Сергей Кухтов.

Долгий путь к полиции



скачать книгу бесплатно

Не страшны мне больше ни жара, ни стужа,

Я теперь бессмертный, хоть и не Кощей!


НОВОГОДНИЙ ТОСТ.


Новогоднее застолье в бликах елочных гирлянд.

Грустно. Вспомнил, как все было десять лет тому назад.

Мне сержанту-первогодке на одной из площадей

Охранять велели елку от подвыпивших людей.

В двадцать два ноль-ноль, я помню, был предпраздничный развод,

Нам с Серегой поручили грудью сдерживать народ,

Чтобы пьяных хороводов вокруг елки не вели,

И, как ночью прошлогодней, елку напрочь не сожгли.

А на площади – веселье, смех повсюду, шум и гам,

Так сказать хотелось: «Люди! Расходитесь по домам!

На столы поставьте водку, «оливье» и холодец!

Торопитесь! Скоро полночь, году старому конец!»

Та зима была холодной, под ногами снег скрипел,

Я заранее под форму вещи теплые одел,

А Серега в легкой куртке весь от холода дрожал

И кругами возле елки топал, бегал и скакал.

Мне смотреть на эти танцы просто не хватало сил,

Я тогда домой Серегу греться к маме отпустил.

Он теперь в ГАИ инспектор, подбородок отрастил,

А тогда еще стажером даже форму не носил.

В полночь, также как сегодня, десять лет тому назад

Помню, город словно вздрогнул от хлопушек и петард,

И из каждой подворотни потянулся едкий дым

С пожеланьями здоровья пожилым и молодым.

И пошел народ на площадь, выпив водки, погулять,

В этом смысле иностранцам наших граждан не понять.

Я топтался возле елки весь в снегу как Дед Мороз,

Предлагали даже выпить – я не пил, я службу нес.

И тогда, уже под утро, подмороженный слегка,

Неожиданно под елкой я заметил старика

В старомодном полушубке, с палкой-посохом в руке,

Как в рекламе «кока-колы» на английском языке,

Вся от инея искрилась и светилась борода,

И сверкали как алмазы на усах кусочки льда.

Он шагнул ко мне навстречу, видя, что за ним слежу:

«Разреши тебе, служивый, все, что будет, предскажу?

Ты получишь все от жизни: дом, красавицу-жену,

Дачу, новую машину, да быть может не одну,

Но для этого придется из милиции уйти,

Потому как ты, служивый, не на правильном пути».

Так сказал старик и сгинул, будто не было его,

Я глаза протер: не сон ли? Я ж не понял ничего!

Но когда рассвет забрезжил на востоке вдалеке,

Я уже совсем не помнил о каком-то старике.

Тут как раз стажер Серега возвратился на свой пост,

С благодарностью от мамы пирожков с собой принес.

В восемь тридцать нас сменили, отпустили отдыхать,

В общем, ночь прошла спокойно, если можно так сказать.

Я пришел в свою «общагу», все соседи мирно спят.

Так закончился мой праздник десять лет тому назад.

… Десять лет казенной службы – как-никак немалый срок,

Что ж, пора расставить точки, подвести пора итог.

Ни квартиры, ни машины, ни богатства не нажил,

В общежитии все так же я живу, как раньше жил.

Был женат, теперь – в разводе, впредь жениться не хочу,

Потому, что алименты на двоих детей плачу.

Дослужил до капитана, о карьере не мечтал,

А взыскания стабильно ежегодно получал,

И никто меня не ставил для товарищей в пример,

Говорили: «Слишком честный, добрый милиционер».

В общем, все мои надежды полетели кувырком,

Вот и вспомнил, как под елкой говорил со стариком.

– Что упало – то пропало, – так в народе говорят,

Жизнь нельзя, как киноленту, отмотать чуть-чуть назад.

Только ныть и хлюпать носом в наше время смысла нет,

Ведь в конце любых тоннелей обязательно есть свет.

И судьбе я благодарен, коль другого нет пути,

За возможность хоть немного пользы людям принести.

Если в городе порядок, не стучится в дом беда,

В этом, точно, есть частица милицейского труда.

… Новогоднее застолье, и, пожалуй, тост такой:

– За ребят, что днем и ночью охраняют наш покой!


ППС.


Я хотел бы написать о ППС,

Просто с праздником поздравить вас, ребята,

Но со временем угас мой интерес

К теме праздника, навеянной когда-то.

Что поделать, так устроено у нас:

Постоянно опасаемся чего-то

И когда приходит праздник, всякий раз

Прибавляется милиции работы!

Будет сказано немало лестных фраз,

Но особо подчеркнуть, бесспорно, нужно,

Что на улицах порядка нет без вас,

И, поэтому, спасибо вам за службу!


ЧЕРНЫЙ ПЛАЩ.


Дорогие генералы-начальники!

Уж простите, всех не знаем, как звать!

Мы, такие простофили и «чайники»,

Вот решили Вам письмо написать!

Вы поймите нас, пожалуйста, правильно

И ответьте на резонный вопрос:

Почему на участковых все взвалено,

Почему в стране такой перекос?

Вы уж там всё просчитайте внимательно,

В этом деле разобраться пора:

Для чего вообще нужны дознаватели,

Для чего вообще нужны опера?!

В связи с этим есть у нас предложение:

Кроме прочих полицейских вещей

Участковым выдать в распоряжение

Штук по пять волшебных черных плащей.

И преступников в стране не останется -

Просто вымрут все, хоть плачь, хоть не плачь!

Стоит только подойти и представиться:

«Участковый Иванов-Черный Плащ!»


ЛЫСЫЙ.


Вовку спросили:

– Что же ты лысый, Вовка?!

Что за манера голову стричь «под ноль»?!

Вовка смеется:

– Чтобы не прела холка

и в шевелюре не заводилась моль!

Если без смеха, кто послужил – тот знает,

тот понимает, кто испытал сполна,

как беспощадно череп фуражка давит,

если все время на голове она.

Летом, в жарищу, – хоть выжимай рубашку

(вспомнишь невольно чистый скрипящий снег!),

пот, как водица, льется из-под фуражки!

Вовка–то – хитрый! Лысому легче всех!


КАК ЗДОРОВО БЫТЬ УЧАСТКОВЫМ!


Как здорово быть участковым!

Чудесным безоблачным днем

С иголочки, в кителе новом

Гулять на участке своем!

Пусть джип отдохнет на стоянке:

День длинный – нет смысла спешить!

Проверить курс доллара в банке,

Сигару под кофе скурить.

В обед ознакомиться с прессой,

А вечером для куража,

Без всяческого интереса,

Прогнать из подъезда БОМЖа…


Всё завтра начнётся сначала:

Прогулка, сигара, обед.

Что делать? – преступность упала

И плана в полиции нет.


ПУШКИН.


Вместе с няней бравый Пушкин

По дороге на Кавказ

Попивал вино из кружки

И писал стихи для нас.

А поскольку до Кавказа

Путь-дорога далека,

Пушкин, будучи «под газом»,

Вожжи брал у ямщика.

Не разбился, слава богу,

Дописал стихи свои,

И к тому же на дороге

Не работала ГАИ!

А иначе с этой пьянкой

Заработал бы проблем:

Экипаж на штрафстоянке,

И ни сказок, ни поэм!


НОЖ.


…Время пулей пролетело,

Дознаватель молодой

Приводил в порядок дело

Об угрозе ножевой.

Он трудился, он старался,

Уложился в срок, и все ж,

Как назло, запропастился

Приобщенный к делу нож!

Он подумал: «Участковый,

Что на место выезжал,

Нож «посеял», бестолковый,

Или даже не изъял».

Дознаватель – молодчина,

Он смекалку проявил

И в ближайшем магазине

Подходящий нож купил.

Так решил он: за промашку

Не посадят, не убьют,

Прикрепил к ножу бумажку

И направил дело в суд.

…Под столом за хламом разным

В темном пыльном уголке

Завалялся ножик грязный

В целлофановом кульке.

Он был сбит под стол фуражкой –

Вот удел вещей простых!

Но была при нем бумажка

С именами понятых.

Пусть ржавеет и сгнивает,

Пусть истлеет, как в гробу!

Ведь, воскреснув, поломает

Дознавателя судьбу!

ПИСЬМО ДРУГУ.


Приезжай ко мне, приятель, погостить!

Сколько лет уже не виделись с тобой?

Я успел уже немного позабыть

Профиль твой и хрипловатый голос твой!

Вечерком по нашей улице пройдем,

Не узнаешь – не такой она была,

Но по-прежнему стоит панельный дом,

Где подруга наша общая жила.

Помнишь, строгий участковый нас учил:

«Хулиганить, воровать – нехорошо!»

Он не знает, что был главной из причин,

По которой я в полицию пошел!

Приезжай скорей – мой дружеский совет!

Впрочем, как же я забыл, одна беда:

У меня же выходных, ты знаешь, нет,

Да и дома я ночую не всегда!

Будет отпуск, но, скорей всего, зимой,

Что поделаешь – служебные дела!

Лишь бы жил спокойной жизнью город мой,

Лишь бы чистой наша улица была!


БЫЛО У ХАНА ТРИ СЫНА.


1.

Кушайте фрукты в шампанском,

Спаржу и сыр камамбер,

Я вам поведаю сказку

На азиатский манер.

….Было у хана три сына.

Старший плясать был мастак,

Средний любил мандарины,

Младший был просто дурак.

Хан к сыновьям вышел в белом:

«Час мой пришёл умереть,

Так что, займитесь-ка делом,

Хватит на шее сидеть!

Деньги мои поделите,

Те, что хранятся в мешках,

Зла на меня не держите,

И да поможет Аллах!»

Хана в курган закопали,

Тут же, вскочив на коней,

Братья в степи поскакали,

Каждый дорогой своей.

Старший открыл школу танца,

Средний – оазис создал,

Младший-дурак оборванцам

Деньги в мечети раздал.

Старшие братья в достатке

Множили свой капитал,

Младший следил за порядком,

Тем, кто в беде, помогал.





И, говоря между нами,

Стёрлась приставка «дурак»:

Дело благое с деньгами

Не сопоставить никак.

Этим он очень гордился,

Всем правоверным в пример.

Так в той стране появился

Первый милиционер.


2.

Вот из Бангкока омары,

Вот в коньяке ананас.

Ешьте, курите сигары,

Я продолжаю рассказ.

…Братья решили жениться –

Хану нельзя без жены,

Только должна быть девица

Рангом не ниже княжны.

Парни искали три года,

Исколесили весь свет:

То – не из знатного рода,

То – «уж не девушка, нет».

Вдруг – телеграмма в пять строчек:

Пишет им брачный агент:

«Держит на выданье дочку

Некой страны президент.

Дева умна и богата,

От красоты меркнет взор,

А потому кандидатам

Жесткий назначен отбор.

Только лишь тот станет мужем,

Кто три загадки решит

И, лучше прочих, к тому же

Местный бомонд рассмешит».

Братья помчались, как птицы,

Шпоры вонзая в коней,

Пусть выбирает девица,

Кто и умней и смешней.


3.

Передохните немного,

Я вам кальян разожгу.

Это – икра осьминога,

Это – из кобры рагу.

…Вот, началось испытанье,

В бубен ударил мудрец:

«Дайте предмету названье

С гвоздиком между колец».

– Это очки, – молвил старший,

Средний сказал: «Вертолёт»,

Руку в карман сунул младший:

«Это наручники! Вот!»

Бедный мудрец от отгадок

Чувств не лишился едва

(Нервный случился припадок):

«Ладно, вопрос номер два,

Знают ответ даже дети:

Что – без дверей и окон?»

Старший из братьев ответил:

«Это почтовый вагон»,

Средний ответил: «Могила»,

Младший ответил: «Тюрьма!»

…Вот – из пампасов текила,

Вот – с южных гор бастурма.





4.

Конкурс на том завершился,

Так как придворный мудрец

Разума напрочь лишился.

Сказке на этом – конец.

Кто же из всех был успешней?

Кто же был выбран в зятья?

Младший из братьев, конечно!

Собственно, он – это я!

И на вопрос этот спорный

Зря не ищите ответ,

Просто смешней и задорней

Нашей полиции нет!


КАРМАН.

Не знаю, бабы, плакать, веселиться ли?


Вчера мой мент чуть тёпленький пришёл


И заявил, что он теперь в полиции,


Мол, виски подавай ему на стол!



Ну, я-то к этим фокусам привычная -


За шиворот его и на диван!


Проспится моё чадо горемычное,


А я ему заштопаю карман.



Из этого кармана всё теряется!


Но в свете наступивших перемен


Не уж-то там и доллары появятся,


Поскольку в этих брюках – полисмен?!


ВЫПИСКА ИЗ ОДНОГО УГОЛОВНОГО ДЕЛА.


Как-то в дежурную часть одного горотдела

Женщина за руку сына с собой привела

И рассказала дежурному так, как умела,

Что же такое случилось с ребенком вчера:

– Мальчик со школы домой возвращался усталый,

И в тот момент, когда к дому приблизился он,

Нож к его горлу приставили два хулигана,

Сумку забрали, часы и еще телефон!

Строгий дежурный сказал, проглотив две таблетки,

Ухо прочистив концом носового платка:

– Я вызываю инспектора по малолеткам,

Вы в коридоре его подождите пока.

Вот через час появилась красавица в форме,

Злая на то, что такие проблемы с утра,

И перед тем, как бумаги достать и оформить,

Нервно спросила: "Так что же случилось вчера?"

– Мальчик со школы домой возвращался усталый,

И в тот момент, когда к дому приблизился он,

Возле подъезда к нему подошли хулиганы,

Сняли часы и забрали еще телефон!

– Ну вы даете, – сказала инспектор, – мамаша!

Тем хулиганам, наверное, лет двадцать пять!

Это уже компетенция будет не наша,

Вам участкового нужно теперь подождать!

Ближе к обеду пришел, наконец, участковый,

Он разбирался по краже белья со двора,

И в уголочке на корточках выслушал снова,

Что же такое случилось с ребенком вчера.

– Сын мой гулял, – объяснила гражданка устало, -

И в тот момент, когда к дому приблизился он,

Возле подъезда к нему подошли хулиганы,

И отобрали мобильный его телефон!

Выяснив точно, за сколько был куплен мобильник,

Женщине с сыном сказал участковый: "Ну что ж,

Вами займется теперь уже оперативник,

Так как по признакам это – типичный грабеж".

После обеда гражданка вернулась обратно,

После беседы, что с ней провели опера,

И участковому вновь рассказала невнятно,

Что же такое случилось с ребенком вчера:

– Сын как обычно усталый из школы вернулся,

Я выходила повесить белье на балкон,

В этот момент во дворе он внезапно споткнулся

И очевидно в кустах обронил телефон.

Я понимаю, что я вам уже надоела,

Вижу у вас и без этого дел миллион,

Не возбуждайте, прошу, уголовного дела,

Но помогите хотя бы найти телефон.

Все, что хотели они, участковый оформил,

Пообещав, что поможет, отправил домой.

…Так незаметно и буднично был похоронен

Самый обычный грабеж или даже разбой.


Я СЕБЯ ПАТРИОТОМ НЕ ЧИСЛЮ.




Я себя патриотом не числю,


Так тошнит от торжественных слов,


Но ловлю себя часто на мысли,


Что покинуть страну не готов.


Пусть предложат мне виллу у моря


И в придачу вторую жену,


Все равно я там волком завою,


Не готов я покинуть страну!


Ну и пусть я пашу здесь за гроши,


И судьба иногда бьет под-дых,


Здесь людей очень много хороших


И значительно меньше плохих.


Я о тех, кто совсем не для плана


Заступает в наряд в день и в ночь,


Чтоб умело пресечь хулиганов,


Для того, чтобы людям помочь.


Я о тех, кто с радаром и жезлом


Иногда мне встречались в пути,


Тех, что знают: бывает полезней


Протокол не писать – отпустить.


Я о тех, кто по ниточкам малым


Расплетает канву грязных дел,


Чтобы правда восторжествовала,


Чтоб бандит за решеткой сидел.


Нет, куда мне без вас, бюрократы,


Казнокрады различных систем?!


Я привык к вам, без вас скучновато,


Я без вас одичаю совсем!


…Я на службу спешу ранним утром,


Успевая поесть на бегу,


Значит я еще нужен кому-то.


Нет, покинуть страну не смогу!


МОШЕННИЦА.


Глазки светятся

у мошенницы,

Речи сладкие – в сердце нож!

Ножки длинные,

шмотки стильные,

А поверишь ей – пропадешь!


Мы нашли ее

с краденным бельем,

Да еще с чужим кошельком,

Белы рученьки

да в наручники

За обманутых мужиков!


И теперь она,

получив сполна,

В зону женскую попадет,

Где шальной народ

да за годом год

Камуфляжную форму шьет!


ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПЛЯСОВАЯ.


Шевели лаптем, Расеюшка!

Прогони

грусть-дурман!

Как приятно давит денежка

на карман,

на карман!

Что расселся безкопейщина?!

Не ворчи

у печи!

Всё, что Родиной обещано,

распишись,

получи!

С балалайками и дудками

от души

попляши!

Сколько лет пахал ты сутками

за гроши,

за гроши!

И довольны полицейские –

жизнь течет,

бьет ключом!

Неурядицы житейские

нипочем,

нипочем!


ПРО ШПИОНОВ.


Часть 1.

БОГДАН


«Николаю от Богдана:

Я на месте, все по плану», -

Так радировал начальству

иностранный резидент.

Он пробрался к нам в подлодке

Замороженный в селедке

И в подсобке гастронома

разморозился в момент.

А потом неслышно вышел,

Притворившись серой мышью,

Так, что сторож дядя Миша

не заметил с пьяных глаз,

И с фальшивым личным делом

Появился в горотделе

И обычным участковым

он работает у нас.

Знать врагу зачем-то нужно,

Как мы тут живем и служим,

Был для этого придуман

хитроумный дерзкий план

По внедрению агента –

Прощелыги-резидента

Под фамилией Богданов

и под именем Богдан.

Он – разведчик хитрый, ловкий,

А в процессе подготовки

За основу взята книжка

«Дядя Степа – постовой»,

И добавили агенту

Украинского акценту:

Мол, приехал с Украины,

в общем, парень – в доску свой!

Наши «кадры» прозевали:

Утвердили, форму дали,

Не проверили как надо,

и буквально с первых дней

Потихоньку стал Богданов

Отказные матерьялы

Воровать и тайно править

по методике своей.

Чтоб потом прокуратура

С участковых драла шкуру,

Отменяла, возбуждала

и громила в пух и прах,

Чтоб навеки испарилась

Вера в честь и справедливость,

А в мозгах чтоб поселились

смута, паника и страх.

И еще пускал он слухи,

Что помрем мы с голодухи,

Потому, что перестанут

нам зарплату выдавать,

А лихие командиры

Наши деньги растранжирят,

И пора уже всем миром

топоры и вилы брать!

Но прошло всего полгода,

Дух российского народа

Иностранному агенту

поубавил прыть и пыл:

Рейды, праздники, наряды

И работа до упаду

Так достали резидента,

что он родину забыл.




А потом пошло веселье:

Юбилеи, дни рожденья,

Обмывание погонов,

День Победы, Новый год,

И уже из Центра пишут:

«Почему на связь не вышел,

И работа резидента

результатов не дает?!»

«Николай – тире – Богдану:

Вы просили три стакана,

Но, напомню, в нашем плане

о посуде пунктов нет!»

Враг не понял, что Богдану

Для того нужны стаканы,

Чтобы ими, как в приказе,

оснащен был кабинет.


Часть 2. МАКСИМ.


Чтобы срочно все поправить,

«Николай» решил направить

К нам другого резидента:

он моложе, полон сил,

И с отличием окончил

Разведшколу, между прочим,

Под фамилией Максимов

и под именем Максим.

Он пробрался к нам по плану,

Точно также как Богданов,

И инспектора по кадрам

шоколадкой угостил,

Участковым стал он тоже,

Чтоб Богдана уничтожить

И исправить те ошибки,

что товарищ допустил.

Только вдруг возникла сложность:

За полученную должность

Мы заставили Максима

в кабинете стол накрыть -

Так уж принято в России,

И врагу нас не осилить,

И традиции святые

никому не отменить!

И тогда в разгар банкета

Очень ловко, незаметно

Всыпал он в стакан Богдана

неизвестный сильный яд.

Враг не знал, что наша водка

В сочетании с селедкой

И разбавленная пивом

расщепляет все подряд.

И поэтому Богданов

Содержимое стакана

Выпил, даже не скривившись,

и добавить предложил,

А Максимов от досады

Всыпал все запасы яда,

Даже сам отпил немного,

но, увы, остался жив.

После этой неудачи

Он повел себя иначе:

У него от нашей водки

закружилась голова,

Он напился в стельку пьяным,

Целоваться стал с Богданом

И шептал ему на ухо

неприличные слова.





После этого Максимов

Стал плеваться апельсином,

Говорил, что за границей

все вкусней и красивей,

На столе устроил танцы,

Называл себя засланцем,

А потом в слезах поведал

нам о миссии своей.

Откусив кусок стакана,

Указал он на Богдана,

Мол, смотрите, этот тоже

иностранный резидент,

Но Богдан совсем не кстати

Отдыхал лицом в салате,

Мы не верили, смеялись,

так закончился банкет.

Утром, как бывает часто,

Доложили все начальству

И начальник, сдвинув брови,

возмутился: «Что за бред?!

Ошалели от безделья

И от вечного похмелья?!

Запретить всем выходные,

перерывы на обед!»

«Николаю от Максима:

Весь мой яд потрачен мимо,

Я возможности лишился

план шпионский исполнять.

У меня другие планы:

По бандитам, хулиганам,

Днем и ночью я обязан

преступленья раскрывать!»


Часть 3. ГРУППА РОДИОНА.


Иностранная разведка,

Что вообще бывает редко,

Получила в этом деле

неожиданный провал.

Даже в прессе написали,

Что лишен своих медалей

И разжалован в сержанты

очень важный генерал.

Чтоб поставить в деле точку,

Из отставки вызван срочно

Лучший мастер школы «нинзя»

Родионов Родион.

Тут же в случае удачи

Обещали ему дачу

И российскими рублями

обещали миллион.

По сравнению с Богданом

Он за дело взялся рьяно:

Под диктант из русских матов

три тетрадки исписал,

Научился играм в карты,

Но без лишнего азарта,

И еще под балалайку

он «цыганочку» плясал.

Он решил весьма неглупо,

Что работать нужно группой,

В одиночку «облажались»

и Максимов и Богдан,

И поэтому он лично

Подготовил на «отлично»

Шаолиньского монаха

и назвал его «Роман».




Он метал ножи и вилки,

Бил об голову бутылки,

Но нередко путал буквы -

иероглифы вставлял.

А еще себе в подмогу

Взяли некого Серегу,

Но о нем никто не слышал

и о нем никто не знал.


Часть 4. ДЯДЯ МИША.


Мой придирчивый читатель,

Этой книжки обладатель

Может быть, уже надумал

мне задать вопрос ребром:

«Как там сторож дядя Миша?

Как живет и чем он дышит?

Как и прежде охраняет

злополучный гастроном?»

В гастрономе – недостача,

Шеф ревизию назначил:

Нет мороженной селедки

целых двести килограмм!

Необычная пропажа.

Заявление о краже

На одном листке по почте

в горотдел прислали нам.

Я не знаю, как в столице,

Мы ж не можем без традиций.

Так, в эпоху перестройки

был придуман легкий путь:

Все, что почтой получают,

Участковым поручают,

Эти – дело не возбудят,

а откажут как-нибудь!

Вот однажды, как ни странно,

В гастроном пришел Богданов,

Что б на месте разобраться,

кто похитил, кто унес,

Но при этом помнил четко,

Как в мороженной селедке

В этом самом гастрономе

сам оттаял и уполз.

Опросил он дядю Мишу,

Что живут в подсобке мыши,

И огрызок от селедки

обнаружил за стеной,

Значит, рыбу мыши съели.

И почти через неделю

Он красиво и толково

напечатал отказной.

Ночью сторож дядя Миша

На работу трезвым вышел,

И хотя он был с похмелья

и немного нездоров,

Ни хлебнув ни грамма водки,

Сел в подсобке на селедку,

Стал стеречь ее, заразу,

от мышей и от воров.

Спать хотелось с непривычки,

Хоть вставляй под веки спички,

И уже в двенадцать ночи

дядя Миша задремал,

И приснилось дяде Мише,

Что его связали мыши

И как дохлую селедку

утащили в свой подвал.





Дядя Миша встрепенулся,

Сплюнул, матерно ругнулся,

На часах в торговом зале

засветилась цифра «три»,

Вдруг в углу из рыбной кучи

Кто-то мокрый и вонючий

Выполз, сбросил рыбью кожу

и направился к двери.

Бедный сторож вспомнил кадры

Из кино про Ихтиандра,

И когда еще два тела

показались перед ним,

Одного ударил шваброй,

А второго взял за жабры

И связал его веревкой,

хоть он скользкий как налим.

А потом, уже под утро,

Прилетела опергруппа,

Для простого протокола

не хватило даже слов:

Перевернуты витрины

И везде по магазину

Неприятный резкий запах

от селедочных голов.

Бравый сторож дядя Миша



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3