Сергей Саенко.

Студент-палач



скачать книгу бесплатно

Пролог


Я бежал как никогда прежде. Сердце, казалось, проломит грудь своим бешеным ритмом. Спина покрылась холодным потом. Дрожащей рукой вытащил телефон с кармана. Время: 15:14. Отлично! Сейчас должен подъехать «ПАЗик». Я обернулся. За мной никто не гнался. Пока никто не гнался. Бегло посмотрел на дорогу. В потоке машин уже подъезжал спасительный «ПАЗик». Я достал всю мелочь из кармана. Несколько монет вылетели с потной ладони, со звоном, покатившись по тротуару. Хер с ними. Надеюсь оставшейся мелочи хватит на проезд.


Глава 1.


Звук будильника на телефоне. Громкий, противный звук, гребаного будильника – только такой мог разбудить меня. Я с трудом разлепил веки и нашел этот гребаный телефон. Отключил будильник. Время 6:50. Ноябрьское небо за окном, серое, безжизненное, едва только начинающее светлеть. В полумраке, царившем в небольшой комнатушке, с трудом виднелась кровать у соседней стены. На ней лежал Леха. Мой друг, одногруппник и сожитель по совместительству. Я обвел, взглядом комнату. Не знаю, зачем я это делаю. Все те же зеленые обои, все та же белая труба отопления, проходящая под потолком, над моей кроватью. Никаких изменений. Через пару минут зазвонил Лехин телефон на маленьком столике, перед его кроватью, рядом с ноутбуком. Мелодия была такой приятной. Я бы под такую засыпал. Леха довольно бодро откинул одеяло и вскочил с кровати. Щелкнул включателем на стене. Гребаный свет, осветил гребаную комнату и резанул мне по глазам.

–Че Димон. Подъем! – весело сказал Леха. Он взъерошил свои темные волосы. Это было, что-то вроде его утреннего ритуала.

–Еще десять минут, – вяло ответил я.

–Давай подъем! – Леха натянул шорты и схватил полотенце, висевшее на стуле рядом. – Приду с душа, чтоб уже оделся.

Он ушел. Я слышал, как закрылась дверь в ванную, как зашумела вода. Хотелось спать. Еще бы не хотелось. Почти ежедневно ложиться в три утра и вставать в почти семь. Закрывать глаза на десять минут не имело смысла. Все мы знаем, что будет только хуже. Пора покинуть зону комфорта. Я откинул одеяло. Сел на край кровати. Глянул на экран телефона. Время 6:55. Надо собираться. Аккуратно открыл, едва держащиеся, дверцы, пошарпанного шкафа. Надел почти немятую, почти чистую, рубашку. Натянул джинсы, носки. Открылась и закрылась дверь. Леха покинул ванную.

–Надо же, – удивился он, вытирая волосы. – Ты уже одет. С каждым годом все быстрее встаешь. Еще пару лет и раньше меня подскакивать будешь.

Шутит. Леха постоянно шутил или пытался. Мне это нравилось. Это хоть как-то разбавляло гребаные будни. Я не ответил ему. Вошел в ванную. Пахло дорогим шампунем. Леха любил красиво выглядеть и хорошо пахнуть. Я протер запотевшее зеркало, над раковиной. Стабильный недосып подарил мне круги под глазами. Взъерошенные русые волосы. Бледное лицо. И глаза, с явно читавшейся в них ненавистью к происходящему. Привел волосы в порядок. Умылся. Улыбнулся самому себе. Вроде ничего. Люди любят, когда улыбаешься.

Улыбаешься, когда не смешно шутят. Улыбаешься, когда спрашивают, как они выглядят, и говоришь, что все хорошо. Не важно, что улыбка может быть фальшивой. Мало кто хочет знать истину. Все хотят верить в то, что они правы. Жить в своем домике иллюзий. Люди сразу же отметают тех, кто рушит эти самые иллюзии, рушит их домик. Никто не любит меняться. Признавать свою неправоту. Ведь так?


***

Леха уже успел приготовить завтрак. На небольшом столе, накрытым, порезанной местами, прозрачной клеенкой, красовались две чашки горячего чая и тарелка с горкой бутербродов. Я сел на небольшой диванчик рядом с Лехой, уткнувшимся в экран телефона.

–Я тебе чай сделал, – сказал он.

–Вижу. Спасибо.

Едва я взял чашку, с тихим скрипом открылась дверь на кухню. И зашла она. Хозяйка нашей квартиры – теть Люба. Она жила на первом этаже. Я с Лехой, на втором. Единственное место, где мы с ней пересекались, была кухня. Теть люба была женщиной, примерно, лет за шестьдесят, в очках с квадратными, толстыми стеклами и вечно подозрительными глазами за ними.

–Димка! Опять ночью не спал! – сварливо воскликнула теть Люба.

–Почему? – я изобразил удивление.

–Опять в ноутбуке сидел в три ночи! Думаешь я свечение не вижу с комнаты!? За свет знаете сколько приходится платить!?

–Я уроки делал, – соврал я.

–Ой. – теть Люба раздраженно махнула рукой. – Не ври тут!

Она ушла. Знаете, забавен тот факт, что у нее целыми днями работает телевизор. Бывало, что она вставала ночью на кухню и не выключала свет, а огребали я с Лехой. И квитанции за свет она нам показывала. Вроде бы не такая уж проблема. Хотя, когда это уже продолжается третий год. Извините конечно, но…

–Как же она зае…а, – зло процедил Леха, глядя на дверь.

–Согласен, – я уже жевал бутерброд, запивая чаем. – Хотя если вспомнить нашу первую квартиру, то здесь просто прекрасно.

–Ну да, – Леха усмехнулся и хлебнул чая. – Там вообще разрешалось купаться только два раза в неделю. Давай быстрее ешь. На автобус надо успеть.

Ах ну да. «ПАЗик» – местами ржавый, грязный, с пыльным салоном и битком набитый людьми с уставшими лицами. Этот гребаный «ПАЗик» отвезет нас на гребаные пары, в гребаный колледж.


***


Я закрыл калитку. Быстрым шагом мы направились по, пошедшему трещинами, тротуару к остановке. Рассеивался туман. Множество неприятных, холодных, мелких капелек летели в лицо. Уже вовсю ездили машины, почти все покрытые тонким слоем грязи. Свет их фар отражался на мокром асфальте. На остановке стояло пару человек с крайне хмурым выражением лиц. Я сразу же отсчитал двенадцать рублей мелочью. Как только я поступил в колледж, жизнь стала однообразной. Все дни были практически одинаковы. Если представить последние три года на кинопленке, то получится один и тот же кадр на повторе. Колледж, квартира и поездки домой, в станицу, на выходных, через каждые две недели. Все циклично.

Скрип тормозов, подъехавшего «ПАЗика», отвлек меня от размышлений. С шипением сложилась гармошкой одностворчатая дверь. Из салона обдало приятным, теплым воздухом с отчетливым запахом пыли. Плотно стоявшие люди внутри, судя по лицам, были явно недовольны пополнением. Я и Леха, втиснулись в салон. Мы попросили передать мелочь за проезд, сидящей рядом с водителем, бабушку с крайне недовольным лицом. С шипением закрылась дверь. Заурчал двигатель. Автобус лениво тронулся с места. В слегка запотевшем окне проплывали одни и те же гребаные дома с магазинами.

Мы вышли на своей остановке. Порыв холодного ветра, после теплого салона «ПАЗика», заставил меня невольно съежиться. Отсюда до колледжа идти минуты три от силы. Мы дождались нужного сигнала светофора и перешли дорогу. Пройдя еще несколько метров по тротуару, вновь перешли дорогу. Здесь пешеход был без светофора. Оставалось надеяться на адекватность водителей. Машины остановились терпеливо, ожидая нашего перехода. Жаль. Сбей меня кто-нибудь, жизнь бы хоть как-то разбавилась. Вскоре показался магазинчик «Луч», расположенный через дорогу от колледжа. В нем продавалось все то, что любило большинство студентов: хот-доги, кофе и алкоголь с сигаретами без предъявления документов. Конечно это мало радовало учителей с колледжа и на магазин не раз сыпались жалобы, после которых являлась полиция. Неделю после таких «явлений» продавщицы придирчиво спрашивали документы на предмет совершеннолетия, затем все возвращалось. И так продолжалось и с года в год.

–Опять задумался? – Леха улыбнулся.

–Есть такое, – ответил я.

–Ты постоянно какой-то замороченный.

–Это плохо?

–Конечно хорошо, что ты умный и постоянно все обдумываешь. Но если быть все время замороченым, то и головой двинуться недолго. Ты ответь, когда последний раз высыпался?

–Чего ты хочешь?

–Нужно куда-нибудь выбраться. Выпить. Девушку тебе найти. А то мы целыми днями сидим дома.

–Давай после пар это обсудим.

–Как хочешь.

Даже покраска в ярко-желтый цвет, не спасала корпуса колледжа. Они все равно выглядели блеклыми и унылыми. Мы дошли до КПП. Я достал пропуск с внутреннего кармана куртки.


Глава 2.


Дверь кабинета. И вот она, моя «любимая» группа. Ее основную часть составляли девушки. Из представителей мужского пола были лишь я, Леха и Никита. Все встали обнимать Леху в знак приветствия. Засияли фальшивые улыбки. Пару человек, просто из вежливости, поздоровались со мной. Я им не нравился. Но все только и могут обсуждать за спиной. Тем более никто не хочет ссориться, как никак вместе еще полгода учиться, а я частенько с Лехой выручал группу. Так что им приходилось меня терпеть.

–Привет.

Соня. Еще один человек, после Лехи, которого я считал своим другом. Она всегда была честна и в открытую выражала свои эмоции по поводу окружающих. Естественно из-за этого тоже многим не нравилась. У Сони было приятное лицо и хорошая фигура.

–Привет, – буркнул я. Мне не хотелось ей фальшиво улыбаться. С ней я был искренен в эмоциях.

–Опять не спал? – Соня провела пальцами по своим длинным, черным волосам.

–А как думаешь? – усмехнулся я.

–Зачем думать? По тебе и так видно. – она улыбнулась, распахнув большие темно-зеленые глаза. – Твои круги под глазами не сходят с первого курса. Пора подумать о здоровье. У тебя ведь головные боли часто.

–Давай без этого. Не грузи меня, впереди три пары, – лениво бросил я.

–Как знаешь, – в ее голосе промелькнула обида.

Я сел на стул. В кабинете стоял шум. Кто-то спрашивал о предстоящих парах. Кто-то показывал фото нового шмотья. Леха о чем-то тихо перешептывался с Соней. Вот это уже интересно. Потом у него спрошу. А кто-то….

–В общем вчера со Славиком в «Роскошь» поехали. У него такая о…нная машина. Я не знаю, что за марка. Вот. На пятнадцать тысяч посидели. Я в а…е была, когда счет принесли. Спросила сколько он зарабатывает…

Ох б…ть. Как меня бесили подобные разговоры. Это была наша староста – Маша. Она всегда наносила хренову тучу макияжа на лицо, особенно забавляла ситуация с ее бровями. Вместо них были нарисованные черные, жирные полосы. Настоящие брови представляли из себя пару маленьких островков волос. Как-то я с Лехой, имел «удовольствие» увидеть Машу без макияжа. Долго не мог это развидеть. При каждом удобном случае, Маша упоминала стоимость своих вещей и материальное состояние очередного ухажера. Говорила она все это достаточно громким тоном, дабы услышали все. Видно ей кажется, что это круто. И знаете не только ей. У Вики с Таней, слушавшей ее, были крайне завистливые взгляды. На их месте я бы сел читать книги. Но сейчас грамотная речь и знания не особо ценятся у большинства. Я достал наушники с рюкзака. Воткнул провод в разъем телефона. Включил «Queen– under pressure». Так намного лучше.

Увы счастье мое длилось полторы минуты. Прозвенел звонок. В кабинет зашла пышнотелая учительница лет тридцати – Виолетта Андреевна. Она имела змеиные глаза за большими квадратными, линзами очков. Пошло стандартное начало пары. Отмечание кто есть, кого нет.

–Никиты опять нет? – Виолетта оторвалась от журнала, бросив возмущенный взгляд на Машу.

–Да. Я ему звонила он трубку не берет, – лениво ответила староста.

–О чем он думает? Второй месяц практически не ходит. Как мне ему семестровую ставить? – возмущалась Виолетта.

Не надо вот этого цирка. Все прекрасно знаем, как вы ему поставите. Бутылка хорошего шампанского либо коньяк и не менее хорошая коробка конфет. Никита любил трепаться о своем наплевательском отношении к учебе и какими методами ему достаются хорошие отметки.

–В общем Маш. Вот вам задание. Бланки распечатайте. Я пошла. Если что звони, я подойду, – Виолетта Андреевна отдала лист Маше и покинула кабинет.

Староста сфотографировала задание и отправила фото в беседу нашей группы в «ВК».

–Димон. По старой схеме? – Леха улыбнулся.

Я ответил улыбкой. Суть заключалась вот в чем, нам каждую пару давали задание, которые мы выполняли на листах формата А4. И за семестр выходило более ста таких листов. Это была бесполезная трата времени и денег. Почему? Да потому что все папки с нашими заданиями благополучно уходили в архив, а через год в мусор. Их никто не проверял. Оценки Виолетта выставляла просто так. Как только я, с Лехой выяснили всю эту процедуру, то писали меньше половины. Чисто для вида. И забавно выходило. Заданий нет, а оценки есть.


***


Звонок. Гребаная пара кончилась.

–Ты есть идешь? – Леха продевал руки в лямки рюкзака.

–Нет.

–Денег нет?

–Да. – нехотя ответил я.

–Давай я тебе куплю. Ты нихера не ешь.

–Забей.

Наша группа покинула кабинет. Коридоры колледжа наполнились студентами переходящих из одного кабинета в другой. Я зашел в уборную. Отлично. Все кабинки пусты. Позвонил отцу.

–Алло. – едва понятно раздалось с динамика.

Он был пьян. Опять.

–Пап. Денег сможешь перевести?

–Так это. Я ж тебе недавно переводил. – возмутился отец смачно икнув.

–Это было больше недели назад. И переслал ты мне всего тысячу. – как можно спокойней сказал я.

–И че? Мало что ли? На баб все спускаешь? – отец повысил тон.

–Пап. На еду.

–Не п…ди мне!

Я сбросил трубку. Дальше говорить не имело смысла. Когда протрезвеет он возможно и не вспомнит этого разговора.


***


На эту пару явился Никита. Лицо заспанное, взгляд, как обычно, наглый. Уже на расстоянии чувствовался перегар. Он уже пытался заключить в объятия Таню. Та не хотя отпиралась.

–Тань пошли сегодня на хату. Выпьем. – с ухмылкой сказал Никита.

–Нет. Мне пары делать надо, – пролепетала она, кое-как высвободившись из объятий.

Никита смачно залепил ей по месту ниже спины. Таня улыбнулась. Но глаза выражали ненависть. Я занял свое место. Рядом села Соня. Это повышало ее шансы избежать домоганий Никиты.

–Держи.

Я не заметил Леху. Он положил передо мной хот-дог, завернутый в пищевую пленку.

–Я же сказал не надо.

–Ешь. Иначе в глотку запихаю. – пригрозил Леха.

Противиться не имело смысла. Тем более желудок требовал пищи.

Никита уже распылялся об упругости Таниного места. Пока я поедал, успел заметить, как Леха обменялся с ним не очень хорошим взглядом. Еще бы не обменялся. Никита не нравился мне с Лехой. Да и не только нам. Почему? Помимо подобных сцен, полтора года назад, Никита изнасиловал одну девушку. Официальная версия, что ничего такого не было и девушка сама согласилась. Но все всё равно знали правду. Почему ему все сошло с рук? Об этом позже. Мы хотели поговорить с Никитой по поводу приставаний к одногруппницам . Но и тут не все просто. Все те, кто в традиционном «один на один» побеждали Никиту, как бы случайно становились жертвами группового избиения в самых темных уголках станицы. Опять же никто не виноват.

–Заелся. – Соня улыбнулась и аккуратно вытерла мой уголок рта.

–Спасибо, – сказал я.

Это было неожиданно. Даже ввело меня в небольшой ступор. Леха улыбнулся, глядя на меня. Соня ущипнула меня за бок и вернулась на свое место.

–Заигрывает со мной? – шепотом спросил я, как только Леха сел рядом.

–Будто сам не понимаешь.

Едва я успел дожевать хот-дог, вытирая остатки майонеза с рук, услышал недовольный крик нашей старосты:

–Б..я! Державина за…а!

–Что такое? – спросила Таня.

–Только что позвонила, сказала, что устно спрашивать будет! Как же она меня бесит! – Маша небрежно кинула телефон на стол.

Конечно Державина ее бесит. В отличие от той же Виолетты Андреевны, Державина была одним из немногих преподавателей нашего гребаного колледжа, которая ставила оценки не за тонны бесполезной писанины или же коробки дорогих конфет, а именно за знания и грамотно построенную речь, коими Маша, да и почти половина группы, не обладали. Я с Лехой неоднократно удивлялся тому факту, что сейчас доступна практически любая информация. Бери развивайся. Никто не мешает. Но нет. Легче бухать, легче смотреть тупые видео. А потом эти же люди удивляются почему кто-то умеет красиво говорить и чего-то достиг.


***


Последнюю пару отменили. Я с Лехой миновали КПП и направились домой.

Смотри – Леха кивком указал куда-то вперед.

Я посмотрел в указанном направлении. Там подъезжала «BMW» последней модели, белого цвета, выделявшимся на фоне серого неба и грязного асфальта. Из машины вышел паренек моего возраста. С пассажирского сидения вышла девушка модельной внешности.

–Круто ему, – сказал Леха, когда парочка прошла мимо нас.

–Естественно. Его отец владелец «Роскоши», – ответил я.

–Просто обиден один факт. Кстати на автобусе едем?

–Я без денег.

–Забей. Оплачу, – Леха достал пачку сигарет.

Вытащил две сигареты. Одну протянул мне.

–Так какой факт тебе обиден? – спросил я. Мы перешли дорогу.

–Просто понимаешь, – Леха щелкнул зажигалкой.

Мы подкурили.

–Все эти высказывания типо: «Добился сам» или «Без мам и пап» – продолжил Леха, – они конечно красиво звучат, никто не спорит. Но обидно то, что сыновья богатеньких, вроде этого на «бэхе», получают все и веселятся именно сейчас. Пока молодые, пока есть силы. Ну добьюсь я всего сам. А толку то? Мне уже будет под тридцатник. Десять лет уйдет на все это развитие и заработки. Уже не будет той энергии и сил, как сейчас.

–И что дальше? – я выпустил дым. Мы уже дошли до остановки.

–Хочется денег именно сейчас. Эти мажоры сейчас кайфуют. И потом они кайфуют. А ты пока добьешься всего. Поезд уйдет. Семья и прочее будет. Вся молодость ушла на добычу этих денег, – Леха развел руками.

–Чего ты так на деньгах зациклился? – я прищурился. – Займись любимым делом. Да и денег тебе хватает. Ты же рисунки в фотошопе под заказ делаешь.

–Ты за любимое дело говоришь? – Леха усмехнулся. – Хорошо, давай посмотрим. Допустим я люблю путешествовать. И хочу на Бали. Нужны деньги. Время такое. Приходиться зацикливаться на деньгах. Даже здоровье от них зависит. А по поводу рисунков, то заказы не всегда есть. Времени нету с этой учебой. И приходиться просить деньги у родителей. А не хочу от кого-то зависеть. Опять же нужны деньги.

Подъехал автобус. Мы выкинули окурки в урну.


***


-Так к чему ты все ведешь? – спросил я, когда мы покинули автобус.

–Просто понимаешь. Даже если пока забыть про деньги. С детства нам говорят: «хорошо учись, будешь хорошо зарабатывать». Сразу загоняют в рамки. И вот ты окончил школу. Потом институт или колледж. И так далее. А что мешает сразу после школы придумать свое дело и зарабатывать?

–Нужен стартовый капитал. – ответил я. Мы дошли до нашего дома.

–Верно! Но дело даже не в нем! – Леха открыл калитку и пропустил меня во двор. – Если ты заявишь родителям, что не будешь учиться и откроешь свое дело, то тебя обсмеют и заставят учиться. А все почему? Правильно. Потому что им тоже вбили сраные рамки. Нас всех попросту заставляют учиться, чтобы мы потом пошли работать на нужные профессии. Для этого и делают каждый год определенные экзамены по жестче обычного. И даже не в них проблема.

–А в чем? – я открыл входную дверь, пропустив Леху.

Мы сняли обувь и зашли на кухню.

–Проблема в том, что из-за этих самых рамок, мы боимся делать что-то, придумывать, зарабатывать сейчас! – Леха зажег конфорку на плите. – Все думают, что отучатся, а там и работа появится. Но на самом деле возьми и придумай какое-либо дело.

–Лех. Но не все же гении, что могут что-то придумать. И опять же стартовый капитал нужен.

–С этим я не спорю, – Леха набрал в чайник воды и поставил на конфорку. – Но в большинстве люди даже не пытаются. Боятся рисковать. Пробовать себя! Не хотят развиваться! Придумывают какие-либо отмазки. А когда осознают упущенные возможности, то уже поздно.

Поднявшись в нашу комнату, мы переоделись в домашнюю одежду.

–Димон. Просто сейчас осознаю, – Леха ждал меня на лестнице.

–Что?

–Жизнь одна. И выжимать из нее все по полной надо. Не боятся рисковать. Пробовать себя в чем-то. По сути жизнь – это фильм. И какого жанра будет этот фильм зависит только от нас.

–Красиво сказал, – я улыбнулся.

–Благодарю.

Засвистел чайник. Мы заварили две порции лапши быстрого приготовления. Кухня наполнилась ароматом приправы.

–Сейчас спать? – Леха закинул в рот лапшу, намотанную на вилке.

–Угу, – буркнул я набитым ртом.

Лапша наполнила мой, практически, пустой желудок.

–Эта учеба все силы забирает. А толку от нее практически никакого, – Леха уже залипал в телефоне.

–Почему же никакого? – я поднял тарелку и хлебнул бульона. Он приятно согрел изнутри.

–Ну, а чего нового нам с тобой дала это учеба? Правильно ничего! – Леха оторвался от телефона.

–Я не совсем с тобой согласен, – я доел остатки лапши.

–Ну ка поясни, – в глазах Лехи появился задор. Какой обычно бывает у людей, любящих что-то оспаривать.

–Смотри. Это я и ты любим саморазвиваться. Сами находим интересующие нас вещи и прочее. Но взять к примеру нашу старосту. – я встал и помыл тарелку. – Хер бы она что искала и изучала. А так, благодаря учебе, в нее принудительно вкачивают информацию. И хоть что-то отложится в ее голове. Теперь представь сколько таких старост только в нашей стране.

–Хм. – Леха задумался. – Знаешь, пожалуй, ты прав.

Закончив прием пищи, мы поднялись в нашу комнату и легли на кровати, предварительно закрыв дверь в комнату. Почему закрываемся? Просто наша хозяйка любила захаживать к нам в комнату. И когда ты просыпаешься от того, что на тебя кто-то смотрит, ощущение не самое приятное. Особенно ночью. Как-то и такое случалось.

–Кстати Димон, дело есть, – лениво проговорил Леха.

–Озвучивай, – вяло ответил я с закрытыми глазами.

–Вечером ко мне особа придет, сможешь…

–Освобожу комнату. Не парься. Организму ведь нужно развиваться.

–Хорошо сказал, – Леха посмеялся.

–Как эту зовут?

–Лена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3