Сергей Малозёмов.

Технология бессмертия



скачать книгу бесплатно

Скажем, беседуем с Андрой Дейви, очень эмоциональной англичанкой, которая прекрасно работала в библиотеке большого города, пока туда не провели Wi-Fi. Андра красочно описывает свои страдания: «Это как будто тоненькие медные проволочки, которые пронзают всё моё тело и непрерывно жужжат, когда попадают радиоволны… Какие-то невероятно мощные импульсы проходят вокруг головы и через неё, начинается шум в ушах, тошнота и, главное, – боли по всему телу: в голове, желудке, шее, ушах… Везде!» Теперь Андра живёт в деревне, в доме, покрытом специальной защитной штукатуркой, включает мобильник только для исходящих звонков, совершенно не пользуется стиральной машиной – испытывает от неё страшные мучения – и договорилась с соседями, чтобы те выключали свои точки доступа Wi-Fi на ночь. Ещё не начали мы говорить, как акустиметр доктора Трессидера предостерегающе взвыл. Как оказалось, почуял мой смартфон. Я включил авиарежим, прибор утих, Андра была готова начать интервью. Из-за такого скомканного старта я не успел предупредить оператора, и тот начал прикреплять микрофон к кофте Андры. Радиомикрофон, чей передатчик излучает почище любого мобильника. Я замер, готовый в любую секунду с тысячами извинений сорвать предательскую коробочку с экс-библиотекарши, но она, кажется, не возражала, поскольку не знала, что это. Мы проговорили не меньше 20 минут; Андра так и не ощутила привычных симптомов от радиоволн.

В другой раз мы пришли к самой тяжёлой пациентке доктора – Ким. У неё, похоже, была непереносимость вообще всех типов ЭМ-излучения, кроме, понятное дело, видимого света. Пришлось жить на отшибе, подальше от деревенской сотовой вышки, и регулярно носить на голове защитную сетку из металлических нитей, а вокруг шеи – особый шарф. Даже спать она вынуждена за специальным непроницаемым пологом. Все розетки в её доме закрыты чудо-фильтрами от паразитных помех и наводок, а бытовые электроприборы вынесены в сарай в 25 метрах от дома. И Ким туда не ходит, все хлопоты по дому, включая готовку, взял на себя её супруг Кен. Перед визитом туда Трессидер лично убедился, что мы не повторяем ошибки и берём проводной микрофон. Проверка, перепроверка – в общем, я не включил авиарежим на смартфоне. И он битые два часа излучал на полную катушку, поскольку до ближайшей базовой станции было особенно далеко, а мне как раз активно писали из Москвы в мессенджер и на почту. Неудобная ситуация. Особенно в связи с тем, что оба ЭМ-чувствительных человека в комнате, доктор и его пациентка, так ничего плохого и не ощутили. А Ким даже удивилась, насколько бодро она себя нынче чувствует.

Увы, «тяжёлая ЭМИ-непереносимость» на поверку чаще всего оказывается шизофренией – раньше такой человек ссылался бы на сглаз, полученный от ведьмы, или на колдуна, проклявшего его, а сегодня, в связи с общей информированностью о постоянном присутствии рядом с нами невидимых глазу лучей, в ход идут радиоволны.

И доктор Эндрю Трессидер – шарлатан, хотя, возможно, действующий не по злому умыслу.

Всё же он много лет был районным врачом общей практики (с тех времён знает большинство своих нынешних пациентов), а на момент нашей встречи трудился в государственной службе медэкспертизы, решая в том числе, кого из психически нездоровых людей необходимо госпитализировать. Кстати, на это обстоятельство Трессидер упирал, когда убеждал меня в реальности ЭМИ-непереносимости. Мол, типичное поведение параноика он бы опознал, а здесь – настоящая болезнь.

Но доктор сам признался, что ощущает вред от радиоволн настолько сильный, что все наши интервью записаны строго на проводной микрофон. И выходит, Трессидер действует отнюдь не в роли независимого специалиста. Наоборот, он лицо очень заинтересованное и регулярно закрывает глаза на различные нестыковки между своими теориями и реальностью. Например, не очень-то чувствует излучения от истошно (по его меркам) «фонящих» приборов, как и его пациенты, если не знает об этом. Он уверен, что дорогостоящая одежда из металлизированных нитей экранирует излучение, хотя школьный курс физики подсказывает: если эта одежда не имеет заземления (как чаще всего и происходит), то будет не отражать радиоволны, а, напротив, охотно проводить. Использует прибор, который позиционируется как «полупрофессиональный», однако никаких доказательств эффективности и пригодности для полноценного исследования не имеет, если не считать таковыми рекламные обещания. А цена прибора внушительная – 340 долларов. Наконец, у Трессидера совсем нет научной поддержки: существование ЭМИ-непереносимости так и не удалось до сих пор доказать экспериментально, хотя на исследование феномена во многих странах тратятся немалые деньги. Поэтому-то её нет среди официально признанных болезней ни в одной цивилизованной стране мира, что не мешает многочисленным изготовителям «особых фильтров для розеток», «суперэкранирующей штукатурки» и «экстразащитной металлизированной одежды» паразитировать на тех несчастных, кто уверен в своей тяжёлой болезни.

Но кое в чём английский доктор всё-таки прав: человек действительно электромагнитно-чувствительное существо. Не забывайте, наши глаза воспринимают фотоны света – слабого электромагнитного излучения.

Мы не умеем в полном смысле «чувствовать» радиоволны, потому что не имеем для этой цели специального органа, но мы их воспринимаем: когда человек говорит по мобильному телефону, уже через 15 секунд на электроэнцефалограмме видны специфические изменения мозговой активности.

Да, этот вид излучения не приносит мгновенного дискомфорта, какой описывают пациенты доктора Трессидера и беглецы от Wi-Fi в Грин Бэнке, но может оказаться достаточно коварным на длинной дистанции. Отказываться от всего арсенала беспроводных устройств, которым себя обеспечило человечество, уже поздно. Лучшее, что мы можем сделать, – не относиться к радиоволнам и их долгому воздействию на нас легкомысленно. Учёные уже ведут необходимые наблюдения и исследования, и каждый новый год добавляет ценнейшую информацию. Инженеры и разработчики передающей техники ищут способы минимизировать количество излучения, хотя, замечу, против базовых законов физики не попрёшь и меньше определённого размера и мощности антенну в мобильном телефоне без ущерба для качества связи не сделаешь.

Ну а простым пользователям, нам с вами, остаётся не переживать попусту из-за всепроникающих радиоволн и соблюдать разумную электромагнитную гигиену. Про пользование Bluetooth-гарнитурой при разговорах по телефону вы уже знаете. Про паузу между разогреванием еды в СВЧ-печке и началом её поглощения – тоже. Чтобы приручить точку доступа Wi-Fi, есть свои методы. Уже была упомянута рекомендация медиков хотя б на полметра разнести в пространстве роутер и место, где вы спите или проводите много времени (тот же рабочий стол). Задумаете усилить его сигнал – с осторожностью пользуйтесь самодельными антеннами и внимательно читайте технические спецификации у тех, которые будете покупать в китайских онлайн-магазинах.

А будете искать идеальную позицию для покрытия всей квартиры – имейте в виду: эту проблему уже удалось решить чисто научным методом. Джейсон Коул, аспирант-физик Имперского колледжа Лондона, специалист по плазме, однажды, глядя на свой роутер, вдруг осознал, что радиоволны от него распространяются в соответствии с теми же прекрасно ему знакомыми уравнениями Максвелла, что и плазма. Создать благодаря этому знанию мобильное приложение для ОС Android оказалось делом техники. Приложение быстро завоевало популярность на Google Play, при том что особой простотой использования не отличалось. Требовалось в отдельно скачиваемом редакторе нарисовать комнату, причём по-разному обозначить материалы, из которых сделаны объекты в ней (имелись свои обозначения для дерева, металла, камня и пластика). Затем нужно было загрузить полученный графический файл в приложение и только потом запускать симуляцию излучения от точки доступа.

Зато на выходе – очень понятная картинка, куда сигнал от неё доходит, а куда нет. Перемещая роутер, важно иметь в виду, что длина стандартной Wi-Fi-волны – около 12 сантиметров. Это сравнимо с размерами многих предметов в комнате, так что волна очень сильно с ними взаимодействует: отражается, накладывается, формирует «пустые зоны». Но это же свойство поможет, сдвинув роутер буквально на несколько сантиметров в сторону или поставив его на ребро, заметно улучшить покрытие в нужном для вас месте. Главное, будьте готовы к тому, что вычисление всей карты излучения для вашего роутера даже на современном мощном смартфоне займёт не один десяток минут. И чем больше помещение нужно «обсчитать», тем больше потребуется времени. Но зато, когда всё закончится, у вас на руках будет не только карта наилучшего приёма Wi-Fi-сигнала в вашей комнате, но и драгоценное знание о безопасных зонах, где излучение на минимуме. А значит, там можно ставить кровать и с полным правом спать без ужасных снов про электромагнитные волны, разъедающие мозг.


Глава вторая
Ген пьянства

В погоне за бессмертием человечество не ищет лёгких путей. Более того, склонно создавать себе препятствия, которые иной раз кажутся непреодолимыми. И едва ли не главное из них – алкоголь. Токсичное вещество, под видом вина и пива вписанное в культурный код со времён древнейших цивилизаций. Единственный тяжёлый наркотик, частично или полностью легализованный почти по всей планете, по распространению и ущербу для жизни и общества многократно перекрывающий запрещённый героин.

Настоящая беда многих стран мира, в том числе России: по данным Роспотребнадзора, за один только 2015 год от алкогольного отравления и болезней, связанных с употреблением спиртного, умерло полмиллиона россиян.

Почти столько же, сколько проживает, к примеру, в крупных областных центрах, как Липецк и Пенза! Вещество, без которого невозможно представить практически ни одно застолье или праздник, предмет ожесточённой конкуренции между частниками, а кое-где – государственной монополии. Легендарная субстанция – про неё говорят много правдивого и не очень, даже сложно всё перечислить: вспоминают и особые гены, которые будто бы не дают пьянеть одним народностям и заставляют мигом спиваться другие, и специальные дозировки и способы употребления напитков, которые вместо вреда якобы гарантируют исцеление от болезней и обеспечивают завидное долголетие. Объект серьёзных исследований учёных из самых разных областей – от молекулярной химии до психиатрии и социологии. Сочетание органических молекул, разрушающее судьбы и карьеры, – сколько знаменитостей спустило славу и деньги в спиртовой водоворот! Ядовитая жидкость, пить которую, по мнению футурологов и писателей-фантастов, мы закончим ещё очень нескоро, несмотря на то, что она постоянно и настойчиво сокращает нам жизнь.

Принимать на грудь люди начали с незапамятных времён. Учёные уверены, что первые слабоалкогольные напитки появились в нашем рационе более 9 тысяч лет назад – примерно тогда древние люди, населявшие территорию современного Китая, научились готовить бражку из риса, фруктов и мёда. Самое старое пиво (по крайней мере, к настоящему моменту) найдено в 2016 году тоже в Китае, в долине реки Чань. Среди артефактов культуры Яншао, существовавшей в V–II веках до н. э., археологи из Стэнфордского университета обнаружили вытянутые сосуды, на стенках которых были остатки крахмала и фитолиты – фрагменты окаменелых растений. Учёные проанализировали находки и поняли, что сосуды, чей возраст датировали примерно пятью тысячами лет, использовались для хранения пива – и даже вычислили, из чего оно было сделано: просо, ячмень, ямс и тропическая трава Иовлевы слёзы (бусенник обыкновенный); точное соотношение ингредиентов установить не удалось, но учёные предположили, что у пива был приятный сладковатый привкус. Тысячью лет позже похожий напиток из ячменя научились варить в Месопотамии, затем в Египте и Древней Греции. Пивоварами были древние армяне и кельты, и вообще сложно найти регион, где бы не практиковали подобное. В научных кругах даже появилась смелая теория, согласно которой в древности люди начали выращивать зерновые культуры не ради хлеба, а как раз ради пива.

За право называться родиной виноградного вина сегодня идёт нешуточная борьба между Ираном, Грецией, Арменией, Грузией, Италией и Кипром. В горах на севере Ирана не так давно при раскопках нашли 7000-летний глиняный кувшин, в котором, судя по окаменевшим остаткам на его стенках, хранилось вино из дикого винограда, росшего поблизости. Следом греки поспешили сообщить, что местные археологи обнаружили фрагменты раздавленного винограда возрастом 6,5 тысяч лет – разумеется, было объяснено, что найдены отходы винодельческого процесса. В Армении всем желающим демонстрируют отрытый в 2011 году на территории республики, в районе селения Арени, пресс для вина, изготовленный более 6 тысяч лет назад. Вино (в отличие от пива) неоднократно обожествлялось или получало благословение с небес: достаточно вспомнить римского Бахуса (аналог греческого Диониса), по легенде подарившего людям виноградную лозу, а также то обстоятельство, что христиане с самого момента появления своей религии причащаются «кровью Христовой» – красным вином.

Такое трепетное внимание человечества к алкоголю пока не имеет единого, удовлетворяющего всех объяснения. Хотя найти такое, конечно, очень хочется, и некоторые конспирологически настроенные авторы даже придумали теорию с участием инопланетян. Они якобы прилетели на исходе палеолита, представились богами и привили аборигенам, охотникам и собирателям умение обрабатывать землю и выращивать злаки – от кукурузы и риса до пшеницы и ячменя. Там и до продуктов брожения добрались – мол, изначально алкоголесодержащее питьё было строго для внеземных гостей, но со временем и людям начало перепадать.

Биологи указывают на то, что тяга к опьянению – вещь в целом естественная для многих животных. Хорошо известно, что индийские слоны охотно едят забродившие фрукты, «напившись», принимаются буянить и по пьяной лавочке легко могут разнести в щепки целую деревню.

Зимой 2013/2014 года в Новосибирске была настоящая эпидемия пьянства среди свиристелей! Основу рациона этих птиц составляет рябина, а она в городе из-за аномально тёплой погоды забродила прямо на ветках. Разумеется, свиристели выбирали самые сладкие – то есть самые хмельные – ягоды и вскоре совершенно не вязали лыка. Могли, например, целой стаей врезаться в окно школы или массово заснуть на снегу – не самое безопасное поведение, учитывая городских кошек и собак.

Изначально же алкоголь – точнее, этанол, тот самый C2H5OH – не предназначался природой для подобного злоупотребления. Собственно, у учёных уже есть представление, каким образом и примерно когда эта молекула сбежала из внутриклеточного обмена веществ, в котором участвовала с самого начала, во внешний мир. Одна из авторов гипотезы, Эльзбиета Розпедовская, эволюционный генетик из шведского Гётеборга, объясняла мне это в городском ботаническом саду на примере гнилых яблок. Точнее, на белых точках, усыпающих коричневые яблочные пролежни, – колониях дрожжевых грибов.

Как удалось установить при помощи новейших молекулярных технологий, побег этанола случился около сотни миллионов лет назад, когда на планете происходил интереснейший процесс. Голосеменные растения, владевшие планетой с юрского периода, – многообразные араукарии, кипарисы, сосны, ели, саговники, гингко, тисы и вельвичии – стали вытесняться покрытосеменными (цветковыми). У тех было убойное преимущество: сладкие плоды! За сахар в этих плодах как за источник пищи развернулась настоящая война между разными видами микроорганизмов. И один особо догадливый вид дрожжей научился делать непосредственно из сахара спирт, чтобы использовать его в качестве химического оружия и уничтожать микробов-конкурентов!

И вот такое убийственное средство, натуральный яд, спустя миллионы лет превратился в основу для напитков, которые особи homo sapiens по доброй воле принимают внутрь, поскольку от них происходит приятный шум в нейронах головного мозга. Учёные уже точно установили, что исторически пиво и вино долго использовались как обеззараженная альтернатива грязной питьевой воде (благодаря чему они так плотно влились в наш культурный код). Нужда в такой замене давно прошла, но люди продолжают употреблять алкоголь. Пьют для поднятия аппетита и для пищеварения, по поводу различных торжеств и праздников (а также вообще без повода), ради улучшения атмосферы в коллективе и на переговорах, от радости и от отчаяния. Бутылка с водкой роднит подростка из неблагополучной семьи, офисного работника, бездомного, известную на всю страну телеведущую, студента в провинциальном вузе и рок-музыканта, кумира миллионов. Учёные предполагают, что подобная универсальность алкоголя основана на его способности действовать сразу на все звенья так называемой «системы вознаграждения» человека. В то же время, к примеру, кокаин действует только на допамино-вые рецепторы, а героин – только на опиоидную систему организма.

Пьют, конечно же, по-разному в разных странах и в разные исторические периоды. В России середины XIX века выпивали довольно умеренно – около 5 литров чистого алкоголя на человека в год. В современной России до последнего времени пили просто по-чёрному: по данным Минздрава, в 2011 году жители РФ употребили около 18 литров на человека. Верхняя граница нормы, установленной Всемирной организацией здравоохранения, на секундочку – 8 литров в год. Статистика последних лет утверждает, что население России – частью само, частью под нажимом государства – постепенно оставляет пагубную привычку, но уровень всё равно остаётся высоким. В 2016-м это значение составило 10,8 литров. Просто попытайтесь представить: весь алкоголь, который Россия выпивает за год, – всё пиво, вино, водку и прочие крепкие напитки, коктейли в жестяных банках – мог бы с лёгкостью образовать водоём размером с Сенежское озеро с площадью поверхности 8,5 квадратных километра!

Если воображение помогло увидеть это, то вы на шаг приблизились к уровню медиков – им, как никому, заметны масштабы вреда, который наносит этанол. Самая полная картина при этом у патологоанатомов. По их статистике,

от трети до половины всех смертей мужчин трудоспособного возраста в России наступает от алкогольных причин, и с 80-х годов прошлого века по нынешнюю пору из-за спиртного ежегодно умирает как минимум по 400 тысяч человек.

Ни один военный конфликт, случившийся с нашей страной за последние тридцать лет, не унёс такого количества жизней.

Неожиданная для многих информация: основные жертвы – не застарелые алкоголики (всего 4 % от трудоспособных мужчин) и даже не сильно пьющие (максимум 12 %). В зоне повышенного риска – 40 %, которые выпивают время от времени! Да-да, те самые люди, которые в субботу не помнят, как провели вечер пятницы, и повторяют такое почти каждую неделю.

Безобидная, казалось бы, привычка «отрываться» после рабочей недели наносит организму вред, сопоставимый с регулярными запоями.

Учёный из университета Миссури (США) Шивендра Шукла как раз занимался исследованием «периодического пьянства»: наблюдал за студентами на вечеринках и ставил опыты на крысах, подпаивая животных алкогольными растворами разной крепости в разном темпе. По его словам, заметные повреждения всего организма начинаются, если превысить концентрацию алкоголя в 0,8 промилле. Чтобы достичь её, человеку хватит двух полных бокалов вина, выпитых за два часа. Крепкие напитки, как легко догадаться, справляются гораздо быстрее.

И ладно бы, алкоголь наносил одиночный удар. Доктор Шукла, сверкая очками, указывает пальцем в монитор: попадание этанола в организм сродни действию кассетной бомбы! Запускается цепная реакция процессов в печени, которые губительно влияют и на неё саму, и на остальные важные органы тела, от мозга до почек, – например повреждая ДНК. Самое неприятное, что действие этих процессов продолжается даже тогда, когда человек протрезвел и вернулся к привычной жизни. Печень, важнейший орган для всего организма (не только для пищеварения), пострадав от алкоголя, ещё довольно долго занимается натуральным вредительством.

Вот поэтому те, кто привык закладывать за воротник в пятницу, рискует так же сильно, как запойные. Например, есть такое заболевание – алкогольный миокардит. Каждый раз, когда человек крепко выпивает, этиловый спирт повреждает клетки сердечной мышцы, её замещает жировая ткань, орган начинает увеличиваться в размерах и при этом ослабевать, терять тонус. Это не просто серьёзное – это фатальное состояние организма. Процесс необратим, лечения сегодня не существует, единственный выход – пересадка. Ольга Бокерия, дочь легендарного хирурга Лео Бокерии, сама доктор медицинских наук, кардиолог, показывает мне огромное дряблое желтоватое сердце, облепленное потёками жира. Объясняет: человек, в чьей груди оно билось, вовсе не был запойным алкоголиком, просто хорошенько напивался время от времени. Окидывая профессиональным взглядом предсердия и желудочки, она добавляет: «Я думаю, он внезапно умер. Даже не успел об этом задуматься. Судя по тому, как оно выглядит, тут инфаркта не было. Аритмия – и фить!»

Но ни миокардит, ни другие ужасные болезни и поражения внутренних органов, которые происходят при слишком близком знакомстве с этанолом, пока не в состоянии окончательно отвратить людей от выпивки. Даже больше: на каждый аргумент сторонников полного и окончательного избавления от алкоголя любители пропустить стаканчик-другой отвечают своими доводами и статистикой. Один из самых часто используемых аргументов – широко известный график зависимости смертности от количества выпитого, который показывает, что продолжительность жизни абсолютных трезвенников меньше, чем у умеренно употребляющих. Исходя из чего, этиловый спирт, яд по определению, в каких-то неустановленных, но явно небольших количествах может быть полезен! Честно сказать, для меня это была загадка века: не укладывалось в моей голове, как так получается, что дольше всех живут не те, кто совсем не пьёт, а кто пьёт по чуть-чуть. И вот недавно выяснилось, что не зря!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5