Сергей Плотников.

Отражение



скачать книгу бесплатно

Мы всегда знали, что встретимся: из холда можно было выйти в нормальный мир, если знать как. Русандра сама охотно рассказала это в ответ на прямой вопрос, только дочь обучить отказывалась, ссылаясь на возраст. Но я воспринимал это как само собой разумеющееся: мои родители тоже сильно ограничивали меня в свободе передвижений, пока был маленький, да я и сам не рвался. Постепенно я рос, через год после нашей встречи я пошёл в школу, и ещё через полгода родители даже отпускали меня туда одного. Было понятно, что подобное будет и с Мирой – надо только подождать… Н-да. Я был прав, но и ошибся. «Просто подождать» оказалось недостаточно.

Когда после одиннадцатого дня рождения Мирен Руке решила наконец «серьёзно поговорить» со своей дочерью, выяснились… гм, занимательные подробности. Чёрт бы их побрал. То, что свою (и Ми тоже) расу Русандра обозначила словом «демоны», меня не напугало – мало ли кто как себя называет. А вот дальше оказалось, что мать и дочь – суккубы. И что за известным ярлыком стоят вполне конкретные проблемы, которые будут у Ми в скором будущем. О, Руке была… весьма подробна в рассказе – и очень, очень убедительна. В какой-то момент девочка просто спряталась за меня – мы недавно освоили эту возможность, хоть какой-то эрзац возможности прикоснуться друг к другу, пусть и виртуально. Мои нервы оказались крепче, чему немало поспособствовала всхлипывающая Мирен за моей «спиной»: дослушал до конца, даже нашёл в себе силы задать пару вопросов и увёл тело Ми в её комнату. И потом несколько часов утешал, в том числе пообещав, что она будет моей женой – без вариантов, и «проклятье демонов любви» её не коснётся.

Даже одиннадцатилетнему, мне было понятно, что за словами должны последовать конкретные действия. Которые в том числе привели меня и к окончанию школы экстерном, и к выбору будущей специальности. Хотя тут, скорее, был разумный компромисс – мне действительно нравилось то, чем я занимался, и то, что изучал. И быть студентом было офигенно – ещё никогда у меня не было столько личной свободы! А вот Мирен ещё предстояло самое интересное и самое сложное – выйти за пределы дома, пока – в общество таких же, как и она, нелюдей. Руке пообещала начать «практические занятия» этой весной. Начало их мы ждали с нетерпением оба: мир демонов и магов по большей части представлялся нам весьма схематично – не сказать, чтобы Русандра была потрясающей рассказчицей. Впрочем, февраль – месяц короткий. И он уже заканчивался.

2

Демоны, магия, «проклятье суккубов» – и как всё это связано с моим поступлением в мед? Наверное, стоит объяснить. Если очень коротко, то все живые организмы для обеспечения своей жизнедеятельности вынуждены постоянно обеспечивать клетки своего тела энергией для работы и строительными материалами для обновления и роста. Всё это мы получаем с пищей – часть её сжигается с выделением энергии прямо внутри клеток, часть – разбирается на составные элементы, «кирпичики» для строительства. Это если не считать растений, которые умеют получать энергию прямо из солнечных лучей и создавать новые «кирпичи» из воды и воздуха.

Так вот, демонам, в отличие от людей, кроме еды для жизни нужна Сила.

Сила – это… нечто. Некая… энергия, наверное? Ну, точно не субстанция – согласно собранным в поместье Родика книгам на эту тему, отыскать материальный носитель так и не удалось. Я уже говорил, что Руке, как сорока, стащила домой целую кучу макулатуры, но среди завалов вырвиглазной современной и не очень любовной беллетристики есть настоящие жемчужины. Например, как вам трактат начала семнадцатого века (!) на итальянском (!!), отпечатанный в Ватиканской типографии (!!!), где некий «смиренный брат Франциск» велеречиво разглагольствует о допустимости чуда Божия в повседневной человеческой жизни? Не знаю, сколько может стоить такая реликвия, но явно не меньше, чем иной спорткар! А Мирен просто взяла её с полки почитать перед сном. Не скажу, конечно, что книжных редкостей в холде много, но дом ведь и не только книгами набит. Опять же, если вспомнить историю с зеркалами, остаётся только гадать, каким артефактом может быть вот этот венский стул с резными ножками или вот эта мраморная статуя, подозрительно похожая на греческую. Увы, но я не искусствовед, и становиться им не собираюсь, есть кое-что гораздо более актуальное…

Труд брата Франциска мы с Ми осиливали месяца три… Всего месяца три! Не уверен, что у профессионального переводчика-языковеда получилось бы быстрее. У суккубов действительно потрясающие способности к языкам. По нескольку страниц в день, продравшись через устаревший слог и кое-как поняв (обычно банально нагуглив) часть терминов, а о части просто догадавшись, нам удалось составить некое представление о чудотворцах – собственно, демонах, колдунах и «святых». Между последними, кстати, можно было смело ставить знак равенства – в смысле не по делам, а по способу совершения сверхъестественных действий. Магии то есть. Собственно, об этом и повествовала большая часть труда, наверняка не предназначенного для широкого ознакомления верующими. Однако почти в прямом смысле между строк удалось найти нужную информацию.

Итак, Силу знающие люди сравнивают с водой, а стационарное заклинание холда, вроде того, что окружает коттедж Миры и Руке, – с запрудой. «Запруда» нужна не только, чтобы «мудро отделить агнцев от козлищ» (это цитата из труда Франциска), но и для обеспечения комфортного существования демонов, которые без этой самой энергии начинают чувствовать себя не слишком хорошо. Грубо говоря, если святой или чародей может использовать силу для создания «магической противоестественной манипуляции» (опять цитата), то «демоническим отродьям» нужна постоянная подпитка. Лишение её ведет к разным эффектам – от банальной потери способностей и до болезни и смерти. «В зависимости от степени искажения замысла Божия», то есть от вида демона. Ватиканский монах весьма сожалел, что «мерзкие богопротивные твари» не могут умереть от лишения силовой подпитки все и сразу, но в конкретику, к сожалению, не вдавался. Так что вопрос о возможности жизни суккубы вне холда остался открытым.

Разумеется, Ми при моей поддержке попыталась расспросить мать… м-да. Нет, кое-что узнать всё-таки удалось, например, что все демоны именно потому и живут в холдах, что тут уровень Силы всегда комфортный. И что из холда в холд можно попасть, не выходя «наружу». Однако, что касается родовых особенностей, Руке словно воды в рот набрала – или отмахивалась, что объяснит всё позже, «года через четыре, когда ты повзрослеешь», или просто говорила, что не знает. Нет, что-то она попыталась честно объяснить, но… Как я и сказал, из Роксаны Родика просто никакая рассказчица. Более того, Мирен, в первый раз в жизни попытавшись серьёзно пообщаться с мамой, внезапно обнаружила, что её родительница… э-э-э… не очень умная, скажем так. Многие вещи её элементарно не интересовали – есть и есть, зачем разбираться, если и так можно пользоваться? Именно потому о той же Силе пришлось читать самостоятельно.

Если бы ещё источников информации было побольше, ну, или они были бы посвежее! Попытавшись отыскать что-то полезное через Интернет, я узнал много нового и интересного о «Звёздных войнах», фэнтези, о контрах между христианством и буддизмом, о японской анимации и манге, об экстрасенсах и фокусниках, но только не о том, что нужно. Заодно научился чистить кеш браузера и создавать зашифрованные архивы – в двенадцать лет родители заходят на комп ребёнка, как к себе домой, блин, не хватало только, чтобы они что-то такое увидели! Особенно некоторые картинки по ключевому слову «суккуб» – даже не знаю, кто из нас больше… гм, впечатлился – я или Ми. Я от открывшихся видов, а вот подруга – от образа в массовом сознании. Однако это не отменяло факта, что о магии – о настоящей магии – я не нашёл ничего. Скорее всего, я просто не так делал запросы, или стоило попытаться получить инвайт на какой-нибудь закрытый форум по соответствующей тематике – быть того не может, чтобы ни один одарённый не пользовался Интернетом. Но я прикинул свои шансы продраться через информационный шум и не стать жертвой мошенников, «настоящее чудо смотреть отправьте СМС на номер…» – и отступился. В принципе, информации к размышлению и так хватало. К тому же в школе у меня начался шестой класс, а с ним – уроки биологии. И на первом же уроке, открыв учебник, почувствовал себя чуть ли не учёным, совершившим открытие.

Демоны потребляют Силу – аналогия с растениями и солнечным светом если и не совсем очевидна, то где-то близко. Кроме того, за время работы с книгой монаха-итальянца я здорово научился работать с текстами и потому «проглотил» учебник едва ли не за полдня: детская книжка по сравнению с мозголомной схоластикой была предельно простой и понятной, да ещё и на родном языке, ура! Выяснилось, что кроме растений бывают и другие организмы, умеющие потреблять внешнюю энергию, но это ладно. Оказывается, растения тоже могут жить без света! Причём даже нормальные, зелёные, а не только специально приспособившиеся (есть и такие, о как). Большая часть растений, прожив много дней в темноте, благополучно загнётся, конечно, а вот меньшая… – тут спектр выбора был пошире. От впадания в растительный вариант спячки до полного перехода на альтернативный способ питания. Нечто знакомое, правда? Кроме того, для меня внезапно стало открытием – только не смейтесь! – что в теплицах овощи и фрукты зимой и весной подсвечивают искусственно. Бинго!

Руке во время приснопамятной «лекции» о проблемах суккубов упомянула, что обычные люди не живут с демонами и колдунами, – правда, не сказала почему. Как выяснилось в процессе утешения Мирен после этого разговора, это стало особо болезненным откровением для девочки: она-то, оказывается, уже распланировала нашу совместную жизнь и ничуть не сомневалась, что станет моей женой. А я, наивный, думал, что это отголоски наших детских игр – кем мы только себя тогда не представляли: от пиратов (капитан и первая помощница), космических и не очень, и до искателей приключений (примерно с тем же распределением ролей). Первая, ещё детская влюблённость – именно тогда, прочувствовав всю перспективу никогда не встретиться с Ми лично, вдруг понял: я испытываю к своей верной подруге и спутнице отнюдь не чисто дружеские чувства. Сама-то молодая суккуба поняла всё гораздо раньше – девочки в таких вещах вообще начинают соображать раньше мальчиков. Не знаю, смог бы я вот так взять и признаться Мирей в своих чувствах в обычной обстановке – очень уж это… смущало. Но после хорошей такой нервной встряски – без проблем. Да, я знаю, что обычно такие вот детские союзы не выдерживают испытания временем, но наш случай, как ни крути, был кардинальным исключением из всех правил. Я пообещал, что мы всё равно будем вместе, но, кроме подростковой уверенности, что «да я со всем справлюсь», у меня никаких идей не было. И тут – такое открытие.

Моя логика была простой: раз растения можно культивировать на искусственной среде, то и демоны, наверное, могут. Или растормозить клеточные механизмы, отвечающие за жизнь без магии – как у тех цветов, что могут долго жить в темноте. Дальше мне отчасти повезло – в школе учительницей биологии оказалась женщина, которой действительно нравился её предмет. Она честно ответила на все вопросы (не о магии, разумеется, это я не спрашивал, не дурак), даже подсказала, в какие книги стоит заглянуть для дополнительной информации: польстил ей мой интерес к предмету. Моя подруга, в свою очередь, прошерстила домашний склад переплетённой бумаги и пошла осаждать Русандру с томом «Энциклопедии Британики» (1913 год, 11-е издание) наперевес. Мирен, мягкая, отзывчивая и нежная, в первый раз проявила характер. Мать она удивила настолько, что на настойчивый прямой вопрос: «Изучались ли демоны учёными?» – она ответила отрицательно – без всяких «потом». Ну, что и требовалось доказать.

Любой взрослый в два счёта доказал бы, что, с позволения сказать, «план» ни много ни мало вмешаться в физиологию демона и кое-что там «подкрутить» – нереально самонадеян и точно обречён на провал. Однако мы ни у кого не спросили. Запоем читали (в основном, моими глазами) учебники и адаптированную литературу для детей по теме, потом перешли на пособия для поступающих в вузы. Биология мне удивительно легко давалась – наверное, и правда к ней был талант. Ну а мотивация так и вообще зашкаливала, кроме того, мне было просто интересно. Дивный новый мир распахнулся перед глазами – я такое чувствовал только после включения нашей с Ми телепатической связи. Мирен от меня отставала – примерно так же, как я от неё в языках. Но я с удовольствием объяснял и пересказывал прочитанное.

Стечение обстоятельств и наше с Мирой везение – я больше ничем не могу объяснить. Мы уже в общих чертах знали о гормонах и других биологически активных веществах, в ассортименте вырабатываемых человеческим организмом, а также отчасти были знакомы с их влиянием на работу сознания. То, о чём предупреждала Руке, произошло через семь месяцев после одиннадцатого дня рождения моей подруги. Половое созревание активировало «проклятие» – активировались до того спящие способности демона. Врождённая магия суккубов, стократ усиленная выделяемыми телом феромонами. И только понимание, что за всеми этими процессами стоит пусть пока не очень понятная нам биохимия процесса взросления, а не какое-то там реальное проклятие, позволили Ми смотреть на всё происходящее более-менее спокойно и просто учиться себя контролировать. Кроме того, у Мирен был я, а как сама Руке перенесла подобное в детстве, я даже не представляю.

3

– Дима! Ау, блин!

– Да? – Я остановился и обернулся на знакомый голос.

Меня, оказывается, по коридору догоняла неразлучная парочка одногруппниц, а я так ушёл в свои мысли, что не сразу услышал.

– Ты же на английский идёшь? – поинтересовалась у меня Инга, забавная девчонка, ростом не достающая даже до моего плеча.

– А что, есть варианты? – хмыкнул я, демонстративно кивнув на светящиеся цифры настенных электронных часов.

Короткий зимний день уже успел промелькнуть, оставалась последняя пара, и на неё учебная часть всегда старалась впихнуть какой-нибудь непрофильный или второстепенный предмет, включённый в программу младших курсов: после двух двухчасовых лекций, иногда без перерыва, новые знания в голову лезли исключительно туго. Разумеется, эти занятия, и так не вполне понятно зачем нужные (по крайней мере, нам, студентам, непонятно), пользовались особой «популярностью».

– Ну, это самое… – Девушка замялась, отводя взгляд.

Что и требовалось доказать. Наверное, моё лицо было достаточно красноречивым, потому что к диалогу немедленно подключилась вторая:

– Ну Ди-има, ну пожалуйста! Ну что тебе стоит?

Подруги были полными антиподами: невысокая, всегда идеально уложенная-причёсанная-накрашенная-на-каблуках Инга и высокая, худощавая Настя, предпочитавшая безразмерные свитеры и стрижку покороче. Девушки о контрастности на фоне друг друга, разумеется, прекрасно были осведомлены и вовсю пользовались этой своей фишкой «покажи, кто тебе больше нравится, она и будет тебя просить, а другая – поддакивать». Простая вроде бы стратегия, но у девчонок работала безотказно. На сверстниках.

– Ты же, если попросишь англичанку, она тебя обязательно послушает! И ей хорошо, и нам.

– И опять надаёт кучу заданий на дом! И в следующий раз точно не отпустит, – с отвращением напомнил я.

Насколько я понял, наша преподаватель английского тоже не особо понимала, зачем медикам, которым в головы каждый день и так вбивают огромные объёмы информации, ещё и пытаться одновременно овладеть иностранным языком (особенно тем, кто не удосужился сделать это раньше), однако пыталась честно отработать свою зарплату.

– Мы тебе списать дадим, – клятвенно заверила Инга. – Тем более на следующей неделе пересдач уже не будет, а сегодня, думаешь, там кто-нибудь будет, кроме тебя и Макса?

– Хм. – Последний довод показался мне весомым: английский я терпеть не мог и во многом именно потому старался прилежно посещать занятия, из-за чего, а ещё и из-за успеваемости, был на хорошем счету. Но сидеть и мучиться в компании трёх-четырёх человек?

Ответственная преподша, разумеется, проведёт полное занятие, которое включает множество говорильни и чтения вслух, и чем меньше студентов, тем чаще будут дёргать меня. Проблема была в том, что знания английского языка, мною демонстрируемые, были по большей части не моими, а Ми. Что регулярно порождало дурацкие ситуации вроде «Откуда у вас прорезался этот ужасный акцент, Дмитрий?» и «Вы же только что говорили то же самое, и не можете повторить?».

Читая или слушая иностранную речь, большую часть информации я обычно прекрасно понимал, и не только на английском, но и на немецком. Сказывалось «соседство в голове» демона-полиглота и практика поиска информации через Интернет. С другими европейскими языками всё обстояло хуже, но и не совсем безнадёжно. Вот только когда дело доходило до «написать по правилам» или «примените в ответе вот эту конструкцию», затык наступал не только у меня, но и у моей подруги, пользующейся своими выдающимися лингвистическими способностями привычно-интуитивно. Выход тут был только один: все эти формальные правила языка всё-таки можно выучить, но заниматься зубрёжкой непрофильного предмета в свободное время? О, спасибо, нет, лучше я на парах посижу-послушаю. Дёрнут раз или два ответить – нормально. Но когда заставляют отвечать каждые две-три минуты…

– Ладно, договорюсь, – сдался я. – Возьму задачи и разошлю всем по электронке.

– Ура! – Девицы просияли и синхронно чмокнули меня в щёки – каждая в свою, в очередной раз заставив слегка покраснеть. – Дим, ты – лучший!

И прежде чем я успел что-нибудь ответить, смотались, на ходу выхватывая телефоны и кому-то названивая.

Блин. Теперь ещё и помаду оттирать.

– Ты им нравишься! – хихикнула Мира в моей голове, заставив покраснеть сильнее.

– Не думаю.

– Ну, по крайней мере, симпатичен, – поправилась моя блондинка.

– Это не повод пачкать мои щёки каждый раз, когда просят помочь, – проворчал я. – Мне уже кажется, что они специально красят губы перед этим.

– О, ты тоже заметил? Говорю же, нравишься.

– Толку-то от этого? – Я кривовато сам себе улыбнулся, рассматривая в туалетном зеркале два симметрично нанесенных отпечатка, оранжевый и малиновый.

На самом деле шутка, несмотря на то что была повторена сладкой парочкой уже раз в пятый, мне скорее льстила – о чём ушлые подружки каким-то образом догадались. Но не признаваться же?

– Ну, я могла бы… – после некоторой паузы неуверенно «произнесла» девушка-демон, из-за чего всё моё игривое настроение разом пропало.

– Ми. Даже не начинай. Мы ведь всё решили?

– Ну… да.

– Вот-вот.

Заглянув в аудиторию, я понял, что в своих прогнозах были правы Инга с Настей, а не я: десять минут до начала занятия, а в пустом классе кроме англичанки сидел один только Макс. Впрочем, тут всё ясно: чертовки не забыли обзвонить одногруппников (кроме нелюдимого и несговорчивого Максима), и те наверняка уже как дикие лоси табуном несутся к метро, обгоняя застрявшие в пробках автобусы и маршрутки. Н-да, репутация – страшная штука. Чёрт. Ну что ж, придётся соответствовать общественному мнению. Ми, твой выход.

– Наталья Александровна, добрый вечер… – сказали мои губы моим же голосом.

Наверное, это и есть пресловутая библейская «одержимость» – описание дико переврано (как всегда, когда дело касается сверхъестественного), но общие черты найти можно. Знакомое давление на грани чувствительности по всему телу, я как бы отстраняюсь от собственного тела, а контроль подхватывает, если можно так выразиться, удалённый оператор. Кстати, отстраняться и не мешать не так уж просто: одно непроизвольное желание – взять предмет, почесать нос или ещё чего-нибудь – и контроль партнёра перебивается. В детстве у нас даже была такая игра – «поменяться телами», взаимный обмен контролем. Наверное, как-то так в будущем будет выглядеть виртуальная реальность: ощущения подконтрольного тела доходят как через толстую подушку и как бы накладываются… Как бы это объяснить? Чем ближе сходство собственной части тела, тем лучше передаётся обратная связь. И наоборот, «того, что у тебя нет, ты не чувствуешь». И слава богу, что так, иначе мы с Мирой доигрались бы как минимум до детской психологической травмы.

– …У нас сегодня четверо пересдают биологию, один – органическую химию и двое – математику… – Думаю, человек с хорошим музыкальным слухом сразу бы услышал, как изменилась интонация голоса, но больше чем уверен – ни за что не догадался бы, почему. Но кроме интонации, Мирен добавила к словам кое-что ещё. Магию. Ту самую, которая составляет основу дара-проклятия суккубов.

В мифологии суккубы известны как демоны похоти, и, надо сказать, некоторые основания остаться в народной памяти в таком амплуа были. Правда, главное осталось за бортом: врождённые способности Мирен и её матери – мощнейшая эмпатия, причём как на считывание, так и на передачу. Потенциально эта способность может на некоторое время полностью сломать собственную волю разумного существа, как сухую ветку, заставить подчиняться без раздумий и колебаний. К сожалению, суккубы, даже самые опытные, до конца не контролируют свой дар. Или к счастью – потому что иначе наш мир мог бы быть совсем другим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22