Сергей Пономаренко.

Кукольный домик



скачать книгу бесплатно

По привычке периодически жму на автопоиск, перескакивая с одной радиостанции на другую. Звучащие песни меня не трогают – все не то!

Внезапно в салон моего автомобиля ворвался громкий женский голос, полный такого драматизма, что я, поглощенный раздумьями, даже вздрогнул от неожиданности.

– Бунин соединил в своем творчестве самое прекрасное и самое страшное – любовь и смерть. В одном из писем он подтвердил, что этот мотив в его произведениях далеко не случаен: «Неужели вы еще не знаете, что любовь и смерть связаны неразрывно? Каждый раз, когда я переживал любовную катастрофу, а их, этих любовных катастроф, было немало в моей жизни, вернее, почти каждая моя любовь была катастрофой, – я был близок к самоубийству».

«Смерть – это грань, предел, за которым уже ничего не будет! И нет в ней ничего таинственного, возвышенного, прекрасного! А любовь – это жизнь!» – не согласился я с классиком.

И я снова включил автопоиск. Послышался красивый, берущий за душу голос солиста группы «Рождество» Геннадия Селезнева:

 
Ты знаешь, так хочется жить,
Наслаждаться восходом багряным.
Жить, чтобы просто любить
Всех, кто живет с тобой рядом.
 

Ах эта песня… Воспоминания тупой болью сдавили мне сердце. Ее любила Стефа, порой даже подпевала. Жизнь и любовь для нее всегда шли рядом. «Жить, чтобы любить, и любить, чтобы жить» – было ее кредо. Всегда заряженная оптимизмом, Стефа легко шла по жизни, не подозревая, что конечная, роковая остановка так близко…

 
Ты знаешь, так хочется жить
В миг, когда тебя задавило.
Встать и всем объявить:
«Я вернусь, даже если прибило».
 

Воспоминания жалят меня, будто змеи. Сладкоголосый Орфей спускался в царство мертвых, Аид, за любимой Эвридикой, и ничего хорошего из этого не вышло. Мог ли он не оглянуться и этим вернуть любимую к жизни? Думаю, его неудача была предопределена. Это все равно что пытаться выиграть у «наперсточника». Если бы владыка Аида позволил Орфею вернуть свою любимую из подземного царства, он создал бы для других смертных опасный прецедент. Стефу не воскресить, и никогда я не услышу от нее: «Я вернусь!», как поется в этой песне.

Песня закончилась, а на меня нахлынули злость и раздражение. Как несправедливо все в этом мире! Стефа не должна была умереть!

Вдруг передо мной на проезжую часть выбегает рыжая дворняга. Я резко торможу, но скорость слишком большая. Вижу, как приближается растерянное, остолбеневшее животное с мольбой в глазах, покорно ожидающее смерти. Резко выворачиваю руль вправо и тут же слышу душераздирающие сигналы автомобиля, едущего в этом ряду, – я «подрезал» ему путь, и мой «паркетник» заносит! Кручу руль что есть силы, поворачивая в сторону заноса… Внутри у меня все замирает, леденеет. Я знаю, что сейчас последует удар, ужасный скрежет сминающегося, словно бумага, металла…

Темно-синий джип «Субару» за доли секунды успевает меня объехать – спасибо, что крайний правый ряд оказался свободен! Обошлось! Честь и хвала водителю! Лысый крепыш гневно изрыгает ругань в открытое окно.

Никак не реагирую на нее – виноват, согласен! В боковое зеркало смотрю на удаляющуюся собаку, так и не изменившую свое безумное намерение перейти оживленную «варшавку»[9]9
  «Варшавское шоссе» – автодорога М-07, Киев – Ковель – госграница. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
. На середине дороги бедное животное догнал серый «Ровер». От удара собаку подкинуло вверх и перевернуло в воздухе. «Ровер» не останавливаясь помчался дальше – скорее всего, водитель даже не обратил на это внимания. В принципе, так должен был поступить и я, не создавая аварийной обстановки на дороге, не рискуя автомобилем, своим здоровьем и жизнью, но этот умоляющий собачий взгляд… Выходит, я добряк? Или глупец?

Порой я сам поражаюсь своим поступкам. Вот и сейчас – вместо того чтобы прямой дорогой возвращаться в Киев, делаю крюк, чтобы заехать в Житомир за попутчиком, вернее, попутчицей, неизвестной мне. Зачем мне это нужно?

Житомир встретил меня мелким дождем. У меня вновь меняется настроение, и теперь задуманное кажется полнейшей дурью. Я уже готов перезвонить по мобильному телефону мольфарке Инге и сослаться на выдуманные обстоятельства, изменившие мои планы. Но внутренний голос вступает со мной в спор. Так и не придя к какому-либо решению, подъезжаю к длинному стеклянному зданию автовокзала с огромными буквами наверху: «ЖИТОМИР». Надо быстро решить: остановиться или проехать мимо по проспекту Независимости и вырулить на улицу Киевскую, а дальше – прямой путь домой.

«Чего тебе, старче, еще надо? – ехидничает мой внутренний голос. – У тебя ведь будет не просто попутчица, а мольфарка! Глупо упускать такую возможность!»

Припарковать автомобиль с прицепленным к нему трейлером в городе всегда сложно, а тут еще автовокзал – вечное скопище машин. «Не найду места для парковки, поеду дальше!» Удивительно, но место нашлось. Перед тем как выйти из автомобиля, решаю: если попутчица окажется дородной теткой с хмурой физиономией и огромными баулами, перезвоню ей и возьму свое предложение назад.

На перроне номер четыре всего несколько человек, в том числе и тетки с узлами, вполне соответствующие портрету, который я мысленно нарисовал. Отхожу в сторонку, набираю номер Инги и наблюдаю за тем, кто ответит на звонок.

Раздается хор голосов с нарастающим «бла-бла-бла», за ними «я-я-я»[10]10
  Трек «Blah Blah Blah» в исполнении Armin Van Buuren. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
, и миловидная женщина лет тридцати достает мобильный телефон. У нее довольно приятный голос, да и внешне она ничего. Выше среднего роста (благодаря каблукам), в джинсах с «вентиляцией» на коленях и в желтой блузке.

\ «Судьба! – Я сбросил вызов и быстро направился к женщине. – Вот только она не похожа на мольфарку».

– Вы Инга?

– Да. – Женщина с интересом смотрит на меня. – А вы BlaBlaCar?

– Я всего лишь водитель, который может подвезти вас до Киева.

– А где ваш автомобиль, водитель?

– Пройдемте, тут недалеко. У вас много вещей?

– Только рюкзачок за плечами. С нами едет кто-нибудь еще?

– Нет, – отвечаю я и сразу же объясняю ей ситуацию: – Мне ваши деньги не нужны. Я беру вас с собой в надежде на то, что вы интересная собеседница.

– Разговаривать я умею, – кивает Инга.

– Я еще не встречал женщину-молчунью, хоть и предполагаю, что такие уникумы существуют.

– Вы писатель? Ищете сюжеты?

– Нет, просто пытаюсь развлечься.

– Это ваше хобби?

– Скорее причуда.

Инга производит приятное впечатление. Она ничем не напоминает экстрасенсов с известного шоу «СТБ», наводящих ужас на наивных телезрителей. У нее приятный, открытый, с лукавинкой взгляд. В общем, она похожа на обычную тридцатилетнюю женщину, а не на человека, которому открыта некая великая истина, которой он поделится лишь в обмен на все золото мира. Зеленоглазая, русоволосая, с приятной улыбкой, обнажающей ровные здоровые зубы, – стоматологам на ней не заработать.

Увидев мой «паркетник» и прицепленный к нему трейлер, мольфарка занервничала.

– А это вам зачем? – спросила она, явно имея в виду трейлер.

– «Это» – мой домик на колесах. Что-то не так?

– Надеюсь, я буду ехать не в нем?

– Мест много, выбор за вами, – говорю я и открываю перед ней дверцу автомобиля.

Мой автомобиль направляется к выезду из Житомира. Я не спешу начинать разговор. Искоса наблюдаю за Ингой, сидящей рядом со мной, на переднем сиденье, на ее голые коленки, вызывающе выглядывающие сквозь дыры на джинсах. Она смотрит вперед, и в ее взгляде нет любопытства. Видимо, по этой дороге она ездила уже много раз.

– Откуда вы и куда следуете, Инга?

– Живу в Житомире, еду в Сумскую область – навестить маму.

– Какая же вы мольфарка, если живете в Житомире? Насколько мне известно, мольфары всей своей сущностью привязаны к Карпатским горам.

– Мольфаркой была моя бабушка-гуцулка, она всю жизнь прожила в горном селе. Моя мама уехала оттуда, поступила в университет в Ивано-Франковске, после его окончания вышла замуж и перебралась в Сумы, место жительства мужа. У нее долго не было детей, она даже просила свою мать, чтобы та ей помогла. Но моя бабушка постоянно отвечала: «Так угодно Богу!» Мама обижалась на нее, но ничего не могла поделать. Когда маме было уже за тридцать, она, в очередной раз приехав к бабушке, вдруг услышала от нее: «Пришло твое время». Бабушка дала ей выпить какого-то травяного отвара, и вскоре мама с радостью сообщила своему мужу о своей беременности. Когда она была на шестом месяце, к ней нежданно приехала бабушка, что было сверхудивительно – за свою жизнь она всего несколько раз покидала пределы села, а тут приехала аж в Сумы! И не просто навестила дочь, а забрала ее с собой в Карпаты, несмотря на возражения моего отца.

«Ты его не слушай, его путь недолог. Меня слушай!» – наставляла бабушка мою маму. Та не обратила внимания на ее слова, лишь потом вспомнила об этом и пожалела о собственной невнимательности. Мама родила меня в родном карпатском селе, роды приняла бабушка. Еще шесть месяцев прожила у нее мама, а затем вернулась к мужу. А там назревала драма – мой отец в ее отсутствие влюбился в другую и ушел к разлучнице. Но потом все-таки вернулся к маме. Тогда ей в первый раз вспомнились слова бабушки.

С тех пор как мне исполнилось пять лет, я гостила у бабушки каждое лето. Она водила меня по горам, много рассказывала о травах, животных, об окружающем мире. Мне было одиннадцать, когда отец вдруг исчез, – были лихие девяностые, и он работал в охранной фирме. Вот тогда-то мама и спросила бабушку: «Где мой муж?! Скажи хоть, жив он или нет?» Бабушка покачала головой: «Лучше тебе об этом не знать! Неопределенность всегда дарит надежду». Из этих слов мама поняла, что ее муж умер, и набросилась на бабушку с упреками: «Ты все знала и ничего не сделала, чтобы этого избежать?!» Та ответила ей в своей манере: «Так было угодно Богу!»

После этого мама год не общалась с бабушкой. Затем они помирились и я снова стала приезжать летом в Карпаты. Я давно поняла: бабушка неспроста со мной возится – она готовит себе замену. Мольфарство передается через поколение, от бабушки к внучке, от деда к внуку. Вначале мне было интересно, я даже гордилась этим, но когда накануне моего выпускного бабушка сказала, что теперь я должна переехать к ней, я воспротивилась. Я поступила в Житомирский университет, на физико-математический факультет. Бабушка смирилась, только просила меня почаще ее навещать.

Во время учебы в вузе я влюбилась и, несмотря на возражения бабушки, вышла замуж. Мама, выйдя на пенсию, продала свою квартиру в Сумах, чтобы мы с мужем смогли купить жилье в Житомире, а сама уехала в село и поселилась в доме у свекра и свекрови (тех к тому времени уже не было в живых). Бабушка-мольфарка умерла, а я вскоре развелась с мужем: он оказался азартным игроком, и, чтобы погасить его долги, под залог своей квартиры мы взяли в банке кредит и не смогли его вернуть. В итоге я лишилась и жилья, и мужа. Денег на аренду квартиры катастрофически не хватало. Начались неприятности на работе. Вот тогда-то я и вспомнила о знаниях, полученных от бабушки-мольфарки. Я умею заглядывать в будущее, снимать порчу, делать приворот. Ко мне потянулись клиенты. Вскоре я смогла снять дом в пригороде Житомира с перспективой его выкупить. Вот такая история.

– Грустно, но звучит довольно убедительно, – киваю я. – Я слышал, что мольфары, в отличие от других магов-кудесников, могут вызывать или останавливать дождь, бурю, ветер. Вы умеете это делать?

– Моя бабушка могла остановить град, сильный ветер. Признаюсь, я не пробовала управлять природными стихиями и общаться с потусторонним миром. Я не умею еще многого из того, что могут мольфары, но учусь. Если бы я тогда послушалась свою бабушку и какое-то время пожила у нее…

– Учитесь? – иронично переспросил я. – А разве есть курсы мольфаров?

– Таких курсов нет, – спокойно, без всякой обиды, ответила Инга. – Сама природа Карпат заряжает меня энергией и знанием, и время от времени я приезжаю туда, чтобы навестить места, где жила моя бабушка. Возвращаясь оттуда, я чувствую себя так, будто заново родилась на свет. Вы не поверите, но там мне снится бабушка: она всегда мне что-то рассказывает, словно хочет передать свои знания с того света.

Когда я не захотела к ней переехать, бабушка сильно на меня обиделась и через маму передала мне, что из-за собственного легкомыслия я свернула на перекрестке Судьбы не на ту дорогу и теперь беды не миновать. Я не восприняла ее слова всерьез, посчитала, что она меня пугает. В детстве мне льстило, что мою бабушку в окрестных селах очень уважают и даже боятся, но сама я относилась к ней просто как к бабушке. Даже магию, которой она меня учила, воспринимала скорее как игру. Повзрослев, я стала бывать у бабушки лишь наездами. Чем старше я становилась, тем реже приезжала. И все меньше прислушивалась к ее словам.

Я окончила технический университет, где все изучаемые дисциплины базировались на науке и логике. А где логика в магии? Ведь нет научного объяснения, почему предметы после специальных ритуалов приобретают необычные свойства? Каким образом магический заговор воздействует на человека? Кто-нибудь другой произнесет те же слова, и у него ничего не получится. Почему? Потому что надо уметь заговаривать. Большое значение имеют не только слова, но и то, как мы их произносим, особая ритмика речи. Чем глубже я вникаю в секреты колдовства, тем сильнее поражаюсь его сложности, многогранности. В отличие от физики и математики, в магии есть лишь аксиомы. Никаких доказательств, только вера в то, что ты делаешь!

Моей маме не нравилось, что бабушка обучает меня магии; она с самого начала всячески этому противилась, считая, что ни к чему хорошему это не приведет.

Дом бабушки находился за селом. Чтобы добраться до него, надо было сначала подняться по узкой тропинке, проходящей через смерековый темный лес, затем спуститься по крутому склону к горному ручью, который весной превращался в бурную реку, отрезая жилище бабушки от остального села. Домик мольфарки стоял на возвышенности, куда вода не доставала. В детстве это вызывало у меня недоумение: «Зачем было селиться так далеко?» На мои вопросы бабушка неизменно отвечала: «Так было угодно Богу!»

С годами я к этому привыкла и больше не задавалась этим вопросом. В последний раз я приехала к бабушке, получив срочную телеграмму, отправленную односельчанкой. Бабушка уже не вставала с постели, вся пожелтела и, казалось, уменьшилась в два раза. Она едва могла говорить. Бабушка передала мне несколько магических предметов – «мольф»[11]11
  Любой заговоренный предмет, которым мольфар пользуется во время ритуалов. Имеет строго определенное назначение. После специального ритуала приобретает защитные, оздоровительные или «атакующие» свойства. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
: громовой посох (бич)[12]12
  Магический предмет для управления грозой. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
; градовый нож[13]13
  Магический предмет, который используют для того, чтобы остановить град. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
с необычной рукояткой, украшенной магическими символами; витое ожерелье-«ретязи» с множеством прикрепленных к нему маленьких квадратных значков – «згард»[14]14
  Гуцульский оберег; применяется для магических ритуалов. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
, символов в виде перевернутых «свастик», и мосяжные перстни[15]15
  Гуцульский оберег, символизирующий бессмертие души, союз земного и божественного, колесо беспрерывности. (Примеч. авт.)


[Закрыть]
, один в виде змеиной головы. – Инга показала огромный перстень белого цвета, надетый на средний палец правой руки. На нем было выпуклое чешуйчатое изображение змеиной головы с зелеными камешками глаз; когда на них упал солнечный луч, они зловеще засияли. – Бабушка подарила мне три перстня. Первый со змеиной головой – это тотем нашего древнего карпатского рода. Для проведения магических ритуалов используется перстень с изображением Аридныка, повелителя Потустороннего мира, а в качестве оберега – кольцо с изображением Чугайстера – доброго духа, который борется с нечистью.

– Наверное, от слова «мольфа» и произошло название карпатских магов?

– По поводу того, откуда пошло название «мольфар», есть множество гипотез, не буду их перечислять. Но не думаю, что «мольфа» дала общее название карпатским магам, ведь это лишь атрибуты, с которыми они имеют дело.

– Мольфа или мольфар? Это похоже на спор, что было раньше – курица или яйцо? – развеселился я. – Полагаю, получив из рук бабушки магические атрибуты, вы не могли не стать мольфаркой?

– Сидя возле умирающей бабушки, я об этом не думала, и в мои планы это не входило. Я приняла из ее рук мольфы в память о ней, не предполагая, что они когда-нибудь мне пригодятся. Теперь мольфы всегда со мной, хоть и не всеми из них я научилась пользоваться. Видимо, их время еще не пришло. Помню, бабушка, лежа в постели, нежно гладила мою руку и что-то говорила по-гуцульски, но очень тихо, я не могла разобрать слов.

Сейчас у меня есть много вопросов, которые я хотела бы задать бабушке. Почему она была отшельницей, ведь многие известные мольфары ведут полноценную жизнь в городах? Почему она никогда не рассказывала о моем дедушке, о своей молодости? Что подтолкнуло ее к такой жизни? Когда я попыталась спросить об этом маму, она вдруг рассердилась: «А почему ты сама не спросила об этом у бабушки? Я обещала никому не рассказывать об этом, даже тебе. Да и я всего не знаю…»

Инга замолчала. Сначала она выглядела грустной, но потом ее лицо вдруг просветлело.

– Не понимаю почему, но мне захотелось все это вам рассказать. Вы внушаете мне доверие. С тех пор как я начала заниматься мольфарством, вглядываясь в людей, я порой вижу не самого человека, а нечто похожее на облако. Они бывают разного цвета. Ваше облако очень светлое и доброе.

«Похоже, мое желание найти Пифию исполнилось», – подумал я.

– Было бы очень интересно заглянуть в свое будущее. Вы можете мне в этом помочь?

Инга несколько минут в упор смотрела на меня, и мне стало не по себе от ее пристального взгляда.

– Прошлое и будущее всегда идут рука об руку, – произнесла она, растягивая слова.

– Выходит, впереди меня не ждет ничего хорошего, – сказал я.

На самом деле я так не думаю – надеюсь на светлое будущее.

– Это только в кино так бывает: р-раз – и предсказали судьбу, как по писаному. Чтобы заглянуть в будущее, надо подготовиться, провести специальный обряд…

– А что для этого нужно? Остановиться? Гадальные карты у вас с собой?

«Погляжу, какая ты мольфарка, – подумал я. – Ты обо мне ничего не знаешь, и тебе будет непросто навешать мне лапшу на уши».

– Прежде всего между нами должна образоваться внутренняя связь. Затем, как я уже говорила, необходимо провести специальный обряд. У меня нет гадальных карт, я не умею ими пользоваться, мольфары не гадают на картах. Бабушка учила меня заглядывать в будущее с помощью расплавленного воска, наливая его в воду, обязательно взятую из родника. Скажу вам откровенно: это следует делать лишь в крайнем случае, чтобы узнать подробности какого-нибудь важного события.

– Почему? – спросил я с иронией.

«Девочка озадачена. Начались выкрутасы, всевозможные выдумки. А ведь я почти поверил, что она может».

– Заглянув в будущее, можно увидеть совсем не то, на что надеешься. – Инга запнулась. – Например, серьезную болезнь, инвалидность и даже – скорую смерть. Гораздо спокойнее узнавать более прозаические вещи – продвижение по службе, любит-не-любит, останутся ли влюбленные вместе и тому подобное. Бабушка учила меня: «Никогда не заглядывай в свое будущее: увидев обрыв, ты захочешь обойти его и можешь попасть в трясину».

– Выходит, будущее узнать вы мне не поможете, а мое прошлое для вас – темный лес? – поддел я мольфарку-самозванку.

Мое настроение упало ниже плинтуса, и я уже жалел, что взял Ингу в попутчицы.

– Нет, почему же?! – живо откликнулась женщина.

Похоже, она уловила перемену в моем настроении. Внимательно вглядевшись в мое лицо, Инга прищурила глаза, и мне стало не по себе. Не то чтобы взгляд у нее был тяжелый, пронзительный, нет, скорее – ощупывающий, вязкий.

– У вас серьезная личная драма. – Инга по-прежнему не сводила с меня глаз, но ее взгляд теперь стал каким-то другим, отрешенным. – Вы расстались с близким для вас человеком и вините в этом себя.

– Это настолько заметно?

Я постарался, чтобы в моем голосе прозвучала ирония, но вышло наоборот – как будто бы я с ней соглашаюсь. Я занервничал. «Разве мы со Стефой расстались? Ее у меня забрали! Навсегда!»

– У вас с вашей девушкой были сложные отношения, – вдруг быстро, как будто подслушав мои мысли, произнесла Инга. – Она умерла!

Я едва не ударил по тормозам, лишь в последнее мгновение спохватился. Некоторое время мы ехали молча. Я обдумывал сказанное ею.

«Как она узнала? Обошлась без расплавленного воска… Она хороший физиономист? Но не до такой же степени! Похоже, дар у нее все-таки есть… А вдруг впереди меня не ждет ничего хорошего?! Возможно, Инга это чувствует, потому и не хочет говорить о будущем?»

– Между нами образовалась связь?

Вместо сарказма в моем голосе слышатся неуверенность и страх, и это меня бесит. Неужели я ее боюсь?!

– Вроде того, – ответила Инга.

– Пожалуй, с предсказанием будущего мы повременим. – Я резко меняю тему разговора, вспомнив недавно прочитанную статью в интернете и свои фантазии по этому поводу. – Спрошу вас о чем-нибудь другом.

– Обязательно отвечу, если это будет в моих силах. – Голос Инги понемногу оживает.

Несколько минут назад она погрузилась в транс и ее «третий глаз» открылся? Что бы это ни было, она меня удивила.

– Недавно я прочитал заметку об удивительном месте в Румынии – о лесе Хойя-Бачу. Вы слышали о нем что-нибудь?

– Мне незнакомо это название, – равнодушно ответила Инга. – А почему я должна была о нем слышать?

– Там происходят необычные события. В этом лесу пропадают люди… В статье выдвигается версия о том, что в Хойя-Бачу находится временной портал, позволяющий попасть в прошлое. Как думаете, это фейк?

– Мест, где пропадают люди, – великое множество. Теоретически попасть в прошлое возможно. По крайней мере, в интернете вы найдете описание многих подобных случаев. – Инга сделала паузу, видимо, чтобы придать своим словам значимость. – Однако убедительных доказательств того, что это происходило на самом деле, вы не найдете. Можно этому верить или не верить – это ваше право. – Инга насмешливо посмотрела на меня. – Вы увлекаетесь фантастикой?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7