Сергей Пилипенко.

Процесс



скачать книгу бесплатно

© Сергей Пилипенко, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Во многом уповая на добро

Порой невидимым становится другое.

То, не доступное для нас Земли нутро,

Что претворяет очень сложное в простое

(от автора)

Пожалуй, немало воды убежало с тех самых пор, как поставилась точка под последней – шестой частью «Кода апокалипсиса 33», написанного несколько ранее.

Велика ли доля правды во всем том, что, можно сказать, просто считано с борта космического корабля, который стоит подле Земли уже давно, и который по-прежнему нам землянам попросту не виден?

Трудно, конечно, отвечать на подобные вопросы самому, в наименьшей степени владеющему хоть какой-то, подтверждающей все информацией.

Но все же, как бы там ни было, кое-что все-таки произошло.


Кому-то в этой жизни повезло больше, а кому-то уже сейчас приходится испытывать лично на себе всю тяготу все более приливающих земных «радостей» в лице несколько измененной по составу силы природной стихии.

Все это огрехи самой природы, естественно, вызванные самой, что ни на есть, активной и продуктивной деятельностью человека.

Но в плане каких-то особых доказательств этого, конечно же, мало, а потому, волей-неволей, но придется только дожидаться того часа, когда сама природа покажет свое откровенное «Я» или представит свое истинное лицо нам всем воочию.

И жду, не дождусь уже того часа, ибо в том самом и есть цель, которая для нас самих по-настоящему близка и, собственно говоря, и является началом всех глобальных перемен во всей протекающей природной действительности.

Сам же по ходу развития земной эволюции процесс будет набирать величину, доводя ее до максимального природного выражения в воле проявления сил стихии.

В этом я, действительно, не сомневаюсь и предпочитаю быть заранее готовым ко всему, нежели обладать степенью какого-то завидного, выраженного внешне спокойствия, что так присуще всем нашим гражданам, в той или иной степени относящихся к категории здравомыслящих.

Но так ли это на самом деле?

И не является ли такое вполне здоровое употребление в пищу своего собственного ума простым избавлением от него самого посредством слабого, сильно притупленного вековыми достижениями природно-интуитивного мышления?

И в самом деле, современный человек слишком уж сильно предрасполагает к науке, практически целиком и полностью вверяя ей жизнь, что так продуктивно слагалась на Земле в течение многих веков, если не сказать тысячелетий. И в то же время отрицает свое давно признанное природное «Я», которое, несомненно, каждого к чему-то там призывает.

В этом и есть сама интуитивность или то, что мы можем вполне обозначить как инстинктивность.

Последнее присуще каждому по отдельности и представлено в сообществе ярко выраженным характером самого представителя или типа человекосущества.

Будь-то мужчина или женщина – в этом нет разницы. И тому, и другому, во многом подобному по своему естеству существу присуща только своя истинная или искренняя индивидуальность, что творчески облагораживает разум и доводит его до совершенства в пределах допустимых самой природой границ.

Но инстинктивность наблюдается все же в другом. В природно накопленной копилке ума, что также относится к разуму человекосущества, но только имеет свои очевидные преимущества.

Таким образом, в том самом общем под наименованием ум кроется и одно, и другое, что в целом порой воспрепятствует друг другу, доводя самого обладателя до изнеможения и полной неспособности справиться с возникающей ситуацией.

Полезность природного ума огромна, чего нельзя сказать об искусственно добытой составляющей, что целиком и полностью полагается только на ряд существующих законодательно правил – будь-то общий закон или просто знание какого-либо отдельного предмета.

Итак, по существу и даже по качеству своего земного пребывания мы все же должны подчиниться тому природному уму, что учит нас природу опережать и проглядывать, как говорится, самое непроглядное, то есть смотреть наперед.

База же сформированного философически или математически добытого искусствоведческого характера ума не предрасполагает к этому и заставляет человека только продвигаться вперед, истинно досаждая себе самому в плане его же природного восстановления.

К чему все это я веду?

А к тому, что время от времени все же необходимо прислушиваться к тому внутреннему чувству пробуждения и вменять уже самому себе, что не все так относительно гладко и спокойно, как кажется на первый взгляд, и кое-что все-таки происходит, если присмотреться повнимательнее, а тем более, прислушаться к своему личному чувству природного возбуждения.

У каждого такое может быть выражено совершенно по-разному, но в целом по общему присуще одно – чувство нереально нарастающей тревоги, некоторая оторопелость дня и чувство того самого взаимного раздражения, что так характерно разводит людей по разные стороны границ или в целом выражает нестерпимость сообществ.

То же относится и к коллективам, и вправе доходит до обычного одиночного невосприятия друг друга.

Во времени этот процесс набирает силу и только подтверждает свою состоятельность, выдвигая наружно свои требования в лице представленных общественных движений.

Как и говорилось ранее, в природе нет взаимоотторжений. Лишь наоборот, происходит взаимосвязь, которая выражается по-разному, порой даже перевоплощаясь в яркое противостояние, создавая видимость какого-то отторжения.

Это смесь характеров тех веществ, что представлены природой Земли и это тот дух времени, что предполагает к их частичному расщеплению, а значит, выделению новых частиц в общую среду, которая уже затем будет способствовать новому накоплению или новому образованию, итоговой стоимостью которого становится чья-то жизнь. Так порождается болезнь, так реагирует природа на накопляемость среды в ее счетно избранных единицах первороста.

Если нарушена рядность, а значит, первостепенность или чистота рядов элементов групп веществ строго соблюденной земной среды, то соответственно будут и последствия. И они ярко представлены природно, и уже по-своему ярко отображены в самой человеческой среде.

Но не будем вдаваться в столь скучные анатомические подробности природы и перейдем к более простому или к тому, что называется умом.

Его наполнение в среде явно препятствует нашему дальнейшему развитию и даже отягощает в некоторой степени величину простой человеческой общительности. Чем далее – тем хуже. Слишком много подозрительности, унизительности и замаскированной под маску доброты внутренней оскорбительности.

Все это проявление того ума, что добыт правом самого естества, то есть тела. Ибо оно декларирует поведение здравого смысла, а значит, и определяет действительность именно такой, какой она и представлена единородно в самой нашей среде.

Все это говорит о том, что настоящее проявление ума во времени настоящем – есть только действие воли тела или тел всех тех, кто непосредственно и присутствует на самой Земле. Это значит, что участие в жизни самих душ тел самое минимальное и на настоящее время, как говорится, унизительное.

Это же значит, что душа реально опускается, и ее единицы уже не обрамляют верх человекосущества, а всего лишь не препятствуют его природному разложению, располагаясь гораздо ниже обычного.

Таким образом, настояще добытый современный ум как бы уничтожил душесостоятельность и своим прямым радиоизлучением осуществил контуральный перевес энергетически сбалансированных природой сил.

То есть, фактически поменял плюс и минус человекообразного существа, что значит, изменил полярность и заставил его двигаться практически в обратном направлении.

Всему этому есть, конечно, вполне научное подтверждение, но его сегодня я приводить не буду, применяя некоторую осторожность в своих же высказываниях, ибо некоторые предположения вполне могут быть применимы в пределах того же общего добытого ума, что в дальнейшем не предсказуемо последствиями.

Потому, скажу или выскажусь проще.

Отшлифованный современным обществом ум обрел практическую коллегиальную независимость и превратился в яркое орудие добычи благ для всякого существующего достоинства тела.

Самый простой пример такого доказательства – наши современные побуждения и ярко выраженные материальные достижения.

Но в то же время, осуществив такой поворот дел, тот же ум лишил сам себя практического подтверждения жизни, ибо питаясь только самим собой, то есть расходуя одну и ту же единицу природно добытой энергии, он не оставил ничего для себя, чтобы суметь выразиться в дальнейшем. Запаса его контурального энергосбережения хватает только на жизнедеятельность и ничего больше.

Доля же природно добытого ума способствует именно первому, а потому и возлагает пока жизнь одну за другой, осуществляя, так называемый, квантовый перевес величин энергетических сил.

Таким образом, доля выживаемости или живучести настояще добытого ума самая минимальная и полагаться полностью только на него закономерно не имеет очевидного смысла.

Необходим снова внутрикачественный перевес сил и обращение души к телу, что вновь создаст основу, так называемого, первороста или срастания энергетических выраженных природно исполнимых величин, что даст основу новому росту и выражению нового вида человеческого тела.

Естественно, для многих это просто слова и в то же время самое обычное недоверие к подобного рода описанию.

Но есть все же в этом и одна отличительная черта. Способность к тому самому здравому рассуждению и доказательство такового в реальной величине жизни.

Не стоит забывать об этом и порой, действительно, стоит задуматься над тем, как жить дальше и что, собственно, делать с той самой природой, которая уже готова вскормить дщерь человеческого ума его же добытым во времени прискорбием.

Нам грех жаловаться на подневольность душ и какую-то сверхнечеловеческую скупость. В выборе права своего существа мы в любом случае свободны.

Нам грех жаловаться и на саму жизнь, ибо многие в ней преуспевают, порой даже не успевая следить за самими собой.

Все это созвучно как раз этому времени, а именно году четырнадцатому, ибо период его созидания уже наступил.

Остаются и есть неразрешенные вопросы и они, как правило, переходят из года в год, сопутствуя в целом всем нашим неудачам или всеобщим природным неурядицам. Именно они возлагают дань дурной славы, закрепляя позиции далеко зашедшего скопища ума в по-настоящему буйных человеческих головах.

Кому-то кажется слишком просто – вот так взять и создать жизнь или претворить ее в нечто другое. Тем и занимаются некоторые, доводя ум уже иных до стадии какого-то всеобщего умопотупления.

Да, это можно, но здесь на Земле и в пределах земных широт. Но вот где-то далее, где вовсю царит другой космос – на что будет способен тот самый ум, что провозглашает себя уже сегодня и выставляет напоказ, словно какой-то экспонат целесообразности и достижения?

И ответ здесь прост.

Он ни на что не будет способен, ибо сформирован только земным участием, а значит, ознакомлен только с законом самой среды и ничем более.

Вот то главное обстоятельство, которое выставляет сегодня на всеобщее посмешище тот единородно добытый людской ум, который провозгласил свою самостоятельность, да только вот забыл при этом спросить сам себя – именно в чем?

Во всеугодие греха.

Так можно в целом выразить все то соискание и в дальнейшем заключить наш рассказ о настояще продвигающемся процессе развития геоструктур Земли и стремлении самой природы взять верх над нашей совокупной средой.

Но мой рассказ был бы воистину неполным, оставаясь в таком представленном виде, а потому продолжу повествование и перейду далее к главам, где попробую изложить нечто более подвластное простому уму и заключенное в категорию человеческой обыкновенности.

Глава 1. Инок или сила

Когда-то говорил я сам и к тому же подводил многих других людей, что жизнь практическая вообще не имеет смысла, ибо тот самый смысл заключен кое в чем другом, то есть в самой стадии формирования жизни.

Все это говорит о том, что жизнь наша, как существо некоторого n-го порядка все же существует и будет присутствовать до той поры, пока уже кто-то другой, ее полностью контролирующий, не выдаст по всему ее обетованию заключительный результат.

Вы можете сказать, что то сделает за нас природа и, конечно же, будете правы, но только лишь в том, что слово природа само по себе просто существует.

Понятие же жизни в ней и особенно человеческой строго относительно, если не сказать, попросту не целесообразно.

Иначе и быть не могло, ибо, как я уже говорил ранее, ничто не способно разрушать природную основу так сильно, как современно растущий и постоянно поляризующий пространство космоса человек. Потому-то мы все и являемся изгоями его самого, и никак не можем закрепиться хоть в какой-нибудь части навечно.

Изо всего этого следует вывод, что сам космос контролирует ситуацию, а мы все к той самой среде подстраиваемся, доводя наши жизни до уровня развития высшего ума и переводя хотя бы частично в статус самой природы.

Но это же выражение отнюдь не говорит о том, что сам космос – это и есть мы сами или кто-то другой, весьма похожий на нас внутренне или внешне.

Нет, здесь подразумевается совсем иное. А именно то, что жизнь более мелко развитого существа вполне контролируется более развитым и определяется, как стадия общего роста генастезически скопляемого ума.

Как не придумывал я сам все предыдуще мною сказанное, так не придумываю и в дальнейшем, продолжая вас всех знакомить с тем, что пока для нас же незримо, и представлено в виде просто окружающего пространства.

И это нельзя назвать просто творчеством или чем-то подобным, и тем более, злым умыслом с неблагими, по нашим меркам, намерениями.

Это всего лишь школа той самой жизни или истинно жизненный букварь, который приходится изучать уже современному человеку только лишь для того, чтобы выжить в дальнейшем и представить собой мир, так называемого, более тесного космического содружества.

Разговаривая, порой, таким вот образом, можно сказать, с самим собой, ибо по-другому это и не назовешь, я стараюсь вытолкнуть на поверхность все то, что хранится где-то там внутри под семью печатями вполне реально существующего здравого смысла.

И уже давно мирюсь с тем, что то или иное, посланное, как говорится, с небес, просто не приживается в нашей жизни и даже не хочет быть привитым в самом ближайшем будущем.

Но то дело современного ума, во многом озабоченного самим собой, богатством и естеством самой природы того же природного бытия.

Думаю, что и на этот раз я ясно выразился, и каждый должен понять, о чем именно идет речь.

И эта самая озабоченность как раз неспроста. Она ярко демонстрирует все наши намерения и отражает истинную суть всей полноты накопляемых во времени знаний.

То есть, базис нашего с вами ума дошел, идя снизу, только до половины и как бы остановился на этом уровне, все время оттягивая, так называемый, переломный момент нашей дальнейшей жизни.

И в этих словах нет ни грамма присуще выраженной нашему уму аллегории, и они ровным счетом подытоживают наш успех в деле достижения пределов всечеловеческих возможностей.

А что, они разве существуют?

Так спросите вы, и я же на то отвечу.

Да, действительно, это есть, и период человеческого осеменения явно подходит к своему концу.

И вполне очевидно, что дело будет обстоять за другим умом, явно космического происхождения, который даст нам шанс на полную практическую выживаемость и осуществит сам перевес сил в благую для нас же сторону, при этом провоцируя силу Земли, как дань выражения ее свободной ото всего воли.

Я думаю, что пришла пора все же задуматься над этим и пробовать взять ситуацию под контроль, пока она сама по нашей простоте не оказалась в руках природной стихии.

Жизнь все же не может остановиться в какое-то очередное космическое мгновение, но она вполне реально может закончиться для любого современно существующего человека, который по злой воле судьбы оказался где-то не там или в совсем не подходящем для себя же месте.

Но то жизнь всего одного человекосущества, а не многих, и говорить о ее великих порядках, пожалуй, просто не хочется. И выглядит уже это смешно, да и надоело во многом, ибо как бы не скуден был наш совместный ум, но и он все же может подсчитать кое-что и даже вычислить для себя какую-то дату того природно окончательного приговора.

Корни сего зла для нас всех известны, и повторяться я больше не буду, ссылаясь просто на то, что указал ранее в более обстоятельных по всему произведениях.

Провозглашая самому себе какую-то давно известную общепечальную участь, все же я не тороплюсь с выводами и стараюсь для того понять настоящий день, чтобы угадать ту самую предстоящую ночь.

Во многом все можно было бы назвать просто борьбой света и тьмы, но это лишь лишний повод для того, чтобы вновь усомниться в каком-то здравомыслии настоящего рассуждения.

Потому, обойдемся без слов и пойдем далее в путь, обретая на ходу поток знаний нового рода, что призваны соблюсти сущность настоящего ума и израсходовать часть ранее указанного вещества именно на его сложение, и, ни в коем случае, не на что-то другое.

Так рождаются по своему смыслу сами новые вещества, из которых уже состоят сами люди, и которые сами по себе разбазаривают живостоящий ум по его категорийным выражениям.

Современность нашего бытия такова, что предполагает собой лишь мгновенность какого-то процесса развития. И это обстоятельство сильно осложняет задачу нашей общей выживаемости, а порой доводит до абсурда всю целесообразность самой жизни.

Выражаясь более проще и безо всякого инотолкования, можно сказать так.

В этой битве огня и среды можно попросту не уцелеть, из-за чего вся наша простейшая жизнь покажется просто нелепостью или обычной природной ошибкой.

Так думает каждый из нас, когда только рождается на свет, и только сознание осуществляет задуманный природно пропорциональный рост, что в той или иной степени сопоставим с самим качеством прилагаемого ко всему процессу ума.

Нет надобности просвещать вас сейчас именно в этом, ибо во многом о том же было сказано ранее.

Потому, пойду далее и скажу следующее.

Во многих произведенных природно ошибках виноваты истинно лично мы сами, и в каждом естественно произведенном существе имеется дар его последующего выражения.

Все это слагаемо природно и по-земному во времени настоящем свободно. Но только лишь до той поры, пока рука не ведомого нам доселе существа так же свободно жмет на клавишу природно земного воспроизводства на каком-то довольно-таки сложном приборе, испускающем импульс величины силы дня среди превосходства гиперактивности окружающей кромешной тьмы ночи.

Таким образом возрождаются люди, и по тому же принципу рождаемся мы, правда до понимания этого пока далеко, да и сама среда не насыщена знаниями подобного рода.

Она отторгающе мелковата для углубленных познаний или совсем мала для, так называемого, всекосмического измышления.

Но я оставлю это для другого дня и пока двинусь далее, повинуясь внутреннему чутью и какому-то внешне идущему космическому давлению, которое вторгается во всю нашу жизнь, изменяя в целом среду и заставляя ее двигаться вместе с нами по ходу движения обычного времени.

Судьба во многом благосклонна к нам самим, если мы сами ее практически не задеваем. В этом таинство самой судьбы и какой-то конкретной человеческой души.

Да, действительно, человек имеет вес среды и способен время от времени изменять свою линию жизни в какую-либо из ее сторон.

Но все это лишь относительно и ничего общего с таким понятием, как линия судьбы практически не имеет. Все это вполне можно обозначить простыми жизненными дорогами, которые, в конце концов, приведут человека лишь туда, где на самом деле и уготована ему судьба.

Все это законы времени, с которыми мы с вами практически не знакомы и в которых также смыслим, как в каком-то балете, так же мало пока подвластном нашему общему уму и восприятию.

Так вот, по закону того же динамического времени нам всем предстоит пережить, так называемый, катаклизм души. Что это такое?

Его вполне можно обозначить каким-то внутренним разломом или переворотной линией судьбы. Но это было бы лишь просто обычным банальным обозначением, не содержащим под собой никакого практического смысла.

Потому, разберем более досконально состоящий вопрос и разложим по полочкам настоящий природный компонент чьей-то души.

Почему именно души, а не тела?

Потому что, душа его формирует и создает контур развития генетически воспроизводимого материала. Так это правильно обозначается и от того нужно всем, прежде всего, исходить умом, изучая правильно ту самую арифметику сложения цифр, которые также подвергаются смыслу общего взаимодействия и пересчета.

Душа и моя, в частности – есть не часть гидростатического приводного материала на основе земных веществ, а вполне единственная космическая субстанция, обработанная арифметикой времени и представляющая собой логарифм автоматического присоединения среды.

Все это, так называемые, сложности души, которые, действительно, трудно понять и ощутить всем своим умом, а также вывести на свет божий, как какую-то общую формулу сего настоящего пребывания.

Ее нет по-настоящему, и каждая конкретная душа слагается по своему арифметически-геометрическому признаку, в конечном итоге обретая силу пространственной величины, способной сохранятся веками или неограниченными интервалами времени.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное