Сергей Пилипенко.

Два звонка до войны



скачать книгу бесплатно

Памяти Победы посвящается


© Сергей Викторович Пилипенко, 2017


ISBN 978-5-4485-6095-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Жизнь, так несоизмеримо богатая на чудеса, все же случается. Иногда, действительно, бывает так, что кому-то просто повезет.

И в этом нет какого-то тайного наклонения судьбы, внутреннюю тяготу к которому порой испытывают многие, и там же нет так называемого жизненного порога, который кое-кому все-таки удалось переступить.

Все это именуется просто жизнью. Такой, какая она сама по себе есть, и какой, возможно, уже не будет никогда, случись родиться в следующий раз где-то там, на Земле, в самом далеком от судьбы поселке, как бы специально затертого природой с целью его наименьшего обнаружения той же жизнью.

Мы не будем говорить здесь о душе и о ее качествах, а просто дадим одной из них просто в пору высказаться, как то делалось уже не раз с помощью так называемых новейших и сверх секретнейших технологий.

Но в то же время их разработали не мы и даже не те, о ком, собственно говоря, пойдет далее речь. Их создали и подготовили для нас другие, которые стоят у нас за спиной и все время остерегают от злого сглаза человеческой судьбы.

Я не буду раскрывать секрет приготовления современного, на мой взгляд, чтива, но я буду по ходу раскрывать вам портреты или самые живые описания тех личностей, которые присутствовали на Земле и от которых по-настоящему высветился уже наш сегодняшний день.

Здесь будет представлено все – правда и полуправда, выдумка или просто ложь, и в том самом вы будете разбираться сами. Так повелел нам тот, от кого непосредственно и зависит наша жизнь, запечатлевшая на своем веку там много человеческих образов, что впору их начинать сопоставлять с чем-то действительно роковым.

Ибо простое, как правило, запоминается слабо, или не отражается в среде так рьяно. Другое же просто врезается в память Земли, не зависимо от того – хочет она того или нет.

В это трудно поверить сейчас, но все же попробуйте. Наша Земля запечатлела все то, что пронеслось особенной болью во многих сердцах, и глубоко спрятала в своих земных кладовых, о которых сегодня я просто промолчу, так как не хочется вновь поднимать так называемую научную тему.

У нас достаточно слов, чтобы и без того воспринять сей надиктованный временем материал, понять его правильно и прикрепить к самой жизни именно с той стороны, где он и должен быть по-настоящему в наше не простое современное время.

Мы исказили все. Мы даже несколько попрали суть того, что произошло когда-то. Ибо мы поверили в то, что зло сотворили сами, хотя никто из нас лично к нему самому даже не приложил мысль.

Но такое бывает, и кровавое побоище, которое мы уже сегодня наблюдаем – есть именно то, о чем я хочу вам сейчас рассказать, как бы трудно мне самому не было со всем ним бороться, ибо человеческая душа – по-настоящему сложное дело в процессе ее жизненного освещения.

И это обычная душа.

Что же касается тех, что врезались даже в память Земли, то их вполне очевидная и не наигранная сила вовсе не шутка для простого человека, пытающегося с помощью ее же добыть для себя и всех именно ту информацию, которая на сегодня нужна.

В ниже представленном произведении не будет никаких ссылок на источники исторической правды, не будет по-настоящему того, что можно именовать обычными доказательствами.

Но, по сути, они уже не нужны. Все, что было – сплыло, а сами документы надежно упрятаны именно там, где им и отведено место быть по своему характеру назначения.

Потому, не стоит удивляться тому, о чем вы непосредственно узнаете, и не стоит искать беспричинно хоть какую-то долю каких-либо так называемых доказательств.

Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что многие, не найдя вполне жизненных подтверждений указанным фактам прошлого бытия, просто отказываются во все поверить. И вполне естественно определяют нечто подобное в совсем другую категорию художественно отображенных событий.

Что ж, я не могу упрекнуть хоть кого-то, и по-своему они, конечно же, правы. Но вместе с тем, не могу письменно представить и что-то другое, как говорится, в угоду именно тому, что уже гласно объявлено, и с тем самым смирилась сама наша настоящая жизнь.

Ибо это будет неправдой уже с моей стороны. И я такого, соответственно, не допущу.

А потому, останемся при своих убеждениях, и не будет создавать дополнительных разногласий, которых и так предостаточно в нашей среде.

Мы можем много говорить и о том, и об этом, но не вспоминать о войне просто не в силах. Ибо она была, есть по-прежнему ее живые свидетели, и есть те самые люди, которые предали наши общие интересы уже тогда.

И вы все это прекрасно видите. И лично для меня, да, думаю, уже и для многих других это понятно и ясно. Какие тут доказательства еще нужны?

Обагренная кровью победа досталась с превеликим трудом. И только реальное мужество людей, и их личная доблесть позволили совершить тот настоящий подвиг, отвоевав мир согласия для всех остальных.

Цену победы мы знаем. Остается только одно. Дооценить мысленно все то, что произошло, и не допустить в среду проникновения вновь так называемого фашизма, что лицезреет уже сейчас у нас на глазах.

И если кто-то одурманен самим временем или просто не понимает, что там к чему, то все остальные должны неминуемо встать на защиту того, что свершилось ровно 70 лет назад.

Эта победа доставалась в слезах, в общем горе объединенного под одним знаменем победы советского народа. И кому, как не ему самому, а не кому-то другому и, можно сказать по правде, совсем постороннему, что-то там решать и пересматривать уже в настоящее время. Это просто недопустимо.

И этого не будет позволено никому.

Все так называемые ошибки уже современные народы учли и уже нет торжества злой, распаханной временем идеи, и уже нет того реального стремления к весьма затейливой модели так называемого коммунизма.

Люди прозрели, но все же не до конца. Отрицая то самое негативное прошлое, они отрицают и то, что далось с таким трудом и ценою жизней многих миллионов людей. И это неправильно.

И уже сейчас необходимо понимать это и с особой осторожностью упоминать то, что когда-то было в Советском Союзе, и практически не мешать с тем, что мы сами хотим построить уже сейчас.

Россия была и будет, и да, поможет ей в этом Бог. Но растущее поколение молодых людей должно качественно понимать и уже различать, где правда, где ложь, а где просто откровенное вранье.

Они должны осознавать все содеянные ранее ошибки и должны правильно воспринимать все то, что действительно добыто только трудом, кровью и целым поколением людей, оставшихся по-настоящему без своей личной жизни и так называемых удовольствий Земли.

Они все то пережили и перенесли на себе. И все оно отложилось в их памяти, а значит, перенесется в другую жизнь, которая выразит то самое мнение в самом непреклонном варианте его современного восприятия. И тому есть уже реальные подтверждения. Но я не буду о них говорить, ибо вы их, если захотите, обнаружите сами.

Потому я просто перейду к фактам изложения той самой истории, которую уже нашим предкам удалось пережить.

И она, естественно, отобразилась во многих душах, которые и по сей день хранят свою тайну, опечатанную временем самого содержания ее в среде.

Но, как и всякое тайное оно, непременно, становится явным и хоть когда, но все же будет по-настоящему обнародовано.

Интересно это кому или нет, думаю, определит само время, которое само по себе является непозволительной роскошью для нас самих в плане так называемого досрочного умственного созревания.

Все это я веду к тому, что, отрываясь на такого рода, художественного смысла зачистки чьих-то там душ, у меня, естественно, меньше остается времени на освещение более актуального на сегодняшний день материала.

Но иногда все же хочется просто оторваться ото всего и рассказать именно о том, что по-настоящему осталось за семью замками секретности и вряд ли вообще хоть когда-то и кем-то будет обнародовано.

Есть так называемые тайные дела, и есть намерения самих душ или их вполне земных представителей, что когда-то проживали на ее территории.

И о них в действительности пойдет речь, и о них вы же узнаете в первую очередь. Ибо это и есть истинное обнародование всего того, что когда-то там произошло.

И никакими фактами, пришитыми неизвестно откуда, так называемый рот тех самых душ не заткнешь. Им это не нужно, да и нет смысла удерживать при себе такое количество грехов, которые и исповедовать страшно им даже лично себе.

Об этом я вам и поведаю, и что бы ни говорили так именуемые историки, правда сама ляжет вам в головы.

Чудеса всего лишь науки. Это самое простое объяснение, которое я могу дать всем вам сейчас, если вы вдруг вознамеритесь все то опротестовать в своей внутренней мысленной форме.

Но так и сложен современно сам человек, который призван убедительно не доверять никому, кроме самого себя, да и то, только по возникновению крайней нужды.

Вот к чему привело все то, что именуется политикой, а в простонародии – просто властью.

Но ничего. Всему этому приходит конец и на смену одному режиму уже спешит абсолютно другой, который не вполне оправдывает так называемую совместимость и который по-настоящему ненавидит все то, что относится к нечеловеческому.

А пока у нас есть время познакомиться с тем, о чем говорю, и, соответственно, вскоре мы к тому и приступим.

Сделаю всего лишь самое небольшое отступление и скажу.

Немыслимо воистину обладать всем тем, чем в своей собственной простоте может обладать какой-то простой и конкретный человек.

Силу нельзя угадать по виду или так называемому внешнему отражению.

Она всегда располагается внутри и будь вы даже по-настоящему гением, без особого дара все же ее не распознаете.

Дар – это, прежде всего, прилежие и самое жестокое повиновение времени или тому его моменту, в котором оно уже само испытывает по-настоящему необходимость.

Дар – это также никем не выявленная и не представленная наружно сила. Ибо это всего лишь дух, а он измеряется абсолютно в других единицах.

Попробуйте это понять на досуге и применить именно к тому, к чему нас всех действительно реально и уже сейчас призывает время.

С уважением, автор.
И всего Вам хорошего.

Глава 1
Москва. Кремль. Кабинет тов. Сталина, 1939 год

Человек, вошедший в кабинет Сталина, был больше похож на военного, нежели на того, кого он внешне из себя представлял.

Широкополая шляпа надежно прикрывала его лоб, а широкий шарф не позволял рассмотреть его довольно худое лицо и впалые по-своему глаза.

Под ними во все стороны растекались круги, и было не понятно от чего, то ли от перенесенных когда-то давно побоев, то ли просто от усталости, которую лично ему уже никогда не удалось бы победить.

Это был человек злой воли и по-настоящему его имя не знал никто, даже сам Сталин.

Надежно упрятанный в придуманную кем-то легенду, тот человек уже и сам позабыл свое настоящее имя и откликался только на кличку подобно простому животному, находящемуся на цепи у хозяина.

Именно так и называли за глаза самого Сталина, но только лишь те, кому по должности это позволялось делать.

Те же, кто ниже или, как говорится, еще ниже, не говоря уже о тех, кто просто никто, за такие слова уже давно парились в лагерях и там чтили память всем своим прошлым поступкам.

Трудно сказать по-настоящему привели ли те мысли к их же мысленному высвобождению, к которому они так тянулись сперва, но казенная лагерная повседневность навсегда искалечила им жизнь, претворяя ту самую мысль в некое погонище и позорище на всю страну.

А страна была, сами знаете какая. То была страна советов или красных, как их еще называли по старинке те самые заморские и во многом купленные буржуа, которые еще только вчера кричали против, а сегодня, согласившись на карт-бланш, внезапно все стали на сторону так называемого вождя.

Но человеку, вошедшему к Сталину, как говорится, было не до таких мыслей и он, немного откашлявшись, произнес свою незатейливую речь.

– Здравствуйте, товарищ Сталин. Очень рад вас видеть, – и человек вполне дружелюбно подал руку для пожатия.

Сам вождь несколько помедлил, как всегда, с ответом, но все же и сам протянул руку и как-то с неохотой ее пожал.

Это было лишь слабое, такое утечливое соприкосновение, но тот человек это почувствовал, и даже немного резко отдернул руку назад.

Сталин также подметил это резкое движение и в шутку сказал:

– Что, горяча рука свободного пролетариата?

И тут же засмеялся, словно призывая того человека к более мирной беседе или общей разрядке той напряженности, что внезапно возникла в кабинете.

Человек сбросил шляпу и, несколько ослабив шарф, произнес:

– Что вы, товарищ Сталин. Не в горячем пролетариате суть. Это я так. Наверное, с непривычки. Мне ведь редко случается, кому пожимать руки. Такая уж у меня работа. Так что, скорее всего, это просто привычка.

– В вашей работе привычки многого стоят, – многозначительно подчеркнул Сталин, усаживаясь в свое любимое кресло и наблюдая за человеком, словно действительно за каким-то животным, всего лишь на время высвободившегося из-под цепи.

Человек, естественно, все это почувствовал, но виду не подал и, так и продолжая стоять, начал вести свою речь:

– Не буду терять времени, товарищ Сталин. Разрешите доложить обстановку и на том удалиться. Сами понимаете, что время не ждет.

– Да, не ждет, – волне серьезно произнес вождь и рукой пригласил человека присесть на огромный в его кабинете диван.

Тот неуклюже подвинулся к нему и, как это обычно со всеми и бывало, несколько неловко пристроился на нем в ожидании команды для доклада.

– Продолжайте, – коротко бросил Сталин и, прикрыв лоб рукой, несколько притих в ожидании самого доклада.

Человек долго не медлил и произнес:

– Я с плохими вестями и, можно сказать, с того света.

– Дальше, – резко ответил тому руководитель, продолжая удерживать руку возле лба.

– Гитлер решил напасть на Польшу. Ну, а дальше, Советский Союз.

– Когда? – вопрос прозвучал строго и так же непрекословно, как и все остальные, произносящиеся в этом кабинете слова.

– Первого сентября.

– Откуда сведения?

– Из самого надежного источника. От врагов.

– Они еще пока не враги. Не стоит забывать об этом, – несколько подытожил Сталин их короткий разговор.

– Да, знаю. Это так, вырвалось, – несколько судорожно произнес человек.

Все же, время от времени, даже ему становилось страшно от таких коротких, словно стреляных речей, брошенных в его сторону.

– Это вам непозволительно, – снова строго напомнил Сталин и на время оторвал руку от головы, – кто стоит за всем?

– Америка?

– Америка?.. – в удивлении даже немного приподнял брови Сталин, наверное, удивившись этому известию больше всего.

– И Англия, – сухо добавил человек, словно сам выстрелил в своего оппонента.

– Ну, эти понятно, – коротко вздохнул Сталин и немного приподнялся в кресле, чтобы несколько изменить позу, принятую им вначале.

Он снова надежно уселся в кресле и пристально посмотрел человеку в глаза.

– Это надежные сведения? – спросил он, очевидно, в душе подозревая какой-то очередной подвох.

– Да, самые точные и самые надежные. Состоялась беседа. Я присутствовал там лично.

– Чем обусловлено. Какова мотивация? – коротко бросил Сталин, лишь на время прикрыв глаза и снова приложив руку в своему лбу.

– Мотивация проста. Польша предлог. Советский Союз должен быть уничтожен и востребован по назначению.

– Это как? – искренне удивился Сталин и даже приподнялся на своем месте.

– Ресурсы, товарищ Сталин. Все дело в них. Америка – развивающаяся страна и вовсю стремится расширить свою промышленность и, естественно, добычу полезных ископаемых. А их у нас много, вы сами знаете.

– Как они обо всем узнают?

– Разведка, да и своих шпионов предостаточно. Много болтают, гордясь успехами, выбалтывают лишнее.

– Это верно, – согласился Сталин и не вполне естественно для себя прошелся по кабинету, пока докладывающий товарищ сидел.

Тот хотел было вскочить, но тот рукой придержал его на диване.

– Интересные сведения, не находите? – полюбопытствовал он, глядя тому в глаза и, очевидно, не доверяя ни одному единому слову.

– Да, интересные, – сухо ответил человек, немного сжавшись на своем месте.

– Но воевать с Америкой мы не будем? Это я верно понял? – в упор спросил вождь, так же пристально глядя человеку в глаза.

– Да, с этим вполне справится Германия. Они надежно сейчас ее экипируют и поставляют всячески различную продукцию для подготовки к войне.

– А как же они сами? Останутся в стороне вместе со своими родными братьями? – спросил Сталин, очевидно, имея в виду англичан.

– Как всегда, выйдут сухими из воды, – процитировал человек свою фразу.

– Я этому не верю, – неожиданно резко выкрикнул Сталин, и даже почувствовалось, как охрана по ту сторону двери вся мгновенно напряглась.

Человек устало пожал плечами и просто ответил:

– Вы ничему не верите, товарищ Сталин. Что я могу поделать? Чем доказать?

– Привезите записи разговоров, – посоветовал Сталин, повернувшись к тому спиной и направляясь к креслу, чтобы снова присесть.

– Никаких записей быть не может. Гестапо меня обыскивает так, что ни одна дырка в теле не остается без просмотра, – почему-то горько усмехнулся человек.

– Действительно, так? – удивился почему-то вождь и даже, как показалось самому посетителю, проникся к нему жалостью и симпатией.

– Да, так действительно, но я не жалуюсь. Работа – есть работа.

– Подождите, а как же сами представители? Что и их тоже?

– Да, точно так же. Гитлер никому не доверяет. Поручил Гиммлеру установить слежку даже за самим собой и его женой.

– А это зачем? – искренне удивился Сталин и немного потянулся вперед, чтобы как можно ближе услышать ответ.

– Кто его знает. Начитался всякой бредятины, вот и бредит. Никому вообще не доверяет, а к себе подпускает лишь тех, кому лично позволил проделывать то же самое.

– То есть, у него есть круг лиц, которые вполне естественно с ним общаются? – уточнил собеседник.

– Да, есть, но очень узок. Все те узнанные и увенчанные его внешностью люди где-нибудь на природе или где-то еще, всего лишь двойники. Их понаплодил много.

– Зачем? – удивился Сталин. – Так ведь и сам себя через время не узнаешь? – то ли спросил, то ли утвердил он, слегка потирая свой лоб рукой.

– У меня все, – внезапно сказал человек, мгновенно выпрямившись на своем диване, словно принимая какую-то вполне подходящую для этого позицию.

– Постойте еще. Не время уходить, – и предусмотрительно поглядел на часы, которые показывали два часа ночи.

Самое любимое время Сталина, в котором он мог оставаться сам с собой наедине и со своими бродившими вокруг мыслями.

– Скажите, а зачем вы приехали? Вам нужно было оставаться там. Ожидать развития ситуации, – внезапно продолжил он, ставя тем самым человека в весьма неудобное для него положение.

Вроде бы и задание выполнил, а вроде бы и нет, в одно и то же время. Он даже привстал на минуту и тут же резко доложил:

– Поступил приказ. Немедленно прибыть в Москву.

– Да, приказ, Вечно они торопятся с этим, – проворчал вождь и нервно заерзал в своем кресле.

– В общем, так. Возвращайтесь обратно. Прямо в само логово. И оттуда ни шагу, вплоть до самой войны.

– С кем? – неожиданно для Сталина спросил человек.

– С нами, – спокойно ответил вождь и на минуту задумался.

– Вы думаете, они позволят себе.., – начал производить речь человек, но Сталин решительно махнул рукой и усадил его обратно на диван, тут же отвечая:

– Позволят и еще как, но мы попробуем их опередить. Нам нужно точно знать время нападения на нашу страну. Вы меня поняли?

– Да, так точно, товарищ Сталин. Как об этом доложить?

– Какая у вас связь с центром?

– Обычная радиосвязь через нескольких лиц. Обо мне вообще никто не знает.

– А Гиммлер? – хитро прищурил глаз Сталин. – Как же его удалось провести?

– Для этого есть свои хитрости, – ответил человек и продолжил, – так как мне тогда об этом сообщить?

– Звоните, – неожиданно принял решение Сталин.

– Как звонить и кому? – несколько опешил то такого развития беседы человек.

– Мне звоните?

– Но я же раскроюсь и засвечусь. Все будет потеряно.

– А вы не бойтесь. Все будет организовано. Получите шифровку, в случае чего мгновенно возвращайтесь обратно. Нам нужны будут ваши сведения обо всех участниках этого сговора. Вам понятно?

– Да, товарищ Сталин.

– Тогда, идите. Хотя нет, постойте. Ни пуха, вам ни пера.

– К черту, – выронил человек и со вздохом мимолетного облегчения вышел из кабинета.

Сталин, постояв с минуту, неожиданно рванул к выходу и довольно резко открыл дверь.

– Верните ко мне этого человека, – быстро сказал он уставившемуся на него в недоумении охранника и снова зашел в кабинет, закрывая за собой дверь.

Слушаюсь, так точно.., – только и успел услышать он, как дверь плотно закрылась, надежно щелкнув его секретным английским замком.

Услышав звук щелчка, вождь передернул плечами и тихо проговорил:

– И здесь Англия. Когда же ты, наконец, успокоишься?..

Задав самому себе этот вопрос, Сталин стал напряженно о чем-то думать, то и дело, пытаясь раскурить свою погасшую трубку.

Наконец, это ему с трудом удалось и он с облегчением вздохнул, вдыхая в себя целую лавину поступающего из нее дыма.

В это время в дверь снова постучали и попросили разрешения войти.

Оно прозвучало несколько глуховато, но Сталин расслышал и громко сказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное