Сергей Мясищев.

Обреченный на скитания. Книга 1. Мир розовой Луны



скачать книгу бесплатно

Разноцветная мозаика радостно прыгнула навстречу. Какая–то сила потянула мой взгляд вниз. Это сердце, комментировал я свои действия. Мощные, пульсирующие потоки кроваво красного цвета, связанные в замысловатый узел. Опустился чуть ниже – желтый клубок – «это желудок», чуть правей фиолетовый – «это печень»… Так прошёлся по всему организму, стараясь вспомнить рассказ Корня, что и как выглядит, как увеличивать каналы для поврежденного органа, как перебрасывать энергетические нити на соседние.

Вынырнув из «состояния», я сидел не двигаясь, стараясь переварить увиденное. Только ради этого стоило сюда попасть. Классно! Спать совсем не хотелось. Вокруг негромко шумел ночной лес, где–то прокричала птица, шорохи, писк, злобный хохот неизвестных существ… Суровый, ночной лес. Так, думая ни о чем, задремал.


Проклятый лес. Отряд эльфов. Анариэль. (погоня)

Анариэль с командой шли по следу. Этот чужак – редкостный дебил. Бежать по территории Проклятого леса и совершенно не закрываться. Сначала следы свидетельствовали о том, что чужак бежал огромными прыжками. Больше трех часов им потребовалось, чтобы дойти до места его первой остановки. Тут, видимо, он отдыхал. После этого его передвижение приобрело более–менее нормальный вид. Следы указывали на его неспешный шаг, видимо, он все же был ранен. Об этом говорили чуть–чуть вытянутые следы, он, явно сильно хромал. Чужак двигался вдоль ручья. Воины приободрились, разошлись неширокой цепью и шли вниз по течению ручья, к реке.

Даже мужчинам было нелегко выдержать такой темп погони, что говорить об Анариэль. Она держалась на одном упрямстве.

Девушка понимала, что облажалась у всех на глазах по всем статьям. Сначала она не смогла его почувствовать, хотя считается одной из отличниц Академии Светлого леса, потом Анариэль не попала из лука с двадцати метров, хотя все видели, что на чужаке не было защиты от физического воздействия. Просто невозможно поддерживать «скрыт» такой силы, и ещё щит. Нет, тут, однозначно, был артефакт. Но такой силы?! Это явно игрушка древних. И этот герб! Нужно поискать в библиотеке кому он принадлежал.

Все факты говорят о том, что чужак смог открыть в храме какие–то хранилища и забрать себе то, что принадлежит эльфам. Все считают, что диверсант имеет уровень архимага. Девушка так не считала. Не стыкуется.

С одной стороны, чужак показал сильнейшие заклинания, великолепное владение своим телом, с другой – совершает ошибки, характерные для магов–первокурсников. Кто мог послать такого диверсанта? И самое главное, зачем? Проверить боевые качества рейнджеров? Вот и сейчас у Анариэль было стойкое чувство, что чужак ушёл, и они его не догонят. На уровне ощущений, на уровне предвиденья.

Проклятье! Если это так, ей вовек не отмыться!


Глава 4

Проклятый лес. Алекс (на дереве)

Очнулся я от беспокойства, которое всплыло сквозь сон. Спать привязанным к дереву – то ещё удовольствие! Так, не сон, а забытьё.

Тряхнул головой, прогоняя остатки полусна. В модуле меня приучили к активным действиям сразу после побудки. Пригодилось. Прислушался. Чётко различил чьё–то дыхание. «Время 03–18», – высветилось слева. Похоже, меня догнали, я слышал чьи–то шаги.

Стал озираться по сторонам. Видел я все в черно–белом цвете, и картинка немного плыла, как при плохой оптике фотоаппарата. Прислушиваясь, всматриваясь и даже принюхиваясь, пытался определить источник моих бед.

Стало немного жутковато. Куда–то улетучилась моя бравада, сопровождавшая меня весь день. Лес стал казаться злым и неприветливым. Вокруг раздавалась какофония звуков, писков, рычания. И чёткий звук сдерживаемого дыхания. Вслушиваясь, старался отфильтровать звук дыхания от шума леса. Есть! Вот и источник этого сопения. Метрах в двадцати из-за дерева показался силуэт человека. Я присмотрелся, благо зрение само подстроилось под скудное освещение.

Это был худощавый мужчина, с узким лицом. И ушами! Удлинёнными, выступающими из-за налобной повязки. Да, да! Это эльф. Сто пудов, эльф. Так вот, кому я тут помешал. Человек, верней эльф, присел под деревом и, судя по лицу, тоже вслушивался. Я задержал дыхание. Рука, сама собой, потянулась за шашкой, но я себя остановил, решив, что лишний звук не нужен. Здравый смысл подсказывал, что мужчина тут не один. Лучше затаиться.

Я все боялся сбить настрой, думал, чуть отвлекусь, и ночное зрение пропадёт. Ничего подобного. Неплохо меня натренировала программа обучения в Модуле.

Эльф немного посидел, встал, прислушался, начал медленно удаляться. Я видел за его спиной огромный лук. Лучник шёл медленно и очень плавно, практически скользил по траве.

Вот и славно, иди, родной, иди куда–нибудь подальше!

Тут уловил ещё один звук дыхания и осторожных шагов. Медленно потянулся сознанием на звук. По ощущению, метрах в пятидесяти крался ещё один эльф. Присмотрелся. Мелькнул беззвучный силуэт между деревьями. Может, это охотники? Вряд ли. На кого тут можно охотиться? Я никого не видел, кроме этих представителей длинноухих. Третьего я обнаружил метрах в десяти от моего дерева. Это очень плохо. Если это следопыты, то по моим следам легко меня найдут. Учитывая количество эльфов и величину их луков, мне ничего хорошего не светит. Я замер. Мелькнула мысль – хорошо, что скрыт не снимал, хоть какая–то защита.

Как–то само собой получилось видеть их сразу всех, вернее не видеть, а чувствовать. Кожей, телом, сознанием. Я сидел с закрытыми глазами, весь превратившись в слух, зрение, осязание – в одном флаконе.

Сознание расплылось, как вода по полу. Я был деревом, букашкой на травинке, листком на соседнем дереве, белкой притаившейся за стволом. Я осязал всех и каждого. Ближайшие от меня эльфы остановились. Я сразу же переключился на них. Один из них издал ухающие звуки, ему отозвались такие же с других мест. Все стихло. Несколько секунд тишина. И все двинулись в прежнем направлении.

По моим расчётам, место, где я проходил, эльфы уже миновали и ничего не заметили? Воины неопытные или мой скрыт все же работает? Прошло ещё немного времени, и я вышел из состояния распылённости. Наверное, правильней сказать – слияния с окружающей средой. Новое для меня состояние, ещё одно моё умение? Похоже на то. Нужно бы проверить.

Расслабился, попытавшись опять прочувствовать дерево, листья, потянулся в сторону шороха шагов. Раз, и меня нет! Есть лес, кусты, воздух, капельки росы на листьях травы.

Выпав в реальность, я с наслаждением вспоминал только что пережитое. Да, это именно единение с природой, растворенность в ней. Тело было лёгким, хотелось встать и бежать–бежать и кричать от восторга! Хорошо мозгов хватило не привести в действие нахлынувшие эмоции. Был бы цирк ещё тот. Я усмехнулся. По ощущениям, эльфы удалились уже примерно метров на сто. Пронесло!

Прямо не лес, а Бродвей какой–то. Вот уж не думал, что тут такая плотность населения, куда не плюнь, в эльфа попадёшь. Нужно уходить отсюда, пока не разгадали мою детскую хитрость и не вернулись.

Выждав ещё полчаса, я, осторожно сняв с сучка свою шашку и рюкзак, кое–как надел их за спину и аккуратно спрыгнул с дерева. Удачно. Осмотрелся. В пределах ста метров никого крупнее кролика. Отлично! Наложил на себя ещё одну руну скрыта, и неторопливо двинулся по направлению к Управляющему центру. Хорошо, что стрелка исправно показывала направление, а ночное зрение позволяло не натыкаться на деревья и коряги вывороченных стволов. Бежать опасался, но идти было вполне сносно.


Светлый лес. Дворец эльфов. Владыка Морохир.

Морохир провёл бессонную ночь. Непрост оказался чужак, ох непрост. Шестьдесят лучших рейнджеров упустили его. Он провёл их, как слепых котят. Их, эльфов, в их родном лесу! Тяжёлые мысли крутились в голове. Ну, рейнджеров он отмажет, скажет, что были учения. Придумает что–либо.

Пятёрку, которая видела его, верней троих, не считая дочь и Менелтора, нужно отослать подальше от столицы, чтобы не баламутили. Лишние осложнения сейчас не нужны. Два отряда встретились под утро, никого не выловив. Вот так. И вроде обманка была простая – пройти по ручью оставив следы, а потом вернуться назад без следов.

В километре от входа чужака в ручей был случайно обнаружен след, и то, по незнанию чужака. Ни один эльф не наступит в гнездо ессесов. Эти твари хоть и мелкие, но весьма ядовитые. А вот чужак прошёл по ним, как по мощёной дороге – не заметил, видимо. Надо отдать должное рейнджерам, увидёть отпечаток ступни, без следов ауры – огромный опыт нужен! И это, практически, в полной темноте!

Но от этого не легче. Прочесали всю округу – больше ни одного следа. Оба отряда уже отозваны в столицу. Нужно провести с ними беседу. И ждать. Где–нибудь чужак вынырнет. Не может же все пройти бесследно. Нужно напрячь всю внешнюю разведку, чтобы докладывали обо всех странных случаях и проявлениях необычных и магических способностей в землях гномов и людей.


Где–то в Проклятом лесу. Алекс.

То, что уже позднее утро, я обнаружил на одной из полян, которые встречались всё чаще и чаще. Да и лес стал прозрачней. Только теперь я понял, в каких дебрях я был. Окружающий меня лес отличался от того, где я ночевал, как стриженый газон от колхозного поля. Деревья стали реже, кустарник также поредел.

По ходу движения наткнулся на малину. Реальную, земную малину. Даже на вкус ничем не отличалась. Полакомился ягодами, стараясь не углубляться в заросли. Есть малина – должны быть и медведи. Хлебнув воды из фляжки, обнаружил, что фляжка не простая. Вода была как лед, несмотря на положительную температуру окружающей среды. Захотелось съесть что–нибудь посущественней. Малина малиной, а оставшаяся в рюкзаке рыба казалась мне манной небесной. Выбрав полянку поуютней, обосновался на привал. Расстелив плащ, растянулся на нем.

Осмотрелся вокруг, прислушался, попытался прочувствовать местность вокруг себя – агрессии не обнаружил. Да вообще никого нет. Судя по звукам, несколько зайцев, белок или других грызунов. На самой грани ощущений было крупное животное. Лось или косуля. Почему так решил? Потому как волк не будет есть траву, а тут я чувствовал, что животные спокойно хрумтело травой.

Снял скрыт, природа расцвела калейдоскопом красок и звуков. Утро! Звенящий воздух и щебетание птиц. Красота и безмятежность.

Итак, я вторые сутки в пути, сколько мне ещё идти неизвестно. Нужно как–то озаботиться пропитанием. Насколько я понял, эльфы не очень гостеприимны. Но не везде же они расселены, вот лес кончится, и их не будет. Логично. Если, конечно, это эльфы в моём понимании. Главное, чтобы другие аборигены не были такими же агрессивными.

Достал из рюкзака остатки рыбы. Холодная и несолёная, она показалась мне изысканным деликатесом. Запил водичкой из фляжки. Думать о плохом не хотелось.

Решил сделать зарядку. Принял исходное положение и начал выполнять комплекс Тай Цзи Цюань, двадцать четыре формы. Это моя самая первая и самая любимая гимнастика. Сразу вошёл в состояние. Тело двигалось самостоятельно, я видел все водовороты и перетекания энергии из руки в руку, скрутки и расхождение на рукава. Те движения, которые я давно знал, и считал, что всё получается, приобрели совершенно другой смысл и вид.

Вот «Поглаживание гривы лошади» – и разноцветные световые потоки срываются с руки водопадом, вот «Захват птичьего хвоста» и струйки сжимаются в пучок! Как же это красиво! Появилось ощущение, что я маленькая, юркая рыбка, купаюсь в солнечных лучах, в водах ласкового и тёплого моря. Завершив комплекс, я стоял совершенно ошарашенный. Цветные струйки ушли, но я чувствовал, что они тут, никуда не делись. Было тепло, спокойно и безмятежно.

Всё-таки, приобретённые в этом мире способности стоят того, чтобы тут оказаться. В теле была бодрость и готовность к действию, и это после нескольких часов бега! Я просто супер–пупер марафонец!

Собравшись, уже привычно наложил на себя руну Скрыта и затрусил, ориентируясь по своёму внутреннему указателю. Дороги, как таковой, не было, но бежать было легко. Лес был не густой, заросли кустарника встречались нечасто. Подстилка из прошлогодней листвы мягко пружинила. Воздух был свеж и сладок. Какофония запахов щекотала ноздри. Все ночные тревоги опять ушли и, если о них не вспоминать, то как–будто и не было ничего.

В этой идиллии мой обострённый слух уловил резкие звуки драки каких–то животных. Рычание, шипение и звуки, похожие на песни мартовских котов, смешались воедино. Звуки исходили справа.

Остановился, присел около дерева и прислушался. Любопытство взяло вверх, и я медленно двинулся на шум. Метров через двести, на поляне, рассмотрел драку карликовой пантеры и животных неизвестной породы, полусобак, полукрыс. Разум говорил, что туда лучше не соваться, но любопытство пересилило. Подкрался поближе, стараясь не шуметь, постоянно озираясь по сторонам. Попасть в ловушку совсем не хотелось.

Огромную кошку, а вовсе не пантеру, атаковали неизвестные мне хищники, ростом со среднюю собаку с крысиной головой и характерным горбом. Крысюки – дал я им название. Драка была кровавая. Кошка была действительна большая, меньше львицы, но больше рыси. Цвет кошки был кровавый, от того, что она вся была буквально разорвана. Кожа лохмотьями свисала с боков.

Крысюков было много. Это была стая. Когда–то была. Всю поляну устилали мёртвые тела крысюков. Знатно их потрепала кошечка. И вот, с пяток оставшихся в живых крысюков яростно атаковали представительницу кошачьих. Было понятно, что у кошки шансов не осталось. Видимо, от потери крови или усталости двигалась она все медленнее. Пара крысюков висели на ней, вцепившись зубами и когтями, в бок и шею.

Жалко кошку, судя по количеству поверженных тварей, она отличный боец. Скинув рюкзак и ножны, с мечом наперевес я ринулся на выручку. Сбросил скрыт, чтобы лучше воспринимать окружающую действительность.

С ходу перерубил двоих тварей, чуть ли не одним движением. Ринувшегося на меня крысюка, принял на меч, легко разделив его вдоль тела на две половинки. «Минус три», – пронеслось в голове. Между тем кошка упала, не в силах больше сопротивляться. Повисшей на её боку твари я отрубил голову. Кровь фонтаном брызнула из агонизирующего тела, обдав меня с головы до ног. Последнего крысюка пригвоздил к земле, проткнув ему грудную клетку. Он заверещал и зубами ухватился за лезвие меча. Пришлось отскочить, выдернув шашку из тела, и быстрым движением переполовинить эту неугомонную тварюку. Вот и все. На все ушло не больше пяти секунд. В моем сознании, тенью проплыло удивление, с каким холодным расчетом и хладнокровием я орудовал мечом, как мясник в лавке.

Когда все закончилось, меня накрыл мандраж, сердце затарахтело, руки начали немного дрожать. Я медленно осел на окровавленную листву.

Вот только старался я зря, кошка тяжело дышала, доживая последние минуты. Жаль, конечно, не успел. Немного отодвинулся от неё, мало ли что померещится умирающей скотинке. Может и зацепить невзначай, коготочком–то.

Кошка открыла глаза, приподняла голову и посмотрела мне прямо в глаза. Вот от этого взгляда у меня прошёл холодок вдоль позвоночника. Это не были глаза умирающего животного, слишком осознано она смотрела. В глазах было сначала удивление, потом разочарование и облегчение. От голоса, раздавшийся в правом ухе, я вздрогнул. Потом понял, что это сработал ЧИП.

«Ты пришел слишком поздно. Молю тебя, спаси моего сына», – кошка обессилено опустила голову на землю. Вот так дела. Тут кошки разговаривать умеют, пусть и с помощью ЧИПа. И как ей отвечать? Может там и микрофон встроенный. Попробую.

– Где твой сын? – спросил я по–русски. Как ни странно, кошка поняла. Открыла глаза и за ухом донёсся голос:

«Там за деревом моя лёжка, он там. Спаси его, молю тебя».

– Ладно, ладно. Не переживай, все будет нормально, – успокоил я её. Присел на корточки и перешёл на истинное зрение, пытаясь понять что и как тут можно отремонтировать. Ничего не понял, куча–мала из каналов. Ни фига не разберёшь, и все в красном диапазоне. Создав руну общего исцеления, наложил её на раненное животное. Кошка дёрнулась, подняла голову, посмотрела на меня.

«Не стоит заботиться обо мне».

– Это не тебе решать, – спокойно ответил я, – сейчас немного потерпи, я перенесу тебя из этого дерьма.

– Мр-мр, – буркнула кошка, опустив голову. Наложил на кошку руну останавливающую кровь, а то истечёт бедняжка. Оставив меч торчать в земле, наклонился и осторожно поднял животное. Тяжеленькая. Эдак, килограммов под сорок. Напрягся и не спеша понес её на край полянки, выбирая местечко почище. Кошка безвольно висела на руках. Как она в таком состоянии сражалась, было совершено непонятно.

Выбрав место, положил тело на траву. Осторожно расправил ноги и хвост. Приложил на место оторванную кожу, пряча выступающие кое–где ребра. Знатно её потрепали, в который раз отметил я.

Наложил ещё одну руну исцеления, не пожалев энергии. Кошку выгнуло, она высоко запищала, выпуская когти. Упс, кажется переборщил. Мне было её страшно жаль, слезы наворачивались на глаза.

– Потерпи, потерпи, всё будет хорошо, – уговаривал я кошку, – кошки они ведь живучие, все наладится.

«Я стараюсь».

– Сейчас за мечом сбегаю, ты полежи, я быстро, – я сбегал за рюкзаком и мечом. Оставаться без оружия не хотелось. Я вспомнил, что в рюкзаке должна быть аптечка. Уж йод там должен быть, или зелёнка.

Достал из рюкзака аптечку и открыл контейнер. Внутри были плотно упакованные капсулы разной величины. Все было пронумеровано. На внутренней стороне крышки были надписи. По логике это инструкция. Вот только символы не очень–то похожи на русский шрифт. Ну, что за невезуха. Получается аптечка бесполезная. Всмотревшись внимательней, с удивлением обнаружил, что некоторые слова я могу прочитать. Протер глаза, посмотрел ещё раз. Точно!

Неизвестные символы начинали складываться в знакомые слова. Ай да модуль, респект древним! Теперь я мог прочитать назначение каждой капсулы и ампулы.

Выбрав укол кровеостанавливающего средства и обезболивающего, вернулся к кошке.

– Я сделаю тебе уколы, ты не пугайся. Это лечение такое, – обратился я к ней.

«Не волнуйся, после крысюков мне уже ничего не страшно», – с грустной усмешкой ответила она. Я быстро сделал уколы и ещё раз посмотрел на рваные раны. Нужно бы перебинтовать. Вот только бинтов в аптечке не наблюдалось. Снял с себя жилетку и рубаху. Стянул майку и ножом порезал её на ленты. Вот и пригодился джедайский нож. Резал он на удивление легко и ровно. Как будто и не было ткани. Раз – и полоска. Кошка внимательно посмотрела на мои действия, но ничего не сказала.

– Я буду тебя бинтовать, терпи! – приказал я. Осторожно, насколько мог, перебинтовал ногу и грудь. Получилось очень неуклюже, но это лучше, чем ничего. Наложил руну исцеления. Теперь аккуратненько так. Все прошло хорошо.

Посмотрел истинным зрением. Различил главные, самые толстые каналы. В местах повреждения каналов, энергия выбрасывалась и рассеивалась вовне. Закрыть я их не пытался, так как не знал, как это делать. Перешел на видение ауры. Ага, тут более общая картина. В некоторых местах явный недостаток энергии. Вытянув руку, направил туда тонкий пучок. Так и сидел возле кошки, водя руками вдоль тела и направляя энергию в ослабленные зоны. Когда аура стала более–менее ровно светиться, вернулся к обычному зрению.

Кошка спала. Наверное. По крайней мере, дыхание было ровное, сердцебиение стабильное, хоть и учащённое. Сколько ударов в минуту делает сердце у кошек такой величины, я не знал. Будем считать, что это норма. Теперь можно поискать котёнка. На несколько секунд слившись с природой, я точно определил, где лёжка у кошки. Буквально в метрах двадцати от меня, в корнях дерева, я видел ауру котенка.

Подошел и присев, заглянул под корни. В небольшом углублении, распластавшись, лежал котенок, ростом с земную кошку, и беззвучно мяукал. Только мой обострённый слух смог различить жалобный писк. Котёнок был ещё слепой. Значит, кошка родила совсем недавно. Ну и размерчик у новорождённого. Хотя, учитывая размеры матери, удивляться нечему. Взяв котенка на руки, стал его гладить. Котенок слепо стал тыкаться мне в ладонь.

– Чем же мне тебя кормить, горюшко ты мое? – озадаченно сказал я, подходя к кошке     – Это я. Вот нашёл твоего сына. По–моему, он голодный!

«Положи его ко мне ближе, я его покормлю. Чем смогу», – мне показалось, кошка грустно хмыкнула.

– А ты сможешь? На тебе же живого места нет.

«Попробую…»

– Меня зовут Алекс, а как тебя? – спросил я, подкладывая котенка к матери.

«У меня нет имени», – огорошила меня кошка.

– То есть, как нет? Ну, вы же общаетесь между собой, тебя же как–то называли в стае? – не унимался я.

«Лучше дай своё имя, так как мы называем друг друга, ты не сможешь выговорить».

– Хорошо, будешь Сильва, – согласился с ней, подпихивая котёнка поближе.

«Спасибо, Алекс. Очень красиво. А что значит это имя?»

– Лесная жительница. Тогда твоего сына наречём – Мурзик. Ты не против?

«Не против. Очень красиво».

– Тогда вы тут побудьте, я пойду хворост соберу, да еды попробую добыть, – погладил я Сильву.

С дровами проблем не было. Сухостоя вокруг было много, а энергетический нож резал без проблем, что тряпку, что дерево, что камень. Так что настрогать дров не проблема. А вот еда – проблема. Не буду же я бегать по всему лесу за зайцами. Побродив по лесу, совсем уже отчаялся что–либо добыть, как увидел на дереве огромную птицу. Что–то среднее между индюком и гусем. Может, глухарь или тетерев. Не разбираюсь я в них. Спрятавшись за ближайшим деревом, приготовил свою молнию. Сделал её совсем крохотной. Фиг его знает, сколько нужно энергии добавить в молнию, чтобы в пепел не превратить эту птичку Тари! И тут я вспомнил свои мысли по поводу откачки энергии у врага. Птица, конечно, не враг, но для тренировки – самое то.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9