Сергей Сафронов.

«Пьяный вопрос» в России и «сухой закон» 1914-1925 годов. Том 2. От казенной винной монополии С.Ю. Витте до «сухого закона»



скачать книгу бесплатно

По воспоминаниям одного из деятелей правого движения, действительного статского советника И.И. Колышко, «у Александра III были два резко выраженные фобства: юдофобство и немцефобство… Кто внушил ему первое – неизвестно… сломить упрямство Александра III было невозможно. Русское революционное движение он приписывал еврейству. И хотя погромов не одобрял, но смотрел на них сквозь пальцы. После крушения у станции Борок, чудесно спасшийся, он схватил обломок подгнившей шпалы, и сунув ее под нос оторопевшего тогдашнего Министра путей сообщения Посьета, проворчал: "Вот вам ваши жидовские дороги!.." (Сеть южных дорог тогда принадлежала евреям братьям Поляковым). Юдофобство Александра III… было тем страннее, что он вверил свою жизнь еврею доктору Захарьину и чутко прислушивался к голосу Каткова, связанного дружбой с Поляковыми. При нем не мог иметь места Союз русского народа, как и все, выросшее из юдофобства и черносотенства. Остается предположить, что эта черта, наложившая тень на все его царствование, явилась следствием сгущенного, в противовес царствованию Александра II, национализма»88
  Колышко И.И. Великий распад. Воспоминания. СПб.: Нестор-История, 2009. С. 26–37.


[Закрыть]
.

Далее И.И. Колышко продолжал: «Этот сверхнационализм, как единственная самобытная опора царствования, лежал в основе и его германофобства. В пору франко-прусской войны Александр III, тогда еще юный наследник, не называл пруссаков иначе, как «свиньями», предсказывал близкий реванш французов и стал в антагонизм с тогдашним русским правительством и особенно с военным министром Милютиным, опасаясь воинской поддержки немцам. Став царем, он не замедлил изменить внешний вид онемеченных русских войск, удалил от дворца немецких выходцев и повел антинемецкую политику. Отдавая дань уважения своему дяде Вильгельму I, Александр III не выносил Вильгельма II и не мог простить Берлинского трактата Бисмарку. Чтобы не встречаться с железным канцлером, он ездил в Данию морем, а когда вынужден был проезжать через Берлин, на все ухаживания Бисмарка отвечал суровой холодностью. В Эймсе, куда Вильгельм I послал своего внука поухаживать за русским царем, царь наговорил юному Вильгельму дерзостей»99
  Колышко И.И. Великий распад. Воспоминания. СПб.: Нестор-История, 2009. С. 26–37.


[Закрыть]
.

По мнению С.Ю. Витте, Александр III был хорошим хозяином, но «не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в царской семье, но и у сановников, никогда не встречал того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал Император Александр III.

Он каждую копейку русского народа, русского государства берег, как самый лучший хозяин не мог бы ее беречь… Он терпеть не мог излишней роскоши, терпеть не мог излишнего бросания денег; жил с замечательной скромностью». Тем не менее «Александр III был совершенно обыденного ума, пожалуй, можно сказать, ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования; по наружности – походил на большого русского мужика из центральных губерний, к нему больше всего подошел бы костюм: полушубок, поддевка и лапти – и тем не менее он своею наружностью, в которой отражался его громадный характер, прекрасное сердце, благодушие, справедливость и вместе с тем твердость, – несомненно, импонировал и, как я говорил выше, если бы не знали, что он император, и он бы вошел в комнату в каком угодно костюм – несомненно все бы обратили на него внимание»1010
  Витте С.Ю. Воспоминания. М., 2001. Т. 1. С. 56.


[Закрыть]
.

Личный друг царя – С.Д. Шереметьев утверждал, что «в Александре III не могло быть ничего мелкого, а потому и взгляды его были широки и человечны. Он уважал чужое мнение, но имел и свое личное, определенное. Он не боялся простора и света, потому что не боялся правды, потому что сам был воплощением этой правды!… Он был силы необыкновенной, мог сплюснуть серебряную мелкую монету в трубку и перекинуть мяч из Аничковского сада через крышу дворца. Однажды кто-то проезжал на конке мимо Аничковского дворца и видел, как он выворачивал в саду снежные глыбы. "Ишь силища-то какая!" – с уважением сказал сидевший тут же мужичок. Он редко сердился. Я даже никогда не видел его во гневе, не многие видели его вышедшим из себя, но слышал я, что когда это бывало, становилось жутко. Он имел тогда привычку ударять кулаком об стол, и удар был серьезный. Вообще же он отличался необыкновенною ровностью характера. Озабоченность выражалась у него тем, что он тер переносицу пальцем. Когда же бывал он в духе, у него было необыкновенно светлое и доброе выражение, и было что-то особенное в сочетании выражения этих добрых и проницательных глаз с неуловимым изгибом кончиков рта и улыбкою его, в которой сквозил оттенок юмора. У него была замечательная способность подражать. Иногда в лицах передавал он целый рассказ и очень метко. Смех его громкий и звонкий, как вообще его голос, отчетливый, ясный, он редко говорил тихим голосом»1111
  Шереметьев С.Д. Мемуары. М.: ИНДРИК, 2004. Т. 1. С. 135.


[Закрыть]
.

Согласно В.П. Мешерскому, «царь Александр III был великим русским государем. Он был велик не громкими и славными делами, он был велик духом своего царствования, духом своего служения России, проникавшим постепенно не только во все пути и тропинки духовной жизни государства как целебное, успокаивающее врачевание, но шедшее дальше, за пределы России, как волшебный двигатель и миролюбия, и умиротворения, и сила этого духа была так велика, что уже после первых годов царствования Александра вся Европа с Бисмарком, знавшим толк в вопросе о величии во главе, сознавала, что Россия растет государственной мощью, отражая в себе рост своего монарха. Историограф его призван невольно сопоставлять это действие царя, названного своим народом миротворцем, на Европу, и это признание Европой роста и возвышения России от роста ее монарха – с другим царем, Александром, с Александром I, тоже названным Россией и Европой Великим, и сопоставлять, говорю я, для того, чтобы наглядно изобразить различие между сими двумя великими Александрами. Александр III в продолжение своего царствования не вынув меча из ножен, добыл свое величие, тоже свершая победоносное шествие через Европу, но это шествие и эти победы совершал волшебно его дух, и об этом шествии и об этой победе свидетельствует громко летопись всего света, вещающая, что благодаря влиянию русского монарха Александра III, не извлекшего меча из ножен, и в Европе мечи не вынимались из ножен, и во славу мира ни капли солдатской крови не было пролито»1212
  Мешерский В.П. За Великую Россию. Против либерализма. М. : Институт русской цивилизации, 2010. С. 35–36.


[Закрыть]
.

Экономическая политика Александра III была направлена на решение двух важнейших задач: ускорение хозяйственного развития страны и поддержку и усиление позиций дворянства. В решении первой задачи глава Министерства финансов Н.Х. Бунге ориентировался на расширение внутреннего рынка, одновременный подъем сельского хозяйства и промышленности, упрочение положения средних слоев населения. 9 мая 1881 г. был принят закон о снижении размеров выкупных платежей и списании недоимок по ним за предыдущие годы. Убытки, понесенные в результате казной, призвано было покрыть повышением земельного налога в 1,5 раза, налога на городскую недвижимость, а также ставок акцизных сборов на табак, спирт и сахар. В результате ставка акциза на водку была повышена в 1881 г. до 8 коп., в 1885 г. – до 9 коп., в 1888 г. – до 9,25 коп., в 1892 г. – до 10 коп.

31 января 1884 г. в Департаменте неокладных сборов для заведования контрольно-снарядным делом был учрежден Технический комитет. В состав Комитета, помимо высших управленцев (непременный член, 5 старших, 4 младших техников, делопроизводителя), были введены ведущие ученые и инженеры. С введением Новых правил о питейной торговле 14 мая 1885 г. ожидалось увеличение делопроизводства в питейном отделении. По этой причине 30 мая 1885 г. I Отделение было разделено на два. В первом ? были оставлены дела о винокуренном производстве, а во второе ? передано делопроизводство по оптовой и раздробительной торговле крепкими напитками и питейной контрабанде. Во избежание затруднений в подготовке статистической отчетности Законом 24 апреля 1889 г. был создан Статистический отдел (в составе заведующего и 2 его помощников). Он занялся «собиранием, обработкой и публикацией статистического материала, позволяющего оценить влияние акцизного сбора на народное благосостояние и дать основания для подготовки законодательных работ или административных действий в области акцизных сборов». Новое расписание должностей было введено 31 мая 1889 г. Число отделений не изменилось, но компетенции их были уточнены: I Отделение вело дела о питейном акцизе винокуренных предприятий, вывозе спирта за границу; II Отделение ведало частной торговлей крепкими напитками, нарушениями устава о питейном сборе; III Отделение ? акцизом с табака, сахара и спичек, взысканием питейно-откупных и соляных недоимок; IV Отделение ? гербовым сбором, V Отделение готовило годовой отчет1313
  Горюшкина Н.Е. Деятельность Департамента неокладных сборов по реализации акцизной реформы (1863–1896 гг.) // Становление современной науки. Прага: Изд-во «Образование и наука», 2014. С. 26–30.


[Закрыть]
.

В 1885 г. был изменен кадровый состав акцизных управлений. 7 мая 1885 г. мнение Государственного совета «Об усилении личного состава акцизных управлений» учреждало должности младших и старших техников, контролеров и чиновников по судебной части, а также упраздняло должность помощника управляющего акцизными сборами. Техники наблюдали за контрольными снарядами и за технической частью производств, обложенных акцизом. Чиновникам по судебной части вверялось в обязанность наблюдение за ходом дел о нарушениях акцизных сборов в суде и представление интересов акцизного управления в суде. Кроме того, по решению министра финансов чиновники по судебной части имели право вести в суде и другие дела. Для непосредственного надзора за винокуренными заводами, а в случае необходимости и за питейной торговлей учреждались должности младших и старших контролеров. Каждому заводскому контролеру предоставлялась «безвозмездно чистая и светлая комната, удобная для жилья, с отоплением от завода, печью для варки пищи и необходимой мебелью». После введения в 1885 г. новых правил торговли крепкими напитками разъездным надсмотрщикам вменялся в обязанность надзор за «раздробительной» (розничной) торговлей. При этом надсмотрщик должен был проверить соответствие записей о приходе и расходе алкоголя его наличию, крепость реализуемого вина, порядок отпуска и чистоту помещения.

14 мая 1885 г. для регулирования торговли крепкими напитками в губерниях и уездах были образованы губернские и уездные по питейным делам присутствия, а в городах это дело возложили на городские думы. Если Акцизные управления являлись финансовыми учреждениями, то Присутствия по питейным делам относятся всецело к категории учреждений внутреннего управления. Подчинение их Министерству финансов объяснялось тем, что торговля вообще, а следовательно и крепкими напитками, находилась в введении этого министерства; питейные присутствия состояли в тесном отношении с акцизными управлениями. При этом следует отметить, что других учреждений, содействовавших развитию торговли другими видами предметов, облагавшихся акцизными сборами, как-то табак, сахар и проч. не существовало. Объяснялось это тем, что фактически торговля крепкими напитками давало государству весьма значительный доход, ставивший ее в привилегированное положение и привлекавший особое внимание со стороны государства; деятельность Питейных присутствий заключалось не только в мерах содействия развитию этой торговли, но и в критериях нравственного характера. Чрезмерное распространение употребления крепких напитков крайне пагубно отражалось не только на хозяйственной стороне народной жизни, но и на всеобщей нравственности1414
  Ивановский В. Русское государственное право. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1898. Т. 1. Вып. 6. Местные установления общественного управления. С. 401.


[Закрыть]
.

В состав уездных присутствий, действовавших под председательством уездного предводителя дворянства, входили: председатель или член уездной земской управы, уездный член окружного суда, один земский начальник, по назначению уездного съезда, уездный исправник и чиновник акцизного ведомства; таким образом, присутствие имело в своем составе представителей земства, суда, полиции, крестьянского управления и Министерства финансов. Подобный состав уездного присутствия указывал на разнообразие преследуемых им задач. Земские учреждения привлекались к участию в этом деле в виду того, что они являлись вообще органами местного хозяйственного управления; от их представителей рассматриваемые учреждения могли ожидать наиболее полезных указаний; участие представителя судебного ведомства могло быть объяснено тем, что данным учреждениям приходилось иногда иметь дело с вопросами о привлечении к судебной ответственности лиц, нарушавших требования Питейного устава; кроме того, не следует забывать, что, по крайней мере в отношении крестьянского сословия, чрезмерное употребление крепких напитков считалось особого рода проступком, влекущим за собою судебную кару. Участие в питейных присутствиях представителя полиции объясняется полицейскими задачами этих учреждений. Интересы финансовые, тесно связанные с торговлей крепкими напитками, также имели своего защитника в лице чиновника акцизного ведомства. Труднее объяснить участие в этих учреждениях чиновника ведомства крестьянского управления. Вероятнее всего это объясняется тем соображением, что крестьяне уже по самой своей численности являлись главными потребителями крепких напитков и следовательно в отношении их более, чем в отношении других, имели значение финансовые, полицейские, нравственные и другие цели, преследуемые Питейными присутствиями. Отличие состава губернских присутствий заключалась в том, что председательство в них возлагается не на губернского предводителя дворянства, а на губернатора; от суда участвовал представитель прокуратуры; представительство финансового ведомства было усилено участием управляющего Казенной палатой; наконец, наряду с другими, в качестве члена присутствовал городской голова губернского города, что объяснялось тем, что губернские Питейные присутствия являлись высшею инстанцией в отношении городских дум по вопросам торговли крепкими напитками.

Компетенция уездных присутствий определялась 462 статьей Устава об акцизных сборах, по которой на них возлагалось принятие мер к тому: 1) чтобы число заведений для раздробительной торговли крепкими напитками не превышало в каждой местности действительной в них потребности, в ущерб интересам народной нравственности; 2) чтобы к раздробительной торговле питиями не допускались лица неблагонадежные; 3) чтобы излишние стеснения питейной торговли не порождали корчемства; и 4) чтобы в раздробительной торговле питьями не установлялось монополии. Что касается круга деятельности губернских присутствий, то она исчерпывалась: наблюдением за правильным и однообразным применением уездными присутствиями и городскими думами требований питейного устава; рассмотрением жалоб, подаваемых на эти учреждения и утверждением в некоторых случаях их постановлений. Жалобы на губернские присутствия подаются не в то или другое министерство, а в Правительствующий Сенат по первому департаменту. Обстоятельство это следует объяснить не рангом, не высоким положением этих учреждений среди других, а тем, что они не были подчинены исключительно одному какому либо одному министерству, а сразу двум – министерствам финансов и внутренних дел. О делопроизводстве рассматриваемых учреждений следует отметить, что хотя решения и постановляются в них принимались по большинством голосов, но мнениям некоторых лиц придавалось особенное значение; таковы были председатели этих учреждений, представители акцизного ведомства и полиции; при несогласии этих лиц с постановлениями присутствий, дело переходило в высшую инстанцию; для губернских присутствий такою инстанцией являлся Министр финансов, который и утверждал представляемые ему постановления, но не иначе как по соглашению с Министром внутренних дел или другими «подлежащими» ведомствами. В 1894 г. в некоторых губерниях в виде опыта была введена казенная винная монополия, так что торговля спиртными напитками стало составлять исключительное право казны. Присутствия по питейным делам в районе винной монополии были упразднены, и заведывание казенною продажей спиртных продуктов было возложено на Акцизные управления1515
  Ивановский В. Русское государственное право… С. 403.


[Закрыть]
.

Закон 18 мая 1885 г., представляя преимущество мелким винокуренным заводам, установил 7 % перекура с первого миллиона градусов и 5 % с остального количества. Законом 9 июня 1887 г. эти нормы были понижены на 2 %. Усилия заводчиков направились на увеличение выкурки с целью получения большего перекура. Его наличие на рынке давало возможность заводчикам продавать спирт ниже существовавших акцизных ставок. «Установившиеся цены на спирт, – отмечал Н.С. Терский, – обыкновенно едва покрывают стоимость винокуренных припасов, затем как большая часть стоимости собственно производства, так и проценты на затраченный капитал, вместе с предпринимательским барышом, могут быть получены только при перекуре». Получить перекур позволяло лучшее устройство заводов, лучшая технология производства, лучшее качество материалов (большая степень их чистоты и предварительной обработки), лучшее их сочетание.

Для упрощения надзора над производством и сбытом вина «Положение» определило наименьший допускаемый размер завода в 540 ведер квасильных чанов (в совокупности). Законом 25 мая 1888 г. нижний предел емкости квасильных чанов был опущен на отметку в 270 ведер, а Законом 1 июля 1890 г. верхний предел поднят до 9 тыс. ведер емкости. Порядок измерения и описания завода был следующий: должностные лица акцизного надзора, прибыв на устроенный завод, проводили подробный осмотр его помещений и строений, принадлежащих заводу, а также земель, находящихся под заводом, вместе с постройками и двором. Осмотр завода производился по его отделениям: квасильному, дрожжевому, перегонному или аппаратному, помещение для контрольных снарядов, паровичную, солодовню, спиртоприемную или затрубную, лабораторное помещение для рабочих, винокура, акцизного надзора, подвалы для хранения спирта, склады или амбары материалов винокурения и топлива, контору, жилые дома (квартиры) управляющего заводом, винокура и других лиц, служащих на заводе; помещения для скота, состоящего на барде, для рабочих при откармливаемом скоте, бордяные лари. При осмотре указанных выше помещений и отделений завода подробно записывалось, из чего он состоит, сколько этажей, что находится в каждом отделении. Затем в опись завода вносилась заводская посуда, которая нумеровалась. Далее проводился осмотр перегонного аппарата и обеспечений, указанных в смете, утвержденной управляющим акцизными сборами, измерялись дрожжевые чаны и кадки с квасильными чанами. Измерение дрожжевой посуды завода производилось только геометрическое и без составления протокола. Измерение же квасильных чанов производилось геометрически и водою с составлением протокола. Работы по измерению заводской посуды производились рабочими завода и за счет заводчика1616
  Засорин А. Спутник акцизного чиновника. Сумы: Типолитография К.М. Пашко-ва, 1911. С. 5–6.


[Закрыть]
.

Рост ставки акцизного сбора сопровождался одновременным увеличением объема поступлений акцизных налогов в бюджет и ростом контрабанды спирта из-за границы. Контрабандный спирт был в два или даже в три раза дешевле российского. В условиях множественной частной торговли государству было сложно бороться с контрабандой спирта, и она приняла огромные размеры. По оценке комиссии, рассматривающей вопрос о мерах борьбы с контрабандой спирта, ввозимого из Пруссии и Австрии, убытки казны от нее достигли в 1882 г. 19 млн руб. Водочные напитки (наливки и настойки), сделанные из уже оплаченного акцизом спирта, сначала не подлежали вторичному обложению. Водочные заводы, имея патент, могли выпускать напитки любой крепости и самого разного качества. Акцизный надзор только пресекал производство напитков, выделанных из нелегального (корчемного) спирта. Отсутствие контроля за качеством водочных напитков, привело к заполнению рынка низкокачественными водочными изделиями. Зачастую это был просто разбавленный или разбавленный и подкрашенный спирт. Часто эти напитки не проходили дополнительной очистки и имели произвольную крепость, от 18 до 30о. Торговля так называемыми «специальными водками», которая не подвергалась акцизному надзору, позволяла обходить закон об обязательной крепости простого хлебного вина, и была настолько выгодной, что совершенно вытеснила его из продажи. На этой почве появились заводы, которые не имели ничего кроме печати, они фактически продавали свои этикетки и право накладывать печать на посуду со спиртом, разбавленным водой. Это привело к уменьшению количества потребляемого спирта, а следовательно, и к снижению доходов казны1717
  Артемьева Л.В. Этапы и механизм введения в России акцизной системы на алкоголь во второй половине XIX в. // Транспортное дело России. 2011. № 5. С. 122–125.


[Закрыть]
.

Э.Ф. Нольде писал о таких «заведениях»: «Существуют… оптовые склады, специально устраиваемые для снабжения законными паспортами самого незаконного спирта, мнимо передвигающегося из одних концов империи в другие. Иногда вы приезжаете в склад, вечно состоящий из двух-трех бочек спирта, а между тем книги этого склада с помощью их чеков, свидетельств и пр. служат передаточными пунктами для большого передвижения спирта. Склады для такой передачи устраиваются преимущественно в городах при размерах торговли столь значительной и быстрой, что даже опытный акцизный чиновник чуть ли не даже в момент присутствия его в складе не уследит и не поймет в чем дело. Иногда же такие склады устраиваются в глуши, где частые ревизии невозможны». При этом он предполагал, что ежегодно от недобора акцизного сбора государство теряло ежегодно до 200 млн руб. «Самые распространенные и самые большие по размерам злоупотреблений, – по его мнению, – совершаются в Царстве Польском, в северо-западных, юго-западных, юго-центральных и южных губерниях, несколько умереннее они в некоторых северных и северо-центральных губерниях»1818
  Нольде Э.Ф. Питейное дело и акцизная система. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1882. С. 10, 25.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15