Сергей Мясищев.

Обреченный на скитания. Книга 8. Рудник ассанитиса



скачать книгу бесплатно

– А это вам. Вижу, кашу вы уже нашли. А вот супчик я для Алекса возьму, хорошо?

– Бери-бери, дочка… кхе-кхе, ты не думай, я тут сам могу…

Веста опять опустилась на колени рядом со мной, открывая небольшой котелок с плотной крышкой:

– Нужно покушать, мой хороший, – ласково, как маленькому, приговаривала она. – Ты так давно не ел, проголодался ведь. А я тебя покормлю, – девушка быстро отвернулась, хлюпнула носом, стерла ладошкой слезу и слишком бодрым голосом продолжила: – А вот дядька Ус дал мне большую порцию супчика, говорит…

– Как ты тут оказалась?! – перебил я её. – Почему тут?

– Я не знаю, мой родной, я плохо помню, – тихо ответила девушка, кидая быстрый взгляд на нашего соседа, – пришли воины, арестовали, привезли сюда.

– Понятно, – хмыкнул я и повысил голос, – слышь, Сиплый? Вроде как, за тобой идут!

– Да? – засуетился узник и тоже прислушался. – И вправду как, идут… А можа, не за мной?

– За тобой, уж поверь, – криво улыбнулся я, так как мой слух меня еще ни разу не подводил.

– А вдруг ты прав?! А там ужин уже закончился! – он начал стремительно набивать рот, шумно запивая водой куски из миски.

– Дядя Сиплый, да не торопитесь же вы так. Опять ведь подавитесь, – пожалела того принцесса.

– Ничо-ничо, а то до утра голодным сидеть не хочу, – не слушал её Сиплый.

– Алекс, а ты сможешь сам покушать? – поинтересовалась девушка.

– Легко, – кивнул я, принимая котелок из рук принцессы.

Девушка дала мне ложку и опять повернулась к корзине. Достав оттуда маленький плотный свёрток, протянула его Сиплому в руки:

– Это сухари вам, немного… Возьмите.

– Храни тебя Единый, – тепло отозвался мужчина, принимая подарок, – эт мне очень кстати.

Я попробовал «супчик»… Ну да, конечно, приходилось едать баланду и получше, однако мой желудок сейчас однозначно настаивал на добавке.

– …а мы-то тут ничем не хуже, – стал слышен голос одного из приближающихся охранников, – да и платят тут совсем неплохо.

– Платят-то, конечно, платят, – согласился с ним другой голос. – Ежели бы не эта мразь по забоям, то и вовсе было бы отлично!

Ещё пока невидимые нам гномы весело рассмеялись.

Мы притихли. Сиплый, в своей набедренной повязке, судорожно пытался упрятать сухари, я методично работал ложкой, Веста же присела рядышком и, не отрываясь, смотрела на меня.

Оба охранника, с солидными дубинками, похожими на палки из бамбука, и фонарями в руках, остановились у входа в наш забой.

– А ты глянь, Нимгир-то очухался! – удивленно проговорил первый гном. – Ну, юродивая дает, мужика с того света, можно сказать, вернула!

– Мда-а… Во! А вот пускай теперь Мароец-то Кувалда проставляется! – радостно предложил другой.

– Точно, – поддержал его первый, – с него ж грозились вычесть за прибитого доходягу. Раз не вычли, точно, пусть проставляется! – и гномы опять расхохотались, явно довольные своим остроумием и дальнейшими перспективами.

– Ну что, Сиплый, осознал? – отсмеявшись, спросил тот, что справа.

– Могу ещё посидеть… – мой сокамерник сделал честные глаза. – Я даже как-то и привык…

– Нечева тут рассиживаться! – зло заорал левый. – У нас тут нахлебников не держат! Давай сюда ногу!

Гном достал из-за спины какой-то хитрый механизм, слегка похожий на огромные клещи, а Сиплый послушно выставил вперёд ногу с цепью.

Не торопясь, гном приноровился своим инструментом к браслету и нажал на ручки. Звякнула упавшая цепь, а по полу звонко покатилась сорванная заклёпка.

– Всё, – точно охотник ружьё, охранник привычно закинул чудо-приспособление обратно на спину и толкнул Сиплого, – топай, давай! Чо расселся-то?!

Узник подскочил, что-то пробурчал нам с Вестой на прощание и заковылял к выходу. Охранник двинулся за ним.

Второй гном подошёл поближе, осветил меня своим фонарем и недоверчиво покачал головой:

– Надо же, выжил, – неопределённо хмыкнул он, и ушел вслед за своим напарником.

Вскоре его шаги смолкли.

Девушка сидела неподвижно, и только я продолжал методично работать ложкой.

– А папу убили, – раздался наконец тихий голос Весты. – Это было на праздник Равновесия. Почему ты не приехал в столицу?

– Занят был, – буркнул я.

– Перед самой смертью папа связался со мной по переговорнику и сказал, что нас предали, – продолжила девушка. Её голос звучал глухим, еле слышным шёпотом.

– Странно, а мне он ничего не сказал, – вставил я.

– Ты встречался с ним? – тут же поинтересовалась Веста.

– Мельком.

– Он как будто знал, что его убьют. Мы вместе ехали на праздник, в одной карете. Он предупредил, что мне нужно опасаться КИВа…

– КИВ-то что ему сделал? – я озадаченно перебил её. – Нормальный дед!

– Не знаю, – пожала плечами принцесса, – папа говорил, что дух дворца может повлиять на разум человека. И повлиять так, что ни один маг даже не узнает.

– Это правда, – подтвердил я, основательно подчищая корочкой хлеба остатки супа.

– Папа мне тогда крестик из ассанитиса подарил, – горько улыбнулась воспоминаниям девушка. – Сказал, что это очень редкий и очень дорогой минерал, и он убережёт меня от любого ментального воздействия. А вот сейчас вокруг этого ассанитиса сколько хочешь…

– Так вот в чём дело! – наконец понял я. – Это рудник ассанитиса! Блин! Ну, конечно же! А я-то думаю, почему тут всё такое серое!!!

– Да, магия тут не работает, – подтвердила Веста. – Совсем. Я уже испробовала всё, что знала, но мне даже светлячок не зажечь.

Помолчали ещё. Я не торопил девушку, понимая, что такое вспоминать очень тяжело.

– Почему ты не захотел со мной поговорить? – наконец задала она вопрос, которого я опасался с самого начала. – Просто поговорить.

– Потому что дураком был, – хмуро ответил я. – Думал, что я больше всех знаю, всё умею и вижу всех насквозь, да на десять шагов вперед. Ну, и вообще, считал себя непобедимым.

– А сейчас?

– Если бы не ты, сдох бы, как пещерная крыса! И все мои знания и умения тут не помогли бы, – признал я очевидное.

– А я думала, что найду тебя на празднике. Мы поменялись с Викари платьями. Викари – это моя подруга, ты её не знал… Она в тот день погибла, – девушка замолчала, потом вздохнула и продолжила:

– Ты обещал Илоне, что будешь в Старграде на празднике Равновесия, и я решила, что мне необходимо встретиться с тобой и как-то объяснить своё поведение… ну, тогда, на обеде во дворце. Я поступила низко, обидев тебя. Но я же не хотела этого! – горячо добавила принцесса и тут же обречённо всхлипнула: – Хотя, теперь уже всё равно.

– Веста! – я негромко позвал её.

Девушка посмотрела на меня, ну а я постарался улыбнуться и хоть как-то утешить ее.

– Ты ни в чём не виновата. А я был занят. Действительно занят. И это были очень важные, срочные дела. Когда про праздник Илоне обещал, уже знал, что вряд ли смогу исполнить, но что уж теперь! И так вот бывает.

– Да, я знаю, – кивнула Веста и, немного помолчав, продолжила: – Там, в Королевском лесу, Зверь вырвался на волю и убил папу и ещё многих. Многих других. А я на ярмарку пошла, около города. Мне там так хорошо было! А потом папа позвонил и сказал, что нас предали. И я побежала назад, но только было уже поздно, – девушка машинально вытирала слезы, которые катились по её щекам. – Столько мёртвых я никогда не видела. Куски тел тех, кто только что шутил и смеялся. Это очень страшно!

– Ну, смерть вообще крайне неприятна, – согласился я.

– А потом я нашла свой шатёр, вернее, что от него осталось… Он просто был разодран в лоскуты. И Викари лежала на ковре. Глаза открытые, а в них удивление. Как живая. Она была в моём костюме, а вот тут, – принцесса прижала ладонь к своей груди, – вот тут у неё торчал арбалетный болт. Как цветок… И кровь… Всё вокруг было красное от крови… А рядом с Викари, прямо в этой луже крови, сидела Ксин – взгляд застывший, стеклянный, а сама дрожит, мелко-мелко так. Всё время это перед глазами.

– А если бы не поменялись платьями, то с арбалетным болтом лежала бы ты? – до меня с трудом дошел смысл её рассказа.

– Да, – глухо согласилась принцесса. – Потом прибежали воины, что-то кричали, махали оружием. Нас посадили в карету без окон и привезли сюда, – закончила свой рассказ Веста.

– И кто же это сделал? – негромко задал я риторический вопрос и сразу же попытался его уточнить: – А кто сейчас руководит империей?

– Граф Борбок провозгласил себя императором, – ответила Веста.

– Понятно, – я тоже погрузился в свои невесёлые мысли. Вот как-то совсем я не ожидал, что и в империи всё может так резко измениться.

Принцесса взяла мою ладонь:

– Алекс… Я хочу тебе сказать то, что хотела сказать еще тогда, в день Равновесия.

– А может, не нужно? – предложил я, примерно уже понимая, о чем сейчас пойдет речь.

– Нужно. Когда я попала в это место, я жутко боялась… А потом просто устала бояться. Я теперь понимаю, насколько тебе было невыносимо страшно, когда ты попал в Дикий лес. Но ты не сдался, ты выживал, потому что были те, кому ты дорог и те, кто ждал тебя, несмотря ни на что, – от волнения у принцессы перехватило дыхание, она сглотнула и продолжила. – Тогда, в академии, ты не знал, что я принцесса и признался мне в любви перед всеми. Та песня до сих пор снится мне. Я не поверила, что такое со мной произошло! Что такое вообще бывает. Здесь никого нет, но я хочу ответить тебе…

– Веста! – я легонько прикрыл ладонью рот девушки, пытаясь остановить её. – Пожалуйста, подожди немного…

– Я и так слишком долго ждала!

– Послушай, Веста, прошу, просто послушай. Мне надо это тебе сказать. Ты просто послушай, а потом всё будет, как ты сама решишь! Хорошо?

– Обещаешь? – неуверенно улыбнулась девушка.

– Обещаю! Веста… Я бы хотел, чтобы ты это знала. Во-первых, я прилетел с далекой звезды. Понимаешь, я из другого мира.

– Да, я помню, ты рассказывал, что вы с друзьями… – начала было Веста, но я её перебил.

– Всё было не совсем так… Я вообще из другого мира! М-да, и как же это объяснить проще? Давай, ещё раз. В мире есть другие измерения, вот и я пришёл из такого. Я родился, и до недавнего времени жил, не в этом вашем мире, а совсем в другом, в моем привычном, человеческом, без магии и всяких эльфов– драконов– гномов…

– Хорошо, пусть будет так, – непонимающе согласилась принцесса.

– Во-вторых, у меня уже есть три жены. Три! – я выставил перед собой три пальца. – Целых три!!! И я никогда не буду принадлежать одной женщине, это ты понимаешь?

– Да, – просто согласилась Веста, – я знаю это.

– Похоже, – я виновато вздохнул, – ты теперь будешь знать про меня всё! Но это, по крайней мере, будет честно. Так вот, в-третьих. Запомни, пожалуйста, я не собираюсь отказываться от любых своих детей! Совсем не собираюсь – ни сейчас, ни в будущем. А я скоро стану очень многодетным папой. Ну да, смешно… Просто несколько женщин уже носят моих детей, и это не только мои жены, но и девчата из пластунов. И Дария, и Намин. Да и Младка… М-да…И Анариэль, кстати, тоже!

– Все, кроме меня, – принцесса посмотрела в пол, смутившись.

– Та-ак, – протянул я, пытаясь привстать и заглянуть Весте в глаза, – ты помнишь, как я оказался в Диком лесу?

– Представь себе! – чуть язвительно отозвалась Веста. – Там ведь ещё фонд какой-то придумали!

– Ну да, правда же, – с опозданием вспомнил я. – Так вот, я вернулся оттуда изменённым, понимаешь? Я изменённый, а ты принцесса империи!

– И что, Анариэль это остановило? – поинтересовалась Веста, ехидно глядя на меня и чуть наклонив голову набок.

– Да, как-то нет. Она ещё прыгала вокруг, как пятилетняя девочка, – буркнул я и передразнил эльфийку: – «А покажи ещё, покажи ещё!» Что тебе ещё надо бы знать? Перед тем как попасть сюда, я был в Огненных горах. Там я встретил одну девушку. Она дракон. И я её очень сильно полюбил. Очень. Вот такие дела. Извини, – я развернулся, затем опёрся руками и всё-таки сел, уставившись взглядом в пол.

– А она тебя? – задала вопрос Веста.

– Нет, – вздохнул я, – она меня прогнала. Сказала, что у неё уже есть другой. Но вот причём тут это?

– Скажи честно, когда ты пел мне песню, там, в Академии… у вас с Анариэль уже… уже что-нибудь было? – голос принцессы был полон смущения.

– Ты что?! – отмахнулся я. – Тогда эльфы были моими врагами. Я даже представить себе не смог, чтобы Анютка и я…

– Ну, вот видишь! – по-своему истолковала Веста все мои доводы. – Значит, когда ты пел мне своё признание, в твоей душе была любовь. Там был мой уголок, так ведь? Я ведь ничего не требую, я хочу просто любить тебя, знать, что ты где-то есть. И что когда-нибудь ты приедешь навестить меня… и нашего сына.

Сейчас от принцессы тёмной волной шло такое знакомое чувство отчаяния. Я ведь и сам только что, буквально только что испытывал его при расставании с Эмарисс.

«Девчонке и так выпало столько горя, – вдруг понял я, – Оттолкнуть? Нет. Я, конечно, свинья порядочная, но не до такой же степени!»

Я встал и повернулся к девушке:

– В моём сердце всегда есть твой уголок, и он никуда не делся, – проворковал я.

Лицо принцессы исказила гримаса, она тоже порывисто поднялась, и мне оставалось только нежно притянуть её к себе. Девушка доверчиво прижалась к моей груди, а потом разревелась в голос, обвивая руками шею, и слепо тыкаясь носом в моё полуголое тело, грязное, в синяках и ссадинах. Вот так мы и стояли, обнявшись, посреди гномьих рудников, там, где не должно было остаться места жалости и любви, там, где кто-то признал единственной основой существования живых разумных только боль и страдания.

И тут моя пустота вернулась, она рухнула в мою душу! Скупые мужские слёзы? Нет! Мужчины не плачут, мужчины огорчаются! А я вдруг всем своим существом почувствовал, как тёплый котёнок в душе Весты жалобно пищит, из последних сил призывая такого же, как он, чтобы согреться и просто быть рядом, вот только ответом ему были лишь холод и пустота.

– Весточка, кто-то идёт, – проговорил я и легко поцеловал девушку в губы.

Мда-а, вот ведь никогда не думал, что первый поцелуй с принцессой будет в такой обстановке.

– Всё у нас будет, Весточка, обещаю…

– Пусть идут, мне всё равно! Ты мой! – прошептала Веста и ещё крепче прижалась ко мне. – Мне ведь столько надо тебе рассказать!

– А уж сколько мне надо! – усмехнулся я, пытаясь хоть немного отодвинуться от девушки. – Лапусик, нам нужно быть начеку, а сюда идут. Ага?

– Да, конечно, будем, – Веста даже не пошевелилась. – А как твоё домашнее имя?

– Саша. Когда-то мама называла меня Сашей, – я осторожно и твёрдо начал отстранять её.

– Во! Да глянь на них, а?! – раздался удивленный возглас сзади. – И этот очухался, и юродивая, ишь ты как!

Повернув голову, я увидел в проёме весьма приземистого бородатого гнома, в полном доспехе, при мече и с фонарём в руках. Образцово-показательный гном, одним словом. Рядом нарисовались ещё два таких же, причём один из них был точной копей крикуна. А вот второй… Второй точно был Кувалдой, и никто не докажет мне, что я неправ! Морда его была квадратна, груба и невыразительна, ну, чисто кувалда.

– А гнилой Хар клялся, что не тронул её, он-де божьими людьми не пачкается, а тут, вишь ты, чо?! – разглагольствовал второй из двойников. – И сам, поди, попользовал, и сказочку придумал про юродивую, чтоб мы не трогали. Ну, да за обман ответит, падаль!

– Точно! – кивнул первый, по-хозяйски вваливаясь в забой и поставив свой фонарь на нары. – Ну чо уставились? Всё, господа дворцовые, свиданка окончена!

– Саша, не нужно, – прошептала Веста, наконец, отпустив меня и делая шаг в сторону. Девушка явно почувствовала моё возмущение.

«Не нужно», – беззвучно повторили её губы.

– Чо, живой, что ль? – Кувалда подошёл поближе и ткнул в меня увесистой дубинкой. – Во, бугай-то, а? Тот, что сбегал, вроде как, похилее был? – с сомнением проговорил гном и, почесав затылок, повернулся к напарникам.

– Да какая тебе разница? – хмыкнул первый. – Деньги-то при тебе остались, и ладно. Веди его к Гафлеру, а мы пока тут подождём, – надсмотрщик мерзко оскалился на Весту, – потолкуем о способах ле-че-ни-я.

– Ну, чо стал?! – Кувалда обиженно набычился. – Иди, давай! За тебя чуть денег не лишили. Придурок!

– Да пошёл ты! – в тон ему отозвался я.

Хотя цепь на ноге и ограничивала мои манёвры, но не до такой степени, чтобы не справиться с тремя мерзкими лилипутами, пусть с дубинками и с размахом плеч в пол-аршина.

– Чо ты сказал?! – Мароец Кувалда резко взмахнул увесистой дубиной, явно метя мне по самому дорогому для каждого мужчины.

Но вот беда, я-то уже был готов к нападению! Поворот корпуса, жёсткое ускорение нападающему в направлении замаха, и гном с отчётливым хыком врезался боком в стену. Айкидо никто не отменял, однако!

– Чо творишь, тварь пещерная?! – взревел Мароец, поднимаясь. – Не тронь! Я сам эту мразь прикончу!!!

Но крик Кувалды остался неуслышанным, и оба его напарника одновременно кинулись на меня. Мне пришлось делать почти танцевальные па, сталкивая их лбами и отправляя в полёт. Одного – в дальний угол, другого – на выход. Последний, чертыхаясь и кубарем вылетая из забоя, крайне неудачно споткнулся о мою цепь, и от резкого рывка я тоже чуть не рухнул вниз.

– Сашенька! Не нужно, – проговорила Веста, – они бы ушли.

– Эти – вряд ли! – криво усмехнулся я, глядя на принцессу.

Перетекать в боевую ипостась я пока поостерёгся, хорошо помня ту боль, что принесло мне это действо в последний раз. Да и металлический ошейник на шее мог доставить лишние неприятности, а то, и вовсе задушить.

Моя улыбка Весте стоила мне удара по почкам. Блин, больно же!

– Са-а-ш! – закричала принцесса и кинулась ко мне.

– Стоять! – гаркнул Кувалда, ткнув концом своей дубины девушке в живот, и та замолчала на полуслове, судорожно хватая ртом воздух и сгибаясь пополам, сделала полшага к стене и медленно сползла на пол.

Это привело меня в ярость. Широкий шаг к Маройцу, присест, удар в горло, ломающий кадык. Второй удар ему же с энергетическим толчком в основание носа. Всё, с этим покончено, после такого не выживают. Дубину второго гнома принять на плечо, затем перехват и рывок на себя. Подставить колено, выбить воздух из лёгких, поймать падающее тело, резким рывком сломать шейные позвонки. Отталкиваю второй труп.

– Ну, сука, конец тебе, – почти рядом слышу злой голос, на фоне шипящего звука от вынимаемого меча.

– А вот это уже интересно, – поворачиваюсь на голос.

Надсмотрщик стоит в глубине ниши. Глаза горят диким пламенем страха, меч перед собой.

– Ну что, урод, допрыгался? – щерит он гнилые зубы. – Ну, давай, иди. Иди сюда!

Дёрнул ногой, чтобы освободил цепь, придавленную трупом Кувалды, давая себе, так сказать, тактический простор… М-да, не слишком-то тут повоюешь! Хотя, почему бы и нет? Воспользовавшись заминкой, представляю на месте головы последнего гнома огромный такой бенгальский огонь, с рёвом выжигающий ему мозг – и гном просто падает навзничь. Без стона и крика. Стоял – и вот уже лежит, неестественно вывернув голову. По полу загремел его меч, а изо рта потекла струйка крови.

– Ну, как-то так, – пробурчал я, делая себе очередную зарубку, что это любая другая магия рядом с ассанитисом не работает, а моя, ещё как действует!

Придерживая цепь, подошёл и поднял меч. Прошёлся по лежащим телам с контрольными ударами. Внезапно ожившие враги мне совсем не нужны. Вроде бы, всё. Повернулся к Весте. Девушка глядела на меня своими громадными глазищами, и там мутной дымкой клубился страх. Но, хвала небесам, все-таки не дикий ужас, всего лишь самый обыкновенный страх. Так обычно пугаются чего-то неожиданного, но вполне привычного. Хромая, подошел к ней, присел напротив.

– Испугалась? – мягко спросил я, и та слабо кивнула головой.

– Ты их убил? – прошептала она. – Так быстро?

– Они подняли руку на мою женщину. За это всегда смерть, – совершенно буднично признался я, и добавил: – Давай-ка полечу тебя.

При словах «моя женщина» от Весты потянуло чем-то бесконечно нежным и солнечным, она даже попыталась улыбнуться, но потом скривилась от боли и прошептала:

– Тут магия совсем не работает.

– Правда?! А, может, ты просто пользоваться ей не умеешь? – ободряюще улыбнулся я, решив вначале помочь ей, а уже попозже заняться своим здоровьем.

Сначала перешёл на истинное зрение. Хорошо же гном, сучара, ей заехал! Слабой женщине, тварина, да со всей силы. Спасибо, хоть мягкие ткани и внутренние органы не порвал. А вот ушибы там очень сильные. Ладно, дальше ищем природные энергоканалы. Вот только привычных линий вокруг меня нет. Ни цветных, ни чёрных, вообще никаких! Но как же тогда здесь люди существуют? Ведь, если людей просто взять и отрезать от каналов внешней подпитки, то они либо выродятся со временем в вампиров, либо вовсе сдохнут. А ведь живут! Плохо, но живут. Значит, энергия здесь есть. Но где? Почему я её не вижу?

И тут я неожиданно вспомнил свои эксперименты с энергией воздуха. Блин, как же давно это было! Так вот, если ассанитис легко разрушает структурированные поля, он ведь не поглощает энергию, он просто делает её течение неупорядоченным, хаотичным. Присмотрелся повнимательнее.

Есть! Теперь я чувствовал энергию везде! Она медленно перетекала из одного вида в другой, случайно меняя собственные цвета и плотность, а посреди этих, плывущих в воздухе разводов и завихрений, вдруг резко вспыхивали мелкие звёздочки, оставляя за собой гаснущие следы. Красота, одним словом! То есть, я всё-таки оказался прав – энергия здесь действительно есть, её много и нужно просто научиться ей пользоваться.

Ну, а пока поделимся своей собственной. Я направил в сторону фонящего болью тела Весты поток своей энергии, разглаживая узелки её повреждённых энергонитей, разминая болезненные утолщения и связывая порванные кончики.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7