Сергей Мясищев.

Обреченный на скитания. Книга 1. Мир розовой Луны



скачать книгу бесплатно

Если в правой нише был вырезан отпечаток человеческой руки, то в левой – трехпалой. Ого! Тут разумные монстры были! Стало немного жутковато. А вдруг не были, а есть, а это место просто за ненадобностью не посещают?

Встав в правую нишу, я стал пальцем водить по этой искусно выполненной резьбе по камню. Потом понял – что–то изменилось. Что? Стало светлей?

– Что за хрень? – поднял голову и увидел, что под полукуполом появилось свечение.

Резко выскочил назад. Свечение прекратилось. Это что за иллюминация? Вошел в нишу опять. Свечение снова появилось. Постоял. Ничего не проходит.

– А, была – не была! – я приложил в углубление свою руку. Понятно же – это система доступа, значит неопасно. Стоял весь сжавшись, готовый в любую секунду рвануть отсюда. Вокруг руки также возникло свечение, и раздался скрежет у тупиковой стены.

– Епрст! Добро пожаловать, уважаемый Александр–первооткрыватель! – тупик оказался совсем не тупиком. С небольшим скрежетом стена сдвинулась, открыв проход. Идти или не идти, раздумывал недолго. Ну, во–первых, интересно, никогда не сталкивался ни с чем подобным. Да и устал я уже удивляться. Что я теряю? Я и так потерянный. Конечно, оставалась вероятность умереть особо мучительным образом от жажды и голода, но я был настолько зол на всё и вся, что пошёл.

За отодвинувшейся стеной была небольшая комната. В центре стоял овальный стол. Резной, под старину. Да, и вообще, все тут, по сравнению с состоянием снаружи, было очень даже ничего! Ну, не так, как в ванных комнатах у новых русских, но все же прилично.

Стол – белый, видимо мраморный, стены также из какого–то благородного камня. Правда, ни фресок, ни картин не было, просто гладкие стены. Сверху что–то светилось, освещая комнату мягким ровным светом. Вокруг стола стояло, раз, два, три… – двенадцать кресел, то ли из камня, то ли из пластика – не разберёшь. Напротив каждого кресла – каменный шар зелёного цвета. Как–то сразу вспомнился малахит. Очень стильно – зеленые шары на белой столешнице!

Обойдя вокруг стола, увидел, что шары разных размеров, самый большой – во главе стола. Около дальней стены, чтоб я пропал, был настоящий фонтанчик с водой. Ура, ура, ура! Я сразу же ринулся к вожделенной влаге. Жажда, отступившая под напором новых впечатлений, навалилась с новой силой. Подбежал, стал жадно черпать руками воду и пить. И только после пары десятков глотков, в голове бомбой взорвалась мысль, а вдруг вода отравленная?! Да, что же это такое, ну никак не избавлюсь от расслабленности, присущей нашему миру. Прислушавшись к себе, понял, что, кроме как желания ещё попить, других позывов нет. Ну и отлично! Будем считать, что повезло. Да и зачем травить воду в фонтане?

Напившись, подошел к столу и уселся в кресло. Как–то само собой получилось, что оно оказалось по центру стола, где обычно сидит хозяин. Тут же я обнаружил, что сиденье теплое. Приятно так теплое. Нет–нет, не как в трамвае зимой, когда после пяти минут сиденья из ушей пар начинает валить.

Дотронулся до шара, он был удивительно гладкий на ощупь, и тоже теплый. С удивлением прислонил ладони к шару с двух сторон. Ничего не произошло. Я даже немного огорчился – думал, произойдет чудо. Нет, ошибся! Так и сидел, поглаживая теплую поверхность шара.

А потом, раз! – и очертания комнаты поплыли. Да и руку заклинило – не могу оторвать от поверхности. В ладони вонзились миллионы иголочек. Накатила тошнота. Потом все закончилось, и руку отпустило. Я откинулся на спинку.

– Придурок! Ну, какого хрена тебе ещё надо, что ты лезешь–то? Всё! Надо сваливать, пока ещё куда–нибудь не влез, – ругал я себя, пытаясь слезть с кресла. Тело было вялым и непослушным.

«Сануред шамула грюта фесит» – прозвучало в голове на неизвестном языке. Это что плеер такой, и сейчас музыку буду крутить? Никогда особо не интересовался иностранной эстрадой, и сейчас перебьюсь.

«Сканирование каналов выполнено на тридцать процентов, анализ структурных матриц выполнен на пятнадцать процентов. Прекращение процесса не рекомендуется. Тизакул римпу трукз киру правило тур," – опять раздалось у меня в голове. Я все же смог встать с кресла и завертел головой, пытаясь найти источник звука.

– Это всамделе, или моя крыша уехала? – прошептал я.

«Друге объекто не обнаруженыйе, триказуло разрушузикоо на восемделяко процезолов," – пронеслось в голове. Сказать, что я обалдел, не сказать ничего. Просто охренел!

«Это со мной, что ли, общаются, или я сам с собой разговариваю, уже и мысленно? Вроде бы, ещё рано, один я всего несколько часов».

«Сканирование завершено на семьдесят пять процентов, разговорная матрица сопоставляется с имеющимися аналогами».

Похоже, какой–то продвинутый компьютер решил со мной пообщаться. Вот только откуда он тут? Может, это военный объект, а я тут приперся и хозяйничаю. Прибьют ни за что, и фамилию не спросят!

– Эу!! Ты кто? – робко спросил я.

«Модуль ОЛ ноль–ноль–восемь, вхожу в состав комплекса Зеро Сто три», – раздалось в моей голове.

– Все ясно. Что тут не понятного, модуль, кто же тут ещё может быть! – нервно захихикал я, медленно перемещаясь в сторону выхода.

«Сканирование каналов завершено, анализ структурных матриц выполнен на сорок пять процентов. Аналоги разговорных матриц минимального комплекта не обнаружены, вводятся исходные данные».

– Модуль, это ты мне? Я ничего не понимаю! Можешь не кричать в мозг? – поинтересовался я.

«Стандартные сообщения не поддаются модификации, прекращение вывода запрещено», – отдалось в голове.

– Так, я пошёл, нифига я не понимаю, и мне это не нужно! Извините, что вторгся в ваши владения. Я тут случайно! Я пойду? Пока!

«Анализ матриц завершен на шестьдесят процентов, прерывание не рекомендуется, принимаются меры к защите информации», – прозвучало в голове.

Я был уже в непосредственной близости с выходом, когда с ужасом увидел, как закрывается каменная дверь. Быстренько так закрывается.

– Эй, модуль, ты что, охренел? Стой!!! – заорал я и кинулся к двери. Но побоялся, что меня просто расплющит, я же не герой боевика, чтобы в последний момент выскакивать в пятисантиметровую щель. Это только в фильмах бывает. А в жизни – страшно. Матерясь на чем свет стоит, повернулся к столу.

«Анализ структурных матриц остановлен. Необходим контакт с носителем для завершения процесса».

– Да пофиг мне, что тебе там нужно. Ты нахрена дверь закрыл, каменюка долбанная?! – гневно проорал я. Свет погас, а окон здесь как–то не предусмотрели. Вот теперь я точно попал! Вокруг была кромешная тьма.

«Приняты меры для сохранения информации, запущены модули адаптации и жизнеобеспечения, необходим контакт с носителем для завершения расконсервации блоков самообеспечения».

– Ты, козел драный, нахрена дверь замуровал?! – орал я, и никак не мог успокоиться.

«Других объектов не обнаружено… приняты меры для сохранения информации… наблюдается повышенный фон пси энергии… необходим контакт с носителем».

– Так! Все! Успокоился! – приказал я себе. «Нечего страшного–то не произошло, и что это я запаниковал? Ну, комп, ну разговаривает – эка невидаль! Ну, дверь закрыл, значит, алгоритм такой. Не убил же он меня, вот и славно! Ладно, будем налаживать контакт с местной электронной цивилизацией», – подумал я, немного успокаиваясь.

«Выводы носителя искажены повышенным пси фоном. Необходим контакт с носителем, предварительное разархивирование баз данных выполнено, выполнение модулей остановлено, необходим контакт с носителем»…

– Да, задолбал ты, попугай чертов. Свет то включи, – тут же комнату заполнил мягкий белый свет. Слушается, это радовало.

«Нарушение структурных связей, необходимо подтверждение первого уровня», – раздалось в голове.

– Что тебе от меня надо? Руку прикладывать больше не буду – неприятно! – резко сказал я.

«Вторичный контакт первого уровня настроен на носителя, нарушения каналов проводимости минимальны».

– Огромное спасибо за доходчивое объяснение! – съязвил я, – только я ничего не понял, говори попонятней.

«Анализ ассоциативной матрицы проведен на десять процентов, общение с оператором через резервные каналы невозможно, необходимо подтверждение первого уровня».

Тут я почувствовал, что ничего страшного не произойдет, я был просто уверен в этом. Это он что, на мои чувства влияет? Тогда я попал по–полной. Сопротивляться бессмысленно. Видимо, нужно слушаться, пока не внушил мне, что стены не каменные, а очень даже мягкие. И не заставил меня биться об них своей бестолковой головой. Я вернулся в кресло и сел.

– Ладно, уговорил, – я приложил руку к шару. Опять немного кольнуло. Надо отдать должное, гораздо легче. – Эй, модуль, скажешь, когда все?

«Подтверждение прав доступа получено, ориентировочное время необходимого контакта первого уровня около двух минут, по внутренним часам носителя. Анализ структур баз данных выполнен на семьдесят пять процентов, производится построение каналов первого уровня зед–проводимости. Подтвердите необходимость построения каналов нулевого и высшего уровня».

– Подтверждаю, – устало сказал я, – а пожрать у тебя ничего нет? – с надеждой спросил я.

«Подтверждение принято, запасы энергии недостаточны для синтеза предметов жизнеобеспечения носителя, необходим запуск резервного источника энергии. Подтвердите необходимость запуска резервного энергоблока».

– Подтверждаю, – пробормотал я.

«Принято», – прозвучало в голове.

«Ух ты, краткость – сестра таланта, – устало подумал я, – а сразу нельзя было избавить меня от комментариев?»

«Созданы каналы нулевого уровня, анализ ассоциативной матрицы выполнен на восемьдесят процентов. Активирован модуль прямого общения». При этом, рука освободилась от невидимого захвата. Что–то спать охота, ну прямо сил нет. Не выспался ночью, да и перенервничал.

– Слушай, как там тебя, модуль, что–то меня в сон клонит. Я тут вздремну на столе, он, вроде, тоже теплый, а то я ночью продрог совсем, ещё заболею. Хорошо?

Не дожидаясь ответа, я влез на стол, положил руку под щеку и расслабился.

«Настроен фокус на носителя. Контакт с носителем более шестидесяти пяти процентов. Запущены программы минимума, проводится анализ навыков, языковой среды…» – голос звучал все тише и тише.

Наконец я провалился в сон.


Глава 2


Туристический комплекс. Модуль адаптации.

Алекс.

Пробуждение было быстрым. Проснулся с мыслью: «Как же ноют мышцы на руке и ноге. Нужно привыкать спать на твердом». Одно радовало, стол, на котором я спал, так и остался теплым.

«Сколько же я проспал? И почему я не ношу часы, сейчас бы очень пригодились. Интересно, этот модуль ещё работает? А если он сломался, так и сдохнуть тут можно!», – подумал я и чуть не подскочил от голоса в голове:

«Время нахождения в фокусе с сохранением режима полного контроля – пять часов. Самовосстановление систем проходит в штатном режиме. Ориентировочное время окончания – семь часов по общегалактическому времени».

– Спасибо, что рассказал, – с ехидцей отозвался я, – ну ты и гад, сколько пугать можно? Ты что, все мои мысли читаешь?

«Директив на ограничение каналов обмена нет, контакт осуществляется всеми доступными средствами», – тут же раздалось в голове.

Вообще–то неприятное состояние, вроде как в наушниках сидишь, а в темечке звучит голос. И снять не можешь.

«Хорошо, – подумал я, – закрыть доступ всех каналов, кроме минимально необходимых. И вообще, отвечай только на прямо поставленные вопросы».

«Принято к исполнению», – последовал ответ.

«Ну вот! А то прямо никакой личной жизни, все норовят чему–то научить», – подумал я и замер. Тишина. Красота!!!

Так, что мы имеем? А имеем то, что я заперт каким–то устройством в этом склепе. Далее, я нужен ему, и оно меня даже немного слушается. Нужно выяснить пределы послушания и статус моего положения. Я слез со стола, растирая ногу и плечо. Прошел к фонтанчику с водой, напился, вернулся к креслу и удобно расположился в нем, перекинув ногу через подлокотник.

– Модуль, ты ещё не ушел?

«Стационарный модуль ОЛ два ноля восемь, входящий в состав комплекса Зеро Сто три, не является мобильным и не предназначен для перемещения». Блин, машина долбанная, никаких эмоций.

– Модуль, а ты можешь общаться со мной по–человечески? – задал я вопрос, не особо надеясь на положительный ответ, ну все же, а вдруг.

«Ассоциативные матрицы скопированы и приняты к исполнению, поведенческая модель построена на сорок пять процентов, для завершения необходим более длительный контакт с носителем. Подтвердите применение поведенческих алгоритмов».

Ну, очень доходчиво. Сил нет слушать этот машинный голос.

– Подтверждаю. А эмоциональная матрица имеется? – в тон этому электронному болванчику спросил я.

«Поведенческие алгоритмы активированы, эмоциональная матрица задействована. Выберите статус общения. Наставник, Лектор, Друг, Супруга, Подруга…»

– Стоп! – крикнул я. Сразу же настала тишина. – Выбираю – друг!

«Принято», – раздалось в голове. Ну, вот и отлично.

– Да, и тембр немного погрубей сделай, а то как кастрат пищишь! –порекомендовал я, усмехаясь про себя, – Вопрос можно?

«Предоставление информации моя первостепенная задача», – да, голос изменился, а построение предложений то же самое, но хоть не монотонно бубнит, и то хорошо.

– Модуль, ты знаешь, как я сюда попал?

«Эта информация имеет вероятность в девяносто процентов…»

Ух ты, у меня аж сердце ускоренно застучало.

– Говори, – выдавил я из себя.

«Повторюсь, с вероятностью в девяносто процентов, через Межмировой портал», – прозвучал ответ. Офигеть! Даже не нашёл, что сразу ответить. Долбанная железяка! А потом я просто заржал. Смеялся и не мог успокоиться. Опять нервное! Что–то часто меня накрывать стало.

– Это я и без тебя догадался! – сквозь смех проговорил я. Да, вопросы нужно ставить четко. Отсмеявшись, задумался, как построить вопросы, чтобы такие глупости не слушать больше.

– Хорошо. Скажи, каково твое назначение? – начал я издалека.

«Это зависит от многих факторов, как внешних, так и определяемых управляющими структурами. Их двадцать восемь. Продиктовать все?»

– Нет, нет. Не надо. И вообще, мне точные данные не нужны, оперируй качественными оценками.

«Принято», – прозвучало в ответ.

– Какова твоя задача на текущий момент? – во, как. Главное, правильно спросить, я это всегда знал.

«Снабдить Носителя минимальной информацией, инициализировать, обеспечить идентификатором, предоставить возможность решения основного задания».

Так, это уже кое–что. Значит, сразу убивать меня не будут. Надеюсь, я нужен не для того, чтобы использовать мои мозги, как дополнительный процессор. Начнем по порядку.

– Что относится к минимальной информации?

«Объяснение поставленной задачи и ответы на вопросы, проведение обязательного курса обучения».

Ну, так это вообще отлично, я прямо воспрял духом.

– Ну, что ж, давай, объясняй.

«Сто шесть тысяч лет назад эта планет подверглась удару мелотронного оружия. В резуль…»

– Стоп! – скомандовал я, – я не знаю, что это за оружие, но это не важно. Важно, почему был нанесен удар. Я так понимаю, тут была война?

«Да, была война, доступ к архивам по анализу военных действий возможен только со статусом ПРИМА».

– А у меня какой?

«Высший, с возможностью присвоёния ПРИМА».

– Отлично, что нужно для получения ПРИМА?

«Расширить пропускную способность каналов, идентифицироваться в управляющем центре, и получить подтверждение о получении основной задачи».

– Понял, продолжай.

«…результате, все индивидуумы, подключенные к инфополю, получили фатальные повреждения».

– Стоп! – комп, есть комп, где закончил, оттуда и начал, ну ни какой фантазии, – поподробней о мело.. протпоно… ну, про это оружие, – попросил я.

«Мелотронный удары запрещены межгалактическим союзом, так как ведут к невозможности использования планеты никакой из воюющих сторон. Перед ударом все индивидуумы, подключенные к инфополю, получают энергетическую структуру ведущую к изменению генотипа, и, как следствие, мутации биологического носителя. После этого происходит уже сам удар. Внедренная структура активируется, носители, имеющие каналы высокой пропускной способности, погибают от переизбытка энергии, каналы с низкой пропускной способностью обрываются, носители деградируют. Инфополе планеты получает необратимое разрушение, планетарная сеть разрушается».

– Да уж, звучит грозно. Дальше, – попросил я.

«Необходим индивидуум со степенью доступа Прима для восстановления планетарной сети и создания условий восстановления инфополя планеты. Сообщение закончено».

Вот так вот! Ни много, ни мало – спаси планету. Бред сивой кобылы! Нашли, блин, спасателя. Меня как–то забыли спросить, может, я не хочу?

– Почему выбор пал на меня?

«Твой генотип соответствует основным критериям образцов Высшей расы».

– И что, больше ни у кого не соответствовал? Не первый же я тут оказался? За сто тысяч лет–то?

«При ударе, все, сохранившие работоспособность мобильные модули и стационарные комплексы, автоматически перешли в ждущий режим. Через двести лет, при отсутствии обращения носителя с высшей степенью доступа, все объекты самоконсервируются. По истечении пяти тысяч лет, при отсутствии носителя, порталы переводятся в режим поиска. Основная программа, выполняемая всеми модулями, переключается в режим работы «чрезвычайный». Задача этого режима – получение носителя с высшей категорией доступа».

– Ты хочешь сказать, что за все эти тысячи лет никто не попался? Но если я попался, может, где–то, ещё кто–то поймался?

«Модули, находясь в режиме консервации, не поддерживают между собой связь. За прошедшие сто шесть тысяч лет, узлом ОЛ два нуля восемь было инициировано несколько десятков попыток выявления носителя. Два индивидуума прошли обучение и отправились в управляющий центр. Их судьба неизвестна. На данном континенте только в комплексе Зеро Сто три имеется межмировой портал. Вероятность выявления носителя с необходимыми характеристиками вне комплекса стремится к нулю. Мелотронный удар направлен, в первую очередь, на уничтожение всех стратегически важных данных. Так, координаты нашей системы искажаются, и во всех справочниках Межгалактического союза они помечаются, как недоступные. При использовании координат планеты после мелотронного удара для постпространственного переноса, есть вероятность оказаться внутри звезды или в черной дыре. Планетарные генераторы энергии разрушаются. Ни один из местных индивидуумов, попавших сюда, не соответствовал образцам генотипа и параметрам по умолчанию для каналов связи. После того, как поступил сигнал о появлении в портале индивидуума с нужными параметрами, вся накопленная энергия пошла на нуль–скачок. Возможность включить портал будет только через двести лет, после накопления достаточного количества энергии».

Приехали. Значит, сюда заманили, и все, закрыли. Хорошо, работаем дальше:

– Модуль, ну вот попал я сюда через твою пещеру, так?

«Перенос носителя осуществлен стационарным межмировым порталом».

– Фиг с тобой, пусть порталом. Но сюда–то я зашел совершенно случайно! Не зашел бы и ты ничего не знал обо мне. Правильно?

«Выводы носителя логичны».

– Так вот я и спрашиваю, может, тут сотни носителей по миру бродят? Не все такие любопытные, как я. Перенеслись и убежали!

«Предположение неверное. Каждое использование портала фиксируется в статистическом кристалле. Согласно записям, твое перемещение третье».

– Ага, уже теплее. И как давно было предыдущее перемещение? – поинтересовался я.

«Двадцать одна тысяча триста шесть лет назад», – ответ меня несколько разочаровал.

– Блин. Давно, – буркнул я и спросил, – а почему ты меня сразу сюда не перенес? Я, между прочим, еле выбрался из этого, твоего, портала. Там проход камнями завален!

«Нарушение каналов прямого обмена. Для восстановления необходимо физическое вмешательство».

Вот уж дудки! Никуда я не полезу. И дернуло же меня зайти сюда! Прошел бы мимо – сидел бы сейчас, на солнышке грелся!

Ну, что сделано, то сделано.

– А сколько ещё рабочих модулей?

«Нет данных, эту информацию можно получить в управляющем центре».

– Понятно, – уныло промолвил я, – а если я по пути в этот самый центр погибну, что тогда? Я так понял, тут мутантов видимо-невидимо.

«В случае твоей гибели, будет столетнее ожидание, а потом типовая процедура самоконсервации и выход в режим работы «чрезвычайный», – и, чуть помолчав, продолжил, – сейчас же, после процедуры инициализации и удачного прохождения обязательного курса обучения, произойдет выход систем комплекса Зеро Сто три из локального режима в ждущий».

Похоже, ещё какая–то фигня мне уготована, какая–то инициализация и обучение. Я что, компьютер, что ли? Ладно, разберемся.

– Тут вообще разумные есть? – спросил я, уже совершенно устав от всей этой информации.

«Около сотни обращений местных аборигенов, позволяют сделать выводы о наличии разумной жизни и наличии пяти человекообразных рас».

Ого–го! Так тут, мало того, что люди, ещё и нелюди есть! Веселенькая перспектива!

– На планете сколько процентов суши? – уточнил я.

«До мелотронного удара было семьдесят три процента воды и двадцать семь процентов суши, три материка и множество островов. После посещения управляющего центра, возможно уточнение ландшафтных изменений планеты», – отрапортовал модуль.

– Послушай, а модули только на земле? А в воде их нет? – озвучил я свои догадки.

«Модули были равномерно распределены по всей поверхности, в том числе, и на дне океана. Размеры и назначение их различны. Есть модули стационарные, есть мобильные. На каждый материк – один управляющий центр. На дне океана модулей гораздо меньше. В основном, мобильные. На планете жили не только сухопутные разумные».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9