Сергей Плотников.

Потерянная



скачать книгу бесплатно

Теперь всё вставало на свои места. Техслужба под прикрытием одного руководителя из командного состава, пока основные силы наёмников занимались контрактом, делала халтурку, на что вся остальная верхушка нофо просто закрывала глаза. Не за так, вестимо, но не думаю, что процент был такой уж большой. Чёрт. Чёрт. Теперь, когда мне демонстративно «оказали доверие», нельзя просто встать и отказаться, не поймёт такого Рамир. Нет, контракт проработать мне дадут и, может, даже до Йорка довезут, а не попросят с борта перед расстыковкой с орбитальной базой заказчика. Но даже если я быстро найду другую работу, не факт, что меня не заставят заниматься чем-то подобным, но на общих основаниях: быт наёмников сходен с бытом викингов на их знаменитых драккарах – гребцы, капитан, повара и даже последний юнга на самом деле все как один – воины. Нет ресурсов кормить лишние рты. Кстати, и система распределения добычи при захвате тут похожая – с каким энтузиазмом нофо потрошили ЦДС на Каллиге! Так что в какой-то мере у меня тут ВИП-условия: делиться со всеми не надо. Вот отчего совещание личное и в защищённом помещении… и, возможно, потому, что Пушка нацелил нас «пощипать» не тех, в кого по условиям контракта стрелять можно. М-мать. Попал. С другой стороны, после всего, что со мной произошло, наивно было ждать чего-то другого. Ладно, нужно ознакомиться с остальными целями, пока дают.

5

Обратный путь прошёл в молчании. Тьфу. Как он ещё мог пройти, если возвращался я всё так же с Флоей? Судя по всему, великую тайну о том, что может говорить по-человечески, она никому, кроме меня и детей, раскрывать не собиралась. Мехна, шагающая рядом, выглядела задумчивой: по сравнению с привычной мне по первым неделям маской, сейчас на лице у моей коллеги вполне можно было разобрать отчётливое выражение. По крайней мере, я его видел, в отличие, держу пари, от всех остальных на борту. Или я просто настолько привык? Н-да… Впрочем, я совру, если скажу, что так уж рассматривал напарницу, скорее, отметил краем сознания. Все мысли занимали просмотренные мной грядущие задания и способ их подачи. Признаю, мысли были цензурными далеко не все.

Разбой. Не то чтобы меня это сильно смущало… теперь… Хотя вру, ещё как смущало. Даже не столько фактом заранее запланированного отъёма чужой собственности, скорее всего вместе с жизнью собственников, сколько тем, что эту собственность и жизнь будут очень старательно оборонять. Как я надеялся, эскапада Нурс и компании была первым и последним «приключением» такого толка во Вселенной-1… Аа, щаз. Карма такая у меня, видать… теперь. Гадость.

Нет, я не строил иллюзий на тему, что наёмники – невинные овечки, достаточно было посмотреть записи, как нофо из «Рыбы» жадно и старательно вытаскивают из Центра дальней связи всё, что откручивается, снимается или уносится, а остальное срезают резаками и тоже уносят. Что поделать, работа такая плюс местная специфика. Можно морщиться, можно негодовать (желательно молча и чтобы никто не видел), но выбора «делать или не делать» у меня всё равно не было.

Увы. Семья, мои дети и даже собственная жизнь для меня важнее, чем здоровье и благосостояние заочно записанных в противники астероидных шахтёров и всех прочих обитателей неизвестной мне пока звёздной системы. Есть люди, для которых убеждение «я делаю правильно» важнее, чем любой человек, даже они сами и близкие, а есть те, кто ради любимых и родственников пойдёт хоть трупы закапывать, хоть под пули лезть. Я из вторых. Наверное, иначе у нас с Натой ничего не получилось бы. Сейчас у меня, человека-из-ниоткуда, чужого в этом мире, только один путь к будущей нормальной жизни – работа на нофо. И с «Панцирной рыбой» мне действительно очень повезло, иначе я до сих пор пытался бы выжить на Кал-лиге и прокормить детей неизвестно как – это в лучшем случае. А в худшем… н-да. Так что водить носом и думать о моральном выборе не следовало: судьба дала шанс, и мой долг – вцепиться в него руками и ногами. Другое дело, что шанс этот не был мне подан на блюдечке с голубой каёмочкой, скорее выглядел как лопата, воткнутая в край выгребной ямы. Однако даже лопатой можно (и нужно!) воспользоваться с умом.

Что меня по-настоящему беспокоило, так это то, что задания, никак, кстати, не отражённые и не предусмотренные в контракте, как говорят герои в голливудских боевиках, «отвратительно пахли». Для профессиональных наёмников, как я понимал, «нагнуть» оборону небольшой пустотной добывающей или транзитной базы было не так уж и сложно, особенно при поддержке бортовых орудий корабля. Однако Рамир очень постарался донести до меня, что справляться нам нужно самостоятельно, причём так, чтобы остальным нофо о делишках инженерной группы ничего известно не было, и использовать следовало исключительно собственные ресурсы. У меня не осталось даже файлов для вдумчивого анализа: работа беспроводных сетей в совещательной комнате подавлялась, а терминал с заданием так и остался у мастера-оружейника – выносить было нельзя. Что запомнил – то запомнил, вот и готовься исходя из этого. Интересно, Флоя смогла себе что-нибудь переписать? Очень надеюсь, что да. Но я на всякий случай постарался запомнить ключевые моменты наиболее детально. Потому ещё одну ноту «прекрасного аромата грядущих приключений» я уловил только по пути в реммастерскую, наскоро, прямо на ходу, делая через свой терминал пометки. Количество заданий, выданных Пушкой, и первая фраза по поводу делёжки… Сука! Сволочь! Заранее запланировал моё участие в штурмовых и диверсионных операциях!

Видимо, Рамир оценил захваченные в Танисе со склада спецполицейского снаряжения оружие и броню и заранее сделал ставку. Тем более Латта расстаралась, согласовывая условия входа «Бури» в состав «Панцирной рыбы», и сделала шикарную рекламу нашим боевым возможностям. Допустим, более чем в половине случаев я теоретически мог представить, что и как нужно сделать для взлома обороны и проникновения внутрь периметра указанных как цели объектов – всё-таки у меня в голове висел приличный кусок вузовского курса мерха не самой плохой имперской академии, ну и логикой пользоваться тоже никто не мешал. Но даже при таком раскладе я понимал, что в одиночку тут просто не справиться, нужно как минимум два-три человека. То, что эти два человека в моей группе – дети, гения планирования и стратегии, видимо, совершенно не колыхало. Нофо ранее были? Были. Броня-оружие есть? Есть. М-мать! Да будь у меня хоть какой-то боевой опыт в невесомости и безвоздушном пространстве! Я ведь даже с Делонгой и Юном встречный бой в привычных условиях всего с двумя дроидами слил! Одна надежда – Флоя в качестве инструктора и командира. Благо она явно почему-то заинтересована во мне и детях – думаю, не только потому, что мы нашли с Паком и Еном общий язык. И что я в ближайшее время смогу вместе с ней придумать что-то, что компенсирует недостаток участников в импровизированной боевой группе – урод-командир техотдела очень прозрачно намекнул, что даже не сомневается, что мы отработаем все его халтурки. Как-то это состояние постоянной задницы уже даже привычным становится…

6

– Флоя, нам нужно поговорить.

Времени, пока мы от палубы комсостава шли до реммодуля, мне вполне хватило, чтобы увериться в необходимости как можно скорее прояснить ситуацию с грядущими действиям по «отъёму нажитого непосильным трудом третьей стороной». Если сказать прямо, я сам себя прилично накрутил, и даже присутствие Васи и Егора вместе с Еном и Паком, возившихся у одного из рабочих столов, меня не смутило. А зря.

Ната никогда не жаловала гламурные женские журналы, однако эта гадость с какого-то времени стала просачиваться в наш дом и неизменно обнаруживалась в цепких ручках некой молодой особы с как бы обязывающим к мудрости именем… Наверное, это неизбежное зло, если ребёнок ходит в школу с другими детьми. Не у каждой юной ученицы мама – бывший десантник и практикующий псионик с соответствующим мировоззрением, а ведь бывают ещё и старшие сёстры, и другие родственницы… Н-да. По поводу «тычинок и пестиков» наши дети были уже давно осведомлены, а по поводу прочей претендующей на откровения белиберды, что там печаталась… Ну, уши и глаза избирательно заткнуть невозможно, правда? Пусть уж лучше читает и спрашивает и получает адекватное объяснение от мамы с папой (от иных вопросов меня иногда в дрожь бросало!), чем будет втихаря дорываться до «запретного плода». В том числе из одной статьи наше чадо как-то почерпнуло «полезную» информацию о психологии общения с противоположным полом и не замедлило проверить её на брате… В общем, мелкой повезло, что она тогда ещё на айкидо не ходила, и Егор её всё-таки не стукнул, а после, разобравшись в причине скоротечной ссоры, добавила перца и мать: Ната дождалась меня для большего усиления эффекта и язвительно (и громко, на всю квартиру) с комментариями пересказала своё видение происшествия. Ой, у кого-то уши-то горели… А Гор так смеялся, что аж охрип, бедняга! Возможно, это был не самый удачный ход, потому что дочь прочно запомнила, из-за чего случился сыр-бор, и стала интересоваться психологией в тех пределах, насколько она подаётся в таких изданиях и на соответствующих сайтах. И сейчас я сдуру произнёс ключевую фразу.

«Нам надо поговорить». Чувствуете всю магию этого чудесного словосочетания? В устах человека знакомого она приобретает эффект гантели, привязанной к верёвочной петле, надетой на шею, – так же заставляет насторожиться и портит настроение. Разумеется, занятый своими тревожными мыслями, я даже не подумал, прежде чем ляпнуть. Эффект не замедлил сказаться. Дроиды, предоставленные сами себе, пока меня и напарницы не было, занялись текущей работой. После рейса Каллига – Йорк у нас накопилась целая куча демонтированных палубных замков для фиксации груза, чуть ли не лидер топа-10 среди корабельного оборудования, что «случайно» и «самостоятельно» ломают все кому не лень. Хотя казалось бы. Замки имеют несколько вариантов конструкции, и тот, с которым роботам взялись помогать мои дети, был банальным карабином, насмерть заклиненным куском обычной крепёжной стропы. Именно был, потому что Лисса, как никогда оправдывающая имперское произношение своего имени, немедленно сделала стойку на мои слова и, разумеется, отвлекла этим брата…

Длынь! – и кусок простого, как валенок, устройства в виде скобы-карабина, выполненной из сверхпрочного композита, оказался отломан рукой двенадцатилетнего мальчика.

Немая сцена. Как мне кажется, ох… хренели даже искины, по крайней мере, их движения лично я расценил как непроизвольную попытку отодвинуться от существа, способного походя нарушить парочку законов природы, в том числе, наверное, и походя поломать таких внезапно хрупких для него механических «муравьёв».

– Э-э-э…

Ну а что на такое можно сказать?

– Пап, я случайно! – Егор кинул на сестру многообещающий взгляд. – Мы тут мехнам решили помочь, то есть они нам… И вот.

– Помочь? – сразу насторожился я.

– Ну, Вася слышала, что снятые замки – просто лом, а они как раз по размеру… А Ен и Пак решили, что мы их чинить будем, и стали помогать, а мы решили… – Старший отпрыск под моим внимательным взглядом с каждым словом говорил всё тише, а мямлил всё больше.

– То есть это уже не первый разломанный замок?

– Нет. То есть да! То есть нет, ещё один… потеряли… случайно… Вася потеряла.

– Здесь?!

– Да… – тихо ответила девочка, почему-то пытаясь спрятаться за брата.

– Ясно. – Я посмотрел на свою правую ладонь. – Может, вы мне… нам просто объясните, зачем вам понадобились сломанные строповые крепления?

Егор открыл рот, но его опередила неожиданно осмелевшая Лисса:

– Для тренировки, пап! Смотри!

Здоровенный карабин, в этот раз слегка погнутый неведомым мне образом (может, наёмники из «Рыбы» тоже чуть-чуть псионики, а?), весил, даже несмотря на суперпрогрессивный материал, килограмма три: немного не тот вес, который стоит ловить десятилетке одной рукой на раскрытую ладонь. Тем не менее массивная штуковина, как мячик, отскочила от пятерни девочки и, описав высокую параболу, упала на вторую подставленную руку, и с тем же результатом. Я как заворожённый наблюдал за своеобразным жонглированием, и только на пятой итерации вдруг понял, насколько моя дочка продвинулась в контроле своего дара. Не знаю, позволяет ли псионика делать нечто вроде телекинеза из «Звёздных войн», но Василиса сейчас проделывала что-то довольно близкое по сути.

– Ну ни хрена себе! – помимо воли вырвалось у меня восклицание.

– Меня Егорка научил концентрировать воздействие, как в айкидо! – Клипсы-генераторы белого шума не помешали мелкой прочесть всё по моему лицу и надуться от гордости. – Это просто, надо только найти с чем потренироваться! Ха!

– А я ещё круче могу, пап! – Гор, само собой, не стерпел, что младшая сестра привлекла внимание отца больше, чем он.

И пострадали, разумеется, окружающие – в данном случае ни в чём не повинный Ен. Думаю, если мои гиперактивные детки его случайно не разберут, робот скоро действительно обретёт полноценный интеллект. Сын, горевший азартом, явно непроизвольно использовал свой талант – по крайней мере, присев, он буквально проскользнул между опорными механоконечностями дроида-«муравья» под корпус… и поднял его над головой, как штангу!

– В-впечатляет. – Я даже запнулся, глядя на результат тренировок своего сына.

Робот, внезапно лишённый точек опоры, взмахнул было манипуляторами, но сразу же застыл – так делает кошка, которую хозяева приучили к тасканию в руках кверху лапами. Зато Пак ловко, задом наперёд, с неожиданной грацией и проворством обежал меня и Флою и сразу же лёг дном корпуса на пол за нашими спинами.

– Эм… Может, положишь Ена назад?

– Да ему нравится! – безапелляционно и с железобетонной уверенностью заявило дитя. – А мне совсем не тяжело! Правда, пап! Тем более тут ничего больше и нет, с чем можно нормально потренироваться – ящики и Васька слишком лёгкие. Даже Васька-с-ящиком. А сама она меня с трудом поднимает!

– Пфф! Зато ты совершенно ничего не чувствуешь без меня, – снисходительно махнула рукой девочка. – Даже не можешь определить, кто именно идёт и куда.

– Просто потому, что сюда никто не ходит. Уф. – Сын всё-таки опустился на колени и поставил на пол мехна. – Вот если опять в коридор выйти и… Ой.

– Идиотина! – прошипела сестра и, повернувшись к нам, затараторила: – Па! Мы не забыли твой запрет, нам действительно рано выходить за пределы реммодуля одним, у нас просто одна штука туда… э… выкатилась. Случайно. Мы забрали её и сразу назад, вот!

Я приложил руку к лицу – просто проверить, не дёргается ли веко. Глядя на две честные мордашки, я понял, что если не приму никаких мер, то недели через полторы точно услышу что-то вроде: «Ой, папа, мы случайно погнули прочный корпус судна… Но мы уже всё поправили! Ну, почти». Отправиться на задания Пушки и оставить детей без присмотра хотя бы мехнов теперь показалось мне очень плохой идеей – похоже, отпрыски уже отошли от свалившегося на нашу голову и более-менее пришли в норму, психологически: всё-таки воспитание Наты сказывалось, а может, и гены.

– Вот что, – изрёк я, обводя взглядом отпрысков, Флою и жавшихся по углам роботов, – НАМ надо серьёзно поговорить. Сейчас.

7

Невесомость – одновременно охренительная и довольно неприятная штука. Шаг через границу искусственной зоны нулевого тяготения ощущается как шаг через край пропасти – ты словно срываешься в бесконечное падение, причём ещё и непонятно, в какую сторону. Желудок «подкатывает» к горлу, надпочечники, не спрашивая голову, вливают в кровь адреналин, сердце заходится в бешеном ритме. И так каждый раз. И ничего не сделать, только привыкнуть, многократно повторив: совершенно типовая ситуация во время боя на объекте вроде добывающей астероидной базы, где гравитация ТОЛЬКО искусственная, и то далеко не везде. А там, где есть, зачастую лучше бы и не было: предназначенные для атмосферно-космических гражданских судов эффекторы могут обеспечить компенсацию одиннадцатикратной перегрузки, но даже такого тяготения вполне достаточно для нанесения критических повреждений быстро движущемуся человеческому организму, внезапно пересёкшему невидимую черту. А ведь при некотором творческом подходе, разместив под углом друг к другу соседние пары эффекторов, между которыми создаётся вектор гравитации, можно добиться и большего – простая школьная геометрия… Хорошо, что плиты гравитаторов для спускающихся в атмосферу планет аппаратов довольно дорогие, и нашим целям по карману сделать только несколько… гм, ловушек в ключевых местах пустотных баз. И что нельзя резко включить или выключить вектор тяготения – эффект нарастает и пропадает плавно. И уж совсем хорошо, что создавать силу тяжести можно только между параллельными пластинами-полюсами генератора силы тяжести, разнесёнными не слишком далеко друг от друга. Даже не могу представить, насколько бы изменились двигатели, оружие, техника, даже лифты и дома, и вообще вся человеческая цивилизация, не будь последнего ограничения!

Но чего нет – того нет, и потому рядом с «умными» полимерами и сверхпрочными композитами соседствуют такие рядовые и для земной космонавтики штуковины, как маневровые двигатели для скафандра. На броню навешивается этакая сбруя с распределёнными газовыми ёмкостями, которая позволяет до некоторой степени чувствовать себя в безопасности в открытом космосе. В том смысле, что неловкий шаг по поверхности с практически нулевой гравитацией (как на астероиде) не отправит тебя в длительное (этак на 10–15 миллионов лет) путешествие по орбите вокруг ближайшей звезды. При необходимости более интенсивных манёвров (например, «перепрыгивая» от одного корабля к другому через тысячи и десятки тысяч метров пустоты) приходится привешивать на спину натуральный ракетный ранец с настоящим реактивным двигателем и соплами с переменным вектором тяги, почти как у истребителя. А теперь прибавляем оружие, боеприпасы, инженерно-технические и специализированные инструменты, аварийный запас кислорода на случай отказа регенератора брони, аварийный запас провизии и воды… Конечно, по сравнению с техникой единственной человеческой планеты Вселенной-4, здесь всё более лёгкое и компактное, но, экипировавшись всем вышеперечисленным одновременно, как придётся делать для выполнения большинства халтурок Рамира, всё равно чувствуешь себя беременным пингвином на леднике даже при нулевой тяжести. Поправка: я чувствую. Потому что…

– Ю-ху-у! – Слегка смахивающая на гнома из-за коренастости, придаваемой бронёй, Василиса рыбкой влетела в устроенный мной и Флоей тренировочный куб, где временно позаимствованные со склада запасные плиты гравипары создавали искусственную невесомость. Н-да, искусственная невесомость внутри зоны искусственной гравитации – это почти то же самое, что пользоваться морозилкой, когда за окном минус двадцать… Для меня манёвр дочки закончился бы на полу с другой стороны от тренировочного куба или судорожным торможением через навесную маневровую систему, но для десятилетнего псионика закон инерции был не писан. – Хей-яху! Ну-ка, поймай!

– Тебя? Да с закрытыми глазами. – Егор, «стоящий» на потолке, внезапно ринулся вниз, даже не попытавшись оттолкнуться ногами. Зачем, если есть телекинез?

– Ха!

– Ты меня оттолкнула!

– А мы договаривались ловить только рука… Эй! Нечестно!

– А так? – Егор резко вытянул в направлении сестры руку и дёрнул на себя.

– Ай! Дебил!

– Зато поймал!

– Зато дебил!!! А ну, пусти!

Два сцепившихся в середине тренировочного куба тела неровным клубком крутились вокруг общего центра тяжести так быстро, что у меня даже на твёрдом полу закружилась голова и затошнило.

– Вот тебе!

Ен, аккуратно подошедший поближе, явно не ожидал подставы – его сдёрнуло с пола спиной вперёд и впечатало в Гора.

– Ага! Ой!

– Лови подачу!

– Сам лови!

Утративший вес, но сохранивший массу дроид вместо мячика для микса из волейбола и салочек – это то ещё зрелище. А в невесомости так и вообще! И как Флоя терпит такое отношение к своим подопечным? И самое главное, почему искины это терпят? Неужели нравится?! Интересно, бывают роботы-мазохисты?

– Играем на вылет. Дезматч[9]9
  Калька с английского Deathmatch, принятое сокращение для компьютерных игр, когда борьба идёт всех против всех. В дереше есть специальное слово для обозначения такого вида состязаний, пришедшее из игрового лексикона, как это произошло в русском языке в 1990–2000-х годах у нас (и продолжает происходить).


[Закрыть]
. – Как моя старшая напарница оказалась внутри тренировочной зоны, я даже не понял. Своеобразный комбинезон с навешанными инструментами, дополненный пустотной маневровой системой, девушке, казалось, нисколько не мешал. Движения чёткие и быстрые, как удары молний.

Старший отпрыск выкатывается в нормальное тяготение, даже не успев ничего сделать, растерявшаяся Лисса вылетает следом вверх тормашками через несколько секунд. Робот и киборг сталкиваются – сейчас мехн не изображает из себя послушный мячик. Быстрые удары манипуляторов и конечностей, частично приходящиеся в пустоту, короткие белые султанчики выхлопов сопел ориентации во все стороны… и механизм проигрывает! Наверное, у меня сейчас абсолютно круглые и сильно выпученные глаза… Хорошо, что под шлемом этого не видно.

Флоя, зависшая в центре безгравитационной зоны, стягивает с головы защиту, и я успеваю заметить брошенный в свою сторону взгляд… Чёрт, это что, была настоящая улыбка?! Только теперь в глазах женщины гаснут азартные искорки, а лицо такое подчёркнуто невозмутимое… Ах да, внутри шлема есть контрольные видеосенсоры, например для распознавания команд мимикой и для видеосвязи, а об отношении к приватности у выходцев из Коалиции я уже говорил. И почему мне хочется отвести глаза, будто я стесняюсь? Тьфу. Ладно, теперь моя очередь… …позориться. Н-да.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23