Сергей Мясищев.

Обреченный на скитания. Книга 1. Мир розовой Луны



скачать книгу бесплатно

– Что произошло? Может, это из-за родителей, но ведь уже три года прошло. Витя говорит, ты на работе косячить стал, он тебя все время прикрывает. И я вижу, ты задумчивый ходишь. И сейчас эта истерика. Мы можем тебе чем–то помочь?

– Спасибо, Ирочка, вы настоящие друзья. Со мной все нормально. Правда. Наверное, просто устал, – я приобнял её, – прости, что напугал вас.

Ирина, поглядев мне в глаза, произнесла:

– Саша, ты можешь на нас положиться.

– Я знаю. Спасибо. Действительно, это нервное. Устал морально, а тут ещё и физически. Ну, уже всё хорошо.

– Ну, смотри. Давай, умывайся, и продукты доставай, надо ужин готовить.

– Хорошо, я быстро.

Подойдя к ручью, вернее, как оказалось, к реке, напился студёной воды. Купаться как–то не захотелось, ну не люблю я холодную воду. Просто умылся, и то хорошо.

Тут на поляну вышел Шурик:

– Ребята, я там пещеру нашёл, пойдёмте, посмотрим, только нужно верёвку и фонарики взять.

– Здорово! – воскликнула Ирина, – Алекс, пошли пещеру поглядим, – крикнула она мне.

– Иду–иду, только ветровку возьму, в пещерах холодно, ещё простыну. Я ещё от вашей лёгкой прогулки не остыл.

Подойдя к рюкзаку, достал верёвку, фонарик на лоб, подхватил ветровку и поспешил за ребятами, которые нетерпеливо ждали меня на краю полянки. В руках у них так же была верёвка и фонарики.

– Я готов! – отрапортовал я, – веди, Сусанин!

Лес был довольно редкий. Виктор стоял на склоне проёма в земле. Видимо, от дождей сполз пласт земли и проявил вход куда–то. Вот это самое «куда–то» мы и собирались выяснить.

Когда мы подошли к Витьку, я заглянул вовнутрь. Ничего не видать.

– Я пойду первым! – тоном, не терпящим возражений, сказал Шурик.

– Да, ради бога! – с усмешкой ответил я, – ваш выход, сеньор!

Обвязавшись верёвкой, Шурик скрылся внутри.

– Идите, не бойтесь! – раздалось из пещеры. – Тут все крепко.

Включив фонарики, мы двинулись гуськом вовнутрь. Я, конечно, был замыкающим. Нёс никому не нужные верёвки.

Пещера была неглубокая, с крепким сводом, и заканчивалась довольно просторным гротом. По краям были сталагмиты или сталактиты, никак не запомню, что из них сверху, а что снизу. Мы всё прекрасно рассмотрели, в свете мощных фонариков. Практически круглая дыра в центре подземного зала заставила нас насторожиться. У меня по коже мурашки пробежали, когда я приблизился к ней.

– Осторожно! – вскрикнула Иринка.

– Алекс, не лезь! – предупредил Витёк.

Меня же магнитом тянуло заглянуть вовнутрь. Присев на корточки, я заглянул в провал. Мой фонарик на голове не приспособлен для таких просмотров, поэтому я повернулся к Шурику и сказал:

– Сусанин, одолжи фонарь!

– Слышь, отстань, так ведь и прилипнет кликуха! – возмутился Шурик, однако фонарик дал.

Заглянув вниз, я обратил внимание, что там что–то отсвечивает. Сколько ни напрягал зрение, рассмотреть так и не смог.

– Что там? – поинтересовался Виктор и присел рядом.

С опаской подошли и остальные.

– Да вот, сокровища нашёл! Думаю, как их оттуда достать, чтобы с вами не делиться, – на полном серьезе ответил я.

– Даже не думай! – сразу же отрезала Ирка.

– Витек, Саня, я сейчас обвяжусь, а вы меня спустите туда, – не обращая внимания на Ирину, сказал я.

– Ребята, прекратите! – чуть не плача стала уговаривать Иринка.

– Ириш, да не переживай ты так. Тут всего–то метров шесть–семь! – стал успокаивать я, – а вдруг там, правда, какой–то драгоценный камень. Я же всю жизнь буду себя ругать, что не поглядел. Вить, ну скажи ей.

– Ир, риска никакого, – заверил её Виктор, – пусть спустится.

– Бараны упрямые, сами тут разбирайтесь! – ругнулась Ирка и направилась к выходу.

– Обиделась, – резюмировал Шурик.

– Ничего, вот достану бриллиант, сразу простит, – подбодрил я ребят, пока они не передумали.

Обвязавшись верёвкой, я стал понемногу спускаться в провал. Большой фонарик пришлось привязать к поясу. Ребята, встав друг за другом и перекинув верёвку через плечи, страховали меня. Спуск прошёл довольно быстро. Колодец был большого диаметра, с гладкими стенами. Метра через три колодец кончился, и я повис в воздухе. Внизу оказался ещё один зал, поменьше верхнего.

– Мужики, колодец кончился, спускайте понемногу! – задрав голову, прокричал я.

– Понял! – послышался сверху Витькин голос.

Когда я коснулся пола, подёргал верёвку:

– Я на месте.

– Что там?

– Тут ещё один зал и, по–моему, выход из него, вот только он завален камнями.

– Ясно! – голос Шурика, – что блестело? Нашёл?

– Сейчас посмотрю, – ответил я и посветил себе под ноги. Внизу лежала скомканная пачка от сигарет, присыпанная песочком. Вот же, блин, и тут человек нагадил!

– Ничего хорошего! Пачка от сигарет.

Сверху послышалась ругань.

– Так что, Шурик, не ты тут первооткрыватель, – вполголоса, резюмировал я.

– Ладно, держись, мы тянем.

– Стойте! – заорал я, – что–то на стене есть. Я сейчас погляжу. Подождите.

– Что там? – голос Витьки, – хватит уже. Держись, давай.

– Да что вы там запаниковали, пять секунд не можете подождать.

Оглядевшись, я понял, что на стенах появляется какое–то свечение. «Светящаяся плесень», – подумал я. Так ведь нет. Почему, как звёздочки светятся?

– Ладно, смотри, – донеслось сверху.

Отвязав верёвку, я подошёл к стене. В пятне света от фонарика не было никакой необычности. Но, выключив фонарик, я восхищенно вздохнул.

Мягкая темнота навалилась на всё моё существо. Стало оглушительно тихо! Комариный писк в такой тишине будет казаться рёвом реактивного двигателя. И стены. Мягкий, синеватый свет исходил прямо из стен. Причём, сначала светились точки, которые понемногу стали разрастаться, превращаясь в концентричные пятна. Это что? Обман зрения?

Стало немного подташнивать, но сразу прошло – едва я обратил на это внимание. В неверном мерцании, я стал приближаться к стене, вытянув вперёд руки. Точки на стене всё увеличивались. И вот уже вся стена светится ровным, неярким светом. Даже не светом, а именно мерцанием. Нет, в пещере не стало светлей, просто светились стены. Как в кинотеатре, вроде экран светлый, а дальше своего носа ничего не видно.

Подойдя к стене, я дотронулся до неё. Обычный холодный камень. «А ты что хотел? Горячий? С чего бы вдруг?» – пронеслось в голове. Мазнул пальцем. На пальце ничего не осталось. Упс. Странно. Если плесень – должна была остаться на пальце. И тут раздался звук. Что–то мягко упало. Верёвка! – понял я. Включив фонарь, удивлённо посмотрел на бледно–жёлтый свет, и в этом неярком свете, лежащую на полу верёвку. Блин, прикольщики. Подойдя к проему в потолке, я крикнул:

– Эй, наверху, что, у вас руки не держат?

–…

– ЭГЕЙ! – закричал я громче, – хватит прикалываться. Вам теперь ещё за верёвкой бежать!

В ответ – ТИШИНА.

Немного помолчав, крикнул ещё раз:

– Мужики, хорош прикалываться, тут и так страшно! – после этого наклонился и взял конец верёвки.

Холодок страха пробежал у меня по спине. В районе сердца нехорошо заныло. Веревка была обрезана. Причём чем–то очень острым, настолько острым, что даже конец не разлохматился. А я очень хорошо помню, что края верёвки были прижжёнными, чтобы не расплеталась. КАК ЭТО ВОЗМОЖНО? Подняв глаза на стены, обратил внимание, что они больше не светятся. Епрст – да что же такое происходит–то?

– Мужики–и–и, вы где? – крикнул я ещё раз, не очень–то рассчитывая на ответ.

Тишина – моя подруга. В пещере стало сразу неуютно. В голове совершенно пусто. То есть, совсем. Я, на краю сознания, даже удивился, какая же у меня, оказывается, пустая голова. Время остановилось.

* * *

Очнулся сидящим на полу. Пол–то каменный, холодный! Пятая точка замерзла. Сбылась мечта идиота – я куда–то попал. В неприятности – однозначно. То, что сверху никого нет, я уже не сомневался. Да и пещера изменилась, неуловимо, но стала другой. Ага, вот – там был один выход заваленный камнями, а тут их два, причём, второй – свободен. Темно было – мог не заметить.

Встал. Обмотал верёвку вокруг пояса, нечего добру пропадать. Прислушался к себе. Паники не было, было желание действовать. Давненько я не испытывал такого. Фонарик все так же светился, правда, свет блеклый – батарейки, что ли сели? Новые же были! Это что, я так долго сидел? Нет, не может быть. Попытался включить фонарик на голове. Он диодный – на месяц хватает. А вот и фигушки! Не работает вообще. Приехали! Стало жутковато.

Быстро двинулся в новый проход – облом. Через десять метров – тупик. Вернулся назад. Страх все сильней заполнял меня, и только усилием воли заставлял себя что–то делать. Запрыгнуть вверх, в колодец – точно не получится. Паника показала своё улыбающееся лицо. Встряхнул головой, чтобы прийти в себя. Что делать? Остаются камни – там есть выход! Наверное…

Нашёл в кармашке зажигалку, зажёг и стал водить вдоль камней, проверяя тягу. ЕСТЬ! В одном месте пламя уверенно потянулось в камни. Значит, выберусь. Фух! Отлегло.

Пристроил фонарик так, чтобы он освещал проход, и в его слабом свете стал отбрасывать камни из прохода. Работал остервенело, на полном автомате, а голова все так же была пуста и спокойна. Когда заметил, что света от фонарика практически нет, почувствовал движение свежего воздуха.

Начал откидывать камни ещё быстрей. Хорошо, что они не очень большие, более–менее подъёмные. Вот, поверх этой груды камней показался свет. Свет в конце тоннеля! Откинув ещё десяток камней, попытался протиснуться в образовавшийся проём.

Пролезть удалось с трудом. Вымазался, разодрал руку, содрал ногти, но вылез! Оглянувшись, понял, что завал образовал рухнувший потолок. «Повезло, что не очень длинный завал» – отметил на автомате. Развернулся и побрёл к выходу. Пещера была довольно высокая, идти можно не пригибаясь, а, судя по проёму впереди, так там вообще метра четыре в высоту будет.

Выйдя из пещеры, я замер ошарашенный. Вокруг все было не так. Я стоял на каменном балконе, а передо мной, насколько хватало глаз, расстилался лес. Но не это меня удивило – выход и должен быть совсем в другой стороне, это понятно, я же не в колодец вылез, а удивили меня горы. Они были совершенно другие. Это не сопки Уральских гор, это, скорее, Кавказ. Справа, сияя ледниками, стояла огромная гора, за ней ещё и ещё. Слева не видно, из-за нависшей скалы, но я так подозреваю, что там тот же самый пейзаж.

– Говорила мне тётушка Грозовая туча, не водись с людьми, – пробормотал я слова из какого–то мультика. – Вот уж попал, так попал!

Ноги стали ватными. Я медленно сел на камни. В голове, с упорством дятла, билась одна мысль, «Что делать? Что делать? Что делать?»

– Тьфу, блин, привязалась! – буркнул я, – сухари сушить!

Сразу уркнул желудок. «И ты туда же? Предатель!»

Нет, ну действительно, как такое может быть? Ведь только на привал устраиваться стали. О! Я способен размышлять? «Я мыслю – значит, я существую». Замечательно! Подойдем к этому логически – «издержки профессии», – мелькнуло на краю сознания.

То, что я не в Уральском лесу – это понятно. Это плохо, но не смертельно. Это раз. Попал я сюда совершенно непонятно как, и вернуться назад через пещеру не представляется возможным. Это два. Если это другой континент – хреново. Это три. Впрочем, если это другая страна – тоже не мёд. И последнее, я страшно хочу пить и не могу ни о чем больше думать. Всё!

Короче, понятно, что ничего непонятно. С другой стороны – подумаешь, провалился куда–то. Да я про такие случаи читал тысячу раз. Ну, в фэнтези – там все круто, это не в счёт. А в реальности есть официально зафиксированные случаи телепортации людей. «Одним больше – ничего страшного», – утешал я себя, чувствуя, что нужно что–то предпринять, чтобы не сорваться в истерику. А в груди так плохо–плохо. Теперь я знаю, что значит выражение «вынуть душу». Это вот так, как у меня сейчас.

Слева от балкончика на котором я был, заметил ступеньки. Встал и пошёл к ним. Кстати, как же я сразу не заметил? До входа в пещеру, на улице было часов шесть, а тут солнышко село! Значит, я не ошибся, я перенёсся достаточно далеко. Но, учитывая размеры моей Родины, думаю, я все ещё в России. Меня это почему–то успокоило.

Посмотрев вниз, я увидел, что нахожусь достаточно высоко. Внизу виднелись развалины. Спускаться на ночь глядя – верх безрассудства, а вдруг там дикие звери? А что, очень может быть – стая волков или медведь шатун. Плохо. Пить нечего, есть нечего, спать не на чем. Но и туда я не сунусь. Придётся все же дожидаться утра – по ночи соваться куда–либо себе дороже.

Я вспомнил, что в Амазонке до сих пор живут люди–людоеды, а может, в тех развалинах живут такие же? Попадать к таким как–то не очень хотелось. Стал устраиваться на ночлег, так как быстро темнело.

Почему же так пить–то охота? Больше, чем есть. Перед тем, как пойти в пещеру, напился из ручья. Так, не думать про еду!

Выбрав вместо подушки камень поудобней, разлёгся на карнизе, пытаясь придумать какую–нибудь хорошую мысль, чтобы с ней заснуть. В голову ничего не шло, кроме каких–то глупостей, типа, что за порода этот камень, и как тут смогли сделать пещеру. То, что она рукотворная, было понятно даже мне. Ступеньки–то не естественного происхождения, это факт! Спину приятно грел камень, нагретый солнышком за день. Твердовата каменная подушка, но учитывая, в каком стрессе я находился, это было самое меньшее из зол. Незаметно я заснул. Это я понял, когда проснулся. Ведь невозможно проснуться, не заснув.

А очнулся я от холода, который, как мне показалось, поселился у меня внутри, да ещё и бок занемел. Чтобы спать на камне, нужна привычка. У меня же таковая отсутствовала напрочь. Я даже на кровать пуховое одеяло подкладываю, для мягкости.

Разминая затёкшую руку, открыл глаза и сразу же зажмурился. То, что я увидел, вызвало опять волну холодного ужаса и безысходности. Мне даже дышать стало трудно.

«Ничего, ничего, подумаешь, розовая Луна. Очень даже ничего. А, может, показалось спросонья?»

Медленно открыл глаза. Нет, не показалось! В небе висела насыщенно–розовая Луна. Видимо, и не Луна вовсе. Не красная или бледно–желтая, а розовая, и достаточно насыщенно–розовая. Ясненько. Сна ни в одном глазу. Встал, вернее, попытался, нога затекла, встать невозможно. Ну почему все так хреново? Хотелось выть. Если бы я умел плакать, было бы легче. А так…

Сел, обхватив руками голову. Да что же это такое? Никогда мне не было так плохо. Даже когда умерла мама, была пустота и неверие в реальность происходящего. Когда умер отец – уже не так переживал. И вот опять ощущение, что я всё и сразу потерял. Я сидел и скулил, как побитый щенок, тупо стуча попавшимся под руку камнем о монолит скалы.

Отбросил расколовшийся в ладони камень в сторону. Нахлынуло холодное спокойствие. У меня всегда так – в чрезвычайных ситуациях мозг выключает эмоции, и начинает работать, как часы. Ни переживаний, ни страха – только холодный расчёт. Видимо, в мозгу предохранитель такой, чтобы не выгореть от эмоций.

Итак, это не Земля. А может, всё-таки какой-нибудь атмосферный эффект? НЕТ! Вон, Луна висит, ладно бы просто розовая, это ещё можно объяснить атмосферными явлениями. Во–первых, её размер. Даже в особых случаях, такого размера спутник Земли не бывает. И второе, я очень хорошо помню рисунок на Луне, ещё в детстве отец рассказывал сказку и показывал, как на Луне увидеть женщину с коромыслом! Тут же рисунок был совсем другой. Да его вообще не было, просто крупная планета с тёмными пятнами на поверхности.

В книгах, герой, попавший в другой мир, пережив первый шок, смело идёт вперёд, навстречу приключениям. А я? Совсем ведь не герой, я изнеженный малый, ценящий комфорт и уют. Пропаду я тут, как пить дать, пропаду!

«Хватит ныть! Нужен план» – одёрнул я сам себя. Предположим, что это другой мир, если не так – сюрприз будет. Раз я тут чужак, нужно осмотреться, найти людей и попытаться вжиться в этот мир, потом найти способ вернуться домой. Раз попал каким–то образом сюда, значит, должна быть принципиальная возможность и вернуться.

А с чего я взял, что тут есть люди? Пещера. Ха! Да её кто угодно мог сделать, хоть медуза, но для душевного спокойствия буду считать, что тут есть люди. Кстати, внизу развалины. Значит, разумные есть, но, возможно, агрессивные. Стоп! Не стоит пугать себя раньше времени.

Вспомнил Ци Гун. Есть такая философия управления энергиями. Начал вспоминать гимнастику Тай—Цзи, двадцать четыре формы. Выполнил её три раза – немного согрелся, да и настроение улучшилось. Снизу не раздавалось никаких жутких криков, значит, хищников не очень много, решил я. Это радует. Учитывая размеры тайги, плутать–то мне тут долго.

Стал вспоминать все, что знал про выживание человека в тайге, благо интересовался экстремальными путешествиями, а Яндекс знает все! Заметил, что с правого края небо стало сереть, видимо приближался рассвет. Легкий туман садился на окружающие камни. Пришлось даже вернуться немного в пещеру, чтобы не промокнуть и не продрогнуть окончательно.

Светало. Я решил сделать инвентаризацию своих карманов. Хорошо, что ветровку взял – без неё пришлось бы совсем плохо. Одежда защитного цвета, та, которая продаётся в любом магазине «Рыбалов–охотник». Это хорошо – носить, не сносить. Это, ежели бы я не порвал её о камни, когда, как ящерица, вылезал на свет божий. Ну, ничего, нитки и иголка под воротником есть – заштопаю. А вот кроссовки, хоть и новые, но долго не проживут. Ладно, будем решать проблемы по ходу их поступления. Пока пальцы из кроссовок не торчат, и на том спасибо.

Итак, в карманах обнаружилось много чего нужного – зажигалка, коробок охотничьих спичек, крючки, леска, поплавки, набор таблеток от температуры, отравления и диареи, крем от ушибов, тёмные очки, верёвка, нож (кстати, очень приличный, из булатной стали), маленькие кусачки для ногтей (это сейчас пригодится, ногти у меня всегда слабые были). О, классно, соль и специи в полиэтиленовых пакетиках. Вот и все. Не густо. Из оружия – только нож и верёвка.

Пока все это перебирал – рассвело. Надо двигать отсюда. Пить уже не так сильно хочется, а вот есть, нет, не так – жрать хочется неимоверно. Не помню, чтобы у меня когда–нибудь была такая навязчивая мысль о еде. Обычно чуть–чуть похочешь, и забываешь про это.

«Стресс, все стресс! То пить, то есть…» – решил я. Внизу можно было бы почки с деревьев погрызть, а тут только камень. Спускаться, навскидку, было метров сто, ступеньки довольно широкие, лишь кое–где осыпались, вот там, почти в середине пути, придётся туго, можно и сорваться вниз… Но выбора нет.

Осторожно ступая на ступеньки, стал двигаться вниз по лестнице. Впечатления те ещё! Слева – стена, справа – обрыв и, заметьте, никаких перил! Прижимаясь к стене, я твердил «все получится, все будет хорошо, и не надо вниз смотреть».

Уж не знаю, сколько я так карабкался, но, слава богу, не сорвался. Спрыгнув с последней ступеньки, без сил сел на траву. Какая же она мягкая и приятная! Вот только мокрая от росы. Хорошо, что штаны не промокают, а то совсем бы замерз. Пока спускался, солнышко встало. Слава богу, туч нет. Скоро можно будет согреться. Разводить костёр тут не из чего, нужно до леса дойти, а до него неблизко.

Решил идти в сторону развалин. Может, что полезное там найду, да и палку вроде копья–посоха нужно бы сделать.

Подходя к развалинам, поражался их размерам. Сверху они казались гораздо меньше. Что же это было? Город? Непохоже. Судя по останкам, несколько зданий, причём одно из них когда–то стояло в середине. Оно, кстати, сохранилась лучше других. От остальных трех остались только остовы стен первых этажей, перекрытий и крыш не было совсем.

От центрального здания шла мощёная камнем дорога, скрывающаяся в лесу. Несмотря на то, что ей давно не пользовались, она была в хорошем состоянии, даже заросла не сильно. Отлично! Вот разведаю тут все и по ней двинусь. Куда–то же она ведёт.

Сохранившееся здание представляло собой монументальное сооружение. Сразу возникло сравнение с театром, такие же колоны на входе, причём, самые крайние наполовину разрушены. Несколько ступеней и широченный проход в глубину. Озираясь по сторонам и прислушиваясь, двинулся к этому проходу.

Дойдя до стены, понял, что дальше идти некуда, кроме как вдоль ущелья из полуразвалившихся стен. Две параллельные стены, сужающиеся впереди, создавали впечатление длинного прохода. Реально же там было метров тридцать–сорок. На стенах были изображены знаки, стилизованные люди. Прямо, как в египетских пирамидах.

С интересом разглядывая эти рисунки, дошёл до конца. Тупик. Никакого намёка на дверь. Что это у них тут было? Музей, что ли? Или доска почёта, а может, памятник, а эти символы – имена погибших героев? Трудно сказать. Одно ясно, для меня совершенно бесполезное сооружение.

Собираясь уже уходить, заметил по углам, слева и справа, небольшие ниши. А вот в них не было никаких надписей, зато ровно по центру было углубление, напоминающее человеческую ладонь. Подойдя поближе, начал с интересом рассматривать.

– Что же это, типа, привет из глубины веков – ручкой помахали? – сказал я и немного поежился. Отвык я от собственного голоса, да и звучал он тут глухо, словно растворяется в воздухе. Эффект больших ограниченных пространств, типа крытого стадиона.

Ниша была достаточно элегантно оформлена. Если левая была наполовину разрушена, то справа – просто в идеальном состоянии. Две колонны по краям, увитые каменной виноградной лозой, полукупол сверху. Внизу вымощено камнем, причём сразу видно, что он не такой, как вся дорога. И это углубление в виде ладони, искусно вырезанное в камне…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9