Сергей Лавров.

Обрести Путь



скачать книгу бесплатно

– Интересные новости. Ничего определенного, но есть над чем поразмышлять. Да, хочу предупредить, я очень плохо усваиваю новые языки и слова. Поэтому, с обучением меня местным наречиям могут быть проблемы.

– Не беспокойся. Как я сумел выучить твой язык, так и ты сумеешь выучить наши наречия. Сегодня я создам заклинание, и определенные знания моего мозга станут известны тебе. Это дорогое удовольствие, и само заклятье из разряда тех, которые официально запрещены. Несоответствия в строении мозга двух людей приводят к тому, что мозг одного из них частично разрушается от слишком интенсивной работы. Но ты можешь не переживать. Сегодня, когда я таким образом учил ваш язык, я выяснил, что для нас эти отличия не слишком велики. Кроме того, канал уже проложен и всю работу по выборке и распределению знаний я возьму на себя. На это уйдет два-три дня. После этого оставшееся время мы должны повторить все, что я тебе передам, чтобы знания закрепились, и самостоятельно овладеть как можно большими навыками, чтобы все это слилось для тебя в единую картину.

Это был уже план действий, который предполагал напряженную жизнь на ближайший месяц. И хотя будущее оставалось таким же туманным, стало ясно, что оно манило и влекло Алексея, обещанием самых удивительных приключений. Поэтому он не стал мучить своего нового знакомого ожиданием ответа.

– Я не думаю, что у меня есть какой-то выбор. И хотя мне хочется вернуться, я уже понимаю, что, сделав это сейчас, я буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Поэтому я говорю тебе, что согласен остаться в этом мире, учиться у тебя, и все силы бросить на борьбу с этим вашим Уклагором, если это действительно будет необходимо. При этом я оставлю за собой право вернуться, если представиться таковая возможность. Кстати, ты и вправду не можешь вернуть меня назад?

– Не могу. А после таких слов и не стал бы, даже если бы мог. Смелость – то, что у тебя уже есть. То, чему ты не сможешь научиться нигде и ни у кого. И то, без чего нельзя победить врага, который сильнее тебя. Думаю, что мое заклинание сработало правильно, а я великий волшебник. – Детрион снова сиял, как начищенная медная лампа.

– Еще бы, такое симпатичное заклинание и не сработало. Странно, что оно не привело сюда всех нормальных мужчин нашего мира, – улыбнулся Алексей, вспомнив, как оказался вовлечен во всю эту историю.

– Что ты имеешь ввиду? – спросил волшебник, почувствовав в словах парня интригу.

– А как твое заклинание должно было подействовать на меня в моем мире?

– Не знаю. Думаю, что оно должно было создать портал – вход в канал между нашими мирами на том месте, где ты находился. А что, что-то было не так?

– Ну, это скорее детали и сейчас они не слишком важны. Тебе никто не помогал в проведении заклятия? – желание сохранить что-то личное от всего происшедшего взяло вверх, и теперь надо было сменить тему.

– Нет. Я все делаю один. Так надежнее, – гордо ответил старик.

– А, понятно. Теперь ты не один. Теперь нас двое.

Когда мы начинаем?

– Если ты уже поел, то можно начинать.

И все началось.

 
– Здравствуйте, дорогие наши первокласники!
 
из детских воспоминаний

Стоит признаться, что внутренне Алексей боялся огромного количества монотонной работы, которая должна обрушиться на него. Он не был ни тружеником, ни лентяем, но монотонно выполнять одну и туже работу мог, только если ему об этом постоянно напоминали. Но все его опасения были быстро рассеяны…

Детрион ушел в хижину, предоставив юношу самому себе, но предупредил, что это ненадолго. Продумав пару минут, чем себя занять, Алексей пошел вдоль течения ручья к озеру. Берег озера был пологий и песчаный. Солнышко было жарким, а мелкий белый песочек и чистая вода были настолько соблазнительны, что он полез в воду почти не раздумывая. Прохладная вода вымыла из головы все лишние мысли, оставив только желание плыть и не останавливаться. Доплыв до середины озера, Алексей перевернулся на спину и поплыл обратно. Было на удивление легко и приятно. Именно мысль о прямо-таки подозрительной легкости привлекла его внимание. Он вспомнил, что, рассказывая об этом мире, чародей упомянул, что он «немного меньше и дышится здесь легче». «Масса этой планеты меньше массы Земли,» – догадался Алексей. «Но не сильно. А вот интересно насколько?» Доплыв до берега, он не придумал для измерения дефекта массы планеты ничего лучше школьного опыта с маятником. Поэтому, выбравшись на берег, наскоро обсохнув и одевшись, он устремился к домику, что бы заняться подготовкой эксперимента. Для выполнения задуманного нужно было немного: прочная шелковая нить, груз и часы (которые, к счастью, уже были). С грузом все оказалось просто, прямо возле домика лежал ровный, яйцеобразный голыш с дыркой в верхней части – почти идеальный груз. Поиски нити затянулись минут на пять. В конце концов он снял шнур, который был натянут над входной дверью. Привязав к концу шнура камень, он полез на дубок, в тени которого совсем недавно состоялась его первая в этом мире трапеза. Отмерить три метра, зная, что твой рост сто восемьдесят сантиметров сможет любой, смог и Алексей. Дальше он стоял с часами и раз за разом засекал время для разного количества покачиваний, чтобы вычислить среднее. Получилось что-то между тремя целыми и шестью-семью десятыми секунды за период. Грубая оценка дала разницу в массах в десять процентов. Получилось, что в этом мире от 77 килограмм, которые составляли вес Алексея на Земле, осталось около 70. Первые мысли, которые приходили в голову после такой новости, были очень оптимистичны. Если на Земле он был вполне спортивным и развитым физически, то здесь он вполне мог стать настоящим силачом. Потом он подумал, что это дает ему небольшие преимущества перед местными обитателями, и неплохо бы было не растерять этот бонус. Только как это лучше сделать?

За этими раздумьями и застал его Детрион.

– У тебя есть какие-то вопросы? – спросил он.

Юноша поделился с ним своими мыслями. Рассказанное заинтересовало волшебника.

– Это у вас называется наукой? Любопытно. Знания, которые вы развиваете, вполне жизненны, надеюсь, что мы еще поговорим об этом. А что касается сохранения твоей силы. Повесь себе на руки и на ноги по тяжелому металлическому браслету и ходи в них. Только смотри, что бы не натирали запястья и щиколотки, – сказав это, старик вздрогнул, словно вспомнив о чем-то неприятном.

Это не ускользнуло от внимания Алексея и он, не утерпев, поинтересовался.

– Вам, видимо, не понаслышке знакома эта проблема. Расскажите об этом?

– Только если у нас будут исчерпаны все темы. Нам пора начинать твое обучение, пойдем.

Они прошли в дом. В главном помещении помимо всех вчерашних атрибутов помещалось большое кресло, а на столе был расстелен ковер. Хозяин уселся в кресло.

– Там на окне стоит чаша. Поднеси ее, только осторожно. – приказал он.

Юноша подошел к окну и взял тяжелый, налитый до краев кубок какого-то потемневшего металла. «Наверное, серебро,» – пришло ему в голову. Жидкость была густой с виду и от нее шел запах, напоминающий жженый сахар с какими-то не слишком приятными, но, к счастью, нерезкими специями. «Неужели это придется пить? Надеюсь, старикан это приготовил для себя.» Он протянул чашу волшебнику. Тот принял ее, отхлебнул изрядный глоток и протянул обратно.

– Хорошо. Допей то, что осталось, и ложись на стол.

– Спасибо, я нормально позавтракал. Поэтому, если пить не обязательно, то я обойдусь. Согласны?

– Не согласен. Это надо выпить. Если тебе страшно, то соберись с духом. От этого много зависит. Это не повредит твоему здоровью.

Намек на страх обычно действует сильнее самого страха. Так вот и теперь. Одного намека на трусость хватило, чтобы поднести к губам чуть теплый кубок, и выпить его не отрываясь, за один раз. Вкус был пакостный, но хуже, что он прочно заполнил весь рот и видимо – надолго. На нетвердых ногах Алексей подошел к окну и водрузил кубок на место. Потом к столу. Сел на него, скинув кроссовки. Но стоило ему положить голову на ковер и вытянуться по длине стола, как потолок закружился и поплыл.

– Попытайся представить, что ты смотришь на небо. Просто смотришь и ни о чем не думаешь. – услышал он уже теряя сознание.

Ему снилось, что он лежит на воде и наблюдает за медленно плывущими в небе облачками. Постепенно облака собрались в кучу, но движение их продолжалось. Стало заметно, что двигаются они с разными скоростями и все это, кажущееся хаотическим, движение не случайно. Но вот, движение приостановилось. И сверху из синих глубин неба вниз смотрит лицо. Что-то знакомое в прищуре глаз и слабой улыбке. Он смотрит вверх на это облачное лицо, а оно смотрит вниз на него. Вот глаза стали чуточку темнее, как будто оно узнало его. Дрогнули губы, в уголках рта заплясали молнии. Что-то недоброе было в этой улыбке. Это уже была не улыбка, а какая-то гневная ухмылка. Лицо становилось все темнее и темнее, ухмылка резче, а молнии все ярче и мощнее. В какой-то, неуловимо малый, момент все изменилось. Лицо перестало созерцать юношу и перешло к действиям. Молнии ударили с высоты вниз, прямо в Алексея. Именно в этот момент он понял, что лицо принадлежит женщине. Вспышка и тьма. Боли не было.

Кто-то тряс за плечо, Алексей открыл глаза и увидел лицо Детриона над собой. За окном была ночь.

– Ты понимаешь меня? Как ты себя чувствуешь? – спросил маг на каком-то тарабарском языке, но юноша все понял.

– Да, понимаю. Но не понимаю, как. … Кажется, я и сам говорю на твоем языке.

– Да и довольно неплохо. Придется исправлять произношение, но это в процессе. Это было заклинание обмена знаниями. Теперь ты знаешь многое из того, что знаю я. Сейчас это все в твоей голове в виде отстраненной от реального мира информации. Чтобы она не забылась, мы должны как можно больше повторить, и тем самым утвердить в тебе полученные знания, за оставшееся у нас время. Думаю, что излишне объяснять, что это очень сложное заклятие, один только напиток, который ты выпил, содержал более ста составляющих, но с приготовлением я справился мастерски. – волшебник явно не удержался, что бы в конце не польстить самому себе.

Сомнений, что все произошедшее – результат действия каких-то не физических сил, не было. Выучить совершенно незнакомый язык за один день – это впечатляло. Поэтому, начиная с этого момента, парень стал очень внимательным, а для себя решил, что будет выполнять все указания старого волшебника.

– Я чувствую себя нормально и готов продолжить мое обучение, когда ты скажешь.

– Прекрасно, сейчас спи, а утром начнем.

С мыслями, которые так и не были высказаны в слух, что не мешало бы подкрепиться перед сном, Алексей отправился в уже знакомую комнатку и упал там на хорошо знакомую кровать. Спать, значит спать.


И снова настало утро. На этот раз Алексей почувствовал его приход. То ли солнечный зайчик, прошмыгнувший в окно, чересчур шумно скакал по подушке, то ли утренние птичьи напевы во славу солнца теперь стали понятнее и громче, а может, вместе со знаниями от старого волшебника пришла и стариковская привычка к раннему подъему. Чего уж гадать. Если не хочется спать, то надо вставать.

На улице встретила холодная роса на траве, остатки тумана, уползающие под кроны леса, журчание ручья и манящая гладь озера. Хозяина нигде не было видно, ну и бог с ним. Быстрыми шагами к воде. Вот он, уже знакомый пляж, песок мягкий и родной. Вода на удивление теплая, поэтому желание плыть шумно и жизнерадостно фыркая, как лошадка, пропадает. Хочется плыть медленно, ощущая каждой клеточкой тела прикосновения воды. Медленно доплыв до середины, он остановился. Просто лежать на воде, не чувствуя своего тела, это ли не чудо. Неясно, сколько прошло времени, но парень успел подмерзнуть, когда услыхал.

– Але-ексий…

Очевидно, Детрион искал его. За пять минут, быстро работая руками и ногами, Леша добрался до берега. Стряхнул с себя воду, натянул одежду на сырое тело и побежал к домику. Там его ожидал приятный сюрприз, под дубом снова стоял стол, а на столе был традиционный завтрак. (Старый волшебник не терял времени.)

– Садись и ешь. Пока ты будешь есть, я объясню тебе, как будет проходить твое обучение. Если будут вопросы, то задавай, чем больше вопросов, тем больше понимания. Да и знание языка это улучшит.

 
Бойся данайцев дары приносящих.
 
земная поговорка

– Двадцать дней ты будешь учиться всему, что я знаю. Тому, на что мне понадобилось двести лет. Точнее, знания уже в тебе, но тебе надо научиться жить с ними, а не порознь. Естественно, ты не сможешь научиться пользоваться магией даже на четверть того, как использую ее сейчас я. Но надеюсь, что ты будешь развивать заложенные в тебя навыки и при наличии хоть небольшого таланта за 5-10 лет ты станешь очень приличным волшебником. Очень большую часть знаний, которыми я поделился с тобой, составляют языки и обычаи разных народов, планы их городов, где я побывал, и история государств. Для усвоения этих знаний я буду постоянно менять язык, на котором мы общаемся. Знания о существах, живущих в этом мире, и их обычаях гораздо важнее, чем умение управляться с заклинаниями. И, наконец, мы будем упражняться в практических приемах. Немного алхимии, немного упражнений с мечом. В юности я неплохо управлялся с этим куском стали. Но время убедило меня, что это не мой путь и я отложил меч в сторону. Думаю, что даже с одним из божественных мечей я бы не победил на королевском турнире.

– Божественный меч? Это какой-то артефакт?

– Артефакт? Забавное слово, как орех. Да, можно так сказать. Когда богиня спустилась на Землю, чтобы восстановить порядок, они призвала из тех кто встал под ее знамена по одному человеку от каждого сословия. Там были воин, пахарь, моряк, волшебник, нищий, священник и правитель. Каждый из них получил по мечу. Божественному мечу. Всего семь клинков. Каждый из этих клинков был не просто вещью наделенной огромной магической силой, а волей самого божества. В каждом из них было что-то присущее хозяину, сила, которую может подчинить только этот человек. После битвы клинки остались здесь в нашем мире. Судьба некоторых мне неизвестна. Про другие знает каждый.

– Я не знаю? – к этому моменту Алексей уже наелся, но делал вид, что ковыряется к тарелке, что бы не прервать столь познавательного общения.

– Самый известный – меч королей. Он хранится в Кироне – столице Дамилона, центрального и самого большого из королевств. И является такой же важной частью защиты королевства, как гвардия.

Меч волшебников – висит на поясе Уклагора. Меч моряков, сейчас его называют мечом пиратов или холодным мечом. Он где-то в пиратской столице на Сийлуйском архипелаге. Говорят, что его постоянно стережет огромный морской дракон, преданный мечу и его хозяину. Этот дракон – главная причина, по которой никто не связывается с пиратами в их владениях. Говорят, что в его пасти умещается сто весельный корабль, а панцирь не пробить даже катапультой. Направленной против него магии он попросту не замечает. К счастью, чудовище совершенно не способно перемещаться по суше и служит исключительно для охраны пиратских берегов. Говорят, что меч воина и меч нищего или вора, его еще называют меч негодяев или подлый клинок, скитаются где-то по свету. Совсем ничего не известно про мечи священника и пахаря. Ходят слухи, что таковых и не было никогда, потому что эти сословия как никто далеки от войны и убийства. Каждый из мечей настолько индивидуален, что быть его хозяином – не значит владеть им. И свои истинные возможности клинок раскрывает настолько полно, насколько он предан человеку держащему его в руках.

– Да, интересно. Но я перебил вас, извините.

– Наверное, это даже хорошо. Все равно, пора заканчивать со словами. Вот перо, чернила и написанное письмо. Прочитай письмо вслух, а потом попробуй найти и исправить в нем ошибки, – сказав это, волшебник слегка улыбнулся.

Увидев эту улыбку, Алексей понял, что пенять на судьбу, которая снова сажает его за столь нелюбимую грамматику – бесполезно. По-видимому, учеба в любом мире начинается одинаково. А коли так, то стоит извлечь из учения максимум пользы и доставить при этом минимум возможностей позлорадствовать окружающим (последнее относилось к Детриону). С такими мыслями парень взялся за учебу.

 
Учение – свет, а неученых тьма.
 
вольная трактовка земной поговорки

Прошла неделя, и у Алексея появилось ощущение, что он уже давно в этом мире. Что знает его не хуже, а даже лучше, чем родную Землю. Возможно, что маг был гениальным педагогом, а может великим волшебником, но знания об окружающем мире бурлили, бродили в нем и буквально выплескивались наружу во время уроков. Детрион был доволен и не скрывал этого. Правда, очень часто возникало ощущение, что маг относится к юноше не как к талантливому молодому человеку, а как к своей лучшей работе. Понять это было несложно, но само отношение иногда казалось просто оскорбительным.

Особенно любопытными оказались уроки магии. Половина волшебства заключалась в исполнении каких-то умопомрачительных обрядов и алхимических комбинаций, которые требовали высокой точности, многочисленных знаний (той же алхимии) и кучи всякой всячины. Вторая половина была в навыке, умении вызывать знания из самых глубин мозга, не отрываясь от чего-то еще, и умении чувствовать. Понять, что за физика питает все эти чудеса, Алексей не смог, но он быстро понял, что настоящее волшебство возможно, только когда в него искренне веришь. И научился искренности, детскому восторгу, даже творя маленькие и незначительные чудеса. Вскоре новоприобретенное знание дало серьезные успехи. По началу старый маг удивлялся быстроте с которой «рос» ученик, а когда понял в чем секрет, серьезно поговорил с ним.

– Алексей, я вижу, что ты очень хорошо научился использовать эмоциональную сторону волшебства, но я хочу, что бы ты изменил свое отношение к этому знанию. Эмоции – катализатор огромной силы, который может в несколько раз увеличить эффект даже небольшого заклятия. Но где сила, там и слабость. Отсутствие контроля – вот чем плохо эмоциональное волшебство. Если в магическом поединке кто-то собьет твой эмоциональный настрой, то ты проиграешь поединок даже заведомо более слабому противнику. Понимаю, что мне следует научить тебя очень хорошо контролировать свое настроение, не позволяя ему меняться в неугодную тебе сторону. Но одновременно и ты сам больше внимания уделяй тому, чтобы творимые тобой поступки вообще не имели эмоциональной окраски. Ты должен быть как бог. Творить ли, разрушать ли, – это все не для твоего удовольствия, а в силу необходимости.

– Мастер (с некоторых пор Алексей завел привычку называть волшебника так, а тому это, по-видимому, льстило), но если в эмоциях такая огромная сила, то было бы глупо отказываться от нее. Я буду учиться контролю над собой, но чтобы стать сильнее.

– Ты станешь сильнее, если будешь размышлять над тем, что я тебе говорю и будешь меньше лениться. Сейчас отдохни и подумай, мне это тоже необходимо.

И хотя обвинение в лени было несправедливым, парень молча закусил губу. Последние несколько дней приучили его к тому, что старый волшебник не бросается словами на ветер.

Детрион ушел в хижину, а юноша остался наедине со своими мыслями в тени полюбившегося ему дуба. По небу плыли облачка, в лесу пели птицы, но Алексею казалось, что птицы смеются над ним, а облака напоминают чудеса, которых полно вокруг, но все они проплывают мимо него. Чувства были в смятении, и он подумал, что именно такой момент имел ввиду старый волшебник.


Второй полюбившейся частью их уроков стало обучение навыкам боя холодным оружием. Очень скоро стало ясно, что определенные боевые приемы, особенно по владению мечом, стали частью знаний юноши, но волшебник действовал ими с учетом своих физических возможностей и личных пристрастий. Алексею, который был шире в кости, родился и вырос в мире с большей гравитацией и был физически намного сильнее, иногда были совершенно чужды те приемы, которые стремились выделывать его руки. К чести старика, он отлично все это понимал и пытался помочь. Кроме небольшого меча (излюбленного оружия мага) на уроках появлялись топоры, алебарды, большие двуручные мечи и даже моргенштейн. Откуда у мага этот грозный военный набор, можно было только гадать. Успехи были, хоть и не такие яркие, как в магии, но оправданием здесь могло послужить то, что в науке владения сталью Детрион был не лучшим учителем. Поэтому больше всего проку было от занятий с мечом по истрепанной книжке, название которой звучало не иначе как «В помощь молодым королевским латникам для того, что бы побеждать, а не быть убитыми в первом бою».

Обычный меч не плохо слушался рук молодого бойца. И старик часто хвалили юношу за силу, скупую точность ударов, быстроту движений, осмотрительность при атаках и уверенность в себе.

Надо сказать, что Алексей воспользовался ранним советом волшебника и всегда носил на руках и ногах, обернутые кожей, тяжелые металлические браслеты, которые сам хозяин принес ему на третий день. В целом браслеты были очень удобны и совершенно не мешали при ходьбе, беге и других упражнениях. Единственное, что он не научился делать в них – плавать, но это было делом времени. Зато удары, наносимые рукой с таким украшением ломали доски (это любопытное знание тоже нашлось в кладовой жизненного опыта Детриона). Единственное, чему волшебник не посчитал нужным его учить – стрельба из лука и арбалета, а также рыцарским приемам с копьем. Лук и арбалет он не любил, считая их оружием убийц. «Они приучают к ненужной, обманчивой уверенности. Замедляют реакцию на опасность.» Воинские приемы тяжелой кавалерии маг наоборот уважал, но считал, что в реальной жизни они Алексею никогда не понадобятся. Да и отрабатывать их здесь было негде.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное