Сергей Пономаренко.

Кукольный домик



скачать книгу бесплатно

– Где это произошло? – тихим голосом спросила Инга, тяжело сев на стул, – видимо, ноги отказывались ее держать. Глаза молодой женщины наполнились слезами.

– Все там же! Провалиться бы этому месту под землю!

– Кто обнаружил тело Костика? Когда это произошло?

– Эти, с экспедиции – кто же еще? Они поехали туда сегодня рано утром и нашли Костю в его лагере, на груше… – Василина Макаровна запнулась. – Тело уже задубело. Похоже, ночью на него нашло, в голове помутилось. Его коллеги вернулись в Андреевку и вызвали полицию: ты же знаешь, там мобильная связь не работает.

– Я еду в Киев! – вскочила на ноги Инга и, повернувшись ко мне, добавила: – Я должна проститься с Костиком!

Да, я уже давно понял, что Ингу связывали с умершим Костей не только дружеские отношения.

– Конечно, я могу тебя туда отвезти, – сказал я, не подумав.

– Спасибо, Виль. Отвези меня в Ромны, а до Киева я уже сама доберусь.

– Куда ты поедешь на ночь глядя? – вмешалась Василина Макаровна. – Не надо баламутить себя и других. Завтра в Киев едет микроавтобус с членами экспедиции. Похороны послезавтра утром. Поедешь с ними, туда и обратно.

– Как же это – он там, а я здесь? – словно в горячечном бреду пробормотала Инга.

– Успокойся, доченька, тут уже ничего не поделаешь, мертвые не возвращаются. Поплачь, легче станет.

Инга сердито посмотрела на мать:

– Говоришь, тесто на пирожки замесила? Ты понимаешь, что Костика больше нет?!

Я вышел на улицу, решив оставить женщин вдвоем. Еще не совсем стемнело, но кругом стояла мертвая тишина, и мне показалось, что за ней прячется тайна.

Да, тайн тут было достаточно, если верить историям, рассказанным Ингой. А судя по недавнему трагическому происшествию, в этом месте еще и опасно, если Инга вчера действительно разговаривала с Константином и ничего в его словах не свидетельствовало о том, что он собирается лишить себя жизни. «В связи с самоубийством геофизика они упомянули о каком-то Витеньке. Уж не тот ли это Виктор, с которым Инга впервые ездила в это странное место? Он тоже покончил жизнь самоубийством…»

Выждав минут десять, я вернулся в дом. Инга была в комнате одна. Судя по ее лицу, она немного успокоилась, хоть нервное возбуждение все еще проявлялось в ее мимике и движениях. На столе горела свеча.

– Сейчас мама приготовит нам ужин и мы помянем Костю. Жаль, что ты с ним так и не познакомился!

– Мне тоже. Я очень тебе сочувствую. И… поверь, я знаю, что это такое – внезапно потерять самого дорогого тебе человека…

– Костя не мог покончить с собой! – нервно крикнула Инга и тут же взяла себя в руки. – У меня возникло предчувствие, что ему угрожает опасность, и гадания это подтвердили. Я предупредила его об этом по телефону, но Костя лишь посмеялся над моими страхами. Я не раз его просила, чтобы он перебрался из заброшенного хутора в Андреевку, где живут остальные члены его экспедиции. Он лишь отшучивался – говорил, что у него безопаснее, чем где-либо еще.

Я собиралась приехать раньше, но возникли обстоятельства, которые меня задержали… Я должна была все бросить и бежать к Косте, чтобы отвратить от него беду! – с горечью продолжала Инга. – Но я тебе уже говорила: будущее своих близких маг видит будто сквозь туман. Я не смогла определить ни степень угрозы, ни как скоро это произойдет! Не так уж важно, по какой причине я задержалась. Главное – я опоздала и не смогла отвратить беду! Если бы я переступила через все и приехала раньше, Костя был бы жив! Надо было мчаться к нему, а я думала о том, как обеспечить наше с ним материальное будущее, не зная, что из-за этого потеряю Костю!

Мне знакомо было состояние, в котором сейчас пребывала Инга: не так давно я чувствовал себя точно так же. После смерти Стефы вспоминал и анализировал до мелочей предшествующие события и находил массу подсказок, примет. Если бы я обратил на них внимание, то трагедии могло бы и не случиться… Все мы умники после свершившегося!

– Вашему другу кто-нибудь угрожал?

Хоть я и не знал Костю, но мне не верилось, что он ни с того ни с сего добровольно оборвал свою жизнь.

– Не знаю… Даже если и была какая-то угроза, Костик вряд ли мне бы об этом рассказал. Он страстно увлекался наукой, был светлым, добрым человеком, может, где-то даже наивным, чересчур доверчивым. Но он не мог покончить с собой! Я обязательно найду того, кто виновен в его смерти! – Глаза Инги сузились, словно она уже прицелилась в убийцу своего друга.

«Ты сама очень наивна и веришь в чудеса. Даже если это действительно убийство, найти преступника самостоятельно, не имея ни одной зацепки, почти невозможно».

– Не могло ли Костю подтолкнуть к роковому шагу то, что он находился в аномальной зоне? – осторожно высказал я предположение, которого придерживалась мама Инги. – Ведь ты сама говорила об очевидцах, которые в том месте слышали голоса из ниоткуда. Может, это они внушили Косте наложить на себя руки?

– Голоса тут ни при чем! – категорично заявила Инга. – Костя много раз их слышал, и они не причинили ему вреда.

– Проклятое место! Не знаю, почему я не уеду отсюда? – вдруг со злостью выпалила вошедшая в комнату Василина Макаровна.

– Ты даже не пыталась продать этот дом и переселиться в более спокойное место, – с осуждением произнесла Инга.

– Да кто его купит? – сощурилась Василина Макаровна. – Свободных хат полно – селись где хочешь!

– А с вами тут случались странные события? – встрял я в разговор.

Василина Макаровна испуганно перекрестилась:

– Бог миловал! Я обхожу это проклятое место десятой дорогой, наверное, поэтому со мной ничего и не происходит. – И она обратилась к дочери: – Ты же помнишь, как неожиданно покончил с собой Витя? Он писал книгу об этом месте, проводил там много времени. Костя и Витя там дневали и ночевали, за что и поплатились жизнью.

– Кто такой Витя? – задал я вопрос.

– Сын соседей, я тебе о нем рассказывала, – ответила Инга. – Это он впервые отвел меня на заброшенный хутор. Витя встречался с очевидцами здешних чудес, даже разыскал древнюю бабку, которая прежде жила на покинутом хуторе. Он считал, что у этого места более длинная история, чем мы думаем, она началась гораздо раньше, чем появился хутор. Витя даже в Киев ездил, искал в научных библиотеках исторические сведения о наших местах… Его нашли в овраге. Повешенным. Полиция установила, что это самоубийство. Это произошло два года тому назад, до того, как сюда приехала геофизическая экспедиция.

– Очень любопытное совпадение. Витя закончил свою рукопись?

– Нет, он умер, не дописав ее.

– Можно будет на нее взглянуть? – спросил я.

Меня это очень заинтересовало. Два странных самоубийства…

– Мама, ты спросишь у тети Меланьи? – Инга повернулась ко мне и пояснила: – Это мама Вити.

Василина Макаровна передернула плечами и недовольно поморщилась.

– Мама! – громко, с нажимом проговорила Инга. – Ты нам поможешь?

– Ладно, поговорю с Меланьей, правда, не знаю, как она к этому отнесется, – неохотно ответила Василина Макаровна.

– Надо попросить так, чтобы она согласилась, – настойчиво произнесла Инга. – Я тебя знаю: ты, если захочешь, всего добьешься!

Василина Макаровна бросила на дочь быстрый взгляд:

– Завтра, как Меланью увижу, так и спрошу у нее.

5

Несмотря на то что я был решительно настроен ночевать в трейлере, Инга все же настояла, чтобы я обосновался у них в доме. Комната, которую отвели мне для ночлега, была совсем крошечной: в ней поместились полуторная кровать, платяной шкаф, самодельный письменный стол и допотопный деревянный стул. Шкаф был забит старой одеждой, сверху стояли какие-то коробки и лежала стопка пыльных потрепанных книг. Укладываясь спать, я не рискнул воспользоваться шкафом и повесил свои вещи на высокую спинку стула. Оконце в комнате было маленькое и глухое. Оно было оклеено порыжевшей бумажной лентой поверх поролона-утеплителя и, видимо, никогда не открывалось. На стенах висело много фотографий и небольшое зеркало.

Как я ни пытался заснуть, сон все не шел ко мне, и меня снова стали мучить воспоминания. Из-за этого я долго ворочался на кровати. За стеной, в соседней комнате, разговаривали мать с дочерью. Я невольно напрягал слух, но слов было не разобрать, слышалось лишь монотонное «бу-бу-бу-бу».

Наконец усталость, накопившаяся за этот долгий день, победила и я погрузился в тяжелый сон. Он был насыщен какими-то видениями, но они прошли мимо моего сознания. Внезапно кто-то резко потормошил меня за плечо.

– Отстань! – сердито крикнул я и открыл глаза.

В комнате никого не было, дверь была плотно закрыта. Выходит, мне это приснилось?

За окном было темно, луна и звезды едва просматривались из-за туч. Я глянул на наручные часы – два часа ночи! Казалось, еще совсем недавно я умирал от усталости, а теперь сон ушел от меня безвозвратно. На протяжении получаса я пытался снова заснуть, используя все известные мне методики, в том числе и подсчет баранов, но ничего не помогло.

«Нужно себя чем-нибудь занять, иначе промучаюсь без сна до утра, а потом буду ходить сонный, вялый и злой на весь мир!»

Подобное состояние было мне не в новинку. Дома или в гостинице я в таких случаях включал телевизор и находил какой-нибудь самый нудный фильм, который шел в ночном эфире. Это помогало мне заснуть. В гостях же я был ограничен в своих действиях. Разве что почитать что-нибудь?

Я включил верхний свет и достал со шкафа стопку книг. Оказалось, что это старые учебники. Видимо, они принадлежали Инге. Наугад открыв один из учебников, я попробовал читать, но от этого лишь заболела голова и мое внутреннее раздражение усилилось. Я наконец понял, что мне нужно – выбраться на свежий воздух, здесь слишком душно! Одевшись, я вышел из комнаты. Проходя через смежную комнату, я старался не шуметь, но старые половицы предательски заскрипели.

Отодвинув засов, я вышел во двор и сразу же почувствовал облегчение. Дул легкий ветерок, воздух был насыщен ароматами цветов. Ночь была тихая; никаких странных звуков не было. Неугомонная мошкара сразу же дала о себе знать. Обычное село, обычная ночь, ничего особенного.

«Да? А то, что человек полез в петлю, разве обычное дело? Что его к этому подтолкнуло?»

– Не спишь?

Я вздрогнул от неожиданности – Инга, словно бесплотное привидение, бесшумно оказалась рядом со мной.

– Сигареты у тебя есть? – поинтересовалась она.

– Я не курю.

– Да, знаю, на всякий случай спросила. Хочется курить, хоть я уже два года как бросила.

– У меня в трейлере есть успокоительные таблетки, они помогут лучше, чем курение.

– Таблетки подождут. – Инга тяжело вздохнула. – До сих пор не верю, что Кости больше нет. Наверное, поэтому и не плачу – хочется надеяться на чудо.

– Я тоже не верил в смерть Стефы, пока не увидел… ее тело…

– Ты сильно ее любил?

– «Я люблю» всегда звучит торжественно, а в слове «любил» – унылость, тоска и безнадежность. Стефа до сих пор живет в моих мыслях и снах.

– Но ведь про лес Хойя-Бачу ты упомянул для красного словца? – В голосе Инги слышится раздражение. – Ты ведь и не надеялся повернуть время вспять?

– А зачем ты мне подыграла? Уговаривая меня сюда приехать, ты знала, что местные аномалии, связанные со временем, все равно не помогут мне ее вернуть, – парировал я. – Что тобой руководило: желание доехать с комфортом или посмеяться надо мной?

Инга подошла к груше, обняла ее и рассмеялась. В ее смехе была пугающая искусственность, пока он не перешел в рыдания.

– Почему, найдя любимого, я его потеряла? Зачем она передала мне свой дар, зная, что он принесет мне несчастье?

Я понял, что Инга говорит о своей бабушке-мольфарке.

– Это всего лишь совпадение…

– Мольфары, ведьмы, колдуны могут жить лишь в одиночестве, конечно, если они не ряженые шарлатаны, – сердито перебила меня Инга. – Об этом написано в старинных магических книгах, да и в интернете тоже. Костя сделал мне предложение, в своей манере, разговаривая со мной по телефону. Я внутренне возмутилась, даже обиделась, что он сделал это не при личной встрече, но вслух пообещала подумать. Позавчера я сказала Косте, что, если у него серьезные намерения, пусть, как положено, попросит моей руки у мамы. Наверное, я старомодная? Думала, скоро свадьба, а оказалось – похороны!

– Одно с другим не связано – твое мольфарство и смерть Кости…

– Мой муж, Олег, сначала был абсолютно нормальным человеком. Однажды я рассказала ему о своей бабушке-мольфарке и о даре предвидения, который она мне передала. Олег загорелся, стал просить и даже требовать, чтобы я это доказала. Он любил футбол и предложил мне предсказать, какие команды и с каким счетом победят в чемпионате Украины. Его насмешки меня достали, но я не знала, как с помощью магии узнать то, что он хотел. Я сказала наобум, предупредив Олега, чтобы он не особо доверял моим словам. Каково же было мое удивление, когда мое предсказание совпало с результатами матчей! Олег ужасно огорчился – он сыграл на тотализаторе, но рискнул лишь небольшой суммой! Мой муж очень сожалел, что не поставил больше денег – он как раз получил зарплату и премию. С тех пор у него началась игромания. Олег просаживал на тотализаторе все заработанные деньги, но сколько он ни подкатывал ко мне за предсказаниями, я ему отказывала. Однажды я не выдержала – назвала первые цифры, которые пришли мне в голову, и мой муж очень сильно проиграл. Но неудача его не остановила: он погружался в это болото все глубже. В конце концов мы расстались. Недавно я узнала, что Олег завязал с игроманией и вновь женился. Выходит, мои магические способности чуть не поломали ему жизнь?

– Возможно, угадав цифры, ты в какой-то мере повлияла на его судьбу. Но это не значит, что на тебе проклятье и ты обязательно принесешь несчастье своей второй половине.

– Я тоже в этом сомневалась, но… Игромания Олега, смерть Кости – все это заставляет меня поверить, что в этом что-то есть.

– К самоубийству Константина твое мольфарство не имеет никакого отношения.

– Он не покончил с собой, его убили! – крикнула Инга.

– А может, к этому его подтолкнула аномальная зона, в которой он находился день и ночь? В том, что люди здесь сбиваются с дороги, ты убедилась на собственном опыте.

Вдруг тишину нарушил собачий вой – это было неожиданно и страшно. Как будто псы в один момент вспомнили о том, что их пращуры были волками, и одновременно завыли на луну, в которой не было ничего необычного. Этот звук больно бил по нервам, требовал немедленно бежать отсюда – но куда?.. Вой прекратился так же внезапно, как и начался. Я много путешествовал. Приходилось мне бывать и в сельской глубинке, но нигде ни с чем подобным я еще не сталкивался.

Инга зябко поежилась, хотя на улице было тепло.

– Завтра тяжелый день, поэтому лучше тебе лечь спать, – сказал я. – Да и я не прочь отдохнуть.

– Ты думаешь, я смогу заснуть?! – воскликнула Инга, но потом, тяжело вздохнув, направилась в дом.

6

После завтрака мы с Ингой отправились на машине в Андреевку, где квартировали члены геофизической экспедиции. Мы снова проехали мимо развешанной на деревьях одежды. Было видно, что это старые, заношенные вещи. Неужели где-то тут обосновались бомжи? Дальше наш путь пролегал через поля с созревшей кукурузой и поникшими головами почерневшего подсолнечника. Интересуюсь у Инги:

– От села Холодник до центра аномальной зоны, по словам твоей мамы, всего километр. Значит, от Андреевки будет пять. Почему экспедиция расположилась так далеко от этого места? Не проще ли им было поселиться в Холоднике или даже разбить палаточный лагерь непосредственно в эпицентре зоны, как сделал Константин?

– И это его погубило. – Голос Инги задрожал.

Казалось, она вот-вот заплачет. Я уже жалел, что начал ее расспрашивать: сейчас было не время для этого. Однако Инга вскоре справилась с волнением.

– На мой вопрос, почему Костя находится там один, он пояснил, что это его выбор. Для остальных членов экспедиции гораздо удобнее жить в Андреевке: есть магазины, фельдшерский пункт, более устойчивая связь, доступ к интернету. Я знаю, Сергею Ивановичу тоже не нравилось, что Костя там ночует, ведь руководитель экспедиции несет ответственность за жизнь и здоровье ее членов. Он неоднократно пытался уговорить Константина поселиться вместе с коллегами, но тот – ни в какую. – Инга судорожно вздохнула. – Все мы понимали, что это плохо для Кости, но решительных мер не приняли. Я уже говорила тебе, как жалею о том, что, почувствовав, что ему угрожает опасность, не примчалась к нему, бросив все… Нескольким клиентам я помогла справиться с их проблемами, а вот Костю потеряла… – Инга горестно замолчала.

Мы проезжаем мимо огромных прудов. Чтобы отвлечь Ингу от грустных мыслей, я начал задавать ей отвлекающие вопросы:

– Что означает слово «Артополот»? Ведь так называется речка, из которой образовались эти пруды?

– Впервые услышав это название, я тоже им заинтересовалась. В интернете написано, что оно иранского происхождения, от слова «арт» – божество. А Виктор… – Инга резко замолчала.

– Тот самый? – догадался я.

– Да. Я с ним дружила, но не так, как с Костей. Витя был уверен, что это название имеет латинские корни[16]16
  От artus – «узкий» и paludosus – «болотистый». (Примеч. авт.)


[Закрыть]
. Ведь в незапамятные времена римские легионы доходили до этих мест; возможно даже, Ромны – это искаженное «Рим». Так считал Витенька, я не специалист в этой области. – Инга грустно улыбнулась. – Он проводил раскопки и даже нашел, а может, купил у кого-то, монету с изображением древнеримского императора Траяна. Он мне ее показывал. Витенька был фанатом и ради своих идей был готов на все.

«Даже на смерть?» – невольно подумал я, и, похоже, о том же подумала и Инга – ее прояснившееся было лицо вновь стало печальным.

Мы проехали мимо почты и сельсовета. Судя по всему, это был центр села. С десяток человек наводили тут порядок: белили стволы деревьев, подметали тротуары и даже проезжую часть – видимо, готовились к приезду областного начальства. С правой стороны в старом угрюмом доме из красного кирпича я заметил магазин и взял это себе на заметку – придется неоднократно им воспользоваться. Рядом с магазином стоял недавно построенный дом. В нем шли отделочные работы. Похоже, там будет новый магазин, но я, конечно, уже не дождусь его открытия.

Едем дальше.

– Много человек в экспедиции? – интересуюсь я.

– Вместе с Костей было двенадцать. – Инга спохватилась и, указав рукой, попросила: – Останови вон там. Мы приехали.

Штаб экспедиции размещался в обычном сельском доме с шиферной крышей. Инга пояснила, что старшее поколение хозяев этого жилища уже давно покинуло этот мир, а молодежь переехала в Ромны и использует дом как дачу, поэтому с радостью сдала его на летнее время в аренду. Дом был в очень хорошем состоянии, свежевыкрашенные бежевые стены придавали ему необычный, праздничный вид. Во дворе с аккуратно подстриженной, еще зеленой травой стояли микроавтобус «мерседес» и старый черный «опель-омега». Около открытой дверцы микроавтобуса разговаривали, оживленно жестикулируя, двое мужчин и молодая женщина с яркой внешностью. Увидев нас, они замолчали.

– Сергей Иванович здесь? – поздоровавшись, спросила Инга.

– В доме, – ответил худой высокий мужчина лет сорока с лицом, покрытым оспинками.

Его товарищ был похож на старшеклассника, надевшего для солидности очки в массивной оправе, которые ему абсолютно не шли. Женщина с улыбкой посмотрела на меня в упор. В ней было что-то привлекательное и даже волнующее.

– Когда в Киев будете ехать?

– Сегодня во второй половине дня.

– Меня с собой возьмете?

– В автобусе полный комплект, договаривайся с Сергеем Ивановичем. Он поедет на своей. – Худощавый мужчина указал на «омегу».

Пройдя через крохотный коридорчик, мы вошли в небольшую комнату, треть которой занимала печь с лежанкой. Зато остальная обстановка напоминала советский офис – поцарапанный стол с двумя тумбами, более полдесятка ветхих деревянных стульев, этажерка, заставленная потрепанными книгами, на стене – топографическая карта с разноцветными обозначениями, сделанными фломастерами. За столом во вращающемся кресле восседал крупный широкоплечий человек с очень короткой стрижкой. Судя по всему, это и был Сергей Иванович. У него были резкие черты лица и огромные залысины. Напротив него, спиной к двери, сидел седой мужчина. Он поставил локти на стол, и его лицо находилось напротив лица Сергея Ивановича.

– А я говорю, что будешь! – зло сказал седой, не заметив вошедших, но затем по выражению лица Сергея Ивановича догадался, что они не одни в комнате, отпрянул от стола и ровно сел на стуле.

Видимо, у них был непростой разговор.

– Чего тебе, Инга?! – недовольно спросил начальник экспедиции.

– Хочу поехать с вами в Киев. Проститься с Костей…

– Микроавтобус забит до отказа, а второй уже в Киеве, – недовольным голосом произнес Сергей Иванович, словно речь шла о поездке на какое-нибудь культмассовое мероприятие.

– Салон вашего автомобиля тоже забит? – ледяным тоном поинтересовалась Инга.

– Ах да, конечно, можешь поехать со мной, – спохватился Сергей Иванович. – Выезжаем сегодня днем, часа в два-три. В Киеве тебе есть где переночевать?

– Найду, не беспокойтесь.

– Будь неподалеку, а то у меня от всех этих событий голова кругом идет, могу о тебе случайно забыть.

– Вам не придется меня искать…

– А сейчас, извини, у меня куча дел, надо разрулить их до отъезда. – Тут его взгляд остановился на мне. – Кто это с тобой? Он тоже хочет ехать в Киев?

Я покосился на Ингу и понял, что она не знает, как объяснить мое присутствие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7