Да, надо срочно завязывать, подумал Джек, и выходить на работу, пока не выгнали – он работал в порту электриком.

Сняв с большого гвоздя, вбитого в стену, брюки и футболку (шкаф для одежды тоже был выпит и съеден), Джек оделся и хотел сходить за кирпичами в магазинчик, что находился на углу дома, но на карточке, которую он вытащил из кармана брюк, высветилось «00-03$». На эти деньги в магазине можно было купить разве что кусочек кирпича, грамм на 50 – покурить только. Кому он вчера давал свою карточку? Кажется, Бобу, зашедшему под вечер в гости со своей подружкой, чтобы тот купил еще три кирпича.

Джек вышел на балкон. Может, спуститься во двор и поискать какой-нибудь мусор? Вдруг повезет. Хотя бы с полкилограмма. Но в век конвертеров набрать во дворе мусора хотя бы с полкилограмма – занятие практически бесполезное. Если только собачьего дерьма пособирать. Но он еще не настолько опустился, чтобы себе на выпивку и еду собирать собачье дерьмо. Можно, конечно, наломать во дворе веток с деревьев или выломать из палисадника пару штакетин, но вряд ли это останется незамеченным – кругом стоят видеокамеры. Рисковать быть выселенным из дома куда-нибудь к черту на кулички не стоит. Съездить за город – на карточке нет денег.

Вернувшись в комнату, Джек забросил в пакет туфлю со сломанной шпилькой, пустую бутылку, раздавленный тюбик губной помады и консервную банку с окурками, от которой ужасно воняло.

– Маловато будет, – сказал он, взвесив пакет на руке. – Кровать, что ли, разломать? Выйду на работу – новую куплю.

Джек перевернул кровать и увидел под ней другую туфлю, а еще, о радость! – целый кирпич.

Закинув туфлю с кирпичом в пакет, Джек, весело насвистывая, отправился на кухню, где на полу (столик за эти дни Джек тоже съел) у него стоял кухонный бытовой конвертер. Открыв дверку, Джек затолкал в конвертер пакет, снова захлопнул дверку и набрал на клавиатуре:


1. Виски «Кнут» – 1 литр.

2. Копчёный свиной окорок – 1 кг.

3. Хлеб – 0.5 кг

4. Сок апельсиновый – 1 литр

5. Сигареты «Бриз» – 2 пачки.


На конвертере высветилась надпись: «Недостаточный вес. Необходимо еще 127 грамм».

Выругавшись, Джек скинул с себя тапочки и тоже засунул в конвертер – на, жри, сволочь! После чего нажал кнопку ввода, и конвертер тихо загудел. Через пять минут пакет с содержимым распался в конвертере на элементарные частицы – протоны, нейтроны и электроны, а из них собралось то, что заказал Джек.

Железный Гарри и Оранжевый Бо

– Железный Гарри-и-и! – прогремел из динамиков голос конферансье. – Корпорация «Robots and machines»!

Многотысячный зал, представляющий собой амфитеатр, взорвался свистом и криками, а на арену, огороженную высокой металлической сеткой, выбежал Железный Гарри. Сделав сальто, он стал в боевую стойку, слегка покачивая мощным корпусом слева на право, а затем поднял правую руку со сжатым кулаком, приветствуя зрителей.

Когда свист и крики болельщиков улеглись, снова раздался громоподобный голос конферансье:

– Оранжевый Бо-о-о! Корпорация «Space Technology»!

– Бо-о-о-! – прокатилось по трибунам, – Бо-о-о!

– Ну, – сказал Фред и похлопал робота по широкому плечу, – вперёд!

Оранжевый Бо, не спеша, побежал по дорожке, ведущей к арене.

Остановившись на середине арены, в паре метров от Железного Гарри, он поднял вверх руки, приветствуя собравшихся на трибуне зрителей. Хотя мог бы сделать двойное, а то и тройное, сальто, но Фред не любил всякие показушные трюки, считал их лишними. «Бой и только бой может показать, на что способен боец!» – говорил он.


– Немного информации для новичков в нашем зале, – продолжил конферансье, – бой среди роботов не ограничен временем, длится без перерывов до полного поражения одного из бойцов. Разрешены любые приёмы и удары. Начало и окончание боя по звуку гонга. Пока прошу разойтись бойцов по своим стартовым местам. У Железного Гарри – черный круг на груди и спине. Оранжевый Бо – оранжевый круг. Сейчас взвешивание и внешний осмотр бойцов.


Роботам разрешалось иметь вес до трёхсот килограммов, рост – до двух метров, а поверхность тела не должна иметь острых краёв и выступов. На взвешивание и осмотр ушло минут пять. Когда убрали весы и помощники судей покинули арену, из динамиков снова раздался голос конферансье:

– Прошу бойцов и судей приготовится к бою! Начало боя по звуку гонга!


Судьи, семь человек, сидели в первых рядах за столами – у каждого монитор и кнопка, нажав которую они могли остановить бой, в случае нарушения правил или полной победы одного из бойцов. За ходом поединка велось наблюдение с помощью нескольких видеокамер. Во время боя на арене, огороженной толстой сеткой, кроме роботов-бойцов, никого не должно быть: находиться человеку на арене во время боя смертельно опасно – молниеносные движения и удары роботов, способные согнуть металлическую балку.

За судьями, во втором ряду, тоже за столиками, сидели почетные гости. В основном, это были представители военного и полицейского ведомства, спортивных клубов. Именно они после этого финального боя будут главными заказчиками на покупку роботов-бойцов. Как показала практика, бренд, модель робота, победившего в финальном поединке, будет стоить на порядок дороже. Остальная же многотысячная публика в зале состояла из игроков, делающих ставки, и просто болельщиков.

Фред Морган, как и Майкл Фокс, представитель от корпорации «Robots and machines», которой принадлежал Железный Гарри, сидел в первом ряду с судьями. Фред почти на сто процентов был уверен в победе своего Оранжевого Бо. И на то у него были веские причины. Во-первых, это крамелевые линейные двигатели, замещающие мускулы в теле робота-андроида. Эти двигатели, разработанные в корпорации «Space Technology» под руководством Фреда, развивали мощность в несколько раз превышающую мощность обычных линейных двигателей – их мощность достигала почти тысячу лошадиных сил, что бывает не у всякого танка. А во-вторых, это лафтановые троса, заменяющие роботам сухожилия и связки. Лафтановые волокна выдерживали чудовищные нагрузки и представляли собой еще одно ноу-хау корпорации «Space Technology». Единственное, что смущало Фреда, – это способность Железного Гарри легко переносить удары. В полуфинале он пропустил боковой удар Ковбоя Джо ногой в голову. Удар был такой силы, что Железный Гарри кувыркнулся в воздухе. Но тут же встал на ноги и встретил Ковбоя Джо мощным ударом кулака слева в челюсть. Джо на какую-то секунду потерял управление, но этого было достаточно, чтобы Железный Гарри нанёс ему еще несколько ударов по голове и корпусу, от которых Джо замертво свалился на бетонный пол арены. Не исключено, что «Robots and machines» разработала какие-то новые антиударные механизмы или материалы, защищающие микроэлектронику робота – его мозги. «Что ж, – подумал Фред, – сейчас увидим».


– Дзэн-н-н! – прозвучал гонг.

Роботы устремились навстречу друг к другу. В первых рядах был слышен лёгкий свист от мгновенных, смазанных для человеческого глаза движений рук и ног, рассекающих воздух. Все эти блокировки, уходы, нырки, вертушки, обманные движения и молниеносные удары, звуки которых походили на удары молота по наковальне, могли зафиксировать только видеокамеры, установленные по периметру арены. На второй минуте боя раздался мощный удар, а на экране мониторов появилась еще одна строчка: «21-ый удар – Оранжевый Бо, хай кик правой ногой в голову». Хотя и так было ясно, что этот удар нанёс Бо: Железный Гарри, подлетев в воздух, упал на бок и проехал на нём по бетонному полу до самой сетки. Но тут же подскочил и ринулся в атаку!

Зал взревел. Сзади Фреда прокричали: «Давай, Гарри!», «Врежь ему еще раз, Бо!».

И снова серия обоюдных ударов, и снова Гарри, но теперь уже проехав на спине, врезается головой в сетку. «37 удар – Оранжевый Бо, апперкот левой», – высвечивается следующая строчка на экранах мониторов.

Бо бросается к Железному Гарри, но тот уже встречает его в боевой стойке. Снова серия ударов, и Гарри отлетает в сторону на три метра – «47 удар – Оранжевый Бо, хук левой в челюсть». Подскочив с пола, Гарри снова устремляется в атаку! И на этот раз успешно: Бо запнувшись о ногу Гарри, падает на колено и тут же получает удар ногой снизу в корпус, от которого заваливается на бок – «48 удар – Железный Гарри, удар ногой снизу в корпус».

– Еще раз, Гарри! – поднимаясь с места, кричит Майкл Фокс. Приподнимается в волнении и Фред.

Гарри уже наносит следующий удар ногой в лежащего Бо, но тот сбивает его с ног – «49 удар – Оранжевый Бо, удар стопой в лодыжку опорной ноги». Фред облегчённо вздыхает и снова садится.

С пола роботы подскакивают почти одновременно. Гарри делает хук правой, но Бо резко отклоняется корпусом назад – кулак Гарри пролетает мимо, а сам он заваливается вперёд и влево. И тут же получает удар в затылок, от которого летит до сетки. «50-ый удар – Оранжевый Бо, прямой левой в затылок».

Бо бросается добивать, но Гарри уже на ногах! В зале стоит невообразимый рёв, болельщики беснуются – такого уже давно не было!

Фред посмотрел на Майкла Фокса: тот сидел с невозмутимым видом, с еле заметной ухмылкой на лице и, скрестив на груди руки, смотрел на арену. «Но это еще не всё, Морган, на что мы способны, – сказал про себя Фред и взял со стола пульт связи роботом. – Это только половина от той мощности, на которую мы способны. Выдержит ли твой Железный Гарри теперь?». Фред выбрал на пульте строчку «мощность», а затем максимальный уровень – 100%.

Менять мощность, скорость и прочие параметры разрешались правилами. Но обычно в финальных поединках эти параметры сразу выставлялись для роботов максимальными. Фред же решил приготовить сюрприз, хотя, как только что выяснилось, рисковал. Но откуда ему было знать о такой, можно сказать, фантастической выносливости к ударам Железного Гарри. На мониторах и информационной доске, что висела высоко над ареной, высветилось: «Оранжевый Бо – мощность увеличена с 50 до 100 %». Чуть успокоившийся зал взревел снова – вот это сюрприз! Оказывается, Оранжевый Бо бился вполсилы! Видно было, что Майкл Фокс заволновался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2