Сергей Охотников.

Черная вода



скачать книгу бесплатно

© Охотников С., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

Предупреждение

Сожалеешь о прошлом? Хочешь вернуть его? И не боишься, что твои же желания тебя погубят? Тогда эта книга для тебя.

Глава 1
Прошлое и будущее

Привет! Я Дём, Демьян Алексеевич Григорьев. Если ты ничего обо мне не слышал – повезло. Никто не знает, кого в следующий раз убьет мой дар притягивать неприятности. Так что лучше закрой книгу и отложи в сторону. Дальше продолжаю специально для тех, кто слишком упрям, чтобы прислушиваться к хорошим советам.

Я по-прежнему учусь в физико-математическом интернате для особо одаренных детей и не собираюсь возвращаться домой. Однажды меня угораздило влюбиться в девушку, а она оказалась вурдалаком – не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле. Алена погибла от моей руки, но это еще не конец истории. Только все хорошее однажды заканчивается, а самое неприятное и ужасное преследует всю жизнь.

В последние дни мне больше всего хотелось избавиться от этих нерациональных сопливых мыслей. Раньше мой мозг работал надежно, как атомные часы. Я не собирался мириться со сбоями моей операционной системы, но не знал, что делать. Пришлось немного погуглить разные психологические источники – хотя лучше бы еще раз перечитал учебник квантовой физики. По крайней мере, бозон Хиггса[1]1
  Бозон Хиггса – элементарная частица, описанная Питером Хиггсом в 1964 году и обнаруженная с помощью Большого адронного коллайдера в 2012-м.


[Закрыть]
не натолкнул бы меня на довольно глупую мысль – отправиться на кладбище к Алене.

В следующие выходные я отправился выполнять наставления мудрых психологов. От самого метро к кладбищу тянулись торговые ряды с живыми и искусственными цветами, венками и прочими ритуальными товарами. Я хотел побыстрее миновать это место, но меня окликнули:

– Мальчик! Ты к кому идешь?

Я обернулся – позади меня стояла пожилая женщина, одетая не по погоде тепло, в платке и сапогах. Мне хотелось сострить в своем неповторимом стиле, но язык не повернулся.

– К девушке, – мой голос предательски дрогнул. Еще немного – и на глазах выступили бы слезы. Мне захотелось провалиться сквозь землю. Что это еще за глупости со мной происходят!

Женщина покачала головой:

– Такой молодой… Жалко тебя – отдам букет себе в убыток.

Через две минуты я уже шел дальше с охапкой белых роз. Мне они показались действительно подходящими случаю, даже неловкость прошла. Казалось, все будет как в сказках сетевых психологов – прощу сам, попрошу прощения и позволю уйти.

В солнечный погожий день на кладбище было много посетителей – поминали родственников, красили ограды, сажали цветы.

У Воропаевых был большой отдельный участок вдали от центральной аллеи. Там земля едва заметно уходила вниз, а между могил росли плакучие ивы. Еще дальше, за забором, начинался крутой овраг, по дну которого тек ручей.

Вскоре я оказался на нужном месте. Прямо передо мной стояла белоснежная мраморная Алена. Скульптура была необычайно реалистичной. На мгновение мой мозг проснулся и начал обдумывать требования к 3D-принтеру, способному создать такую красоту. Со стоящей рядом черной гранитной плиты недобро смотрел Воропаев-старший. Другие надгробия были поскромней. По всей видимости, они принадлежали старшему поколению семьи покойного банкира. У меня возникло острое желание поскорее убраться отсюда.

– Прости, что убил тебя. – Я положил белые розы к ногам мраморной девушки. – Мне пришлось защищаться. Тогда ты казалась мне просто чудовищем, безжалостной голодной тварью. Я не знал, почему ты решила стать вурдалаком, а теперь понимаю, что ты во всем хотела походить на отца. – Все это звучало как-то неестественно. Советы психологов не работали.

– Что за чушь ты несешь, Дём?! – Нелепость происходящего разозлила меня. Я сделал шаг вперед и заглянул в пустые мраморные глаза памятника. – Слушай сюда, Алена Воропаева! Больше всего на свете мне хочется снова увидеть тебя! Но учти, если ты попробуешь причинить вред мне или моим друзьям, я убью тебя снова! Ясно?!

Мне действительно стало легче. Нужно было уходить, возвращаться в уютный мир математики и компьютерных наук. Вдруг у меня возникло крайне неприятное чувство – как будто кто-то буравил взглядом мою спину. Я резко развернулся, но никого не увидел. Только ветер раскачивал ветви старой ивы. Моя тревога никуда не делась, я двинулся быстрым шагом прочь от могил Воропаевых. Живых людей видно не было – эта часть кладбища оставалась пустынной. У меня за спиной тяжело громыхнул высокий кладбищенский забор, как будто кто-то тяжелый залез на него, а потом, оттолкнувшись, спрыгнул на землю. Сердце бешено заколотилось. Очень хотелось броситься бежать сломя голову, но я вновь заставил себя обернуться. Никого.

– Спокойно. Что бы это ни было, оно не собирается нападать.

Сотню метров до центральной аллеи я все-таки пробежал. Дальше начиналось людное место. Совсем недалеко мужчина в серой ветровке красил ограду. Меня не покидало ощущение слежки. Чей-то взгляд как будто преследовал меня. Я сбавил шаг и направился по центральной аллее к выходу. За спиной раздался резкий звук сминаемых веток. Я обернулся – и снова никого. Мужик в ветровке поднял голову и посмотрел в сторону старой ивы.

– Увидели что-то? – спросил я.

– Нет. – Он снова взялся за кисточку.

Мне оставалось только покинуть кладбище и вернуться в интернат. В метро у меня было время обдумать случившееся сегодня. Я понял, что не готов отпустить Алену. Но пусть уж лучше девушка-вурдалак остается в том жутком месте, где мы расстались, даже если есть способ ее вытащить.

– Бред, – сказал я сам себе. – Даже думать об этом глупо. Вытащить чудовище из ада, чтобы оно снова попыталось убить кого-нибудь!

Разобравшись в своих чувствах, я задумался о том, что случилось на кладбище, и понял – нет у меня никаких доказательств. Полная неопределенность, как с котом Шредингера[2]2
  Речь идет о знаменитом мысленном эксперименте одного из основателей квантовой физики, Эрвина Шредингера.


[Закрыть]
.

– Не бери в голову, – сказал я себе. – Может быть, это ураганные порывы ветра, вызванные глобальным изменением климата.

В вагоне освободилось место, и я сел читать документацию по последней версии Джава[3]3
  Джава (Java) – язык программирования.


[Закрыть]
. Мне удалось отвлечься. Страх отступил и почти исчез, но все-таки он оказался сильней, чем я надеялся, – по крайней мере, стоило мне показаться в интернате, как Степа все понял. Мой сосед по комнате никогда не казался проницательным психологом. Его интересовали только физика, теория струн и прочие научные дебри, недоступные простым смертным. Вот и сегодня Степа сидел за столом и быстрым неровным почерком заполнял страницу жуткими трехэтажными формулами.

– К-к-к-как в-в-выходные? Был дома у родителей? – спросил Степа. Он довольно сильно заикается из-за ДЦП, но я давно привык и не обращаю на это никакого внимания.

– Нормально. Примерно как на беседе со школьным психологом, только кормят хорошо. – Я взял свой ноут и завалился на кровать.

– Ясно.

Мы надолго замолчали. Каждый был занят своей работой. Через час Степа, не отрываясь от компьютера, снова заговорил:

– Скоро начнется?

– Что именно? – удивился я.

– Новое приключение. Ты какой-то заряженный, как в прошлый раз, когда у нас были проблемы с дверями[4]4
  Речь идет о событиях, описанных в БКУ-64.


[Закрыть]
. – Больше всего мне не понравилось то, как спокойно Степа об этом говорит.

– Не начнется никаких приключений! – отрезал я. – Очень надеюсь, что наша жизнь будет скучной и предсказуемой, а главное – долгой!

– Но ты что-то почувствовал? – не унимался Степа.

– Ладно, – сдался я. – Был сегодня на кладбище у Алены, и кое-что меня напугало. Думаю, это был просто ветер.

– Как скажешь, – согласился Степа, но было ясно, что он продолжает верить в «приключения».

– И вообще, у меня работы полно. К тому же экзамены на носу.

– С каких пор тебя начали волновать экзамены? – подловил меня Степа.

Неизвестно, куда бы привел этот спор, если бы в комнату не ворвались наши соседи – братья Воронцовы. Раскрасневшиеся и разгоряченные, они с порога закричали:

– Дём, выручай! Нас девчонки с третьего этажа в Доту[5]5
  Дота (DotA) – популярная многопользовательская онлайн-игра.


[Закрыть]
делают!

– О’кей, – ответил я. – Даю бесплатный совет – сходите в кабинет труда, зажмите руки в тисочки и хорошенько их выровняйте.

– Ты не понимаешь! – воскликнул Кирилл, его тут же поддержал брат Даня:

– У них новенькая. Она за змею знаешь как шпилит? Два раза квадрокилл[6]6
  Квадрокилл (Quadro kill) – убийство четырех вражеских героев.


[Закрыть]
сделала!!!

– Детский сад, – я не стал показывать своего интереса.

– А еще она получила высший балл по алгебре на вступительном тесте и будет учиться в нашем классе, – проговорил Степа, продолжая созерцать формулы. – Представляешь, ее взяли в самом конце учебного года!

– Ладно, – я отложил в сторону ноутбук. – Пойдем разберемся, только мышку свою боевую найду.

Раньше мне казалось, что бросить компьютерные игры проще простого. В конце концов, люди сейчас производят столько интересной и жизненно необходимой научно-технической информации, что никакого свободного времени не хватит, даже если читать только самое необходимое. Потом оказалось, что, если ты тащишь мид[7]7
  Тащить мид (игровой сленг) – хорошо играть на центральной линии.


[Закрыть]
или лихо снимаешь электронных врагов из снайперской винтовки, ты всегда кому-нибудь нужен. Как сейчас, например.

– Идем скорее! – Кирилл принялся подгонять меня. – Мы сидим в сто семнадцатом компьютерном, а девчонки в сто восемнадцатом.

– Хорошо, – говорю. – Тогда не рассказывайте им про замену – пусть будет небольшой сюрприз.

– Мы любим сюрпризы, – братья Воронцовы заговорщицки захихикали.

– Идем. – Я наконец-то нашел свою игровую мышку.

Мы поднялись в компьютерный класс, который по случаю выходных был в полном нашем распоряжении. Там нас ждали не только игроки, но и зрители. Я занял свое место под одобрительный шепот:

– О, тяжелая артиллерия подтягивается… Сейчас Дём затащит…

Я сел за компьютер и первым делом обратил внимание на счет: девочки вели три-ноль.

– Пора заканчивать эту эмансипацию, – говорю.

Первую партию удалось выиграть довольно просто. Я отправил своего персонажа прокачиваться в лес, а потом неожиданно выпрыгнул и убил женщину-змею под башней. После этого команда девчонок уже не смогла оправиться, и мы их дожали. Дальше было сложней – противник сменил тактику. Девочки прочесывали лес и устраивали засады возле центральной линии. Играть стало сложнее, но в середине матча мне удалось обнаружить прячущегося в кустах противника и переломить ход поединка. В третьей партии вся команда девчонок охотилась за мной. Играть стало невозможно. К счастью, пока противник гонял моего персонажа по карте, братья Воронцовы снесли две вражеские башни, и нам удалось выиграть с минимальным перевесом. Счет стал три-три. Оставалась последняя, решающая партия, но я чувствовал, что нам ее так просто не отдадут – девчонки слишком хорошо изучили нашу тактику.

– Мне удалось сравнять шансы, дальше вы сами, – я встал из-за компьютера.

– Дём, ты чего?! – естественно, у всех возникли вопросы.

– Они уже видели все мои приемчики, так что считайте, что я бесполезен, – говорю. – Если сделаете ставку на меня – проиграете. Продумайте тактику и действуйте командой, тогда у вас еще есть шанс.

Сначала на меня посмотрели как на человека, который слишком уж умничает. Впрочем, я к этому привык. Так или иначе, предложение придумать и опробовать новую тактику оказалось слишком заманчивым. Сразу посыпались новые идеи. Для игры предлагали самых разных героев, старые как мир и оригинальные составы команд. Казалось, они никогда не договорятся до чего-то путного. На удивление, за десятиминутный перерыв смогли придумать неплохой план, и в начале следующей партии ребятам удалось получить преимущество. Потом девчонки выровняли ситуации. Новенькая, кем бы она ни была, вытягивала игру на личном мастерстве. В последние минуты матча эмоции хлестали через край. Игроки и болельщики орали во все горло. Битва получилась тяжелой и закончилась вничью. После этого разгоряченная толпа вывалилась в коридор. Бурное обсуждение грандиозного матча было таким громким, что наверняка разбудило охрану и коменданта двумя этажами ниже. Я запустил таймер на телефоне, чтобы определить скорость реагирования администрации на наше безобразное поведение.

– Кто все время пытался меня убить?!

Я обернулся на громкий и звонкий голос. Девушка смотрела на меня насупившись, но в глазах горели развеселые огоньки. Она как будто вышла из какого-то безумного мультика – на руке браслет в форме котика, сплетенный из проводов, волосы собраны в два смешных хвоста с яркими разноцветными прядями, на блузке самодельная брошь из микросхем. Весь этот камуфляж казался слишком вычурным и нарочито отпугивающим. Без него новенькая была бы очень даже симпатичной. Я подумал, что она специально устраивает маскарад, чтобы в ней видели не красоту, а ум.

– Кто-то должен был защитить от тебя начинающих геймеров, – говорю.

– Я тебя запомнила! – новенькая погрозила мне пальчиком.

– Меня зовут Дём. – Я протянул руку, и девушка сильно шлепнула по ней ладошкой:

– Ася.

– Я тебя тоже запомнил. – Тогда мне казалось, что эти слова ровным счетом ничего не значат.

Глава 2
Гроза приближается

Новенькая начала доставать меня уже на следующий день. Близился конец учебного года, и всем положено было сдавать доклады по истории. Естественно, я не успел заранее подготовиться, и мое утро началось с бодрого вопроса:

– О’кей, Гугл, мне нужен реферат по истории Великой Французской революции.

Мне удалось найти пару неплохих аудиоматериалов и прослушать их перед занятиями. Вся ставка была на отличную память и на то, что история в нашей глубоко математической школе далеко не главная из дисциплин. План почти сработал – мне удалось перевести тему на республиканский календарь.

– Думаю, что это гениальная идея – полностью поменять летосчисление и назвать месяцы всякими термидорами и брюмерами, – сказал я и тут же начал говорить про проблему-2000[8]8
  Проблема, связанная с некорректным вычислением даты в третьем тысячелетии в некоторых старых программах и устройствах.


[Закрыть]
и перевод даты в современных смартфонах на 1960[9]9
  Во многих устройствах дата отсчитывается от 1 января 1970 года. Попытка установить более раннюю дату приводит к сбоям в работе.


[Закрыть]
год. – В общем, мне удалось направить разговор в нужное русло: – Между прочим, в две тысячи тридцать восьмом году все современные смартфоны могут выйти из строя, потому что переполнится тридцатидвухбитный формат даты. – Эта фраза должна была заставить всех забыть про Французскую революцию. Не тут-то было. В самый неподходящий момент Ася подняла руку:

– У меня вопрос. Хотелось бы уточнить роль Жака Неккера[10]10
  Министр финансов Франции, чья отставка спровоцировала беспорядки и последующее взятие Бастилии.


[Закрыть]
в событиях четырнадцатого июля!

Я поморщился. Повисла неловкая пауза, которой тут же воспользовалась историчка:

– Садись, Григорьев. Сдашь реферат со всеми ответами в напечатанном виде.

– Как глупо тратить свое время на бесполезное копирование информации, – проворчал я, удаляясь на свою заднюю парту.

– Не переживай, – Степа попытался утешить меня. – Напишешь программу, которая сама за тебя соберет реферат из статей Википедии.

– Отличная идея, – ответил я. – Одного не понимаю – почему новенькая так на меня взъелась?

– Может быть, ты ей нравишься?

– Да ну, глупости!

На следующий день ситуация повторилась, но на этот раз на алгебре. Меня, как обычно, вызвали объяснять особо сложную задачу. Ася снова подняла руку:

– Ольга Ивановна, мне решение Демьяна не кажется оптимальным. Если использовать дифференциальные уравнения…

На этот раз мне было что ответить. Впрочем, наш спор сразу же погряз в тяжелой терминологии и нас очень быстро остановили.

– Так, вы двое! – сказала Ольга Ивановна. – У нас есть утвержденная в учебной части программа. Продолжите ваши разборки на дополнительных занятиях.

В общем, атака не удалась, но я был уверен, что Ася так просто не отступит.

– Вот он, настоящий вред компьютерных игрушек, – сказал я, садясь за парту. – Они делают девушек агрессивными.

– Еще скажи, что все беды от женщин, – начал прикалываться Степа.

– Как минимум сорок девять с половиной процентов, – я тоже попытался сострить.

– Зря опираешься на общемировую статистику, – невозмутимо ответил мой друг. – У нас в России другое соотношение полов. Так что правильный ответ – пятьдесят три с половиной процента.

– Даня Воронцов сказал, что сегодня вечером еще один матч будет. Просто поддайся – и она от тебя отстанет. – Степа улыбнулся, ему большого труда стоило держать губы ровно, чтобы левая сторона не опускалась ниже правой.

– Ага, – говорю. – Или еще хуже доставать начнет. Нет уж, хватит с меня глупых развлечений. У меня работы полно. – В тот день мне пришлось повторять эти слова минимум раз шесть-семь, но в результате все-таки удалось остаться одному и взяться за Джаву. За окном начал накрапывать легкий дождик, который очень быстро превратился в оглушительный майский ливень. Бешеные капли стучали в окно. Гроза заворчала вдалеке и начала приближаться. В общем, отличная погода для работы над серверным кодом.

Через полчаса буря добралась до нас. Молния ударила совсем близко – так, что запиликали сигнализации машин, припаркованных на нашей улице. Я отключил ноутбук от зарядного устройства и вытащил вилку из розетки. Еще не хватало, чтобы с ним что-то случилось из-за скачка напряжения. За окном снова вспыхнул белый свет, и гром грянул практически мгновенно. Задрожали стекла в окнах, лампы в комнате на мгновение потухли. Было в этой грозе что-то жуткое. Или мне это только показалось?

– Стоп, Дём, – сказал я себе. – Когда ты начал так остро реагировать на атмосферные явления?

Ничего необычного не происходило. Тем не менее меня не покидало неприятное чувство холодной тяжести в животе. Когда в дверь нашей комнаты тихонько постучали, я вздрогнул. Через несколько секунд звук повторился. Наступила тишина. Она как будто говорила: ничего не было, тебе послышалось.

Я встал из-за стола и подошел к двери. Если бы в ней имелся глазок, можно было бы выглянуть в коридор. Я прислушался, потом прижал ухо к прохладному дереву – из коридора не доносилось ни звука. Сверкнула молния, и ударил гром. Это случилось так неожиданно, что меня окатило волной ужаса. Умом я понимал, что ничего страшного не происходит – просто гроза, которая может причинить вред разве что припаркованным машинам и коммунальным службам, но тело мое считало иначе. Холод накапливался в животе, по коже побежали мурашки. Я разозлился и резко распахнул дверь:

– Все! Хватит с меня.

Коридор был пуст. Только на ковре возле нашей комнаты лежала одинокая белая роза. Я поднял цветок. Он был мокрый. Внешние лепестки свернулись и пожелтели. Это вполне могла быть одна из тех белых роз, что я принес Алене на кладбище. Кто притащил ее сюда? Поиск ответа на этот вопрос привел меня к окну в конце коридора. Из него открывался хороший обзор улицы. Я прижался к стеклу, но сначала не увидел ничего кроме сплошной стены дождя. Мне казалось, что из-за нее кто-то смотрит на меня. Как назло, молнии долго не было, гроза уходила.

– Неужели ты думаешь, что это она? – задал я вопрос сам себе. Ответ мне не нравился. Все, связанное с Аленой, было пугающим и желанным одновременно. Опасная смесь чувств лишала меня главного оружия – умения трезво мыслить. Наверное, поэтому мне так сложно было решить, что делать с кладбищенским цветком. Мне так и не дали определиться.

– Почему не играешь? – раздался за спиной знакомый голос.

«Начинается», – подумал я, оборачиваясь. Все правильно – это была новенькая.

– Пусть малыши балуются детскими игрушками, – говорю. – А ты почему не со всеми?

– Неинтересно, – фыркнула Ася. – Мне нужен достойный соперник.

– Спасибо, – говорю, – за комплимент, но ты какая-то агрессивная становишься после игр с достойным соперником. После того как ты мне реферат завалила, вообще нет желания с тобой связываться.

– Прости меня, – девушка улыбнулась, на мгновение превратившись в милое безобидное создание. – Просто у меня привычка такая – сразу всех испытывать: а то подружишься, а потом окажется, что человек только изображал из себя хорошего.

Асин взгляд стал мягким и задумчивым. Я успел понять, что она вспоминает какие-то не очень приятные события. Через несколько секунд девушка вновь стала бойкой и веселой:

– Какой красивый у тебя цветок. Это мне?

Ася ловко выхватила у меня белую розу. В моем животе снова закрутился неприятный холод. Было что-то очень неправильное в случившемся. Мне захотелось вырвать у нее цветок и выбросить в окно, но положение было слишком неловким, чтобы я решился это сделать.

– Идем играть! Без тебя партии слишком скучные и предсказуемые. – Ася взяла меня за руку и потащила к лестнице. Ее хватка оказалась неожиданно крепкой, а пальцы горячими.

«Рука настоящего киберспортсмена», – подумал я. Эта мысль меня немного развеселила. Мы поднялись в компьютерный класс и даже сыграли несколько партий, но меня не покидало чувство неправильности происходящего.

В свою комнату я вернулся уже после отбоя и долго не мог заснуть. Степа тоже ворочался на верхней койке. В последнее время он легко забирался туда без посторонней помощи. Мой друг был лучшим примером того, как много может добиться человек благодаря одному только упорству.

– Степа, – мне пришлось шептать, чтобы не разбудить Воронцовых. – С точки зрения физики дурное предчувствие имеет право на существование или антинаучно?

– Мне кажется, это больше по твоей части – из области информатики…

– Ты хочешь сказать, что некие фоновые процессы в мозгу сопоставляют разрозненные фрагменты прошлого и настоящего, чтобы подавать сознанию низкоприоритетные тревожные сигналы? – тут же задал я новый вопрос.

– Вот… – Степа тихо рассмеялся. – Мне бы не удалось так сформулировать… А если с точки зрения физики…

Повисло долгое молчание, мне даже показалось, что Степа заснул, но он продолжил:

– Представь, что ты – четырехмерная голограмма…

– Даже не буду пытаться. Дальше давай.

– Ладно. Если ты четырехмерная голограмма, то в каждый момент времени в тебе содержится информация о твоем прошлом и будущем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное