Сергей Пономаренко.

Кукольный домик



скачать книгу бесплатно

– Да нет. – Я пожал плечами. – Просто интересная статья.

– Вы узнали историю моей жизни. Не хотите ли рассказать свою? – спросила Инга. – Мне кажется, для вас это более важно. Вам надо выговориться! Вы ведь не ходите к психологу, как сейчас модно, или на исповедь в церковь, предпочитаете решать проблемы самостоятельно?

«Она права! Мне надо выговориться, рассказать о том, что меня гложет. И как я раньше не догадался сходить в церковь на исповедь? Это не поздно сделать и сейчас. – Я искоса глянул на Ингу. – Впрочем, почему бы не поделиться с ней своими тревогами? Инга – посторонний мне человек, с которым я через два часа расстанусь, и вряд ли мы когда-нибудь снова встретимся. А даже если это и произойдет, что с того? Я же не выдам ей государственную тайну!»

Я откровенно рассказал Инге о своих отношениях со Стефой, о ее нелепой гибели. У меня на душе действительно стало легче. Лишь закончив свою печальную историю, я взглянул на Ингу, пытаясь понять, как она отнеслась к моей исповеди. Лицо у нее было серьезное, как у врача, который собирается сообщить тяжелобольному неутешительный диагноз.

– В детстве, когда вы совершали дурной поступок или получали плохую оценку, вам, наверное, хотелось вернуться в прошлое, чтобы это предотвратить?

Я молча кивнул. Мне стало ясно, куда клонит Инга.

– Так и сейчас – в глубине вашей души тлеет фантастическое желание исправить положение. Именно поэтому статья о румынском лесе произвела на вас такое впечатление. Разумом вы понимаете нереальность этого, но продолжаете верить в чудо. – Инга печально кивнула. – Парадокс в том, что будущее неразрывно связано с прошлым, а настоящее – лишь мостик между этими событиями.

– Умеете вы обнадежить.

Девочка, похоже, неглупа.

– Что вам стоит сказать: «Маловероятно, но шанс есть»? – продолжаю я, мысленно усмехаясь.

– Желаете отправиться в румынский лес, чтобы изменить настоящее? – У Инги серьезный вид. Похоже, она не поняла, что я шучу. – Вы надеетесь попасть в прошлое, чтобы не дать ей умереть? Хотите направить свою жизнь по другому руслу?

– Почему бы и не попробовать? – Я продолжаю валять дурака.

– Тогда вам незачем ехать так далеко. Подобное место есть гораздо ближе, в Сумской области. Бугайский треугольник. Его еще называют Украинским Бермудским треугольником.

– Никогда о нем не слышал.

Ее наивность меня забавляет.

– В Бугайском треугольнике происходят невероятные события, связанные со временем.

– Расскажите об этом.

Мне и в самом деле интересно. Похоже, я все-таки не ошибся с выбором попутчика. Пардон, попутчицы.

3

– Моя мама живет в селе Холодник. Оно и село Бугаевка являются крайними точками основания этого необычного треугольника. – Инга сосредоточена и серьезна. – Центром треугольника, где происходит больше всего странных событий, является бывший хутор, Малая Бугаевка, и расположенное рядом с ним кладбище. От хутора совсем ничего не осталось, лишь поле и устные рассказы, да окруженное рощей старое кладбище, расположенное среди полей, – на нем теперь хоронят жителей села Холодник.

С тех пор как этот хутор покинула последняя семья, прошло более пяти десятилетий – полвека, а о нем до сих пор не забыли. Из его прежних обитателей мало кто остался в живых – разве что те, кто был тогда еще ребенком и плохо помнит о тех событиях.

– Чем же был так примечателен этот хутор?

– Там наблюдались явления, которые сейчас называют полтергейстом: звучали странные голоса; часы начинают спешить или отставать. И дело не в том, что они неисправны. Время там течет иначе.

– Ваша информация на уровне слухов? – Я хочу выглядеть скептиком, хотя на самом деле мне интересно. – Обычно люди придумывают страшные истории, связанные с развалинами старых домов и кладбищами. Помнится, недалеко от школы, где я учился, сносили частный сектор, и покинутые дома пустовали на протяжении года. Каких только страшилок мы не придумывали об этом месте! Детская фантазия не знает границ.

– На месте этого хутора – лишь голое поле и примыкающий к нему длинный овраг. Какие страшилки можно придумать о таком месте? Правда, есть еще кладбище, я о нем уже упоминала, там тоже происходят странные события, но гораздо реже, чем на поле и примыкающем к нему овраге.

– Удивительно, что я до сих пор не слышал об этом загадочном «треугольнике». Возможно, это лишь местная небылица, которая не выходит за пределы окрестных сел?

– О Бугайском треугольнике вы найдете много информации в интернете. О нем снимали телевизионные передачи, где очевидцы рассказывают о необъяснимых явлениях, с которыми они столкнулись. Очень много событий связано со временем. Легенды тоже есть: в них пропавшие люди оказываются в ином времени, откуда нет возврата.

– Мало ли куда могли подеваться эти люди? Может, они по какой-то причине подались в бега? Или, не дай боже, с ними что-нибудь случилось, – возражаю я, чтобы подзадорить Ингу.

Если хочешь получить побольше информации, этот способ действует более эффективно, чем если ты охаешь-ахаешь и со всем соглашаешься.

– У меня есть близкий друг… – Тут Инга запнулась, и я понял, что это не просто друг. – Константин Веденский, геофизик. Он убежден, что в этом районе происходит искривление пространства и времени и периодически образуется временной портал, который то появляется, то снова исчезает. Костя считает: чтобы найти подтверждение его гипотезе или опровергнуть ее, надо на протяжении продолжительного времени вести постоянные наблюдения в «треугольнике». Геофизическая экспедиция, в которой он принимает участие, второй год выезжает туда на небольшой отрезок времени, а этого явно недостаточно.

– Интересная гипотеза у вашего друга! – Мне по-прежнему любопытно, хотя доля скептицизма в моих словах тоже имеется.

«Впереди целых две недели безделья. Почему бы не отправиться в этот таинственный «треугольник» и не посмотреть на него своими глазами? Это лучше, чем валяться на диване перед телевизором или даже отправиться куда-нибудь за границу».

При этой мысли я ощутил прилив энергии. Меня манила эта загадочная местность! Само собой, я не допускал даже мысли о том, что там действительно находится фантастический портал, через который можно путешествовать во времени. От будущей поездки я желал получить лишь новые впечатления. Даже если все это окажется фейком, чем я рискую?

– Инга, вы сказали, что едете к маме, которая живет в этой местности?

– Все верно.

– Вы не против, если я поеду туда вместе с вами и познакомлюсь с вашим другом, геофизиком Костей?

– Прошу заметить, эта идея принадлежит вам! – У Инги радостно заискрились глаза. – Обещаю, что вы получите от поездки огромное удовольствие. Это и в самом деле необычное и интересное место!

– В Киеве я заеду домой, возьму с собой кое-что из вещей – я возвращаюсь из командировки. Придется вам часик-полтора поскучать, пока я соберусь. Вас это устроит?

– Для меня это превосходный вариант! Я буду вам очень признательна и оплачу…

– Денег я с вас не возьму! – прервал я Ингу. – Мне интересно побывать в том месте, о котором вы рассказали. Достаточно того, что вы будете моим гидом. Возможно, я найду что-нибудь интересное и для своей работы. А сейчас мне надо «пробить» на навигаторе предстоящий маршрут. Какие названия населенных пунктов ввести?

– Сначала я обычно еду до города Ромны. В село Холодник, где живет моя мама, маршрутка ходит два раза в неделю. Чаще я попадаю на автобус, который идет по более короткому маршруту, до соседнего села Андреевка.

– Отлично. – Я набрал на навигаторе «село Холодник Роменского района Сумской области», и тот показал мне дорогу.

Инга любит поболтать, с ней легко, интересно общаться. Вскоре мы перешли на «ты». За разговорами время летело незаметно. Меня интересовало все, что касалось Бугайского треугольника и необычных событий, которые там происходили. Инга то и дело ссылалась на свидетельства жителей села, и я не выдержал, поинтересовался:

– Ты столько раз там бывала. Неужели с тобой не происходило ничего необычного?

– Был один интересный случай. Расскажу о нем подробней. Дело было осенью. Я ехала из города Ромны в Андреевку последним автобусом. В пути он делал бесчисленное количество остановок. Вдруг у него лопнуло колесо. Водитель вызвал «аварийку»… В общем, в конечный пункт мы приехали уже в сумерках. В автобусе я разговорилась с сидевшей рядом со мной пожилой женщиной, Тамарой Леонидовной. Узнав, что мне нужно в Холодник, к маме, она подумала, что я собираюсь идти пешком, и стала уговаривать меня переночевать у нее, а не идти в Холодник на ночь глядя. С ее слов следовало, что в ночное время в этой местности хозяйничает нечистая сила – это связано с давно покинутым хутором, хоть это место и находится за Холодником, в стороне от дороги.

– Так уж и нечистая сила? – засомневалась я, хоть и слышала подобные страшилки и от других людей.

– Может, и не нечистая сила, а инопланетяне. Заманят и заберут к себе, для экспериментов. Не один человек уже так сгинул, – произнесла Тамара Леонидовна убежденно.

– Откуда здесь инопланетяне?

Я смеюсь, а у самой на душе кошки скребут. Еще в мой первый приезд мама предупреждала меня о том, что нужно обходить десятой дорогой заброшенный хутор и старое кладбище. И, как обычно в таких случаях, разбудила во мне любопытство: я все-таки съездила туда с соседским парнем, Виктором. Там я ничего особенного не увидела: распаханное поле, поросший деревьями овраг, а недалеко, окруженное рощей, старое кладбище. Непонятно почему меня вдруг охватила тревога и возникло желание поскорее уехать оттуда, как будто мне грозила опасность. Смотрю на своего спутника, Виктора, и вижу, что он побледнел. Спрашиваю: «Что с тобой?» Он ответил, что бывал здесь много раз, даже ночью, но такого ужаса, как сейчас, еще не испытывал. Мы с ним пришли к выводу, что страх нагоняет не само это место, а слухи, которые о нем ходят.

Виктор всерьез заинтересовался заброшенным хутором. После окончания Харьковского института народного хозяйства мой сосед работал в агрофирме экономистом и получал неплохие деньги. Вдруг я узнаю от мамы (а она дружила с теткой Меланьей, мамой Виктора), что он работу в агрофирме бросил, вернулся в село и устроился к местному фермеру простым механизатором. И все ради того, чтобы написать книгу о загадочном аномальном «треугольнике». Тетка Меланья была очень недовольна – заработок у Виктора стал в несколько раз меньше. Он носился со своей бредовой идеей, расспрашивал кого ни попадя, тратил деньги, ездил в библиотеки, расположенные в других городах, как будто у него с головой не в порядке.

Когда я приезжала к маме, мне все некогда было пообщаться с Витей, хотя тетка Меланья и просила меня об этом: надеялась, что я уговорю его взяться за ум, отстать от проклятого места – а как же иначе его назвать, ведь этот хутор покинули люди? Я не горела желанием вмешиваться. Нравится Вите писать – пусть пишет, может, знаменитостью станет. А то, что он выбрал в качестве темы Бугайский треугольник – его личное дело. Мне было известно, что и меня в селе за глаза обсуждают за то, что занимаюсь мольфарством. Не случайно тетка Меланья ко мне обратилась – думала, что я с помощью магии верну ее сына на путь истинный, чтобы он денег больше зарабатывал. Вот только у Вити в самом деле что-то случилось с головой. Он не дописал задуманную книгу, а через несколько месяцев повесился – в овраге, рядом с тем местом, где находится покинутый хутор. Я рассказала об этом так подробно, чтобы тебе были понятны дальнейшие события…

Я улыбнулась страхам Тамары Леонидовны, а у самой возникло нехорошее предчувствие: произойдет что-то связанное с тем местом, где находился покинутый хутор. Казалось бы, чего бояться мне, мольфарке, которая должна иметь тесные отношения с Тонким миром? Ан нет – тревога гложет. Да и духов умерших я никогда не призывала: пусть они принадлежат потустороннему миру, а мы – своему. По рекламе в интернете, на телевидении и в газетах ты уже, наверно, понял, что людей, называющих себя «мольфарами», довольно много. Но настоящих карпатских мольфаров можно пересчитать по пальцам. Признаюсь честно: я не принадлежу к их числу. Чтобы стать такой, как они, нужно обладать колоссальным объемом знаний, заниматься магическими практиками и даже вести определенный образ жизни. Вот почему моя бабушка хотела, чтобы я пожила с ней в горах хотя бы несколько лет. Чем больше я вникаю в эту тему, тем яснее понимаю, сколько мной упущено. Неизвестно, смогу ли я это наверстать… Но я отвлеклась.

Обычно мама, зная о моем приезде, присылала в Андреевку младшего сына тетки Меланьи, Васю, чтобы он встретил меня и привез на скутере. Расстояние между селами не такое уж большое, но и не маленькое – около четырех километров. Обычно я приезжала в Андреевку днем, а не вечером, как в этот раз. Чем дальше, тем больше я волновалась: я была почти уверена, что Вася по какой-то причине за мной не приедет. А Тамара Леонидовна подбрасывала дров в костер.

– Как хочешь это называй, но люди здесь бесследно исчезают! Поэтому поберегись, красавица, лучше у меня переночуй, а завтра, при свете дня, с Божьим благословением отправишься в дорогу.

– Если меня не встретят, я так и поступлю. – Я уже не улыбалась, стала какой-то заторможенной. – Большое спасибо за приглашение!

– Будет провожатый или нет, лучше тебе поберечься и остаться в Андреевке до утра. Смотри, дочка, я дело говорю – о тебе беспокоюсь!

Я пыталась убедить себя в том, что мои страхи беспочвенны. Да и с темными силами я знаю, как себя вести, хоть и теоретически. (О том, что я мольфарка, я своей спутнице не рассказывала.)

На площади возле сельсовета, где остановился наш автобус, я Васю не увидела. Отсюда до Холодника всего час неторопливой ходьбы. А если идти быстро, то и сорока минут хватит. Особого груза у меня с собой не было, лишь рюкзачок с гостинцами для мамы. Я задумалась. Еще только начинало смеркаться. Пока стемнеет, я буду уже у мамы. С другой стороны, рассказы Тамары Леонидовны меня не то что напугали, а скорее насторожили. Я боялась не темных сил или инопланетян, а другой напасти. Лихие люди не редкость, ведь ни разу телевизионные криминальные новости не вышли с заставкой «Сегодня ничего не произошло!». Я раздумывала: «Может, в самом деле остаться у Тамары Леонидовны на ночь? Позвоню маме на мобильный, предупрежу, чтобы не беспокоилась и не ждала сегодня».

– Ну что, дочка, решила, идешь ко мне ночевать? – спросила Тамара Леонидовна, когда почти все, кто приехал на автобусе, разошлись.

Но тут затарахтел мотор скутера и показался Вася. У меня на душе сразу же стало легче.

– Меня встречают! – радостно объявила я.

Тамара Леонидовна осуждающе покачала головой, мол, я предупредила, а ты поступай как знаешь, и пошла себе прочь.

Вася лихо затормозил рядом со мной и соскочил со скутера:

– Привет!

– Почему припозднился? Я уже думала пешком идти.

– Ну и сглупила бы! Я с ребятами заболтался…

Я почувствовала, что от него пахнет алкоголем.

– Вася, ты выпил?

– Ты не гаишник! – отрезал он и, чтобы смягчить собственную грубость, торопливо добавил: – Заедем в магазин. Ребята просили привезти им сигареты.

– Уже темнеет, – напомнила я.

– Успеем!

Возле магазина Вася оставил меня сторожить скутер, а сам зашел внутрь. Когда он появился на пороге, в руках у него был большой пакет. Судя по всему, там лежали не только сигареты. Я решила не вмешиваться в планы Василия и отвернулась, когда он прятал свои покупки в небольшом багажнике под сиденьем. Затем он завел скутер и я, не снимая рюкзачка, уселась позади него.

– Поехали! – Вася лихо взмахнул рукой, словно в ней была шашка, и тут двигатель скутера заглох.

Сколько Василий ни пытался завести своего железного коня, тот игнорировал его усилия. Я поняла, что сегодня не мой день и надо было принять приглашение Тамары Леонидовны. А теперь куда я пойду? У Васи здесь полно друзей, он найдет, где переночевать.

– Что будем делать? – поинтересовалась я.

– Полчаса – и поедем! – уверенно произнес Вася. – Я разбираю и собираю свой скутер с закрытыми глазами. Нет ни одной проблемы, которую я не смог бы решить.

Полчаса растянулось на два. Стемнело. Сельские улицы обезлюдели, магазин минут сорок как закрылся. За это время вокруг скутера, освещаемого фонарем, образовался совет из прибывших на подмогу местных друзей Васи. Консилиум вынес единодушный вердикт: проблема в моторе, нужно его разбирать, но не сейчас и не здесь. Вдруг скутер, двигатель которого Вася упрямо прокачивал заводной лапкой, не оставляя попыток даже несмотря на то, что аккумулятор был наполовину разряжен, – ожил и заработал.

– Садись! – радостно скомандовал мне Василий.

– Дождитесь утра у меня, а то уже совсем стемнело, – посоветовал нам высокий худой паренек.

– Ха! – воскликнул Вася в ответ.

Я снова устроилась на заднем сиденье, и мы поехали. Ожидание и дорога, которая заняла целый день, порядком меня утомили, и мне хотелось как можно скорее приехать к маме.

Мы выехали из села и помчались по пустынной грунтовой дороге среди полей и посадки. Слабый луч, бежавший впереди скутера, освещал лишь небольшое пространство впереди нас. По сторонам была непроглядная темень. Небо затянуло тучами, скрывшими свет звезд и луны, и мне стало не по себе. Я вспомнила, что сегодня двадцать девятые лунные сутки, которые называют «сатанинскими», или «днем богини Гекаты», покровительницы Аида, колдовства и всего темного, и мне стало не по себе.

«Почему я, человек, которому известны тайны эзотерики, не вспомнила об этом раньше? Как могла я оказаться в такую ночь недалеко от места, с которым связано много страшных историй? Ни к чему хорошему это не приведет». Я наклонилась к уху Васи и прокричала:

– Давай вернемся!

– Ты что?! Пять минут – и мы дома!

Дорога из села была прямой. Мне показалось, что мы едем слишком уж долго. Глянула на часы – да нет, вроде бы все нормально. Прошло еще немного времени, и свет фары осветил впереди густые деревья. Похоже на лес. Этого не может быть! Вася остановил скутер, не глуша мотора. Видимо, мой спутник, так же как и я, был в недоумении.

– Вася, ты проехал Холодник!

– Не может этого быть!

– Где же тогда мы находимся?

– Ночью сразу не разберешь.

Вася вновь тронулся с места и подъехал поближе к деревьям. Между ними виднелся просвет. Туда вела дорога. Луч света вырвал из темноты металлические кресты, зловеще поблескивающие вдали.

– Вася, это кладбище! – Как ни старалась я себя успокоить, мне стало страшно. Меня пугало не кладбище, а вопрос, каким образом мы тут оказались.

– Сам вижу! – По голосу Васи я догадалась, что он испугался не меньше, чем я. Видимо, с перепугу, он заглушил мотор – чтобы не въехать прямо на кладбище.

Это кладбище уникально. Уверена, ты не видел ничего подобного. Роща вокруг него представляет собой исключительно правильную окружность, словно ее начертили гигантским циркулем. Она густо заросла деревьями и колючими кустами, поэтому на кладбище можно попасть только через проход между деревьями.

– Заводи! Едем обратно! – кричу я Васе, словно нельзя было сказать это спокойно.

Мой голос разносится по пустынной местности, и от этого мне самой становится жутко. Да и кто бы не испугался, если бы узнал, что проехал в темноте село Холодник и непонятным образом повернул на девяносто градусов, даже не заметив этого. К тому же к кладбищу вела узкая грейдерная, хоть и плотно утрамбованная, дорога, а не асфальтированное шоссе, проложенное между селами!

Вася изо всех сил жмет на кнопку «пуск», но мотор молчит. Чувствую, что моего спутника начинает трясти, как в лихорадке.

– Это Витя меня позвал… – обернувшись ко мне, дрожащим голосом произносит Василий. – Виноват я перед ним…

Понимаю, что он в панике и близок к истерике. Я слезаю с заднего сиденья, подхожу к Васе и наотмашь отвешиваю ему пару хлестких пощечин. Думаю, ему было очень больно.

– Ты чего?! – оторопел Вася.

– Пришел в себя? Запомни, Витя давно мертв, на кладбище мы свернули случайно, в темноте, и так же случайно проехали село. Вставь в фару более мощную лампу и тогда больше не заблудишься! – Все это я произнесла уверенным тоном, хоть и понимала, что на самом деле все не так просто.

Вася попытался что-то возразить, но тут я привела главный аргумент:

– Ты что, испугался? Хочешь, чтобы завтра я рассказала твоим друзьям, что ты струсил?

– Ничего я не испугался! – По голосу Васи я поняла, что он начал приходить в себя.

– Теперь спокойненько заводи мотор и поехали обратно!

Вася нажимает на кнопку стартера, но мотор молчит, как и тогда, возле магазина. Мой спутник выключил фару, чтобы не разряжать аккумулятор еще больше, и мы оказались в полной темноте. Теперь о присутствии Васи можно было догадаться лишь по его громкому тяжелому дыханию.

– Что будем делать? – спрашивает он, передавая мне бразды правления, хотя в обычных обстоятельствах, как правило, всячески подчеркивал свое превосходство, даже несмотря на то, что я значительно старше его.

– Не можем уехать – пойдем пешком! – уверенно заявляю я, несмотря на то что мне самой эта идея не нравится.

– В полной темноте? – скептически интересуется Вася и тут же категорично заявляет: – Скутер я не брошу!

– Значит, будем ночевать на кладбище?!

Вася немного помолчал, видимо вспоминая, в чем именно провинился перед братом-покойником, могила которого находится неподалеку, и наконец согласился:

– Хорошо, пойдем. У меня в багажнике есть аккумуляторный фонарик. Правда, заряд у него слабый, на всю дорогу не хватит. Только вначале давай спрячем скутер.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7