Сергей Лазарев.

Диагностика кармы. Книга 7. Преодоление чувственного счастья



скачать книгу бесплатно

© Сергей Николаевич Лазарев, 2016

© Михаил Сергеевич Лазарев, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-2995-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Лето 1999 года. Отдых. Я отдыхаю с семьей на юге. Сегодня я проснулся рано, около 7 утра. Мы находимся недалеко от моря. Одна из любимых моих привычек – встать рано утром и пойти искупаться в спокойной и прохладной воде. Все вокруг расслабленно и неподвижно, только слышно пение птиц. Я не спеша спускаюсь к воде и вдруг обращаю внимание на посторонний звук. Хрустят мои колени. «Целитель на отдыхе, – думаю я иронично. – Кто бы меня теперь вылечил?» Я не спеша захожу в воду, ныряю и все уходит на второй план. Минут 15 я неспешно плыву в бирюзовой воде, затем выхожу на берег и начинаю нежиться под утренними лучами щедрого солнца.

«Итак, подведем итоги, – думаю я, глядя на безбрежную морскую гладь. – Я занимаюсь исследованиями около 10 лет, но пока себя изменить я не смог». У меня так же, как и у всех, есть проблемы со здоровьем. Я раньше думал, что опытный гонщик не должен иметь проблем по сравнению с начинающим водителем. Потом понял, проблемы будут всегда, потому что у опытного гонщика и скорость соответственная. Мои перегрузки вредят моему здоровью, но и позволяют выходить на новый уровень сознания.

Две проблемы мной не решены до сих пор:

осуждение людей, неприятие травмирующих ситуаций, обида на судьбу, то есть гордыня;

тема ревности.

Что это все означает? Камни в почках – это осуждение людей, неприятие травмирующих ситуаций, обида на судьбу, то есть гордыня. Все

остальное – это тема ревности. Эти две проблемы мной не решены до сих пор. О том, что я ревнивый, я знаю. Раньше это было на грани патологии. Сейчас я другой человек. Но страх перед возможным предательством или изменой меня преследует до сих пор. И обиды я преодолеваю не сразу. В моем характере остались раздражительность, повышенная требовательность к людям. Периодически накатывают приступы уныния. Часть идет с детей, но есть какие-то внутренние, мои проблемы. Какие-то основы человеческого счастья сращены с моим «я».

Для того чтобы мне от них отсоединиться, я должен принять их перетряску или потерю и удержать Божественную любовь в душе. Только тогда происходит отслоение сознания: вот это мое Божественное «я», вот это человеческий слой. Это первый шаг к свободе и независимости. Если же любовь не удержал, то по-прежнему отождествляешь себя со своей жизнью, со своей волей, со своим желанием, со своим сознанием. Тогда любая перетряска рождает ненависть, уныние, страх и сожаление, а затем распад того, с чем срослось наше Божественное «я». Старение, вероятно, самая масштабная схема отрыва от человеческого. Плохо, когда мы привыкаем к старению. С ним нужно бороться и его нужно принимать одновременно. Принимать – это означает сохранить Божественную любовь во время распада.

Внутренне отказываясь от человеческого, концентрируясь на своих корнях, на Божественной любви, снаружи мы должны заботиться о нем, ибо развивающееся человеческое помогает нам испытать большее устремление к Божественному.

Чем больше ствол и крона, тем сильнее должны быть корни. Старость – это постепенное срезание ветвей, а смерть – это срезание ствола до пенька. Когда корни слабеют, эта процедура необходима. Как увеличить силу корней? Периодическая подрезка ветвей, то есть усмирение своих желаний, жизни, ограничение судьбы дают потом вспышку жизненных сил, но не решают проблемы в целом. Почему корни истощают свои запасы? На этот вопрос у меня нет ответа. Пока же я знаю одно: у меня есть проблемы на физическом уровне и есть то, что их рождает, – несовершенство других, раздражительность, страх, уныние, осуждение. Я могу на несколько месяцев уйти в абсолютную работу над собой и попытаться изменить свои эмоции. Но тогда это будет так же, как в народной медицине, – что-то заболело, попил отвар такой-то травы и боль прошла. Поскольку причина проявления боли неизвестна, а значит не устранена, все это может выйти в другое время и в другом месте. Моя система в первую очередь направлена не на излечение, а на понимание причин болезни. Агрессивные эмоции – это не причина, а промежуточное звено, когда наше Божественное «я» затмевается человеческим счастьем и начинает сращиваться с какими-то его аспектами, тогда появляется агрессия, а значит, выздороветь по-настоящему можно только тогда, когда мы пройдем по всем ступеням человеческого, а затем, на какое-то время потеряв его, ощутим свое Божественное я как единственную и вечную реальность. После этого мы вернемся в наше человеческое, но уже прирастать к нему и зависеть от него не будем.

Итак, тема ревности, которую я так и не закрыл, – это в том числе и неумение правильно относиться к людям, зависимость от отношений. Ревность перетекает в гордыню и наоборот. Где-то на тонком плане они соединяются в единое целое. Один из самых опасных признаков – мое неправильное поведение во время приема. Здесь я выхожу на самые глубинные уровни, чтобы помочь перекрыть источники агрессии. Если, придя на прием, пациент сомневается или впадает в амбиции, или обижается, прием должен быть немедленно прекращен, ибо это опасно для него. При тех ускорениях, которые происходят, в десятки и сотни раз усиливается изменение в положительную и отрицательную стороны. Я оказался заложником собственной системы. Не только ускорение всех процессов, но и другие эффекты происходят помимо моей воли. Значит, любой негатив у меня так же ускоряется в сотни раз.

Я раздражаюсь, когда люди меня не понимают, когда человек не осознает, какая опасность надвигается, и не использует свои возможности. Во время приема я должен забыть о человеческом, а у меня это не получается. Зависимость от основ присутствует.

И потом, основы человеческого счастья должны быть как-то гармонично связаны, а у меня какой-то клубок: сознание, воля, желания, жизнь. Все это тоже должно быть сведено к чему-то единому: к материи, пространству, времени. Красоты пока не получается. Правда, есть уже понимание трех слоев человеческого счастья, трех уровней. Материальный – связанный с телом. Духовный – связанный с нашим сознанием и пространством. И последний уровень, связанный с душой, – здесь явная связь с временем.

Итак, тело – материя, дух – пространство, душа – время. Проводя исследование, я убедился, что мысль рождается из эмоции. Без эмоции ее существование просто невозможно. Эмоция обобщается, трансформируется и появляется мысль.

То, что я называю ценностями души, связано с нашими чувствами, и вот здесь еще много неясного. Зависимость от материальных, телесных благ – это понятно; зависимость от духовных аспектов, то есть способностей, интеллекта, здесь тоже все понятно. Как описать зависимость от души, за душу тоже нужно, получается, зацепиться. С чем связаны наши эмоции, как они проявляются? В их основе лежат базовые эмоции, то есть инстинкты. Все инстинкты сводятся в принципе к двум: первый – возникновение, поддержание и продолжение жизни и второй инстинкт – управление; зависимость от одного рождает ревность, а от второго гордыню. В принципе управление тоже направлено на защиту жизни, особенно в стратегических аспектах. Получается, что желание продолжить жизнь – это одна из наших базовых эмоций. Что такое эмоции? Есть десятки теорий на этот счет. Но единого мнения ученых нет и по сей день. Почему? Эмоции напрямую жестко связывают с телом и мозгом человека. Поел не вовремя – возникает эмоция голода. Сильно ударился – возникает эмоция боли. Ушел от опасности и поел – возникает эмоция удовольствия. «Вогнали» электроды в мозг и начали раздражать отделы – возникают попеременные эмоции страха, гнева или удовольствия. Вывод прост и ясен: любая эмоция порождается материальным объектом и зависит от него. Сама по себе эмоция не материальна. Она подобна свету. Есть объект – есть эмоция. Исчезает объект – исчезает эмоция. Но в отличие от света она исчезает сразу. Но восточная философия свидетельствует об обратном. Эмоция может существовать после распада объекта. Весь эмоциональный комплекс, именуемый душой, существует после смерти. Значит, вся современная наука, утверждающая, что эмоция вторична, терпит крах, когда сталкивается с восточными мистическими учениями и религиями. Тело вторично, а душа первична. Но если тело рождается душой, если эмоции создают тело, значит, дух создает материю и, значит, все положения восточных философий верны. Верны в том случае, если они будут подтверждаться реальными событиями. И самое интересное, что подтверждаются. И как ни пыталась наука замалчивать и не обращать внимание на тысячи фактов, реальность упорно берет свое. Так все-таки, что первично – тело или эмоции, дух или материя?

Я обращаюсь к своему опыту. Когда я учился основам медицинской диагностики с помощью

экстрасенсорики, наша группа исходила из следующего теоретического положения:

«Вокруг любого органа есть индивидуальное поле, и есть общее поле вокруг тела человека. Любые изменения на физическом уровне влекут за собой изменения полевых структур. Более того, болезнь в органе может проявляться задолго до того, как ее обнаружат УЗИ или компьютерная томография. И поле соответственно реагирует гораздо раньше. Раннее обнаружение болезни – это возможность вылечить болезнь в самом начале, когда она еще не набрала опасной инерции».

Я достаточно долго тренировался в области диагностики и достиг приличных результатов. У меня есть особенность – я никогда не останавливаюсь на полпути. Если я занимаюсь какой-то проблемой, я должен дойти до конца, временной срок при этом не ограничен. Это первое. Второе – я не сомневался, что должна быть обратная зависимость: тело должно зависеть от эмоций. Я выходил на все более тонкие слои полей и через несколько лет поисков этот переход завершился.

Я убедился, что есть полевые структуры, которые зависят от тела, и есть более тонкие слои, где тело в свою очередь зависит от поля. Потом я увидел, что полевые деформации, которые приводили к болезням, были неразрывно связаны с агрессивными эмоциями. Затем я понял: то, что мы называем эмоцией, и то, что мы называем полевой структурой, – это одно и то же. Оказалось, наши эмоции действительно связаны с телом и зависят от него. Но связаны не на прямую, это во-первых, а во-вторых – связаны поверхностным уровнем. Более глубинные масштабные слои эмоций, которые ученые вначале назвали подсознанием, а потом сверхсознанием, наоборот, управляют телом. Но между ними есть четко выраженная связь и взаимодействие. Когда тело разрушается, базовые полевые структуры тонкого плана остаются и ведут независимое существование.

Вопрос: почему? Ответ простой: жизнь сначала возникла на полевом уровне как единое существо во всей Вселенной. Поэтому эмоции, которые испытывает любое живое существо, имеют поверхностный слой, связанный непосредственно с его оболочкой, и глубинный слой, который связан уже с жизнью как единым живым существом во Вселенной. При всем многообразии живых существ во Вселенной на самом тонком плане все они продолжают оставаться единым существом. Почему же, если это существо было в прошлом, его эмоции, то есть поле, продолжают существовать и сейчас? Ответ следующий. Вселенная является голографическим существом не только в пространстве, но и во времени. Поле распространяется вокруг объекта не только в пространстве, но и во времени. На большом удалении от объекта мы можем чувствовать его поле, но не видеть его самого. То же самое происходит и во временном удалении. Значит, и утверждение западной материалистической науки и утверждение религиозных, мистических и философских течений одинаково верны. Эмоция зависит от объекта, объект зависит от эмоции. Все явления гипноза необъяснимы для западной науки, потому что в гипнозе, если навязанная установка ушла на достаточно глубокий слой эмоций, вдруг становится заметным, что эмоция вышла из-под контроля и зависимости тела и начинает управлять телом и связанным с ним сознанием. Раз эмоция является пространственно-полевой структурой, значит, она определяет все события, которые в этом пространстве происходят. Естественная эмоция не поверхностная, а сверхглубинная. И как специалист по сверхглубинным эмоциям, я вижу, как все, что происходит с человеком, полностью зависит от его глубинного эмоционального состояния.

Значит, чтобы изменить окружающий мир и то, что в нем происходит, нужно изменить себя, сначала поверхностно, а потом внутренне. Но для того чтобы воздействовать на свои сверхглубинные эмоции и через них на весь мир, нужно знать, как воздействовать, исходя из чего. Для этого нужно обладать правильным мировоззрением, а мировоззрение определяется в первую очередь нашими целями. Неправильное мировоззрение дает неправильные эмоции. Поверхностный слой эмоций воздействует на сверхглубинный, и дальше либо распад, либо развитие. Но не буду утомлять читателя моими размышлениями, перейдем опять к основам человеческого счастья.

Итак, основные ценности свелись к нескольким группам. Когда я подхожу к какому-то пределу, обычно один из элементов начинает раскачиваться и выходить из-под контроля. В данной ситуации получилось то же самое. Периодически просматривая зацепку за волю, желание, жизнь, сознание, я заметил, что при диагностике один из параметров начал вести себя непредсказуемо. Это был раздел желаний. Везде зацепка минимальная, а здесь непредсказуемые взрывы зависимости, то есть получалось, что желания зависели от жизни, воли и сознания. Но с желаниями у меня была отдельная тема. Я уже писал, стоило мне чего-нибудь захотеть, как тут же все мои желания шли крахом. Причем я заметил странную тенденцию. Блокировка шла независимо от масштаба. Если мне хотелось собирать грибы, то они исчезали во всей области. Если я куда-то ехал, рассчитывая на хорошую погоду, там начиналось ненастье. Эти строки я диктую в 2001 году. Сегодня 31 мая, последний день весны третьего тысячелетия, и тема желаний у меня явно не закрыта.

В конце апреля мы договорились о возможности порыбачить в Астрахани. Если мне захотелось, я точно знаю, что будут проблемы. Там, в Астрахани, уже заказан катер, на котором мы сможем выйти в море и будем рыбачить. Готовы машины для поездки к дальним озерам, где полным-полно рыбы. Разработаны маршруты, готовы люди. Я чувствую, что я завишу от своего желания, но пытаюсь себя утешить: ну не исчезнет же вся рыба в Астрахани. Мне интересно, как же выкрутится природа, чтобы обломать мои желания. Скорей всего, я не смогу попасть по каким-то причинам на рыбалку. Хорошо бы живым при этом остаться, а то кто знает, с какой силой меня будут тормозить. Все решилось просто и красиво. Когда мы приехали в Астрахань, то встречающие разводили руками: «Перед вашим приездом два дня шел ливень, настоящий потоп. Катер ушел в море и где-то застрял, а все дороги размыты и проехать на озера невозможно». Так что в результате мы в основном пили пиво и ели сушеную воблу. Но когда я на все махнул рукой, порыбачить все-таки удалось. Рядом с городом протекала какая-то речка, и по ней тоже шла вобла на нерест. Весь берег был усыпан рыбаками. Светило солнце, была великолепная погода. Я поймал штук 20 рыбешек и был в восторге.

Но вернемся к событиям 1999 года. Они были для меня очень поучительными. И прежде всего это было связано с моей поездкой в Париж. Встреча второго тысячелетия. Один из самых больших праздников в истории человечества. Все объединяются в одном порыве независимо от национальности. Мы с женой решили встретить католическое Рождество в Париже и перед Новым годом улететь обратно. Чем лучше представляется будущее, тем сильнее хочется из настоящего побыстрее переместиться туда. Тогда я не знал, что мечта о будущем, переходящая в желание переместиться туда, – это нарушение высших законов, программа уничтожения настоящего. В чем смысл жизни? В обретении Божественного. Для этого нужно сжать время, и сжимается оно эмоцией. В каждой эмоции причина сжимается со следствием, будущее с настоящим. Поэтому человек по-настоящему счастлив в те моменты, когда он идет к цели, а не когда он ее достигает. Цель достигнута, слой времени сжался. Происходит пульсация, вспышка новых целей, более отдаленных, и опять стремление к ним.

Когда же мы отказываемся от настоящего ради будущего, тогда разрушается и будущее, и настоящее. Разрушение началось с первых моментов путешествия. Сначала выяснилось, что есть рейс самолета только одной компании, не любимой мной LKM. Затем пересадка в Амстердаме. Там мы сидели на сквозняке, подцепили австралийский грипп и, прилетев в Париж, уже были больными. Грипп бьет именно по желаниям. Надо осматривать город, а ничего не хочется. С грехом пополам протянули два дня. Перед самым Рождеством пошли гулять по Парижу, поднялись на Монмартр, дул холодный, пронизывающий ветер. Мы гуляли по Монмартру, и мое пальтишко совершенно не защищало от холода. Чтобы согреться, зашли в храм Сакрекёр. В центре зала сидели молящиеся, и туда заходить не рекомендовалось. Состояние у меня было отвратительное. Я думал о том, что надо опять выходить на холодную улицу, и меня начинал бить озноб. «Неплохо было бы помереть здесь, – думал я, вертя головой, осматривая высокие стены храма. – А то сейчас выйду, получу воспаление легких и т. д.». Все мои мечты и желания показались в этот момент такими смешными и никчемными. Я не притягивал их, а наоборот, отпихивал все мои мысли, все мои планы и желания. Понемногу отвратительное состояние как-то рассеялось. Я вышел на улицу и вдруг заметил удивительную перемену. Мы шли под ледяным ветром, а мне совершенно не было холодно. И потом мы гуляли по улочкам Монмартра, и на мне как будто был пуховик. Мои мечты, страхи, недовольства, уныние куда-то исчезли! Чтобы обрести Божественное, нужно на какое-то время потерять человеческое. И как только мы не мешаем своей душе ощутить Божественную любовь, она наполняет нас энергией, жизнью и всем остальным.

Это состояние я сформулировал так: не мешай себе быть счастливым. Своими страхами, унынием, обидами мы постоянно давим свое счастье, а потом удивляемся, почему его у нас нет. После этого я нашел слова, которые я мог сказать пациентке, безуспешно боровшейся с ревностью.

Для женщины одна из главных составляющих счастье – общение с любимым человеком. Смерть близкого человека, измена, предательство или обида практически непреодолимы, если нет другой точки опоры. Но опираемся мы эмоционально. А чтобы эмоция сформировалась, первичные ощущения должны повториться несколько сотен раз. Если вы узнали, что любимый человек изменил или предал, и в этот момент начинаете молиться и прощать, будьте уверены, что у вас ничего не получится и ваша душа по инерции будет испускать ненависть, осуждение или уныние. Но если вы в момент любой, даже крохотной обиды от мужа будете забывать о муже и об обидах, устремляясь к Богу, и в момент любых тревожных мыслей, страхов и уныния также, то пройдет какое-то время и вы ощутите в реальности, насколько важна для нас та вечная любовь, которую мы носим в себе, без которой жить невозможно. И тогда вы уже защищены навсегда. И этого счастья у вас никто не отнимет. И нужно не терять времени, и использовать любую ситуацию для этого.

Итак, в момент обиды перестать внутренне защищаться, бояться и сожалеть. Забыть обо всем и пытаться ощутить любовь к Богу. Париж 1999 года был необычным. До наступления Рождества была неплохая погода. А на следующий день разом, как будто по мановению волшебной палочки, погода испортилась. Причем ухудшалась с каждым днем. Я потом понял, в чем дело. Эмоции больших групп людей влияют и на погоду, и на все, что происходит. До Рождества все парижане и приехавшие туда подсознательно ориентировались на Божественное. После этого у всех все устремления резко перешли к человеческому: радость, веселье, еда, праздник. Загрязнение души тут же повлекло за собой изменение окружающего мира, и началась блокировка повышающейся зависимости от человеческого. Насколько я мечтал приехать в Париж, настолько через несколько дней я уже мечтал улететь оттуда. Надо было все эти дни лежать, а этого не получалось. Жена не выходила из номера, а я мотался по Парижу, делая какие-то дела. «Не хватало окончательно заболеть и лежать здесь на Новый год», – думал я. Видать, улететь очень хотелось. 28 декабря мы встали утром и поехали в аэропорт. И вот тут началось настоящее светопреставление. Ветер гнул толстые деревья и ломал их. Самые большие порывы начались именно тогда, когда мы вошли в здание аэропорта. Шквальный ветер распахивал двери и в здании аэропорта, внутри падали предметы. Пару раз гас свет. Я ходил вперед и назад, ожидая информации о полете, и понимал, что самолет сегодня не улетит. Было состояние сильной слабости, начинала подниматься температура, по спине тек холодный пот. «Полежать бы сейчас и ничего не делать», – мечтательно думал я. Рейс отменили, мы поехали назад. Ехали, объезжая поваленные деревья, опрокинутые рекламные щиты. Какие-то разбросанные предметы и мусор валялись на дороге. На другое утро мы все-таки улетели. Перед отъездом мне хотелось помыться в душе, но я знал, что этого нельзя делать, так как поднимется температура и я вряд ли буду транспортабелен. По приезде в Питер я помылся под душем и уже через полчаса температура у меня поднялась выше 40 градусов. Состояние было интересным. Любое желание вызывало боль и отвращение. Было около двух часов ночи. Я лежал и ничего не мог делать: ни думать, ни хотеть, ни лежать, ни спать. «Это называется погулял в Париже», – думал я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5