Сергей Ленин.

Анютины глазки. Первая любовь и последняя. Любимый Иркутск



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Алексей Яшкин

Дизайнер обложки Мария Брагина


© Сергей Ленин, 2017

© Алексей Яшкин, иллюстрации, 2017

© Мария Брагина, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-8609-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Эти смешные, лиричные и грустные истории не оставят вас равнодушными к их героям и происходящим событиям. Обычные люди в житейских ситуациях, славный сибирский город – это и есть жизнь, наша с вами во всём своём многообразии. Мы живем, радуемся и порой не замечаем, что где-то бурлит водоворот страстей, что рядом кому-то хорошо, а кому-то нужна помощь и сострадание. А теперь давайте вместе с вами попутешествуем по переулкам судеб, по улицам нашего родного Иркутска. А поможет нам в этом деле замечательные графические произведения иркутского художника Алексея Яшкина. Он тушью и пером написал городские пейзажи, вложив в них свою душу, своё мироощущение, свое необыкновенное мастерство живописца, оживив и украсив это повествование. Он, как великий творец, разложив изображение на мелкие штрихи, подобно тому как ученый физик или химик расщепляет молекулы на атомы, ядра, электроны и другие элементарные частицы, сделал его удивительно целостным, которым ты можешь любоваться от всей души.


sergey.lenin54@mail.ru

1. Наваждение. Нимфа из студёных вод Байкала

Василий Петрович проводил свой уикенд на берегу Байкала. Уютная гостиница «У озера» скрасила его душевное одиночество. А блюда – прекрасного приготовления местной кухни – ублажали его плоть.

Как хорошо здесь! А какой здесь воздух! Он своей звенящей чистотой опьянял сознание уже не очень молодого инженера-конструктора. А какая здесь бархатная тишина! Она, как любимая женщина, окутывала его ложе пушистым одеялом ласкового тепла и ложилась рядом с ним в постель. Ему хотелось прижать её и расцеловать, но его земное осязание было не способно ощутить и понять сполна неземную и сказочную энергию добра этой не познанной ещё им светлой женщины. Василий Петрович засыпал как младенец. Иногда во сне ему, как ребёнку из далёкой сказки прошлого, хотелось прикоснуться к маминой умиротворяющей теплом и заботой груди. Ему хотелось внять то забытое чувство, когда он только начинал знакомиться с бытием этого мира, придя в него из глубин Вселенной из далёкой и никому не ведомой дали – со звезды по имени Любовь из созвездия Хрустального Добра.

Внезапно он проснулся и начал ощущать в себе зов космоса, зов чего-то непонятного ему до сегодняшнего дня. Василий вышел из своего домика на затуманенную улицу. Кудри седого испарения с поверхности священного озера заполнили собой весь окружающий мир. Они плавно кружились под звуки волшебного танго байкальского прибоя, доносящегося с берега. Они волновали его душу, будоражили сознание и, как оказалось, не напрасно. На берегу Василий просто остолбенел, увидев удивительную, искрящуюся лунными бликами и светом небесных созвездий картину.

Из студёных вод Байкала выходила женщина. Она была обнажённой. Её необыкновенно красивая, чуть полнеющая фигура излучала власть над всем окружающим миром.

Василий Петрович тут же попал под её волшебные чары. Он почувствовал её власть над собой. Власть полную и всепоглощающую. Лицо этой нимфы было неприступным. Глаза её сверкали бриллиантовым светом, полным величия и собственного достоинства.

– Ой, это же красавица Фике (Маленькая Фредерика)! София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, больше известная как великая русская императрица Екатерина II, правившая Россией в XVIII веке.

– Да, это я, Василий Петрович. А не изволите пригласить меня к себе в опочивальню? Я немного продрогла. И желаю испить глинтвейна с горячим шоколадом.

– Императрица моя, конечно, конечно, если вы изволите, я приглашаю Ваше величество в свои апартаменты, – залепетал не на шутку ошарашенный инженер-конструктор.

«Ё-мое, чё же делать? Я совсем не пьющий спиртного. Да ещё из мини-бара просил убрать весь алкоголь за его ненадобностью мне. Ой, чё же делать? Фике не каждый день можно увидеть. Ох, а вдруг я опарафинюсь и обижу её. Ну, блин, думай, голова. Всё! Решено! Умру, но Иркутск не опозорю! Щас я всё устрою. Всё организую. Всё, всё, всё».

Василий Петрович под руку галантно проводит обнажённую величественную императрицу в свой домик.

– Ваше высочество, я сейчас мигом, айн момэнт. – И Василий Петрович суетливо бежит в бар гостиницы.

Двери, как назло, закрыты. Тогда наш очарованный мужчина влезает в помещение через чуть приоткрытое окно бара. Тут же он натыкается на администратора Марину. Она расположилась в зале на импровизированном ложе из надувного матраса. В лунном свете её тело – как сфинкс – величаво и игриво принимает любовные ласки начальника охраны в соответствующей позе древнего арабского изваяния.

– Мариночка, извините меня, пожалуйста. Вы потом доебё… ой! Довлюбляетесь. Дайте мне бутылку виски, и я побежал.

– Что это такое? Мне Любовь Михайловна, хозяйка гостиницы, отрекомендовала вас как порядочного человека, непьющего к тому же. А вы среди ночи влезаете в бар через окно за алкоголем. Как это понимать? Вы просто пьяница и дебошир! – с гневом в голосе восклицает Марина.

– Ко мне пришла императрица Екатерина II. Я вам потом всё объясню. Будьте так любезны, не ругайтесь. Выполните, пожалуйста, мою просьбу. Или я всё здесь разнесу нах! – начал закипать Василий Петрович.

– Дай ему пойло от греха подальше, Марина. Чё, не видишь, что ли? Он сумасшедший, – начал робко вещать пьяный и не на шутку перепуганный начальник охраны.

Всё обошлось без драки. И вот Василий Петрович разливает виски в изысканные бокалы в своём гостиничном номере.

– А у вас неплохой напиток, милый мой Василий, сын Петра. Мне раньше такой не доводилось отведывать. Скажи своим рабам, что они меня порадовали.

– Да, конечно, моя императрица, всенепременно скажу. Велю ещё им тринадцатую зарплату начислить и наказания за прогулы, пьянки и гулянки отменить.

– Ты очень щедрый, друг мой. Мне хочется ещё проверить, какой ты в постели. Не измельчал ли русский мужик? – восклицает императрица.

– Я буду стараться, моя императрица! Умру, но Иркутск не подведу! Мужскую сибирскую половину населения не опозорю. Все силы свои соберу и отдам вам, моя королева.

– Нет, мне всё население собирать не надо, советами замучают. Да и с мёртвым тобой я что делать-то буду? Давай начинай ты сам, потихоньку, потихоньку, а потом темп нарастим…

– Разрешите исполнять, майне либе.

Ах, какая она была знойная женщина. Ей больше трёхсот лет, а выглядит на тридцать. Её тело упруго, а груди как мячики. Её темперамент как вулкан. Её ласки как медовые конфеты. Её поцелуи как сахар. Она, она, она, а-а-а-а.



Василий Петрович улетел в космос наслаждения и неземного восторга. Он летал среди галактик страсти и восторга до изнеможения. Всё это время земля под гостиничным комплексом «У озера» ходила ходуном. На байкальском побережье начали зарождаться разрушительные цунами. Природа бушевала.

Когда Василий Петрович очнулся, Фредерика уже крепко спала и только слегка немного постанывала. Как будто бы акт любви всё никак не мог завершиться в её императорском сознании. Потом нежные солнечные лучики начали пронизывать полумрак комнаты. Когда первые лесные птички стали распевать свои утренние мелодии, Василий Петрович окончательно проснулся. Он нежно поцеловал свою Фредерику. Он был полон любви и восторга после сказочной и бурной ночи. От поцелуя Фике открыла свои глаза.

Боже мой, на Василия Петровича смотрели два огромных драгоценных небесной синевы сапфира. Он утонул в этом необыкновенном взгляде. Он не мог и не хотел выбираться из этой волшебной космической пучины. Потом они на машине поехали домой. Земное воплощение Фредерики оказалось на самом деле девушкой Ольгой. Она прекрасно вела машину, не создавая при этом опасных ситуаций. Хотя вчерашняя ночь была изнуряющей и насыщенной, но её концентрация как водителя была на высоте. Дома Ольга познакомила Василия Петровича со своим маленьким сыном Алексеем. Они с красавицей мамой были похожи, как две чистые родниковые капли.

Прошло немного времени, Фике и Василий сблизились и подружились. Им было хорошо вместе. Однажды Василий Петрович, не предупреждая Ольгу, приобрёл билеты в нерпинарий, дельфинарий и цирк для похода вместе с Фике и её принцем Алёшей. Но это мероприятие не состоялось. Ольга, не предупреждая Василия Петровича, была занята своими делами. Ей было не до него. У всех свои привычки и своя жизнь.

Василий Петрович был зол сам на себя: «Зачем, дурак, влез в чужую семью? Ты им не очень-то нужен».

На этом сказка стала затихать. Фике снова ушла в Российскую империю в свой XVIII век, а Василий Петрович остался в веке XX в своей набирающей опыт рыночных отношений России.

Может быть, сказка сможет возродиться, а может быть, время безвозвратно ушло. Всякое может быть. Но гостиница «У озера» живёт и процветает. Сколько ещё исторических или сказочных героев может выйти из хрустальных вод Байкала к её посетителям и туристам, никто не знает.

2. Оргазмотерапэут, или Рекомендации по единственно правильному методу лечения

Встреча друзей

Вскоре после очередного бума на смену разным экстрасенсам пришли целители всех мастей. Правда, главной их задачей было не что иное, как выкачивание денег из доверчивых россиян. Так уж повелось, тянутся страждущие наши сограждане к неизведанному таинству. А вдруг повезёт и отступит геморрой мозга в левом полушарии, нежелательная беременность правого желудочка или предсердия от чёрного демона или ещё какая-нибудь замысловатая болезнь, найденная потомственным в сорок пятом поколении народным целителем. И несут люди свои кровные сбережения в руки прохиндеев. И процесс этот не убиваем ничем. Глупость бессмертна. Впрочем, как и желание быть здоровым. Новоявленный начинающий целитель, естественно от Бога, не иначе, Вадик Красовский наклеивал у входа в поликлинику на улице 8-й Советской объявление следующего содержания: «Девушкам и женщинам возрастом до тридцати лет опытный целитель гарантирует восстановление здоровья, уверенности в себе и успех у мужчин. При этом используются древние секреты целительства, проверенные в веках, а также достижения кинезиологии (с применением которой лечился Джон Фицджеральд Кеннеди), постизометрической релаксации, точечного массажа, основанного на древних китайских практиках». Ниже указывались адрес и телефон «сенсея» от медицины.



Вадик отошёл метра на три, чтобы издали обозреть своё красочное произведение рекламного искусства, изготовленное студентками-первокурсницами химического факультета политехнического института. Их общага рядом с общежитием металлургического факультета. К ним захаживали студенты-металлурги с разными любовными и иными интересами. Им Вадим и доверил составление заманчивого текста и непосредственное изготовление рекламного плаката. Вообще, студенты иркутского политеха всегда отличались необузданной находчивостью, предприимчивостью и тонким юмором. Но тут не до шуток, всё было серьёзно. Любуясь и пятясь назад, Вадик не заметил, как врезался своей кормой в движущийся в здание государственного лечебного заведения эскорт – «инвалида» и врача. Само столкновение было не сильным, зато реакция оказалась бурной.

– Ты чё жопой прёшь, как корабль к причалу, нах?! – послышался грубоватый окрик.

Вадим остановился, он хотел рявкнуть в ответ чего-нибудь хлёсткое. Но приглядевшись, заорал радостно во всю глотку:

– Вася Александров, одноклассник мой дорогой, неужели это ты?! Сколько лет, сколько зим. Как я рад. Ё-моё, и Гришка Попов с тобой, просто обалдеть.

Он бросился навстречу старым друзьям. Кореша начали обниматься. А прохожие шарахались от них, как от чумных. Потому что их восторг неожиданной встречи сопровождался бурной жестикуляцией и дружескими крепкими мужскими словечками.

– Вадька, ты чё здесь? Триппер, что ли, схватил и подался к венерологу? – громко смеялся Гришка.

– Не, Гриша, мне этого счастья не надо. Я объявление вывешивал. А вы какого хрена, молодые жеребцы, сюда припёрлись? – вопросом на вопрос ответил Вадик.

– Слышь, Вася на футбольной тренировке столкнулся, упал, у него, наверное, осевое смещение позвонка в поясничном отделе. Еле кондыбает, боль острая, пришли на рентген и к неврологу, если понадобится. Или я сам по результатам рентгеноскопического исследования лечение назначу.

Гриша недавно закончил мединститут и работал врачом.

А Вася был профессиональным футболистом. Он выступал за главный иркутский футбольный клуб. Александров был одним из лучших полузащитников в команде во все времена. Гриша забрал его прямо с тренировки и на своей машине доставил к медицинскому учреждению для постановки диагноза. Вадик остался ждать на крыльце, а парни погрузились в лоно медицинского учреждения, на фасаде которого красовалась эмблема, имевшая вид змеи, обвивающей чашу с ядом. Вышли они довольно скоро. Гришка, видимо ужаленный змеёй, матерился, а Вася слегка постанывал от поясничной боли.

– Блин, невролога нет, уволилась. Блокаду поставить некому, в смысле кому воткнуть есть – это Вася Александров, а втыкальщик отсутствует. Хорошо хоть рентгенолог на месте был. Ё-к-л-м-н, мать-перемять.

– Гриха, ты чё лаешь, как бультерьер? Поехали ко мне. Мы же бродовские, мы с тобой на 5-й Армии живём. Выпьем за встречу. Я на Васькины проблемы гляну, постараюсь позвонки вправить.

– Вадька, ты чё мне мозги вправляешь? Я врач, а ты в политехе на четвёртом курсе восстановился после службы в армии. Тебя чё, в техническом вузе учат позвоночник лечить? Или в армии с танка свалился, головой ударился и просветлел как целитель?

– Да, Гриха, именно так, просветлел как целитель, хоть с танка и не падал. Я в ракетных войсках служил на Дальнем Востоке.

– Ну поехали, бухнуть с корешами завсегда святое дело, – согласились друзья.



Приземлились в ресторанчике, расположенном в доме №67, что на улице 5-й Армии. Раньше там был первый и единственный в Иркутске ресторан китайской кухни «Дракон». Гурманы, скорее гурманши, могли отведать там разные изыски. Например, бычьи яйца или даже бычий член, приготовленные с разными соусами и пряностями. Говорили, что вкусно, но брезгливость чаще побеждала любознательность у многих иркутских жителей. В целом ресторан пользовался успехом. Однако его пришлось закрыть из-за возникшей кровавой разборки среди китайского персонала. Там один повар в порыве гнева отрубил голову другому китайцу – работнику кухни. На этом китайская история там завершилась. Мне об этом случае рассказывала мама. Она, выйдя на пенсию, временно работала там гардеробщицей. Одной дома скучно было сидеть. Привыкла по жизни всё время работать.

Первый опыт целителя

Сидим и очень умеренно выпиваем. Вадиму предстоит диагностировать Васькин недуг с использованием только своих рук. И сверхспособностей, естественно. Заключение рентгенолога Гриша держал в секрете для подведения итогов целительства. После ресторана все подались в дом №71 в третий подъезд на второй этаж, где и проживал Вадим. И вот началось таинство целительства. Вася Александров лёг на диван. Ему уж очень хотелось избавиться от острой боли и восстановиться для участия в чемпионате России. Вадик лёгкими движениями разогрел мышцы спины друга. При этом он сказал, что сам ничего править не будет, это сделает сам пациент. Задача целителя заключается в том, чтобы снять гипертонус, вызванный воспалением вследствие зажатия нерва остистыми отростками позвонков из-за их смещения, и затем способствовать натяжению, или, другими словами, напряжению, определённых групп мышц. С тем чтобы усилиями самого пациента сместившиеся позвонки потянулись и вернулись на своё место. Потом начал большим пальцем руки и гипотенором (область костяшки у основания ладони со стороны мизинца) исследовать и разминать поясничный отдел.

Он безошибочно определил гипертонус мышц в области позвонков L4-L5 и произвёл соответствующие манипуляции. Иными словами, он воздействовал последовательным надавливанием на точки, расположенные вдоль позвонков, пока узелки перенапряжения групп мышц не исчезли. Потом после серьёзного разогрева массированием паравертебральных мышц (это те, которые идут вдоль всего позвоночника с обеих его сторон) приступил к правке поясничного отдела позвоночника. Для этого они Васю повернули набок. Манипулируя изгибом колена (три положения согнутости: слегка, больше и почти перпендикулярно к корпусу), находящийся сверху ноги (нижняя всегда прямая) целитель небольшим усилием руки, упёртой в плечо, разворачивал корпус пациента вдоль оси позвоночника назад. При этом работали разные группы мышц поясничного отдела. Они-то и тянули сместившиеся позвонки, заставляя их вернуться на своё место. Когда послышалось лёгкое похрустывание, Вадик ликовал. Он говорил, что это позвонок встал на своё родное место. Потом произвёл аналогичные действия на другом боку лежащего пациента. Для закрепления результата он потребовал от пациента, лежащего на животе, преодолевать сопротивление его руки, поднимая поочерёдно вверх свои выпрямленные ноги с разными тремя углами их раздвинутости.

Короче, пораскорячивал наш целитель Васю в разных позах, заставляя его напрягать свои мышцы в определённых позициях. Сам, гад, даже не вспотел. И теперь смеётся над традиционной медициной, пока Вася отлёживается на спине в течение предписанных ему целителем двадцати минут. При этом врачевании Александров сначала стонал. А после лечения лежал себе и хохотал, как гимнаст с олимпийской золотой медалью в зубах. Блин, гоготал над Гришкой Поповым – профессиональным врачом.

– Гришка, ты мне чё прописывал из пилюль? А на прогревание в физиокабинет десять сеансов тоже? Гы-гы-гы. Плюс всякие там ещё медицинские прибамбасы. А Вадик позагибал меня, и вроде всё нормалёк. И диагноз поставил правильно без рентгена. Чё-то я зауважал нашего целителя сильно.

– Рано радуешься, братан, ты ещё встань. Потом гыгыкать будешь.

– Вадька, чё, вставать можно? Я уже двадцать минут вылежался.

– Ладно, Вася, вставай на свои копыта, только не резко, плавненько.

Вася плавно сполз с дивана. Потом присел несколько раз, сгибая ноги в коленях. Затем встал, развёл руки в разные стороны. Ноги раздвинул шире плеч и начал делать вращательные движения корпусом. Сначала плавно. Потом было ускорился. Но Вадим укротил его пыл довольно резко:

– Александров, ты только что раком ползал и кряхтел, как старая бабка, а сейчас, как жеребец, скакать вздумал. Постепенно надо, постепенно наращивать нагрузку на позвоночный столб.

– Ладно вам вытёпываться, – начал вещать представитель традиционной медицины. – Если бы у Александрова была серьёзная травма, Вадим со своими дурацкими манипуляциями усугубил бы состояние. Потом и врачам было бы затруднительно лечить. Не доверяю я всяким целителям, ну хоть убей меня.

Потом успешный целитель и озадаченный доктор выкушали за разговорами и медицинскими спорами целый литр водки. А трезвый Вася Александров решил препроводить опьяневшего Григория через дорогу напротив в его дом, который раньше назывался обкомовским. Но Гриша оттолкнул друга, мол, сам доковыляю. Когда обескураженный Григорий шёл к себе домой, он вслух разговаривал сам с собой. Прохожие оборачивались и крутили пальцем у виска, полагая, что встретили сумасшедшего. Они радовались при этом, что разминулись с придурком без драки и других эксцессов. А Гриша Попов бубнил:

– Ну, позвоночник человека как кубик Рубика, гибкий такой. Его составные части – позвонки – подвижны. При неудачном повороте корпуса, неправильном подъёме тяжести, простуде, стрессе и много ещё от чего позвонки могут сместиться и зажать нерв, проходящий вдоль позвоночника. При симптомах люмбалгии – поясничного остеохондроза позвоночника – врачу надо: во-первых, снять у пациента острую боль, уменьшить воспалительный процесс и освободить корешки зажатых нервов. Для чего сначала делается новокаиновая блокада уколом в болезненные участки, потом применяют НПВС, миорелаксанты, глюкокортикоиды – препараты, обладающие обезболивающим, противовоспалительным и жаропонижающим действием. Также применяют хондропротекторы, укрепляющие костные ткани и нормализующие обменные процессы в хрящевой ткани. Целесообразно также подключать методы физиотерапии. Это целесообразно делать как в период ремиссии, так и в острый. Такие препараты бывают внутреннего применения, ректальные средства и инъекционные. А ещё надо применять средства, призванные снимать мышечные спазмы, устраняя при этом боль и снимая скованность позвонков и суставов.



Гришка начал вспоминать названия, вызубренные во время учёбы в медицинском институте:

– «Диклофенак», «Диклак», «Диклоберл», «Вольтарен», «Диклобене», «Ибупрофен», «Пироксикам», «Ацеклофенак», «Мелокс», «Алфлутоп», «Декскетопрофен». При произношении последнего названия Гриша не заметил препятствия на своём пути. С треском, как падающий самолёт-истребитель, он врезался головою в тополь, который рос себе спокойно вот уже более тридцати лет и никому не мешал. Но буйная голова Григория не смогла пройти мимо. В результате тополь оказался крепче, он даже не колыхнулся. А Гришка упал к его «ногам», как подкошенный. Правда, взрыва не последовало. Мочевой пузырь бедолаги и его кишечник смогли удержать своё содержимое внутри хозяина, не выплеснув его наружу от сумасшедшего удара. Хорошо, что Вася Александров остался наблюдать за виражами, описываемыми неуверенно шагающим другом. Он-то и препроводил до дома представителя традиционной медицины, доведённого до отчаяния неожиданно случившимся исцелением пациента без применения медикаментозных препаратов. И уложил его спать в нетрадиционном виде. Снимать брюки и ботинки обиженный не на шутку Гришка наотрез отказался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное