Сергей Пациашвили.

Калинов мост. Змей Горыныч



скачать книгу бесплатно

– Пока вы боролись с колдунами и друг с другом, и с колдунами, – продолжал Симаргл, – куда более страшный враг подобрался совсем близко. И никто его даже не заметил.

Ратмир смотрел, как Талмат и Госта отбиваются от водорослей, видел их страх. Всё точь-в-точь, как они рассказывали. Но вот находчивость Талмата спасла их, и лодка снова стала приближаться к берегу. Братья печенеги спрыгнули в воду и побежали к берегу. Ещё немного, и они побегут к своим коням, которые во всю мощь понесут их в Новгород. Но тут их рассказ стал расходиться с тем, что видел Ратмир. Они не побежали к коням, а уставшие упали на берег, переводя дух. И тут вдруг стал оживать третий пассажир лодки, сам рыбак. С равнодушным видом он достал из своей шеи стрелу и лениво потянулся. Из-за тумана братья не видели этого. Рана на шее Власа заросла в мгновение ока. Рыбак выбрался из лодки и, шурша камышами, направился к берегу. Братья встревожились и взялись за щиты. Но кинжалы их были оставлены привязанными к вёслам, и печенеги были безоружны. Влас замер совсем рядом с берегом, и было понятно, что братья пока ещё его не видят из-за тумана. Пятясь назад, они отступали в лес. Но тут рыбак вдруг напрягся всем телом и подпрыгнул так высоко, что мог перепрыгнуть стоящего по весь рост человека. Госта ничего не успел сделать, Влас повис у него на щите, а зубами впился в шею. Печенег пытался сопротивляться, но силы быстро покидали его вместе с кровью. В конце концов Госта повалился на землю, но тут появился Талмат и сбил ногой с него упыря. Какое-то время они стояли друг напротив друга, ожидая, когда второй начнёт атаковать. Но вот упырь снова подпрыгнул вверх, и Талмат потерял его из виду. С тревогой он оглядывался по сторонам, в то время как Влас был уже у него прямо за спиной. Подобрав удачный момент, вурдалак бросился ему на спину и вцепился клыками в шею. Талмат сопротивлялся изо всех сил, но вскоре был повержен. А затем наступила ночь, и мёртвые братья проснулись. Ратмир видел, как перед ним вновь появился Влас, но теперь они стояли перед ним на коленях и признавали своим повелителем. Но вот всё растаяло, местность резко изменилась. Теперь это была ночная Змеиная застава. Талмат и Госта отозвали Гарольда, чтобы поговорить с ним наедине. Госта зашёл со спины и набросился на скандинава. Талмат держал его спереди. Гарольд был повержен, но вскоре и он очнулся, уже упырём. В эту же ночь он убедил Олега устроить переворот на заставе. Ратмир видел, как Талмат, Госта и Гарольд нападают и на других богатырей и жителей заставы. К своему ужасу увидел Гарольда в доме Агнии. Но девушки здесь не было, зато была её мать. Именно её и взял силой скандинав, а в конце покусал. Женщина не стала упырём, её дух ушёл далеко за Калинов Мост. Многие жители заставы так же не желали становиться вурдалаками, и тогда они умирали. Прочие же выбирали жизнь, что едва ли была лучше смерти.

– Теперь ты видишь? – снова послышался голос Симаргла, – Вурдалаки захватили заставу. Это новый, редкий и очень опасный вид упырей.

Как видишь, они почти не боятся солнечного света и внешне ничем не отличаются от людей. Звери в человеческом обличии. Раньше никто бы из них никогда не осмелился взять силой заставу, но они смеют даже желать власти в Новгороде, по всей Руси и даже во всём мире. У них появился сильный вождь. Много веков назад дух его перешёл через этот самый мост в мир мёртвых, в навь. Но этим история не закончилась. 12 его приспешников смогли вернуть его бестелесный дух в мир живых. Он долго блуждал там в поисках тела, и даже когда его вернули в мир мёртвых, он остался вождём упырей. Если он снова вернётся и обретёт тело, он будет настолько могущественен, что никто уже не сможет его остановить. Это не просто упырь, это Отец Поколения всех нынешних упырей. Пока живы 12 его учеников, он всегда может вернуться.

– Постой, – остановил вдруг его Ратмир, – ты говоришь, дух Отца Поколения вернулся в мир. Значит ли это, что Калинов Мост можно перейти в обратную сторону? Уж не хочешь ли ты сказать, великий Симаргл, что мёртвые могут перейти в мир живых, так же как живые уходят в мир мёртвых?

– Это возможно, – отвечал полубог.

– Тогда позволь мне вернуть своих друзей, своего отца, всех, кого я потерял. Если ты не хочешь, чтобы я шёл к ним, пусть же они вернуться ко мне. Мне тяжело без них и очень тоскливо. Пусть к Агнии вернётся её мать, пусть оживут Айрат и Филипп, и тогда, вместе мы остановим упырей.

– Нельзя, – непоколебимо отвечал Симаргл, – ты хочешь повернуть время вспять, но плата за это слишком высока. Когда человек умирает, лишь одна часть его души переходит за Калинов Мост. В целом же дух его рассеивается по миру, словно пар. Нужно не мало сил, чтобы собрать его дух по частям, и ещё больше, чтобы восстановить его тело. Мы должны вырвать его прах из земли, забрать у воздуха пары его тела, должны совершить нечто, последствия чего мы не в силах предвидеть. Такое действие будет очень вредно и для земли и для воздуха, впитавших дух и тело умершего. Забирая его у природы, мы причиняем ей вред. Могут произойти наводнения, пожары, землетрясения и даже извержения вулканов. Земля на время потеряет равновесие, а может и навсегда, могут погибнуть невинные люди, само пространство изменится. И ни я, ни ты не можем предвидеть ужасных последствий этого действия. У нас нет на это власти.

– Значит, смерть – это конец? – расстроился Ратмир.

– Не обязательно, – отвечал ему Симаргл, – то, что возможно, то однажды осуществиться. Калинов мост можно перейти в обе стороны. Но чтобы это случилось, твой дух, или что-то похожее на него должно снова, само собраться воедино на земле. Должно совпасть одновременно много событий, который извлекут твою душу из мира мёртвых. У кого дух мелкий, тому возвратится легко, но воистину, сложно вернуться действительно великодушным людям. Наша же задача в том, чтобы бороться с теми малодушными, кто хотят стать бессмертными и заполонить собой землю, с упырями. Вурдалаки смогли обмануть смерть, но не смогли её победить. Они смертны, но убивает их не болезнь или старость, а меч, солнце и осиновый кол. А ещё убивает их пламя сильнейшего из волшебников. Пламя Змея Горыныча.

– Значит, он действительно существует? – улыбался Ратмир.

– Он существует, – отвечал полный серьёзности Симаргл, – и ты это знаешь лучше меня.

Ратмир не видел его глаз и всё же чувствовал, что полубог смотрит прямо на него, отчего богатырю стало неловко.

– Почему? – не сразу спросил он, боясь ответа.

– Змей Горыныч – это ты.

– Нет, что за шуточки, – усмехнулся Ратмир, но губы полубога были неподвижны.

– Ты знаешь, что это так. Ты сам создал себе этот образ, но начало положил твоей отец. Он продал свой чародейский меч – самый сильный клинок Сорочинского Мастера, меч-Молнию не просто колдуну, а оборотню. Оборотни из клана Змея обращаются в змей. Но воистину этот меч всегда принадлежал лишь тебе. И ты чувствовал это, чувствовал его зов. Отсюда и шли твои видения, которые ты лишь приукрасил. Сделал змея трёхглавым, наделил его новой силой. Отец оставил тебе оберег, который сохранил твою связь с мечом. Он использовал древние чары, согласно которым, оберег защищает лишь подлинного владельца меча. И вот, в тот день, когда ты в бою завладел Молнией, защита заработала, и ты стал сильнейшим из всех волшебников.

– Нет, нет, – сопротивлялся Ратмир, собственное существование вдруг стало ему омерзительно, живот скрутило и хотелось броситься в эту спокойную реку под мостом.

– Сорочинский Мастер создал меч, сила которого была неподвластна даже ему. Он закалил сталь в огне вулкана и остужал её в живой и мёртвой воде. Меч-Молния примирил между собой две враждебные стихии – огонь и воду. Именно поэтому Сорочинский Мастер и назвал его Молнией.

– Нет, – упал на колени Ратмир, – я не хочу.

– Только молния примиряет меж собой огонь и воду. И вся эта огромная власть теперь в твоих руках, волшебник. Меч даст тебе возможность использовать силу воды, силу огня и силу молнии, которая позволит тебе летать без крыльев.

– Нет! – всё настойчивее сопротивлялся Ратмир, – Найди кого-нибудь другого. Я не хочу быть этой мерзкой тварью, я не справлюсь. Я послушник в монастыре, я – художник.

– Только ты с этим и справишься, – настаивал на своём Симаргл, – Только тебе под силу это тяжкое бремя. Ты станешь моим другом в мире живых, стражем Калинова Моста. Отец Поколения вурдалаков собирает свою армию, он хочет вернуться в мир живых, а затем прийти со своей армией на Калинов Мост и уничтожить его. Если это случится, уже ничто не сможет убить упырей, даже меч и твой огонь. Мёртвые навсегда будут заперты в мире мёртвых, вурдалаки же будут править в мире живых.

– О нет, лукавый полубог, ты не в праве меня заставлять, – воинственно поднялся на ноги Ратмир, – у всех есть выбор, и у меня он тоже есть. Я могу отказаться, я могу перейти этот мост, если захочу.

– Да, ты можешь это сделать, – согласился Симаргл, – но тогда никто не сможет защитить мир от упырей. Всё, что тебе близко и дорого – будет уничтожено ими.

– Я не Змей Горыныч, – произнёс Ратмир и тут с содроганием почувствовал тёплое дыхание позади себя. Богатырь обернулся и взглянул прямо в змеиные глаза. Он был здесь, трёхглавый зверь, точь-в-точь такой, как в его кошмарах. Существо тяжело дышало полной грудью, неистовая, необузданная сила исходила от зверя. Змей стал набирать воздух в грудь всеми шестью ноздрями. Ратмир знал, что это предвещает, но на этот раз не испугался и властно произнёс:

– Нельзя!

И зверь его послушал и выдохнул воздухом, а не огнём. Это мерзкое, неестественное во всех своих членах создание подчинялось ему.

– Сидеть! – приказал Ратмир, и Змей подогнул задние лапы и уселся прямо на Калиновом Мосту. Богатырь не смог сдержать своего смеха. Его самый страшный кошмар слушался его, как послушный пёс. Все страхи отступили и исчезли, открыв дорогу к невиданной, пьянящей власти.

– Он часть тебя, так же как и ты – часть его, – говорил за спиной Симаргл. Ратмир подошёл к зверю так близко, как только можно и протянул вперёд свою руку. И змеиная морда потянулась к его руке, позволила погладить себя. Ратмир пошёл дальше, он пробрался прямо между мерзкими змеиными шеями и вдруг уселся верхом на среднюю из них. Змей оставался покорным и здесь.

– Он не всегда будет подчиняться тебе, – говорил Симаргл, – иногда и ты будешь подчиняться ему. Но я научу тебя управляться с этой силой, я направлю тебя и помогу тебе.

– И что же мне теперь делать?

– Для начала произнеси клятву, – отвечал полубог, -повторяй. Я, Хранитель Тайны, по воле богов и Стража Времени наделённый властью Змея Горыныча клянусь, что буду свято хранить тайну дороги к Калинову Мосту, буду верно служить богам и людям, сделаю всё, что в моих силах, чтобы уничтожить племя упырей и Отца Поколения упырей. Клянусь, что никогда, покуда я несу свой дозор, я не ступлю на Калинов Мост и не посягну на власть богов и людей. Если же я нарушу свою клятву, пусть боги лишат меня моей силы и покарают меня так, как пожелают.

Ратмир повторил слово в слово всё, что велел ему Симаргл.

– И что дальше? – спросил он.

– Возвращайся на землю. Ты теперь волшебник. Волхвы и колдуны будут служить тебе. Покори их, дай им цель, дай им дом, стань их вождём. Пусть он помогут тебе в твоей битве с упырями.

– Что ж, прощай, Страж Времени, – улыбался Ратмир, сидя верхом на Змее.

– До скорой встречи, Хранитель Тайны, – отвечал Симаргл и впервые улыбнулся ответ.

И Змей Горыныч довольно заурчал, со всей силы оттолкнулся и спрыгнул с моста, унося с собой своего добродушного всадника.

Глава 19.
Поединок.

Змей уносил своего всадника через пространство с такой скоростью, что Ратмир видел лишь вереницу цветов, сменяющих друг друга в едином потоке. Они летели, нет, они падали. Внизу была видна земля, дождём превращённая в грязь, и в этой грязи лежало бездыханное тело богатыря. Змей со своим всадником летел прямо в это тело. Вблизи от земли Ратмир с силой зажмурился, но не почувствовал падение. Вместе этого он почувствовал невероятную тесноту и неистовое биение сердца в груди. Богатырь стал жадно глотать воздух, словно он не дышал целую вечность. Теперь он лежал в грязи, целый и невредимый внешне, но внутренне навсегда другой. Меч-Молния на валялся в грязи, он стоял воткнутым острием в землю. Самый могущественный клинок из всех, когда-либо созданных руками чародея. И он принадлежал Ратмиру. А меж тем буря уже стихла, дождь теперь не лил как из ведра, на небе появился просвет. Верный конь был рядом, от дождя он застыл как вкопанный и не смел пошевелиться. Ратмир спрятал Молнию в ножны и уселся верхом на коня. Теперь он знал, куда ему ехать, знал, что должен делать, сомнения больше не терзали его.

В этот же момент колдуны переживали бурю в своём наскоро разбитом лагере, многие промокли, многие замёрзли. В пору было захватить какое-нибудь село и пережить холода там, но Мстислав запретил обижать хуторян. К тому же, чародеи были уже не так сильны, как прежде, а местные были не так дружелюбно к ним настроены. Стоило буре утихнуть, как вдали показалась шестёрка лошадей, из последних сил тащившая за собой через грязь огромную повозку. Повозка ехала прямо в лагерь колдунов и заставила всех насторожиться. Когда гости остановились совсем рядом, вперёд вышел Мстислав, держа руку на эфесе меча.

– Вы кто такие? – спрашивал вождь, – и чего здесь забыли?

– Я – Доброслав – верховный волхв на Змеиной Заставе, а это мои товарищи, тоже волхвы.

– И что привело тебя к нам, волхв?

– Я пришёл просить у вас защиты и предложить свою помощь. Знаю, вождь Усыня никогда не согласился бы на это, но я слышал, он мёртв, надеюсь, новый вождь не откажется от нашей помощи и не сочтёт нас предателями.

Мстислав кивнул, и верховный волхв продолжил:

– Новый воевода Змеиной Заставы казнит всех, кто противится его воле, не жалеет никого. Прежний воевода был куда милосерднее. Мы опасаемся за свои жизни и жизнь своих близких и хотим помочь вам захватить заставу.

– В таком случае, вы напрасно приехали, – отвечал вождь Мстислав, – мою люди больше не намерены захватывать заставу, а моя воля больше не закон для многих из них. Мы предоставим вам убежище, не прогоним вас, это всё, чем мы можем помочь вам, волхвы. Не просите нас напрасно отдавать свои жизни.

Мстислав выглядел уставшим, не смотря на свой грозный вид и внушающую всем страх репутацию. Казалось, он признал своё поражение, но от этого ещё больше озлобился. Колдуны раскололись, многие в открытую высказывали своё недовольство вождём. Одни жаждали возвращения за Волгу, другие требовали пойти на переговоры с христианами и получить разрешение хоть на каких, пусть даже на самых унизительных условиях остаться на новгородской земле. Совсем по-другому заговорил их гость Доброслав.

– Хуторяне не довольны новой данью, – твердил верховный волхв, – они ещё помнят те времена, когда платили малую дань, и каждый трудолюбивый земледелец мог жить, не нуждаясь. Но христиане увеличили размер дани, они внушают всем, что люди грешны, а те, кто работают на земле – грешны более других. Когда клан Змея ушёл с новгородской земли, стало только хуже. Теперь дань – это не только плата хуторян за их грехи, но и плата за один конкретный грех, за преступления против истинной веры, за восстание, которое они однажды осмелились поднять. Страданиями и тяжёлым трудом они должны искупить свою вину. Страдание стало новой верой этих людей. И всё же, они ещё не отчаялись, они ещё могут бороться. Они пойдут за вождём Мстиславом, они поднимут новое восстание.

– Ну а что дальше, волхв? – возражал ему Мстислав, – нас было куда больше в прошлый раз, и то восстание подавили. Нас всё равно разобьют, уничтожат, раздавят. Я не могу позволить, что чистая чародейская кровь окончательно исчезла.

Весь они спорили, и, казалось, только непогода заставляет их ещё держаться вместе, чтобы спрятаться от дождя. К счастью, на следующий день погода не многим стала лучше. Свинцовые тучи так же бороздили небо, время от времени выливаясь дождём на землю. Было невероятно пасмурно и грязно, и, казалось, это грязь проникает и в души чародеев.

Некоторые из них уже сцепились друг с другом, дело едва не дошло до драки. Колдуны, подогреваемые волхвами, продолжали спорить. И вот, появились уже те, кто заняли сторону волхвов.

– Нельзя сдаваться, нужно бороться до самого конца, – распылялся юный колдун Светозар.

– Мы их не одолеем, – возражал ему колдун постарше – Всеволод, – нужно уходить с этой проклятой земли.

– Да, мы не можем их одолеть. Но мы можем действовать хитрее. На заставе живут теперь все христиане. Захватим их, но оставим им жизнь. Они будут нашими заложниками, и никто не посмеет на нас напасть, покуда будут уверены, что они живы. Сделаем заставу нашим новым домом, даже будет собирать и платить дань христианам, но такую дань, какую мы скажем.

– Ты хоть понимаешь, что долго мы так не протянем? – возражал теперь вождь Мстислав, – нас всё равно однажды выбьют оттуда, найдут способ или найдут того, кто не побоится запачкать руки в крови христиан.

– Какой-то всадник мчится прямо сюда, – послышался голос одного из колдунов, и чародеи на время прервали дискуссии. Действительно, по грязной дороге, верхом на коне кто-то ехал прямо к ним. Возможно, один из волхвов, а, возможно, и кто-то со Змеиной Заставы был прислан для переговоров. В любом случае, колдуны были озадачены, но ещё больше были озадачены волхвы, когда увидели уже знакомого им мальчишку с чародейским мечом, который не побоялся в одиночку явиться сюда.

– Кто ты такой? – спросил его вождь Мстислав.

– Я – Ратмир, волшебник, – отвечал всадник, слезая с коня.

– Это ложь, – вмешался Доброслав, – он – богатырь, он принёс богатырскую клятву и сражался против вас.

– Это правда? – нахмурился вождь.

– Это лишь половина правды, – спокойно отвечал Ратмир, – Я сражался против вас, но пришёл к вам с миром. Я – волшебник, и это значит, что я могу вам помочь, могу повести вас за собой, если вы захотите за мной пойти.

– Ты называешь себя волшебником, но как можешь ты это доказать?

Ратмир достал из ножен свой меч, и колдуны настороженно отступили.

– Это меч Сорочинского Мастера, взятый мной в бою, – говорил богатырь, – Это сильнейший из всех мечей, созданных мастером, он даёт мне силу и право объединять силу огня и силу воду. А также тому, кто сможет взять этот меч у меня в бою. Если кто-то желает, может попробовать это сделать и убедиться в моём праве говорить то, что я говорю.

Колдуны замерли в нерешительности. Безусловно, здесь было много тех, кто хотели бы бросить вызов Ратмиру, но все оставили это право одному, которые считался среди них самым сильным. Вождь же медлил, пытаясь понять, с чем он имеет дело, и не блефует ли этот дерзкий юнец. Он взглянул на Доброслава, и тот лишь одобрительно кивнул в ответ. А верховный волхв лучше знал этого мальчишку с уродливым шрамом на лице.

– Ты лжёшь, Ратмир, – заговорил, наконец, Мстислав, – и, если ты примешь мой вызов, я готов это доказать.

– Что ж, я принимаю твой вызов, – ко всеобщему удивлению отвечал Ратмир. Теперь Мстислав не мог отступить, даже если бы захотел, и, возможно, он уже успел пожалеть, что именно он, а не кто-то другой бросил вызов богатырю. Но в конце концов уверенность переборола сомнения, вождь решил, что несчастный просто сошёл с ума, и не ведает, что творит.

– Глупец, ты проиграешь, – говорил меж тем Ратмиру Доброслав, – перед тобой великий вождь Мстислав, названный брат вождя Усыни, чистокровный чародей, одолевший в поединке самого богатыря Вольгу. Тот лишь чудом остался жив.

Ратмир ничего не отвечал, он понимал, что в этот момент все здесь против него, все здесь его враги, но главный враг уже с обнажённым клинком приближался к нему, нанося первый удар. Ратмир умело закрылся от него щитом, совсем так, как учил его Гарольд. За первым ударом последовал второй, затем ещё один. От всех них Ратмир умело и вовремя защищался. Затем богатырь ударил в ответ и попал по щиту врагу, и тут же едва не был ранен. Лишь в последний момент он успел отскочить назад и уйти от смертоносного удара в живот. Мстислав был сильнее, выносливее и быстрее, Ратмир чувствовал это, но не давал страху и сомнениям завладеть его умом. Богатырь внимательно следил за каждым движением противника, пытаясь угадать, куда будет нанесён следующий удар. Мстислав не спешил атаковать, лишь применял различные угрожающие приёмы, ложные атаки, иногда наносил удары по щиту врага и быстро уходил от ответных ударов. Ратмир никак не мог понять, как ему достать столь умелого воина и в глубине души уже пожалел о своей затее. Вольга был великим воином, и тот не смог справиться с Мстиславом. А вождь злобно и даже с некоторой насмешкой смотрел на него, двигаясь словно в грозном танце. Он бил всё в новые точки, и Ратмир едва успевал закрыться щитом, сам же он чувствовал, что ужасно не ловок, бил однотипно и в одну точку. В какой-то момент ему даже показалось, что Мстислав играет с ним. Изо всех сил Ратмир старался не опускать щит, хоть и чувствовал, что устаёт и теряет силы. Он силился вспомнить все уроки Гарольда и в душе проклинал себя за то, что так плохо учился. Ратмиру уже тяжело дышал и так же тяжело двигался, Мстислав же, не смотря на крупное сложение тела, двигался быстро и легко, без тени отдышки. Ещё удар, и Ратмир был отброшен назад, попятился и едва не упал. Но не успел он оправиться, как Мстислав атаковал снова. Ратмир замахнулся щитом, но тут почувствовал, что меч врага проходит прямо под его щитом. Он был обманут и вот острие клинка поразило его в бедро. Ратмир почувствовал острую боль и захромал назад. Из разрыва на кольчуге сочилась кровь, стекая по правой ноге. Ратмир был ранен, он проигрывал. В этот момент богатырь больше всего досадовал на Симаргла, обещавшего ему огромную силу. В ярости он отбросил свой щит в сторону, открывшись для удара. Мстислав усмехнулся и сделал тоже самое. Теперь оба они были без щитов. Вождь уверенной поступью надвигался, их мечи со звоном встретились друг с другом в воздухе. Всю свою силу, всю свои чародейскую мощь Ратмир вложил в этот удар, и звон стали усилился тысячекратно, отчего чародеи закрыли уши. Богатырь почувствовал, как какая-то сила, похожая на удар молнии, испытанный им накануне, отбросил его назад. Ратмир снова оказался на земле, но он был ещё жив. Он поднял голову и увидел, что вождь точно так лежит на земле, только неподвижно. Его собственный меч торчал у него из груди, поразив его прямо в сердце. «Сила молнии», – смекнул Ратмир, поднимаясь на ноги. Доброслав склонился над вождём, опустил ему ладонь на шею и в страхе произнёс:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46