Сергей Пушкарев.

Россия 1801–1917. Власть и общество



скачать книгу бесплатно

3.2. Образование

В 1802 г. было учреждено «Министерство народного просвещения, воспитания юношества и распространения наук»7. Министром назначили старого екатерининского вельможу графа П.В. Завадовского, но он, получая министерское жалование, играл роль свадебного генерала для парадных случаев. Действительным организатором школьного дела был товарищ министра (зам. министра) способный и деятельный М.Н. Муравьев.

Органом, ведавшим вопросами образования, было «главное правление училищ». В него входили шесть попечителей учебных округов, а непосредственную подготовку школьной реформы вела особая «комиссия об училищах».

Уже к началу 1803 г. был разработан и 26 января 1803 г. утвержден закон «Об устройстве училищ». Законом устанавливается четыре рода училищ: 1) приходские училища в сельских местностях; 2) уездные училища в уездных городах; 3) губернские гимназии и 4) университеты8. Российская империя разделялась на 6 учебных округов во главе с «попечителями». В каждом округе должен был быть университет, руководивший средними и низшими школами своего округа. Сверх прежних университетов – Московского, Виленского (польского) и Дерптского (немецкого) учреждались три новых – в Петербурге, в Харькове и в Казани. Харьковский и Казанский университеты были открыты в 1804 г. В Петербурге тогда же открылся педагогический институт, преобразованный в университет в 1819 г.

В 1804 г. были изданы университетские уставы, а также «Устав учебных заведений, подведомственных университетам» (гимназий и уездных училищ)9. Университеты разделялись на четыре факультета: 1) нравственных и политических наук, 2) физических и математических наук, 3) медицинских наук, 4) словесных наук (в том числе исторических).


Н.М. Карамзин


Совет университета формировался из ординарных (штатных) и «заслуженных» профессоров. Совет избирал профессоров, почетных членов и адъюнктов, деканов факультетов и ректора университета. Последний представлялся затем «на высочайшее утверждение», а деканы – на утверждение министра народного просвещения. Первоначально было установлено ежегодное избрание ректора, но в 1809-11 гг. был установлен трехлетний срок.

Органы университетского самоуправления – совет и правление. Правление состояло из ректора, деканов и «непременного заседателя», назначаемого попечителем из ординарных профессоров.

Оно не только пользовалось автономией в университетских делах, но и наблюдало за деятельностью других учебных заведений в пределах своего округа, назначало директоров и педагогический состав.

Цензурным уставом 1804 г. университетам же была поручена цензура книг и иных печатных произведений, выходящих в их округе. В докладе министра народного просвещения указывалось, что цензура вводится «не для стеснения свободы мыслить и писать, а единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оной». Основные положения устава о цензуре заключались в том, что:

1. В книгах и периодических изданиях не должно быть ничего «противного закону Божию, правлению, нравственности и личной чести какого-либо гражданина.

2.

При оценке сочинения надо руководствоваться благоразумным снисхождением, избегая пристрастного и придирчивого толкования.

3. Скромное и благоразумное исследование истины пользуется совершенною свободою тиснения, возвышающих успехи просвещения10.

При Николае I цензура была изъята из ведения университетов и передана в руки чиновников, хотя цензорами часто назначались университетские профессора.

В гимназии принимались ученики всякого звания, окончившие науки в уездных училищах. (Как уже говорилось, в 1827 г. Николай I запретил принимать в гимназию детей крепостных.) В гимназиях должны были преподаваться следующие предметы: латинский, немецкий и французский языки; география и история; статистика; «начальный курс философии и изящных наук»; основы политической экономии; курс математики чистой и прикладной; курс опытной физики и естественной истории; основы коммерческих наук и технологий; рисование11.

«Учение в гимназиях начинается с тех предметов, которые следуют за оконченными в уездных училищах». Учение в гимназиях длилось 4 года. В уездных училищах должны преподаваться следующие предметы: закон Божий и священная история, «должности человека и гражданина», российская грамматика. В тех губерниях, где в употреблении другой язык, сверх грамматики российской, грамматика местного языка, чистописание и правописание. А также правила слога, география, история, арифметика и начальные правила геометрии, физики, естественной истории и технологии, рисование. Курс обучения в уездных училищах – двухлетний.

Приходские училища открывались при церковных приходах. «Сии училища в казенных селениях вверяются приходскому священнику и одному из почтеннейших жителей. В помещичьих селениях они предоставляются просвещенной и благонамеренной попечительности самих помещиков». В действительности начало народному образованию в казенных селениях было положено лишь в 40-х гг. министерством Киселева (см. гл. 2.6). В бывших помещичьих селениях только земство начало учреждать школы после отмены крепостного права.

К 1808 г. в России было 38 губернских гимназий и 126 уездных училищ, к 1830-м гг. их число возросло до 50 гимназий и 400 уездных училищ. Кроме университетов и гимназий, в царствование Александра I был открыт ряд иных учебных заведений, некоторые из них – по частной инициативе и на частные средства. «Гимназия высших наук» кн. А.Г. Безбородко в Нежине (1805), «Высшее училище правоведения» (1805), Демидовский лицей в Ярославле (1805), Царскосельский лицей (1811), Ришельевский лицей в Одессе (1817). В 1814 г. получили новые уставы духовные академии, семинарии и уездные духовные училища12.

В общем, в первую половину Александровского царствования в деле распространения высшего и среднего образования были достигнуты несомненные успехи. «Министерство просвещения работало наиболее продуктивным образом, достигая действительно блестящих результатов»13. «В главном правлении училищ собрались достойные представители интересов образования, которые проводили в учреждения свою искреннюю любовь к просвещению и свои гуманные взгляды»14. Второе десятилетие XIX в. было в России временем увлечения «ланкастерскими школами» (школами по методу взаимного обучения). Обучение по «ланкастерскому» методу вводилось в петербургских гвардейских полках и в школах, устроенных для солдатских детей. В 1818 г. в Петербурге образовалось «Общество учреждения училищ по методе взаимного обучения», которое открыло несколько школ в Петербурге и в провинциальных городах.


Московский университет на рубеже XVIII—XIX вв. Вид со стороны реки Неглинной


Конечно, обучение в новых университетах наладилась не сразу. Был недостаток как студентов, так и профессоров. Лишь Московский университет, основанный в 1755 г., был сравнительно многолюдным: в 1811 г. в нем было 215 студентов, в 1820 г. – около 500, а в 1825 г. – почти 900 человек. В провинциальных университетах – Харьковском и Казанском – первое время было лишь по нескольку десятков студентов. Казанский университет начал полностью действовать лишь с 1814 г. За недостатком русских профессоров главным контингентом преподавателей сначала были иностранные ученые из Германии и Франции, читавшие лекции на немецком, французском или латинском языках.

Русская высшая школа не успела еще прочно стать на ноги, как над ее головой сгустились тяжелые тучи. Реакционный поворот во внешней и внутренней политике Александра и его мистические увлечения коснулись ее напрямую. В 1817 г. появился манифест об учреждении «Министерства духовных дел и народного просвещения», которому было поручено заботиться о том, «дабы христианское благочестие было всегда основанием истинного просвещения» (см. гл. 1.3). Мысль неплохая, но воплощение ее было весьма неудачным. Министром нового министерства, которое должно было одновременно управлять делами народного просвещения и «делами всех вероисповеданий», был назначен друг Александра князь А.Н. Голицын – человек религиозный и благодушный, но мягкий и слабовольный.

«Этот добрый бедный князь, кроткое создание, которое с умыслом бы и мухи не обидело, легко поддавался влиянию людей при нем находившихся. То сумасбродов, то злоумышленников, то невежд, то изуверов, которые причинили государству неисчислимое зло»15.

Помощники князя Голицына, пресловутые М.Л. Магницкий и Д.П. Рунич – ханжи, лицемеры и карьеристы – взялись насаждать «христианское благочестие» путем злобных преследований «вольнодумства», и их политика повела к разгрому свободной науки в некоторых университетах.

В 1819 г. Магницкий был послан на ревизию Казанского университета и, усмотрев в нем бездну лжемудрия и вольнодумства, предложил царю… разрушить университет. Александр не согласился на эту дикую меру, но придумал тоже не очень удачное решение вопроса: он поручил «исправление» университета тому же Магницкому, назначив его попечителем Казанского округа. Магницкий уволил из университета 11 профессоров (около половины всего профессорского состава), заменил власть избранного ректора властью назначаемого директора, изъял из университетской библиотеки все книги «вредного направления». А для студентов ввел режим, который был чем-то средним между монастырем, детским пансионом и домом заключения16.

Д.П. Рунич, назначенный попечителем Петербургского округа, изгнал из университета четырех профессоров и предал их суду. Нелепое дело по обвинению их в несуществующих преступлениях долго тянулось по инстанциям и было прекращено лишь в царствование Николая I. Харьковский университет меньше пострадал от «нового курса», а Московский вовсе не пострадал, ибо московский попечитель М.Н. Муравьев был искренним другом просвещения.

В 1824 г. «мистическое министерство» князя Голицына было упразднено, ведомство исповеданий было снова отделено от ведомства просвещения. Князь А.Н. Голицын получил в управление почтовый департамент. Однако ни просвещению, ни литературе от того легче не стало. Министром народного просвещения был назначен реакционер, престарелый адмирал А.С. Шишков, систематично и настойчиво продолжавший борьбу с «вольнодумством». В его руках было теперь и цензурное ведомство, и цензоры изощрялись в охранительном усердии, которое «было бы смешно, когда бы ни было так грустно»17.


С.С. Уваров


Император Николай I вскоре по вступлении на престол ко всеобщему удовольствию прогнал со службы Рунича и Магницкого. Но адмирал А.С. Шишков оставался министром до 1828 г., когда его сменил кн. К.А. Ливен. А с 1833 до 1849 г. министром просвещения был гр. С.С. Уваров – автор или, во всяком случае, усердный проповедник знаменитой «триединой» формулы «официального национализма» – православие, самодержавие и народность. Они, по его мнению, составляли исконное начало русской жизни, «верный залог силы и величия нашего отечества» и должны были служить главным принципом воспитания российского юношества.

В 1835 г. был издан новый «Общий устав императорских российских университетов», который хотя и не отменил автономию университетских советов, но существенно ее ограничил. Изданное незадолго перед тем «положение» об учебных округах исключало из компетенции университетов управление средними учебными заведениями и передавало его попечителям учебных округов. Попечитель назначал директоров (с утверждения министра), инспекторов и учителей гимназий, смотрителей и учителей уездных училищ. Университеты также «вверяются особенному начальству попечителя». Заметим, что Николай часто назначал попечителями учебных округов генералов. При попечителе существовал совещательный орган – совет, в состав которого входил и ректор университета. Университет теперь состоял из трех факультетов: 1) философского, с двумя отделениями: гуманитарным и математическим (в 1850 г. эти два отделения были сделаны самостоятельными факультетами: историко-филологическим и физико-математическим); 2) юридического; 3) медицинского.

Для православных студентов учреждались кафедры богословия, церковной истории и церковного законоведения. Для надзора за поведением и успехами студентов попечитель назначал инспектора, в обязанности которого входило требовать от студентов соблюдения религиозных обязанностей, «безусловного повиновения начальству, чистоты нравов и беспорочного поведения» и надлежащего исполнения учебных обязанностей18.

«Первая обязанность профессора заключается в полном правильном и благонамеренном преподавании своего предмета». Совет профессоров ведет учебные дела университета. Совет избирает на четыре года ректора, который затем утверждается «высочайшей властью», профессоров и адъюнктов, подлежащих затем утверждению министра. Ему «предоставляется право и по собственному своему усмотрению назначать в профессоры и адъюнкты на вакантные кафедры людей, отличных ученостью и даром преподавания»19.

Деканы избирались факультетами и утверждались министром. Правление университета состояло из ректора, деканов и синдика, который назначался попечителем из состава юридического факультета. Для ведения хозяйственной части попечитель назначал чиновника – экзекутора.

После польского восстания по приказу Николая I в 1832 г был закрыт Виленский университет. Через два года на его базе был учрежден Университет имени св. Владимира в Киеве. В 1828 г. в Петербурге был создан Технологический институт, позже преобразованный в Горный и Лесной институты.

Надо признать, что «попечительное» управление С.С. Уварова не подавляло плодотворной и успешной научной и преподавательской деятельности профессорского состава. Немалую пользу приносили командировки молодых русских ученых, готовящихся к профессуре, в Дерпт и за границу. Из командированных за границу кандидатов профессуры вышла потом целая плеяда выдающихся ученых и преподавателей: Т.Н. Грановский, П.Г. Редкий, Ф.И. Буслаев, К.А. Неволин и др.

30-е и 40-е гг. в русских университетах были временем формирования той традиции, которая стремилась соединить самостоятельное научное исследование с проповедью гуманности и общественного блага. В сумерках и спячке николаевского царствования университетские профессора стали «не цеховыми учеными, а миссионерами человеческой религии»20. А сами университеты – теми оазисами культуры, которые не только двигали науку, но и будили общественную мысль и нравственное сознание.

Ведущую роль играл Московский университет. Среди его профессоров наибольшей популярностью и влиянием пользовался знаменитый гуманист Т.Н. Грановский, читавший лекции по всеобщей истории. Он был учителем и воспитателем целого поколения русского образованного общества. «Влияние Грановского на университет и на все молодое поколение было огромно и пережило его; длинную и светлую полосу, оставил он по себе»-ГК.С. Аксаков писал о влиянии Грановского:

«Он воспитывал своих слушателей; он поднимал их над обыденной жизнью в высшие сферы духа; он будил в них благородные движения и чувства; он образовывал и устремлял их силы… вот почему эта всеобщая любовь к Грановскому».


Т.Н. Грановский


С.М. Соловьев


Революционные события в Европе в 1848-1849 гг. напугали правительство Николая I и заставили его принять особые меры для недопущения в университетах вольного духа. Даже гр. С.С. Уваров оказался для этого времени чересчур либеральным и был заменен на посту министра народного просвещения мрачным реакционером кн. П.А. Ширинским-Шихматовым. Управление некоторыми учебными округами и находящимися в них университетами было поручено генерал-губернаторам. Выборных ректоров заменили назначаемые.

Такие «неблагонадежные» предметы, как, например, государственное право иностранных держав и философия, были исключены из университетского преподавания. Чтение логики и психологии было поручено профессорам богословия. Число «своекоштных» студентов в каждом университете (за исключением медицинских факультетов) было ограничено комплектом в 300 человек. А университетскому начальству было предписано строго надзирать за преподаванием.

Согласно инструкции 23 января 1851 г. ректор и деканы должны были ежедневно посещать лекции профессоров и сличать их с утвержденными программами, от которых не допускалось никаких отступлений. Если профессор дозволил себе безвредное отступление от программы, то ректор и декан делали ему соответствующее внушение. А если он дозволил себе говорить на лекциях что-либо «вредное», то об этом следовало немедленно донести попечителю учебного округа и даже министру.

В 1828 г. был издан новый устав гимназий22 и гимназии сделаны семиклассными. Первые три класса по программе соответствовали курсу уездных училищ. В программу гимназий введены закон Божий и церковная история, российская словесность и логика, а философия, политическая экономия, технология и коммерция исключены. В 1831 г. было запрещено воспитание российского юношества (до 18 лет) за границей ввиду «вредных последствий чужеземного воспитания»23.

3.3. Наука

Первая четверть XIX в. была временем зарождения самостоятельной российской науки, питавшейся до тех пор от щедрот европейского ученого мира. Блестящим, но единственным исключением в XVIII в. был великий русский ученый М.В. Ломоносов (1711-1765). Центрами научной деятельности становятся университеты: два столичных и два провинциальных – в Харькове и Казани. При университетах в начале XIX в. возникает ряд ученых и литературных обществ. В 1811 г. «Общество истории и древностей Российских» при Московском университете получает «высочайше утвержденный» устав. Впоследствии с 40-х гг. XIX в. до 1917 г. общество это регулярно издавало свои «Чтения», содержавшие ценные исторические исследования и материалы.

В том же 1811 г. в Москве образовано «Общество любителей российской словесности». В 1805 г. возникло Московское «Общество испытателей природы». В 1811 г. был «высочайше утвержден» устав «Общества математиков». В 1817 г. образовалось «Минералогическое общество». В 1827 г. в Петербурге возникло «Общество естественных наук», в 1845 г. – «Русское географическое общество», в 1846 г. – «Археологическое общество». В 1811 г. была учреждена «Комиссия для издания собрания государственных грамот и договоров» под руководством гр. Н.П. Румянцева, которая в 1813-1828 гг. выпустила в свет пять огромных томов этого собрания, содержащих важные исторические источники.

В 1810 г. была основана ив 1814 г. открыта для пользования Императорская Публичная библиотека в Петербурге. Своя библиотека была и при каждом университете.


Н.И. Лобачевский


На рубеже XVIII и XIX вв. не только естествознание, но даже разработка русской истории находилась в руках иностранных ученых, преимущественно немцев. В 1805 г. А.Л. Шлецер на немецком языке издал свое известное исследование о летописи Нестора. С 1803 г. при поддержке правительства за разработку русской истории взялся Н.М. Карамзин. Он собрал множество исторических документов, которые потом опубликовал в виде примечаний к своему труду. В 1818 г. вышли в свет 8 томов его «Истории Государства Российского»24. Труд Карамзина имел огромный успех у публики. Пушкин писал о впечатлении, произведенном появлением «Истории» Карамзина:

«Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия казалась найдена Карамзиным, как Америка – Коломбом»25.

Карамзин написал 12 томов своей «Истории», доведя ее до Смутного времени. В предисловии он объясняет теоретическую и практическую важность национальной истории, требует от историка достоверности и в то же время художественности в изображении прошедших событий. И, повествуя о прошлом, высказывает патриотическую и нравственно-поучительную точку зрения, ибо история есть «завет предков к потомству». Современным политикам следовало бы помнить наставления российского историографа:

«Правила нравственности и добродетели святее всех иных и служат основанием истинной политики. Суд истории не извиняет и самого счастливого злодейства».

Из русских ученых трудов того времени следует упомянуть «Право естественное» проф. А.П. Куницына (1818-1820); «Опыт теории налогов» Н.И. Тургенева (1818); «История философских систем» А.И. Галича (1818); «Рассуждение о славянском языке» А.Х. Востокова (1820).

Неутомимым тружеником на поле русской истории был московский профессор М.П. Погодин (1800-1875). В конце 40-х гг. в Московском университете начинает свою научную деятельность основоположник новой русской исторической науки – С.М. Соловьев (1820-1879). В 1847 г. он защитил магистерскую диссертацию «История отношений между князьями Рюрикова дома» и стал профессором на кафедре русской истории, на которой работал вплоть до кончины. С 1851 г. начал писать «Историю России с древнейших времен» и, выпуская ежегодно по одному тому, успел опубликовать 29 томов, доведя изложение до 1775 г. Этот огромный труд, вобравший в себя необъятное количество исторических материалов, до сих пор является необходимым пособием для всякого, серьезно занимающегося историей русского государства. Впрочем, как справедливо было отмечено критиками, история Соловьева представляет собой в большей степени историю государства, чем историю народа. Главное место в ней отведено истории государей и их власти, а также истории внешней, военно-дипломатической, хотя и о внутренней истории говорится немало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15