Сергей Кулаков.

Трудности и ошибки в психотерапии. Учебное пособие для супервизоров и психотерапевтов



скачать книгу бесплатно

Редактор Александр Сергеевич Кулаков


© Сергей Александрович Кулаков, 2018


ISBN 978-5-4485-5132-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

«Супервизия – это вмешательство, проводимое старшим коллегой по отношению к младшим коллегам той же профессии». Старший означает не более старый, а более опытный

Bernard & Goodyear (2014)


В последние годы патоморфоз психических расстройств способствовал уменьшению числа невротических пациентов и увеличению количества пациентов с пограничной структурой личности, пограничным расстройством личности, нарциссическими и смешанными расстройствами личности. Это приводит к тому, что психотерапевты сталкиваются с трудностями как при их диагностике, так и лечении подобных пациентов, а также увеличивается число профессионалов, выявляющих симптомы профессионального выгорания, связанными с организацией их деятельности.

Супервизия (от supervidere – обозревать сверху) – это один из методов теоретического и практического повышения квалификации специалистов в области психотерапии, клинической психологии в форме их профессионального консультирования и анализа целесообразности и качества используемых практических подходов и методов психотерапии. Теории рассматриваются на лекциях, описываются в учебнике, приемы демонстрируются на практических занятиях, но психотерапия, в процесс которой вовлечены два или несколько человек, их отношения, переносы, не может быть изучена посредством традиционного способа преподавания. Супервизия отражает «ремесленный аспект» психотерапии. Психотерапия дает возможность пациенту высказать свои переживания на приеме у специалиста, супервизия позволяет психотерапевту (супервизируемому) предоставить на супервизию выборочный материал психотерапии.

В супервизии опытный «эксперт по межличностным отношениям» помогает начинающему психотерапевту систематически видеть, осознавать, понимать и анализировать свои профессиональные действия и свое профессиональное поведение. Сложности, возникающие в процессе профессиональной деятельности (актуальный конфликт), стимулируют внутренний конфликт психотерапевта и механизмы его психологической защиты и совладания. Исходя из этого, супервизия наряду с обучением (в смысле передачи новых знаний и навыков) включает элемент психологического развития специалистов.

Супервизор в силу своего клинического и педагогического опыта знаком со многими психотерапевтическими направлениями, представлениями о типах характеров, формах защиты, с моделями внутрипсихического и межличностного функционирования, и ему проще систематизировать поток поступающей информации (минимальный список навыков психотерапевта приведен в Приложении 1).

Однако существуют и другие цели супервизии. Альтернативная точка зрения рассматривает супервизию как искусство «взгляда с дугой стороны» [английская игра слов «over-seeng» – надзор, «seeng-over» – «подробный осмотр, взгляд с другой стороны»].

С этой позиции, супервизия дает возможность супервизируемому пересмотреть и переосмыслить произошедшее при встрече с клиентом/пациентом, а также понять, что было упущено или неверно истолковано. Происходит пересмотр встречи супервизируемым, и в ходе откровенного диалога супервизор помогает прояснить новую информацию. Это побуждает супервизируемого понять и объяснить, чт? возникло в ходе встречи с клиентом\пациентом. Этот подход «взгляда с другой стороны» сосредотачивает супервизию на текущих переживаниях супервизируемого (по поводу того, каково быть терапевтом, лечить) в отношении конкретного клиента/пациента или клиентов вообще. Супервизия и психотерапия представляют параллельные категории, они связаны между собой в единую систему. Эта связь обеспечивается благодаря формированию в супервизии и психотерапии положительного переноса, частью которого является бессознательная идентификация и подражание. Вне зависимости от теоретической модели супервизия выполняет следующие функции.

Обучающая или формирующая функции супервизии. Становление психотерапевта – это длительный процесс индивидуального и профессионального развития. Эта работа проводится в течение всей жизни, способствуя обогащению профессиональных навыков и знаний супервизируемого. Многие авторы считают это функцию самой важной в работе супервизора.

Поддерживающая или реставрационная функция (обновляющая). Она направлена на эмоциональные аспекты работы с пациентами и позволяет оценить эмоциональный и когнитивный ответ на профессиональные моменты. Нередко тревожность начинающих психотерапевтов зависит от дефицита профессиональных навыков. В этом случае устанавливается профессиональная дистанция, анализируется система отношений, проводится аналитическая оценка отношений с пациентом. В итоге должно наступить улучшение контакта с пациентом в рамках предпочитаемой модели супервизируемого. Супервизор выступает в роли «Феи-Сирени» (Сказка о Спящей Красавице), уменьшая ригидные и идеалистические представления супевизируемых о проблемах и отношениях с пациентами.

Менеджерская или нормализующая функция позволяет контролировать качество работы, устранять «слепые пятна», контр-перенос, защищать пациента через гармонизацию профессионального поведения супервизируемого. Во многом это происходит не из-за недостатка опыта и знаний, а из-за человеческих слабостей, уязвимых областей личности, индивидуальных предубеждений и т. д. Здесь оценивается направление работы, осуществляется оценка профессиональной деятельности, ролевого репертуара и распределения ответственности. Проводится также анализ эффективности работы для уменьшения стрессовых факторов на работе.


Супервизор смотрит глазами клиента/пациента!


Супервизия в психотерапии предполагает множественные уровни ответственности, так как супервизор выступает в роли учителя и оценщика, причем эти роли присутствуют при супервизии любого направления психотерапии. Передача супервизорских гипотез, инсайтов и стимуляция собственного мышления супервизируемого, особенно в случаях сопротивления – важная педагогическая задача. На первом уровне супервизии идет обучение сбору базисной психиатрической информации, постановке диагноза и рекомендациям по лечению. Более сложными представляются для анализа такие явления как психотерапевтический процесс, психодинамические параметры (включая перенос, контр-перенос, сопротивление) и продвинутые методы лечения. Некоторые психотерапевты не в состоянии понять значимость психодинамических концепций, не соотносящихся с эпизодами их собственной жизни. Супервизия – это «особое вмешательство». Цель супервизии – превратить молодого специалиста в опытного психотерапевта, а не в опытного пациента. Однако если супервизор обнаруживает личностную проблему, мешающую клинической работе, он должен помочь психотерапевту найти выход из тупика и (или) порекомендовать прохождение личной терапии, причем ее следует проводить другому профессионалу, а не супервизору. Такое направление необходимо во избежание двойственности (интерролевого конфликта), что компрометирует супервизорские отношения. Терапевтические отношения, которым присуща некоторая доля зависимости, в особенности должны быть вне супервизии. Наиболее существенные отличия психотерапии от супервизии представлены в табл.1





Конечно, различия очень тонкие, но они есть.

Перечислим возможности супервизора во внеметодической (интегративной) модели супервизии

 
Делает акцент на отношениях между пациентом и психотерапевтом
Следует принципу «пациент – лучший супервизор»
Слушает, как пациент воспринимает то, что говорит ему психотерапевт
Вникает в нюансы ответов пациента
Мысленно выдвигает гипотезы, почему у пациента возник такой отклик на вмешательство психотерапевта
Наблюдает субъективные реакции, настроение, фантазии, ассоциации, невербальное поведение, интуитивные представления
Принимает во внимание «параллельный процесс»
Выдвигает гипотезы о том, что произошло с пациентом
Рассказывает о собственном опыте контакта с подобными пациентами
Учитывает нарциссическую ранимость ученика и создает безопасную обстановку сеттинга в супервизии
Подтверждает или отвергает гипотезы психотерапевта
Проигрывает роль психотерапевта и супервизирует пациента
Облегчает самопознание супервизируемого и помогает ему выявить личностные проблемы и зоны развития
Адресует к литературным источникам, где описано, как поступать в подобном случае
Исследует реалии контрпереноса
 

Формы и варианты супервизии описаны в доступной литературе (Кулаков С. А.,2004; Федоряка Д. А.,2017).

Необходимым условием адекватной супервизии является знание супервизионного кодекса (устава) (см. Приложение 2), инструкций и другой документации. После супервизии специалист должен составить отчет. Примерная форма приведена в Приложении 3.

Обратите внимание!

Наиболее важные теоретические установки и факты из анамнеза пациентов выделены жирным шрифтом.

Клинические иллюстрации пронумерованы и маркированы специальным значком:


Клиническая иллюстрация №


В конце учебника приведен список литературы, рекомендуемой для более глубокого самостоятельного изучения супервизорами и психотерапевтами.

Учебник предназначен в первую очередь психотерапевтам, желающим приобрести статус «супервизора». Автор полагает, что книга окажется полезной в обучении психотерапевтов и клинических психологов, а также всем специалистам, которые испытывают затруднения в оказании помощи «трудным» клиентам\пациентам.


Благодарности


Я благодарю своих первых супервизоров Эйдемиллера Эдмонда Георгиевича и Александрову Нину Викторовну за формирование моего клинического и психотерапевтического мышления, Абдурашитову-Шех Ольгу Игоревну и Никитину Ольгу Анатольевну за совместные супервизии, креативность и профессиональные споры в течение двух десятилетий, а также всех моих пациентов и супервизируемых, у которых я продолжаю учиться.

Кулаков Сергей Александрович, доктор медицинских наук, профессор, председатель Супервизорского совета Российской психотерапевтической ассоциации (kulaksergey@yandex.ru).

Процесс супервизии

Супервизор осуществляет поддерживающие, нормализующие и сдерживающие вмешательства с целью создания в процессе обучения атмосферы доверия. Наряду с этим супервизор помогает коллеге справиться с нападками на его чувство собственного достоинства с помощью дистанцирования (от симптоматики, пациента), побуждая взглянуть на свой опыт другими глазами, так как основная задача супервизии состоит в обучении практиканта смотреть на проблему по-новому. Проблемы пациента, возможности психотерапевта, требования к психотерапии и другие факторы нуждаются в переоценке. Представления психотерапевта о пациенте, о себе и психотерапевтическом процессе зависят от его желаний, страхов, фантазий и бессознательных конфликтов. Супервизию можно рассматривать как пространство, в котором супервизируемый и супервизор совместными усилиями осуществляют построение новых способов упорядочения впечатлений от психотерапии. Если супервизор объяснит начинающему специалисту цель и задачи супервизии, которая служит во благо развития специалиста, последний будет воспринимать это «особое вмешательство» с меньшей тревогой. Супервизия – это гавань или убежище, где супервизируемый может временно выйти из «боевых действий» и начать размышлять и рефлексировать.


От супервизируемого требуется

 
Кратко озвучить общие цели клиента
Кратко озвучить цели рассматриваемой сессии
Назвать причину выбора сессии для обсуждения
Кратко резюмировать события до данной сессии  (ввести в курс дела)
Объяснить, чего он (а) хотел (а) достичь на данном этапе сессии
Четко озвучить, какая конкретно помощь ожидается от супервизора
Подготовить к сеансу презентацию случаев и принести клинический материал (заметки, аудио/видеозаписи).
 

От супервизора требуется:

 
Создать профессиональные отношения, от которых будет зависеть успех или провал супервизии
Раскрыть потенциал супервизируемого
Быть гибким в ролях учителя, терапевта, проводника
Исследовать материалы, подготовленные к сеансу.
 

Супервизор может приступить к проведению консультации, задав вопрос: «Как бы Вы хотели использовать время супервизии?» На этот вопрос супервизор нередко получает следующий ответ: «Я хотел бы поговорить о пациенте. В какой форме мне о нем рассказать?»

В том случае, когда учащийся не в состоянии четко изложить материал, супервизор не должен позволять ему слишком долго путаться в своих объяснениях, а предложить перенести занятие. Значительную часть супервизии занимает помощь супервизирумому лучше понимать пациентов и использовать это знание в своей работе. Нужно помнить и об ответственности перед пациентом. Один из способов контроля над лечением – обсудить с супервизируемым психотерапевтический диагноз пациента (например, используя операциональную психоаналитическую диагностику (см. Приложение 4). В идеальном случае гипотезы строятся и обобщаются не только по поводу пациента, но и вместе с пациентом.

Супервизор стремится начать супервизию таким образом, чтобы не возникало недоразумений и трудностей на пути к открытому обучению. Например, он может задать ряд благожелательных вопросов психотерапевту по поводу его образования, поинтересоваться слабыми и сильными сторонами его обучения. Сколько у него уже было супервизорских консультаций, и оправдали ли они его надежды? Как он сам оценивает свои профессиональные качества как психотерапевта? С какой областью связывает свою профессиональную деятельность – психотерапевтической, исследовательской или административной? Проходил ли сам курс индивидуальной или групповой психотерапии? Информация о супервизируемом на начальном этапе супервизорства помогает супервизору сориентироваться и выбрать метод проведения консультаций. Супервизор может предложить супервизируемому задать свои вопросы относительно образования супервизора, его теоретических воззрений и сфере научно-практических интересов.

Супервизору, разумеется, не следует начинать разговор с вопросов, касающихся личной жизни учащегося. Опасность вмешательства в личную жизнь – еще одна особенность супервизии. Он может поинтересоваться, какое отношение, по мнению супервизируемого, имеют к супервизорскому процессу и ситуации обучения заданные вопросы. На возможные встречные личные вопросы супервизор может не отвечать. Или, скажем, на вопрос учащегося о семейном положении супервизора последний сам задает уточняющий вопрос: а какое значение имеет для супервизируемого семейное положение? «Ученика» может интересовать возраст своего наставника, в этом случае осторожные, тактичные вопросы супервизора помогут выявить стремление учащегося иметь старшего по возрасту, более опытного преподавателя или более молодого преподавателя, который, по его мнению, будет благожелательно относиться к его проблемам. Супервизируемый вправе отклонить любые попытки выяснения личной жизни.

Нередко упускается одна из задач супервизора – научить консультанта слушать пациента. Какую она принесет пользу и как она может препятствовать наблюдениям? Одни психотерапевты обращают внимание на речь пациента, другие – на его одежду, движения и выражение глаз, некоторые – на события, о которых сообщает пациент, не обращая внимания на сопутствующие рассказу эмоции. Есть такие психотерапевты, которые внимательно относятся к телесным проявлениям и чувствам пациента, забывая при этом о клинической и психопатологической диагностике.

Клиническая иллюстрация №1

После окончания мастер – класса Кулакова С. А. студентка Севиль (имя изменено) подошла к тренеру и сообщила, что у нее возникло сильное волнение после психодраматической работы с Зоей. Проблема последней заключалась в сохранении лояльности семейной группе (речь идет о «плате по счетам предков» – понятие трансгерационной семейной психотерапии), за соблюдение правил которой девушка «расплачивалась» болевым синдромом в нижних конечностях (ее метафора «Русалка с рыбьим хвостом»). Севиль добавила, что ей казалось, что она уже проработала «эту свою», сходную с Зоей проблему, но назвать ее суть отказалась. Девушке было предложено поработать в группе старт – класса по символодраме, которую на следующий день планировал проводить молодой выпускник-психолог.

Комментарий супервизора. По своим теоретическим основам метод кататимных образных переживаний является психоаналитическим. Возникающие в сознании картины рассматриваются как эмоционально-символическое выражение глубоких внутренних конфликтов с привычным окружением, которые при этом приближаются к осознанию. В результате диффузные ощущения становятся дифференцированными, а конфликты – более оформленными и наглядными, выходя, таким образом, из латентного состояния. Происходит символическое изживание влечений и защит. Психотерапевт служит проводником во внутренний мир пациента, исследование которого составляет их общую цель.

Олег сильно волновался, и я (С.А.) предложил ему оговорить следующие условия супервизорского контракта: предупредить участников группы, что на сессии присутствует супервизор, к которому он сможет обратиться в случае затруднений (сделает тайм-аут и посоветуется по возникшим проблемам). В «патовой ситуации» у супервизируемого есть возможность «передать раппорт» старшему коллеге для продолжения или завершения сеанса. Следует подчеркнуть, что тревога Олега после прояснения возможностей использования альтернативных психотерапевтических и супервизорских вмешательств уменьшилась.

Молодой психолог осуществил диагностический сеанс «Цветок». У всех участников были достаточно спокойные образы, и только у Севили возникли проблемы.

В ходе обсуждения девушка описала следующий образ: красная роза, с массивным (большим) бутоном на толстой ножке. Роза росла под грушевым деревом, на склоне горы. Гора на рисунке была изображена не полностью, а только подножье.

Обсуждение рисунка.

О. – как ты себя чувствуешь.

С. – плохо.

О. – Почему тебе плохо.

С. – не знаю.

О. – что хочется сделать.

С. – порвать рисунок.

О. – порви

С. (рвет рисунок на очень маленькие кусочки, сосредоточена и зажата).

О. – Стало легче?

С. – да, чуть-чуть.

О. – что для тебя может значить этот рисунок?

С. – не знаю.

Олег затем провел протагонисткий сеанс с одной из участниц, пожелавшей поработать. Два раза он подходил к супервизору и спрашивал совета. Сеанс шел гладко, было ощущение завершения работы. Олег хотел провести еще один протагонисткий сеанс с другой участницей, но супервизор обратил внимание на состояние Севили, которая была очень напряжена и погружена в себя. Ее невербальное поведение свидетельствовало о том, что девушка давно ждала приглашения к работе. Олег первоначально хотел использовать мотив «Гора», и это было бы точнее с точки зрения расширения представлений пациентки о проблеме (технология tracking – идти по следу). Но супервизируемый использовал традиционно принятый в символдраме мотив «Луг», предлагаемый пациенту на первой сессии.

Приводим протокол сеанса.

О. – представь, пожалуйста, луг, который ты видела раньше или любой другой образ, который рисует тебе твое воображение. Ты можешь представить все что угодно, мы можем работать с любым образом. Как только образ появится, расскажи, что ты видишь.

С. – это большой зеленый луг, у него не видно границ, много солнца. Я вижу три красивые горы, со снежными шапками, большую, среднею и маленькую. Мне три года в образе. Здесь много разных животных: лошади, овцы, змеи, пингвины. Один пингвин подошел ко мне, поздоровался. Мне хорошо здесь.

О. – Что бы тебе хотелось сделать в образе?

С. – погладить змею.

О. – Сделай это, в образе можно все, я с тобой (использует принцип примирения и кормления)

С. – Она классная, такая большая, как в фильме «Анаконда», но совсем не страшная, она такая теплая и приятная. Я играю с ней, она извивается.

О. – Что теперь тебе захотелось сделать в образе? (подразумевалось подвести к подъему на гору, но все происходит само собой).

С. – Я хочу подняться на гору.

О. – На какую?

С. – На первую, самую большую, на остальных двух я уже была.

О. – Сделай это.

С. – Я уже делаю, подхожу к горе, обуваю лыжи.

О. – Сколько тебе сейчас лет?

С. – По-прежнему, три годика. Я поднимаюсь на гору легко. Красиво, весь луг виден, все животные. Я оборачиваюсь назад.

О. – Что там?

С. – Там роза, и пустота. Я не хочу на нее смотреть. Я отвернулась. Я хочу, чтобы он появилась тут на горе, рядом со мной.

О. – Что происходит сейчас?

С. – У нее растут ноги, руки, еще «кое – что растет», говорить не могу.

О. – У нее есть лицо?

С. – Да! (замешательство) Я не хочу говорить кто это.

О. – Не говори. Что происходит дальше?

С. – Он, оно, она… – стоит, улыбается. Мне двадцать лет. Я хочу, чтобы она подошла ко мне. Я ему подмигнула. Он идет ко мне (как будто хочет заплакать).

О. – Что ты чувствуешь.

С. – Мне грустно – почему – я сделала первый шаг, я пошла навстречу, а хотелось самостоятельности. Я хотела, чтобы он пошел сам. Я хочу уйти с горы.

О. – Ты можешь сделать это.

С. – Я ухожу с горы, надеваю лыжи и еду вниз на луг. Роза идет за мной. Я снова на лугу возле змеи, роза остановилась, стоит, улыбается, мне кажется, что она боится идти дальше. К ней подошел пингвин, что-то сказал. Не знаю что. Роза уходит, это я виновата, что он уходит. Мы снова на горе, она стоит на горе. Я ее сталкиваю, теперь она снова в пустоте, уходит все дальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное