Сергей Панченко.

Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Брат во Христе



скачать книгу бесплатно

– Ты меня чуть заикой не сделал! – отчитал собаку Рэб.

Он развернулся, чтобы не пропустить опасность. Дверь соседнего подъезда, рядом с которым копошился Пират, приоткрылась. В темном проёме не было видно, кто ее открыл. По-хорошему, надо было выстрелить туда, но вдруг это обычный человек, что, скорее всего, так и было. Пират был слишком занят, чтобы увидеть опасность. Муки выбора отдаляли момент принятия решения. Рэб хотел избежать этой ситуации, но она случилась, и ему предстояло с ней разобраться.

– Гав! – гавкнул пес за спиной.

Пират подпрыгнул и вытащил винтовку. Дверь подъезда тут же захлопнулась. Пират потряс кулаком в сторону Рэба. Тому ничего не осталось, как развести руками. Наконец, Пират закончил с трупом и вернулся.

– Чего не стрелял? – сурово спросил Пират.

– Зачем? – притворно удивился Рэб.

– Дверь в подъезде рядом приоткрылась, не видел разве?

– Видел. – Рэб опустил голову. – Я хотел убедиться, что там действительно опасно.

– В следующий раз стреляй, хотя бы вверх, но это когда тварей нет поблизости. Не перекладывай ответственность на собак. – Пират похлопал по холке дворнягу.

– Ты видел, кто выглядывал из подъезда? – спросил Рэб.

– Да, девчушка лет семи.

У Рэба стало легче на душе. Своим сомнениям он нашел оправдание. Хорошо, что он не выстрелил наудачу.

– Идем дальше?

– Едем. У подъезда – машина с ключами в замке. Думаю, что наши киллеры ее оставили.

Это была старая «Нива». В Улье её любили за хорошую проходимость и ремонтопригодность. Реквизированная у спецназовцев АСВК не влезла в багажник поперек. Пришлось сложить заднее сиденье и поставить ее вдоль кузова. Дульный тормоз торчал между передними сиденьями. Пират знал город и домчал до гостиницы быстро и без приключений. Город был пуст. По дороге встретились двое мужчин. Оба постарались убраться с глаз долой. Тревога ощущалась физически.


Из персонала гостиницы остался только служащий по хозяйственной части, судя по его рабочей робе. Он лежал в беспамятстве, в окружении пустых бутылок из-под дорогого алкоголя.

– Жертва халявы, – беззлобно произнес Пират. – Похоже, все работники уже сбежали. Представь себе, что сейчас творится на границе кластера! Какой вынос мозга у людей, какая пища для ума! И чьих – то желудков.

– Я бы не хотел видеть этого.

Пират поднял бутылку, лежавшую рядом с неподвижным пьяницей. В ней еще оставалось немного алкоголя. Он понюхал из горлышка, скривился, но поднес ее к губам и сделал глоток.

– Будешь? – спросил Пират, протягивая Рэбу бутылку. – Какая-то непонятная хрень.

Рэб взял бутылку и тоже понюхал. По запаху признал в напитке темный ром – неплохой алкоголь, если не часто его употреблять, иначе он становился приторным. Сделал глоток и вернул бутылку.

– Если не хочешь лезть со мной на крышу, можешь остаться здесь. Я оборудую себе лежку и спущусь. Мне надо будет научить тебя вырезать у мутантов споровые сумки.

– Ты хочешь сказать, когда мы начнем охоту, я останусь внизу?

– А ты подумал, что я буду валить тварей и каждый раз бегать вниз, чтобы вырезать споровую сумку? Или ты сам хотел пострелять из моей красавицы? Или ты думал, что тварей можно настрелять сколько угодно, а потом спуститься и почистить? Оптом?

Рэб до сего момента и не задумывался о том, как будет выглядеть охота.

Он представлял, что они оба будут в безопасности на крыше.

– Последний вариант, – выдал он.

– Нет, ты будешь сидеть внизу, и будешь бегать вырезать споровые сумки у мутантов. Для коммуникации будем использовать местные рации.

Пират направился к стойке ресепшена. Выстрелил в замок и достал из стола две рации.

– Пользовался? – спросил Пират.

Рэб отрицательно покачал головой.

– Смотри, вот кнопка передачи. Нажал ее, и через секунду можешь говорить.

– А слышать?

– Слышать будешь всегда. Я сейчас поднимусь, и мы с тобой поговорим. Ты, кстати, не расслабляйся: безопасный период закончился. Найди себе позиции, с которых хорошо просматривается местность перед гостиницей. Если я что-то увижу сверху, дам тебе знать. И еще, нам надо установить точки, относительно которых мы будем с тобой ориентироваться. Все, я пошел.

Пират перехватил снайперку поудобнее и торопливо пошел к лестнице. Скоро его шаги растворились в недрах гостиницы. Стало тихо-тихо – настолько тихо, что можно было услышать сквозняки, гуляющие по холлу гостиницы, скрипы и щелчки, неведомо откуда берущиеся. И тягостное, надрывное дыхание перепившего работника.

Рэб взял в руки автомат и прошелся по первому этажу гостиницы, разглядывая в окна обстановку. Очень редко по дороге проносились автомобили. Они обязательно ехали на высокой скорости, как будто удирали от неведомой опасности. Не исключено, что «сарафанное радио» разнесло по городу информацию о мутантах, прущих через мосты. Даже без этих вестей город был насыщен страхом, от которого хотелось бежать. Этот страх выдавливал людей из города, прямо в лапы голодных тварей.

Рэб вошел в ресторан, прошелся вдоль окон и зашел на кухню. Оттуда он вышел на задний двор, граничивший с парком. Рядом с входом стояли два круглых пластиковых бака под мусор и курилка в виде скамейки под крышей. Рэбу показалось, что задний двор – стратегически уязвимое место. С крыши вести огонь по целям, скрытым листвой, будет тяжело.

– Ты где? – спросила рация сильно измененным голосом Пирата.

Рэб вздрогнул от неожиданности, суетливо нажал кнопку и сразу ответил:

– … ухне. Черный ход выходит в парк. Мне показалось, что тебе трудно будет вести огонь в эту сторону?

– Куда деваться, валить лес уже поздно. Отсюда хорошо видно границу кластера. Походу, сегодня всё начнется гораздо раньше. Прием.

– Насколько раньше.

– Намного. Возвращайся на главный вход. Займи позицию справа от него. Там есть клумба, за которой можно хорошо устроиться. Рядом с ней, прямо в дорожке, есть люк. Держи его открытым. Он сообщается с коммуникациями гостиницы. В случае чего, воспользуйся им, только не забудь закрыть за собой. Я буду валить тварей преимущественно перед входом. Потому что хороший обзор, но еще неясно, если раню, куда она рванет. Запомни: справа – главный ориентир, это статуя вождя мирового пролетариата, Слева – остановка общественного транспорта. Я тебе так и буду говорить: тварь сдохла в пяти метрах левее статуи. Ты бежишь и ловко вырезаешь ей споровую сумку. Или могу предупредить, что на остановке в ожидании автобуса появился лотерейщик, чтобы ты поторопился унести свою задницу. Договорились? Прием!

Рэб почувствовал, как заколотилось сердце, как в пальцах появилась дрожь. Не боец он был в душе, далеко не боец. И о стержне Пират наврал, только чтобы он не отказался вырезать споровые сумки. Что, если прикончит его, чтобы не делиться? Рэб глотнул живца. Сделал он это абсолютно рефлекторно, не задумываясь. Организм уже привык в момент депрессии тянуться к живцу. Это помогло. Дрожь прошла, и сердце успокоилось. Рэб пересек холл и осторожно вышел на улицу.

Ступени из серого гранита переходили в клумбу, которая опускалась тремя уровнями, с разными цветами на каждом. Рэб нашел люк, открыл его и заглянул во тьму. Жгуты проводов и трубы уходили в сторону гостиницы внутри бетонной коробки высотой меньше метра. Бегство по ней будет выглядеть очень уморительно со стороны, решил Рэб.

– Я на позиции. Прием. – Сообщил Рэб.

– Ждем, – ответил Пират. – Как понял?

– А как еще можно понять?

– Короче, ждем.

Слух больше не воспринимал далекую стрельбу как шум. Она не прекращалась с самого утра – то нарастала, то стихала. Каково было людям столкнуться с неизведанным, страшным злом? Скоро они сами начнут превращаться в мутантов, и это станет еще страшнее. Рэб достал шоколад, который прихватил из ресторана: организму хотелось серотонина.

Послышался звук двигателя автомобиля. Черный джип, из окон которого торчали стволы автоматов, проскочил мимо гостиницы.

– Кто это были? – спросил по рации Рэб.

– Ополченцы местные, скорее всего, на опытных не похожи.

– Пират, а если бы сюда пришли другие рейдеры, как бы мы поделили это место?

– Хорошая мысль, но я продумал ее заранее. Сказать честно, я совершил подлость, устранив потенциальных конкурентов заранее. Если бы среди них не было болтуна, то нам с тобой пришлось бы довольствоваться другим местом, более опасным и менее доходным. Упрежу твой вопрос: нет, я их не убил, просто отговорил.

– И на какой срок ты собираешься обеспечить себе безбедную жизнь?

– Хотелось бы до следующей перезагрузки этого кластера, но у меня еще ни разу не получилось растянуть на такой срок. Два месяца в Улье – это больше, чем вся жизнь на Земле. Прием!

Рэб нажал кнопку передачи, но не нашел, что сказать. Глубоко вздохнул в прямой эфир, и это было красноречивее слов. Пират хихикнул. Больше говорить не хотелось. Рэб нашел удобную позицию за клумбой, выставил перед собой автомат и задумался. Мысли понеслись в далекое прошлое.


Он вспомнил лето, когда его карьера была в самом начале. Судьба испытывала крепость веры на посту дьякона. Бесконечная зубрежка церковных текстов, роль мальчика на побегушках, и постоянное недовольство со стороны церковного начальства. Анатолий готов был решительно развязаться с церковью и собирался это сделать в тот день, когда на службу пришла одна женщина, резко заставившая изменить свое решение.

Выглядела она непривычно для рядовых прихожан. Внешность ее была восточной, чем сразу вызвала неудовольствие церковных бабок. Анатолия женщина сразу сразила своей красотой. Она была очень стройной и изящной, в её движениях присутствовала грация и легкость. Лицо было создано пленять мужчин с первого взгляда. Большие темные глаза, обрамленные густыми ресницами, смотрели с холодком, чем еще сильнее разжигали интерес мужского пола. Прямой острый носик был выточен профессиональным резчиком. Небольшие, но пухлые губы притягивали к себе магнитом мужские взгляды. Когда она входила в церковь, следом за нею входил и черт, выбивавший из памяти мужчин все пристойные заповеди.

Анатолий каждый раз впадал в прострацию и забывал текст, когда ловил взгляд ее глаз, в которых отражалось пламя свечи. Это пламя разжигало его сердце все сильнее и сильнее. Он решил, что должен узнать о ней все, что можно, и если будет хоть один шанс подъехать к прекрасной прихожанке, он им воспользуется. Опыт говорил, что в церковь идут люди не от хорошей жизни. Анатолий хотел узнать проблему прихожанки и попробовать обернуть её в свою пользу.

Он узнал, что женщину зовут Дина. Она родилась от брака между русским и таджичкой, что объясняло ее красоту, недостижимую для чистой породы. Она была беженкой и приехала в город с мужем. Не имея ничего, они попытались хоть как-то обосноваться. Ее муж пошел по скользкому пути, попытался заработать курьером на наркотраффике и почти сразу попался. Бедная женщина, без родственников и поддержки, впала в отчаяние и пришла искать решение вопроса в церковь.

Путь был свободен. Анатолий для себя решил, что, помогая этой женщине, он совершает богоугодное дело. Думать о том, что конечной целью помощи было желание забраться в ее постель и насладиться ее красивым телом, не хотелось. Пережив несколько бесплодных попыток познакомиться, при которых он потел, молчал, пучил глаза и выдавал самый заученный текст, вроде «Отче наш», Анатолий все же смог ясно выразить свою мысль.

– Дина, мною движет благородное желание оказать вам поддержку – иную, чем просто молитва за вас. Я готов взять на себя часть материальных забот и готов помочь вам устроиться на новой родине.

Дина приняла его предложение, и все пошло именно так, как рассчитывал Анатолий. Через месяц он знал каждый закоулок превосходного смуглого тела Дины. Его любовь от этого не стала меньше, даже, наоборот, распалилась, как неконтролируемый пожар. Анатолий понял, что готов не просто помогать, но и способен придумать способы хорошего заработка. Дине нужен был свой уголок.

В итоге Дина стала для него первой ступенью на пути коммерческого успеха. Ее нужда заставила Анатолия активно шевелить мозгами. Денежный ручеек превращался в денежную реку. Успехи, подкрепляемые материально, были замечены начальством церкви. Анатолий был переведен из дьяконов в протодьяконы и посажен на церковную бухгалтерию. Он смог купить смуглой красавице квартиру, машину, дал ей уверенность в завтрашнем дне и …, стал не нужен. Дина перестала ходить в церковь. Ее внешность, помноженная на приобретенную респектабельность, привлекала многих мужчин, некоторые из них могли дать намного больше, чем Анатолий. Дина нашла себе мужчину – крупного бизнесмена, вхожего во власть.

Для Анатолия наступил период беспросветной тоски и желания покончить с собой. Он не раз брался за веревку и пристраивал табурет, но малодушие отводило руку от роковой глупости. Когда Анатолий понял, что не способен лишить себя жизни, он принялся молиться. Каждый свободный момент он просил Бога очистить ему память. Как сказочному герою, ему удалось-таки вытащить самого себя из трясины карих глаз смуглянки Дины. С того момента Анатолий приобрел иммунитет к женским чарам.


Рэб ухватился за автомат. Подсознание послало импульс опасности.

– Тихо стало, – прошипела рация. – Последние кордоны снесли.

На самом деле далеких уханий тяжелых пулеметов и пушек не стало слышно. Сама по себе тишина воспринималась как анонс предстоящей схватки. Рэб достал бутылку с живцом, открыл пробку, понюхал и убрал назад. Рано, недавно прикладывался.

Где-то пронеслась машина, визжа покрышками на поворотах, и снова все затихло. Слева раздался шорох; Рэб от страха чуть не нырнул в люк. На крыльцо вышел работник гостиницы – тот самый, что лежал в груде пустых бутылок. Выглядел он ужасно, будто пил, не просыхая, пару месяцев.

– Иди домой, придурок! – крикнул ему Рэб.

Работник встрепенулся, как от неожиданности, и повернулся в сторону Рэба. Его лицо было странным, рот скривило на одну сторону, глаза безумные, как у наркомана под дозой, и походка, как будто он только научился ходить заново. Он неуверенно топал к Рэбу и отвратительно урчал на вдохе.

– Э, иди на хрен отсюда!

Работник не отреагировал, даже прибавил скорости. Рэб почувствовал неладное. Он не видел начального этапа мутирования, тех самых пустышей, но его уверенность что именно его он видит перед собой, росла с каждым шагом работника Рэб поднял автомат.

– Последний раз повторяю: уходи, буду стрелять!

Никакого эффекта, никакого понимания в глазах. Рэб выдохнул, навел автомат в центр фигуры, зажмурился и выстрелил. Длинная очередь подбросила оружие. Он открыл глаза и увидел дергающееся на граните тело работника. Из него текла непривычно темная кровь.

– Что там у тебя? – спросил по рации Пират.

– Работник, тот алкаш; кажется, он обратился в мутанта. Я ему кричал, а он не реагировал.

– Ты в упор засадил ему десять патронов?

– Да, я испугался. Он жуткий.

– Возьми себя в руки и поставь предохранитель до упора вниз, на одиночный.

– Ага, хорошо.

– Теперь жди, скоро сюда полезут.

Скоро – это два часа. На улице стали появляться первые пустыши из местных. Они как будто привыкали к новому существованию. Дергались при виде таких же собратьев по несчастью. Шли, ковыляли навстречу друг другу, а потом резко останавливались, когда признавали, что встретили не человека, а точно такого же пустыша, как и они. После того как редкий нервный импульс заставлял их принять какое-то решение, они дергались снова и продолжали бесцельно брести.

Рэб видел с десяток пустышей одновременно. Они появлялись перед гостиницей и снова пропадали во дворах. Неожиданный топот, раздавшийся с правой стороны, заставил его напрячься. Такой топот он уже слышал, и страх перед его обладателем заставил Рэба крепче сжать цевье автомата. К топоту примешался надрывный рев мотора и визг покрышек. Кто-то охотился или удирал от топтуна. Раздались выстрелы, одновременно из нескольких стволов.

Шум приближался. На крыше старого двухэтажного здания показался топтун. С большого расстояния он напоминал гориллу, потому что опирался на развитые передние конечности. На дорогу вылетел тот самый черный джип, который уже мелькал перед гостиницей. Он резко остановился. Из машины выбежали трое мужчин и выстрелили в топтуна. По фасаду здания пробежались пыльные облака, оставленные попаданиями пуль. Топтун дернул передней конечностью – видать, зацепили. Он заревел и ударил обеими лапами по крыше. Он пробил ее и провалился сам в поднявшуюся пыль.

На секунду она скрыла его. А когда пыль осела, топтуна там не было. Он неожиданно выскочил из-за дома и бросился к джипу. Его не ждали. Кто перезаряжался, кто смотрел в другую сторону. В несколько шагов монстр достиг автомобиля и принялся крушить его и людей. Раздалось несколько выстрелов, потом было несколько предсмертных воплей, и вскоре все закончилось. Рэб хотел узнать, почему Пират не стрелял. И тут раздался выстрел с крыши гостиницы – мощный, гулкий.

Топтун дернулся, развернулся и завертел головой. Из его груди била струя темной крови. Второй выстрел запрокинул ему голову и уронил на землю. Третий, контрольный, еще раз ударил в череп.

– Блин, на спину упал! Справишься, Рэб? Споровая сумка на затылке.

– Далековато идти.

– Не ссы, я тебя прикрою. Три минуты – добежать, минута – вырезать, и три минуты – назад; итого – семь минут. Давай, с каждой минутой мы теряем время.

Рэб одернулся, выбора у него не было. Чтобы выжить, надо было рисковать и учиться. Он еще ни разу не добывал местную драгоценность. И он побежал. Голова вертелась, как антенна локатора. Увидел, что по парку слоняется группа пустышей. Кажется, их привлек шум выстрелов. Рэб перепрыгнул через невысокие заборчики и оказался возле трупов людей и подстреленного топтуна. Люди выглядели ужасно: их тела были разорваны мощными когтистыми лапами. Топтун лежал навзничь и не подавал признаков жизни.

Рядом с людьми он казался еще крупнее. Рэб не знал, как подступиться к его голове. Пнул ее, чтобы повернуть, но она едва двинулась. Осмотревшись в поисках подходящего предмета и увидел длинный тесак, лежавший в багажнике разворочанного джипа. Воткнув тесак в глаз топтуну и упершись в рукоятку ногой, он повернул голову заражённого. На затылке действительно был нарост. Небольшим ножиком Рэб вскрыл его и обнаружил пустоту, заполненную редкой «паутиной». Пришлось запустить пальцы и нащупать кругляши споранов. Рэб извлек на свет две горошины желтого цвета и шесть серо-зеленых виноградин споранов. Забросив их в карман, он выдернул из глаза топтуна тесак и рванул к гостинице.

– На первый раз все прошло отлично, Рэб. Надо было чуток осмотрительнее быть, но все равно молодец! – бубнила на ходу рация. – Ах, ты ж!

С крыши грянул выстрел. Рэб увидел вспышку выстрела и дым. Позади глухо шлепнуло. Он обернулся и чуть не упал. Ноги ослабли. За ним бежали двое мутантов, на вид меньше топтуна, но все равно достаточно страшные. Один сильно хромал. Второй выстрел с крыши свалил его на землю. Оставшийся завилял, будто понял, что так его труднее достать.

– Беги в тоннель! – крикнула рация.

Рэб поднажал. Снова бахнул выстрел с крыши. Рэб обернулся, чтобы узнать результат. Кажется, никакого. Мутант бежал почти вприпрыжку и сближался с Рэбом невероятно быстро. Вторая пуля ударила в землю. Снова мимо. До безопасного тоннеля осталась сотня метров. Рэбу начало казаться, что до него столько же, сколько и до луны раком. Если Пират не прикончит тварь черед секунду, она сцапает его.

Пират не стрелял. Сзади слышался топот и звуки мощного дыхания. Нет, до тоннеля не добежать! Рэб досчитал до трех, дав шанс Пирату, но тот его не использовал. Рэб остановился, развернулся лицом к преследовавшему его мутанту, вскинул автомат и выстрелил. Тварь дернулась, но не остановилась. Рэб жал на курок и каждый раз выпускал по пуле в тело мутанта. Пули, казалось, не наносили твари серьезного вреда. Мутант дергался и продолжал движение вперёд. Рэб целил в голову. Пуля попала в шею, выбив из нее фонтан злокачественной крови. Вдруг лицо мутанта разнесло черным фонтаном в разные стороны. Сверху раздался гром выстрела. Тварь упала как подкошенная.

– Извини, винтовку заклинило, – передала рация.

Рэб направил антенну рации в сторону махавшего с крыши Пирата и изобразил ею выстрел.

– Я не специально. Техника подвела, – оправдывался Пират. – Твоя доля будет на десять процентов больше.

– Больше твоей или больше той, что ты планировал дать мне? Что мне теперь делать? – спросил Рэб.

– Опустоши их. Такая удача – редкость. И поменяй магазин в автомате.

Рэб вставил новый магазин и пошел к первой твари. Пуля пробила ей голову насквозь и разворотила череп рядом со споровой сумкой. Рэб вскрыл ее. Она была полна черной крови, густеющей на глазах. Брезгливо запустив в теплую жидкость пальцы, он нащупал там четыре шарика. Это были спораны. Рэб стряхнул с них кровь и убрал в сумку. Затем дошел до следующего монстра, на котором еще сохранился кожаный ремень вокруг талии. У того было только три спорана, гораздо меньшего размера.

– Рэб, тут пустыши подбираются. Ты не заметил, в том черном джипе, ключи в замке были?

– Мне недосуг было рассматривать такие вещи.

– Дойди до него и проверь. Если есть, заведи, включи клаксон и пусти по улице. Надо отвлечь пустышей.

Если бы Рэб знал заранее, сколько ему придется бегать, то еще сто раз подумал бы, прежде чем идти в партнеры к Пирату. Напарник грел пузо на теплом безопасном солнышке на крыше, а он выполнял всю черную и смертельно опасную работу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8