Сергей Москаленко.

Кипение



скачать книгу бесплатно

Кипение

Наши дни.

Вещи вокруг нас являются совсем не тем, чем кажутся. Мы думаем, что знаем окружающий нас мир, но на самом деле видим лишь внешнюю сторону – вот, чем всё кажется. Я был как и вы – я верил в человечество, газетным статьям, телесериалам, политикам… и книгам по истории, но наступил день, когда мир дал мне по морде и у меня не осталось иного выбора, как увидеть его истинное лицо, увидеть его таким, какой он есть. Меня зовут Мартин Уоллес и я расскажу Вам свою историю. То, как с обычным парнем произошли не совсем обычные события. Может, нужно было чтобы всё так случилось, может, это была моя судьба, карма, не важно, но одно я знаю наверняка – отныне всё будет по другому.

Началось всё именно здесь, ну а где же ещё… Нью Йорк – столица мира. Этот город был словно шахматная доска на которой судьба решила сыграть последнюю игру. Я был самой обычной пешкой и жил как пешка… до той самой ночи, когда в один миг рухнул весь мой мир, вся моя жизнь.

Нью Йорк… в это время года издали он, как и всё, выглядело как пустота. Покрытый ярко-белым снегом, он всё же выделялся. По ночам мигающие огни его били на сотни километров вокруг. Быть может, именно они являлись путеводными маяками, по которым в этот и без того бурлящий город приезжали всё новые и новые люди. Обычно на улицах нельзя было так просто проехать, или даже пройти. Толпы людей, которых светофор не всегда успевает пропустить через дорогу, не меньше было и автомобилей. Словно у всех и каждого он был свой. Даже у маленьких детей. Иначе сложно было объяснить все эти вечные пробки, из-за которых порою приходилось пешком идти чуть ли не в другой конец города.

Маленькой жемчужиной этого большого города была небольшая кафешка. Уютное, маленькое заведение, о котором знали не многие. Принося такой же скромный доход, как и ассортимент подаваемых блюд, она, тем не менее, имела свой особый шарм. Шарм, который заставлял случайных посетителей, которые забегали сюда лишь однажды, приходить обратно снова и снова. Но сейчас всё было немного по-другому: морозная погода и густой снег опустошили практически всех. Они постоянно или сидели у себя дома, или работали в офисе, с утра до вечера, с утра до вечера, с верой, что когда-то всё изменится, их ожидает повышение, затем деньги, пассивный доход и красивая жизнь. Только вот, оставаясь сидеть в своём кресле на протяжении трёх, пяти, а то и десяти лет, они даже не пытались приложить свою руку к чему-то новому, потому что те вещи, которые их окружали сейчас, как видно, не вели к успешной жизни.


С его рук всё ещё капала кровь. Длинные тёмно-красные ручейки катились вдоль его, опущенных рук, после чего обрывались и улетали вниз на тёмно-голубой кафель. Потом, в один миг, словно по волшебству, кровь перестала течь и открытые порезы на руках словно застыли во времени. Раны всё ещё были свежие, они буквально появились несколько минут назад, но кровотечение пропало. Он сидел в закрытой кабинке в туалете и тело его периодически дёргалось в небольшой конвульсии, словно, управляемой кем-то.

Глаза были закрыты, но сквозь опущенные веки можно было увидеть, как она бегают со стороны в сторону, а затем скрываются где-то вверху. В туалет зашел какой-то престарелый мужчина в дорогом, светло-голубом костюме и подошел к писсуару. Закончив дело, он неспешно направился к раковине, что находилась с противоположной стороны. Он приблизился и посмотрел на себя в зеркало – старость напоминала о себе тонкими, пронизывающими область лба, морщинами на лице. Он поправил седую шевелюру (если оставшиеся волосы на его голове можно было так назвать) и начал мыть руки.

Дверца кабинки за его спиной бесшумно открылась. В ней сидел Мартин. Его конвульсии усилились, но всё ещё выглядели как-то по странному, глаза открылись и побледневшие зрачки стали видны. Безжизненный взгляд был направлен куда-то вверх, а тело, движимое неизвестной силой, поднялось и начало шагать, словно оживший мертвец пытался подобраться к своей жертве. В правой руке он сжимал окровавленный нож, который не так давно оставил глубокие раны на его же руках. Ноги ступили в лужу крови, которая расплылась почти по всей кабинке. Он не понимал, что происходит, но как будто бы находился в сознании. Только видел он совсем другую картину. Он видел всё со стороны, но это уже было что-то другое. Какое-то незнакомое помещение, будто бы сейчас находился в совсем другом месте. Тёмная, бесконечная комната с древесным полом, который рассыпался от гнили. Какой-то мужчина в длинной мешковатой робе с капюшоном шагал вперёд. Он словно повторял движения Мартина… но… нет, это Мартин повторял движения за ним. Он чувствовал, как его собственное тело повторяет эти движения с точностью до миллиметра. Мужчина в робе неспешно двигался вперёд, под ногами вокруг него были расставлены свечи. Сотни свечей, которые кругом расходились во все стороны, но единственное что они освещали, был этот мужчина и тёмный, практически чёрный пол, что рассыпался прямо на глазах. Он сделал шаг, ещё один, ноги медленно и бесшумно волоклись по полу. Мужчина поднял руки над собой, сжимая в них невидимый нож и нанёс удар по воздуху впереди себя.

Седой мужчина в туалете панически посмотрел назад. Мартин воткнул нож в его спину и готовился нанести новый удар. Обессиленно мужчина упал на пол, видимо нож нашел свою цель. Марин обернул голову вниз, но словно даже не смотрел на него. Зрачки всё так же оставались мутными, как и мысли, которые он не мог поймать и взять под свой контроль. Он опустился над упавшим мужчиной и поднял руки над собой. Удар. Ещё удар. Заем ещё один. Кровь растеклась по полу, огибая все неровности кафеля на полу, затекая даже в самые мелкие щели между плит. Внезапно он раскинул руки в стороны, уронив нож. Перед глазами всё начало мигать. Вид окровавленного тела сменился пустотой, чёрной, словно мрак. Он начал приходить в себя, но что-то всё ещё преграждало ему путь… Вокруг была лишь темнота и ничего, что находилось от него на расстоянии пары метров, не было видно. Из начал вырисовываться какой-то силуэт, который напоминал человеческий. Из мрака вышла фигура – какая-то девушка, и протянула ему свою руку. На этом видение закончилось.

Он открыл глаза и не поверил тому, что увидел. Под ним лежал мёртвый, истекший кровью, мужчина, тело которого уже начинало остывать. Он сорвался с места, чуть не упав, и посмотрел на свои руки.

– Что я наделал? Что… я, я не хотел… – он смотрел на окровавленные руки, не ощущая боли от свежих ран. И было непонятно, чья кровь покрывает его запястья – своя собственная или бедолаги, которого он только-что убил. Она медленно скатывалась по руке, собираясь в маленькие капли.

Что-то шевельнулось сбоку, он заметил движение боковым зрением и обернулся к небольшому окну на стене. Там сидел чёрный ворон, который смотрел такими же тёмными глазами на него. Пристальный взгляд, словно не бессознательное животное стояло за ним, а человек, смотрящий со стороны и понимающий всё происходящее.

– Всё… всё было как во сне, – Мартин покачал головой, не веря своим глазам.

В кафе сегодня было не очень то людно. Выйдя на улицу, нельзя было даже понять, сколько сейчас время – настолько погода искажала окружающую среду. За одним из столиков сидел какой-то мужчина, полностью отвлечённый в свои дела. Он смотрел в газету, пристально вглядываясь в каждую букву шумных заголовков, даже не обращая внимания на то, как на столе остывал его ещё недавно горячий кофе и мягкий круассан, что уже покрывался остывшей коркой.

С другой стороны кафе, практически у самого выхода, сидел полицейский, который свалился на одну руку и смотрел внутрь своей полупустой чашки. Долгие годы службы утомляли даже сами по себе, и с недавних пор он был постоянным посетителем этого заведения. Лёгкая седина, уже покрывшая его голову, придавала ему черты серьёзного и мудрого человека, которым, в принципе, он и являлся. К нему подошла официантка и долила остатки кофе из большого круглого кувшина.

– Спасибо, Шарлотта, – поблагодарил её полицейский. Они были уже давно знакомы. С тех самых пор, как он начал приходить сюда, они тесно общались друг с другом. Она улыбнулась в ответ и через миг снова скрылась за стойкой и стала наполнять кувшин свежим горячим напитком.

У голове Мартина началась целая война. Мысли, одна за другой, появлялись в его голове, затем уходили, оставляя по себе громкое эхо. Что делать? Он пытался сосредоточится, но голоса в голове звучали так сильно, что не давали ему сделать и шагу. Он посмотрел вниз на убитого человека и ужаснулся с новой силой. Лужа крови расширилась вдвое и продолжала расти, казалось, что вот, совсем скоро она доберётся до стен и до входных дверей. А там её обязательно кто-то заметит.

Он со всей силы напрягся, каждый сустав, каждую свою мышцу он напряг так, что казалось, она вот-вот порвётся. На удивление, это помогло. Через несколько секунд он полностью расслабился, точнее, попытался это сделать. Его лёгкие сильно расширились и приток свежего воздуха немного прояснил сознание.

– Быстрее… мне… мне нужно смыться, пока сюда никто не вошел.

Дальше его мозг как будто выключился. Руки сами зашевелились, тело само пришло в движение. Он взял лежащего мужчину под руки и начал тащить в открытую кабинку. Приложив усилие, он усадил тело убитого на унитаз и быстро захлопнул дверь. Казалось, это немного успокоило его. Было странно это понимать, так как, ничего не изменилось, здесь по прежнему был убитый им человек, которого он даже не знал… но всё же, он хотя бы не лежал у него прямо перед глазами.

В этот миг Мартин понял, что пути назад нет. Он сделал свой выбор. Вместо того чтобы пойти и признаться в совершенном убийстве, он спрятал тело. Но его можно было понять… Мартин, он не считал себя убийцей. Чёрт, ведь он даже не понимал, что делает, его сознание как будто бы вытеснили из собственной головы, а потом просто заставили наблюдать за происходящим. Смотреть, как свои же руки протыкают невинного человека ножом. Бьют раз за разом, как будто бы одного удара не достаточно.

Он оглянулся вокруг. Умывальники, писсуары, большое зеркало, ведро со шваброй, большая лужа крови и нож, что окровавленный лежал внутри неё. Он посмотрел направо – заглянул в небольшое окно, где сидел ворон. Но нет, это был не вариант. Эти окна в кафе имеют лишь одно предназначение – впускать свежий воздух в затхлые помещения. Человек его возраста попросту не смог бы пролезть. Он схватил швабру, что стояла под этим же окном и принялся оглядывать пол. Он ещё никогда так быстро не убирался. Швабра ходила туда-сюда, забирая с собой растёкшуюся кровь. Он мокнул её в ведро и принялся дальше вычищать пол. Мартин не помнил даже как и когда попал в это кафе, но знал, что времени у него мало. Немного очистив пол, чтобы кровавые пятна не бросались в глаза, он бросил швабру в угол. Мартин взглянул в большое зеркало над раковинами. Его руки практически по локти были в крови. Благо, рукава его куртки были закачаны по самые локти, но это было таким же странным, как и кровь, сочащая из его рук. Неужели он сам закатал рукава, а затем изрезал их?

Мартин поднял ручку крана и из него полилась холодная вода. Он со спешкой начал умываться, брызгая водой во все стороны. Сейчас это было последнее, о чём он мог бы волноваться. Он принялся мыть руки но через секунду почувствовал острую боль. Вода смыла подсохшую кровь с его рук и обнажила глубокие порезы на руках. Адреналин, бушевавший в крови Мартина, испарился и сигналы о боли начали поступать в мозг. Чем дольше он смотрел на раны, тем сильнее они болели, но он был рад хотя бы тому, что они не кровоточили. Хотя и не знал, почему из них не идёт кровь. Он откачал рукава, прикрыв им ещё мокрые руки. И обернулся. На полу всё ещё лежал нож. Нужно было его куда-то спрятать.

Седой полицейский потянулся за газетой, что лежала на стойке рядом с ним и попросил налить ему ещё одну чашку кофе. Жирным шрифтом на газете виднелась надпись о серии несвязанных убийств в городе.

Мартин прошелся в кабинку, где он сидел. Пол в ней был так же запачкан кровью. По сравнению с той большой лужей, эта была лишь пара капель. Он присел и коснулся пальцем крови, после чего вспомнил.

– Я истекал кровью. Наверное, я порезал себе запястья ножом, плечи тоже изрезаны… – подумал он про себя, ощущая всё новые и новые волны приплывающей боли в руках, – что же дальше? А дальше нужно было убираться отсюда. Решиться на это было очень трудно. Колени буквально подкашивались под весом отяжелевшего тела и голова начинала кружиться. Он ещё раз подошел к раковине и снова умылся холодной водой. Посмотрел на себя в зеркало, – «ну же, приди в себя. Возьми себя в руки… у тебя просто нет другого выбора». И он открыл двери туалета, после чего вышел в главное помещение кафе.

Такой же плитчатый пол, только окрашен в разные цвета, чёрно-коричневые узоры на белых плитах казались весьма красивыми, но сейчас он не замечал ничего, кроме полицейского, которого увидел, как только вышел из туалета. Он поднял взгляд и посмотрел на двери, что вели на улицу… Чтобы добраться к ним, нужно было пройти через всё здание кафе, пройти сквозь полицейского. Руки тряслись и он засунул их в карманы, после чего почувствовал, что они всё ещё мокрые.

Мартин начал шагать к выходу. Один столик, второй пролетел мимо него. Это оказалось не таким уж и сложным. Но затем он замер. Мартин увидел на столе знакомую фотографию и сразу же понял, что он сидел за этим столом. Там стояла всего лишь одна чашка кофе, наполненная окурками, пепельница и маленький чек. Мартин потянулся во внутренний карман и достал несколько купюр. Влажные от мокрых рук бумажки легко упали на стол. Мартин не должен был вызывать подозрений. Сейчас его могло выдать что угодно… в любой момент кто-то из посетителей мог войти в туалет. Он буквально чувствовал взгляды всех в этом помещении. Неспешно подвёл глаза в сторону полицейского. И затаил дыхание. Тот смотрел прямо на него. «Но, что он может мне сказать, что он может мне сделать… я просто вышел из туалета, я обычный посетитель». Он отвёл взгляд в противоположную сторону и увидел дверь чёрного входа, что была рядом со входом в уборную. Он так паниковал, что даже не заметил её, когда выходил из туалета. Мартин повернулся в другую сторону и начал медленно уходить. Он старался идти максимально… обыкновенно, и после каждого шага ему казалось, что он идёт неправильно и все смотрят на него. Он затаил дыхание и ожидал, что вот-вот кто-то обратится к нему. Что сейчас ему скажут, чтобы он остановился и схватят с поличным, прямо на месте преступления. Мартин потянул за дверную ручку и, к счастью, она была открытой. Он вышел на улицу и посмотрел вокруг. С одной стороны мусорные баки, бочка, внутри которой горел огонь. Он увидел там бездомного, который лежал на каких-то картонных коробках и смотрел в пламя, что подымалось вверх и испарялось в воздухе, образуя серые полоски дыма.

Мартин поглядел в другую сторону дороги. В конце улицы стояло такси, а через дорогу он увидел ступени, ведущие вниз, к подземному метро. Мартин начал бежать, по пути пытаясь вспомнить, а не он ли приехал на этом такси, ведь было странно, что таксист сидел внутри. Учитывая погоду, ему было там чертовски холодно и просто так просиживать штаны он бы не стал. Через минуту Мартин скрылся из виду и бежал вниз по ступенькам метро. «У меня получилось» – думал он, пытаясь хоть как-то поднять себе настроение после всего случившегося. Каждая их ступеней казалась шагом в пропасть, но путь назад был тем же…

– Шарлотта, спасибо, кофе, как всегда, прекрасный, – промолвил полицейский, вставая из-за стула, – деньги на столе, как обычно, – сказал он, одевая шляпу, что лежала на соседнем стуле. Шарлотта, погруженная в свои дела, даже не услышала его слова.

Двери туалета открылись и он вошел внутрь. Красные разводы на полу сразу привлекли его внимание. Он двигал свой взгляд в сторону длинного пятна крови, которое вело в закрытую кабинку. Мартин так сильно старался убрать большую лужу крови, что даже не заметил, какие следы оставил после того, как оттащил тело в кабинку. Полицейский нахмурил свой взгляд, его седые брови свелись друг к другу и он медленно подступился в сторону закрытой кабинки. Он приложил руку к двери и легонько потянул на себя. Двери распахнулись и он увидел тело. Он спохватился и обернулся вокруг, приложил руку к кобуре, в которой лежа его старый пистолет, выданный ещё вначале службы, когда он только начинал погружаться во всё это. Ему уже давно не приходилось применять оружие, и он не хотел этого… Через миг Джеферсон выбежал обратно в помещение кафе.

– Оставайтесь на местах, здесь только что произошло преступление, – крикнул он, сжав пистолет в кобуре. Мужчина, что сидел, завороженно пялясь в газету, опрокинулся назад и огромными глазами смотрел на него, не понимая, что происходит, – прошу всех сохранять спокойствие и подождать приезда полиции, которая приедет и удостоверит ваши личности.

Бездомный на заднем дворе поднялся на ноги и подошел ближе к огню. Казалось, он смотрит не на огонь, а на что-то за ним, или внутри него…

Прошло двадцать минут, пока к заведению кафе приехал желтый Камаро РС с чёрной полосой посреди кузова. Автомобиль ехал не спеша, стараясь аккуратно пробираться сквозь слой снега, который снегоуборочные машины не успевали чистить из-за плохой погоды. До сих пор шел снегопад.

– Закуски шефа, это здесь – сказал мужчина, сидящий за рулём. Это бы мужчина атлетического телосложения, афроамериканец с чёрной аккуратно выбритой, бородой, – ну почему они все ждут моей смены, а затем начинают убивать друг друга посреди ночи?

– Эх, – ответила девушка, сидящая рядом, – в Нью Йорке каждый день кого-то убивают, – она открыла двери машины и вышла наружу – на холодную, заснеженную улицу. Это была молодая девушка, 28 лет. Никто из её родителей не мог понять, почему она, обладая столь острым умом и привлекательной внешностью, пошла работать в полицию. Она была довольно красивой, и часто получала комплименты от своих коллег, но в тяжелые рабочие будни, что обычно сопровождались одним или несколькими убийствами, это не грело ей душу.

– И всегда во время моего дежурства, будто все психи сговорились и действуют мне на зло, – продолжил он, открывая двери машины. Ему так не хотелось выходить из тёплого салона на холодные улицы этого богом забытого места, которым он считал Нью Йорк в такую погоду.

– Хочешь поныть, делай это внутри, так я хоть не умру от холода, пока буду тебя слушать, – ответила она и направилась ко входу в кафе.

– Ха-ха, как скажешь, Мишель, – он вставил ключ в дверной замок и закрыл машину.

Рядом с кафе уже стояла карета скорой помощи, но вокруг, несмотря на снегопад, было тихо, как на кладбище. Атмосфера была какой-то жуткой, мир как будто замер. И лишь режущая глаза мигалка приводила в чувство. Нужно было идти внутрь.

Мишель на секунду остановилась у входной двери. За пять лет службы в полиции она видела много убийств. Но к смерти нельзя привыкнуть… ты просто учишься жить с ней бок о бок, вот и всё. Она не знала, быть может это была простая усталость, холод или что-то ещё, но у неё точно было дурное предчувствие, что посетило её сразу же после входа в эту забегаловку. Как будто бы какая-то часть её знала, что в этот раз всё будет иначе.

Дверь закрылась за её спиной. Старый полисмен уже ожидал их, он всё так же сидел на своём месте, где пил кофе ещё до убийства.

– Как дела, Джеферсон? – спросила у него Мишель.

– Добрый вечер, инспектор, я Вас ждал, – ответил он ей спокойным, серьёзным тоном, как мужчина старой закалки, – привет, Джошуа.

– Эй, Морти, – кивнул рукой её напарник.

– Ну, что случилось, – спросила она. Мишель не хотелось оставаться здесь надолго. Вроде бы обыкновенное убийство, но вызывало у неё мысли о том, чтобы уйти отсюда домой и оставить это дело другим. Но так нельзя было, к сожалению.

– Убийство, – сказал Джеферсон, поглядывая на глаза новоприбывших коллег, он пытался распознать их реакцию к случившемуся. Но потом понял, что они только приехали и не владеют достаточным количеством информации, чтобы делать какие-либо выводы по поводу случившегося, – я нашел тело в уборной. Зашел туда перед тем, как идти домой.

– Что ты тут делал? Ты был при исполнении? – спросила Мишель. Она знала, что он частенько посещает это кафе, но такова была её работа. Нужно было знать все детали, быть может, именно они и покажут ответы на вопросы, что ожидают их в будущем.

– Нет, я просто оказался здесь в тот момент, когда произошло убийство. Я часто прихожу сюда после работы. Шарлотта готовит отличный кофе.

– А кто жертва?

– Ам…, – он отвёл глаза в сторону в попытке вспомнить имя убитого, которое ещё минуту назад помнил, – его звали Мик, Мик Купер. Он часто сюда заходил, Шарлотта знала его. Думаю, она сможет рассказать больше, – Мишель взглянула за спину Джеферсона, где за одним из столиков сидела Шарлотта. Она опустила голову вниз и не отрывала взгляда от стола. Одной рукой она держала носовой платок, на вторую склонила свою голову и прикрыла ею часть своего лица.

– У нас есть подозреваемый? – добавила Мишель. Сегодня она вела дело, а Джош был на втором плане, просто помогал ей.

– Прежде, чем я нашел тело, из кафе ушел один клиент, – не успел он закончить, как Мишель его прервала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5