Сергей Крутиков.

О любви…



скачать книгу бесплатно

Ольга Райман

Бегунья

Опять наступает утро, и с превеликим трудом я поднимаюсь с кровати. Суставы ломят – боль не позволяет радоваться пробуждению. После нехитрых гигиенических процедур, завтракаю и иду туда, где обитает молодость и жизнь полна движения. Две тысячи тридцать четыре шага до стадиона мне даются очень нелегко. Пять лет назад я бы никогда не подумал, что буду проходить, нет, преодолевать это расстояние за час с небольшим и тремя остановками. Мне шестьдесят три, а чувствую я себя старой развалиной. Даже, когда оказываюсь на трибуне и тяжело плюхаюсь на лавочку, то ещё долго не могу отдышаться, а сердце бешено колотясь, никак не может успокоиться.

Я прихожу сюда вот уже больше года, но с недавнего времени у меня появилась любимица. Молодая женщина с точёной фигурой и рыжей копной длинных волос. Она приходит всегда в одно и то же время. Впереди неё идёт мальчик лет семи, который несёт её спортивную сумку, рядом идёт девочка лет пяти, а следом за ними она, неся под мышкой двухлетнего мальчугана. Детей она оставляет в песочнице и пока бегает, ребятишки, как маленькие забавные сурикаты по очереди следят за ней. Сначала малыш неотрывно наблюдает за действиями мамы и, убедившись, что дальше стадиона она не собирается убегать, садится в песочницу. Затем встаёт девчушка, её белокурые пушистые волосы треплет ветер и она становится похожа на одуванчик. Через некоторое время её сменяет старший брат, который наблюдает за мамой дольше всех, периодически бросая взгляды на младших брата и сестру.

Один раз я разговорился со сторожем стадиона, который мне поведал историю молодой женщины. Ей тридцать пять, и она год уже как вдова. Оказалось, я хорошо знал её мужа, нужно прибавить, что его знали многие в нашем городке: отъявленный негодяй, бывший под следствием не один раз, но всё время выходившим сухим из воды. Но, видимо, последние выходки переполнили чашу терпения даже его дружков, потому как около года назад его убили свои же в какой-то пьяной разборке. Я смотрел на эту красивую молодую женщину, и мне она совершенно не казалась несчастной. Меня восхищало, что в любую погоду она в одно и то же время приходила бегать. Когда наступила зима, то её малыши вместо песка возились в снегу, неизменно по очереди наблюдая за мамой.

С началом весны подошла моя очередь на госпитализацию в столичную клинику. Я отсутствовал в городе больше полугода. Но каждое моё утро начиналось мыслями о ней. Я представлял, как она бегает, придумывал, как она живёт с детьми, и эти нехитрые фантазии давали мне силы бороться с недугом. Даже очнувшись после сложнейшей операции, сразу вспомнил о ней, а медсестра удовлетворённо констатировала:

– Показатели в норме, Вы молодцом!

Конечно же, я понимал, что мне ничего не светит, но мечтать-то ещё никто не запрещал…

Домой из больницы меня привёз сын. Ему тридцать три года, он ещё не женат, меня это немного огорчает в плане того, что внуков тоже нет. Но с другой стороны мой сын – это моя гордость.

После окончания с отличием столичного ВУЗа, ему сразу предложили высокооплачиваемую работу.

Во время реабилитации, когда я уже был дома, сын приезжал часто, иногда оставаясь на несколько дней. Когда он пару раз не пришёл ночевать, я спросил его:

– Кто она?

Сын немного помедлил с ответом:

– Пап, она очень хорошая. Ей немного не повезло в этой жизни, но я уверен, что у нас всё будет хорошо.

Я сразу понял, что это она, моя бегунья. Я был просто в этом уверен, а сын осторожно продолжил:

– Если хочешь, могу вас познакомить.

Я только покачал головой. Может потом, когда у них всё сложится, я приму её, но не сейчас. Сейчас я не готов. Больше полугода я жил только мыслями о ней, и разрушить все мои мечты в один миг мне совершенно не хотелось. Но надежда умирает последней, и я решил всё же уточнить:

– У неё трое детей?

Сын удивлённо повернул ко мне голову:

– Да, папа. Но я… Она мне очень дорога. Мы не виделись много лет…

Я улыбнулся и протянул ему руку:

– Всё хорошо. Сын. Всё будет хорошо. Но давай ты нас чуть позже познакомишь.

Он кивнул. А я вздохнул с облегчением, чувствуя при этом себя полным идиотом: ревновать женщину к собственному сыну, причём женщину, с которой, даже ни разу не общался…

Осень закончилась неожиданно, вернее зима вступила в свои права как всегда в один миг и сразу. Только вчера дворник ворча, сметал пожухлые листья, а уже сегодня расчищает дорожки от снега. Я совсем мало выходил из дома. И на стадион больше не ходил, зная, что свою избранницу сын перевёз в столицу. А на кого мне там было ещё смотреть?

Но наступила весна и природа опять стала пробуждаться. В конце апреля и я стал немного отходить от зимней спячки. И собравшись, в одно утро направился знакомым путём к стадиону. Две тысячи тридцать четыре шага в этот раз я просто прошагал, с содроганием вспоминая с каким трудом, эта прогулка давалась мне в прошлом году. Знакомый сторож мне приветливо помахал рукой, приглашая на трибуну.

Я направился к нему, но пройдя несколько метров, замер. По стадиону бежала она, так же легко и свободно, как и всегда, а в её рыжих волосах словно запуталось несмелое апрельское солнышко. Я посмотрел в сторону песочницы, её трое ребятишек гоняли мяч и совершенно не смотрели в сторону матери. А рядом с ними стоял высокий молодой человек, который неотступно смотрел на бегающую молодую женщину. И в его взгляде читалась плохо скрываемая тревога. Я снова посмотрел на свою бегунью и тут только заметил её слегка округлившийся животик…

Что я почувствовал? Радость. Да, именно радость, ведь жизнь продолжается, как и мечты…

Александра Ильина

Пропасть

Каждый вечер, возвращаясь с работы, я наблюдал в родном дворе одну и ту же картину. Мужчина, выгуливавший на повадке своего огромного ротвейлера, явно поджидал кого-то. Он и собака неспешно прогуливались вдоль самостоятельно выросшего газона и деловито поглядывали по сторонам. Спустя минут пять из подъезда к ним на встречу неизменно выходила молодая женщина с огромным персидским котом на руках. Кот восседал на её руках, как на троне, важно окидывая окрестности своим царским взглядом. Замечал ротвейлера, неизменно фыркал. Для порядка больше, ибо собак он никогда не боялся, а с ротвейлером и вовсе водил дружбу. Женщина и мужчина приветствовали друг друга как старые знакомые. И почему-то всегда немного удивлялись, будто бы не ожидали встретиться в такой час в таком месте; будто бы в их встрече было что-то необычное, заранее не спланированное, но приятное. Женщина ласково трепала ротвейлера по загривку, ласкала его и иногда даже целовала в нос, на что пес отвечал благосклонным ворчанием и ласковым повизгиванием. Мужчина, в такие моменты, брал на руки кота. Брал бережно, словно кот был неким старинным артефактом и стоил баснословных денег, которые пришлось бы вносить в случае небрежного с ним обращения. Кот выражал своё расположение более сдержанно – мурлыканьем и иногда позволял себе потереться о свежевыбритый подбородок хозяина пса. Женщина и мужчина мило беседовали между собой о погоде, о питомцах, и ещё о чем-то незначительном. И за разговорами проходило время…

Я наблюдал эту картину каждый вечер, возвращаясь с работы. Но, кроме того, я видел ещё и бесконечную пропасть, разделявшую этих людей, их слабые попытки пересечь её…

Мне было понятно смущение мужчины, когда он понимал, что болтает со своей спутницей уже битый час, когда ловил на себе чужие взгляды непонимания и удивления – ну ещё бы – о чем могут часами беседовать люди с разницей в возрасте почти в четверть века.

Он продолжал приходить, как бы невзначай, а она продолжала гулять с котом в то же самое время. И оба продолжали немного удивляться, встречаясь во дворе дома. И болтать ни о чём часами. Я видел, что им было нужно совсем ни это, но на большее они не осмеливались, боясь, потерять то, что имеют…

Спустя почти три года, в одно солнечное августовское утро к нам во двор въехал кортеж украшенных лентами и шарами машин и нарядная толпа под окнами громко кричала: «Тили-тили, тесто! Здесь живёт невеста!» В девушке, вышедшей из парадного в белоснежном платье, я узнал хозяйку персидского кота. В тот вечер мужчина с ротвейлером не пришли в наш двор. Не пришли они ни следующий день, ни через неделю, никогда… Напрасно ждала их молодая женщина и её персидский кот. Напрасно долгими вечерами они вглядывались в серую дымку за окном, ожидая увидеть своих старых друзей. Напрасно гуляли вечерами во дворе, ожидая с работы молодого папу. Я знал, они ждали не только и не столько его. Они ждали и надеялись, но друзья так и не пришли, ощутив себя вдруг ненужными и забытыми. Может быть, они нашли другую женщину и другого кота, но только в другом дворе…

А ведь их разделял всего лишь один шаг. Всего один шаг и пропасть в четверть века исчезла бы навсегда.

Кроссовки

– Найти идеальную пару очень трудно! Но всё же возможно!

– Вы о туфлях или о мужчинах? Хотя, если присмотреться, в них есть что-то общее… (с)


***

Высказывание попалось мне на глаза лет пять назад и я не мог с ним не согласиться. Взять, к примеру, мою институтскую подругу – Татьяну. Умна, красива, рисует… Просто мечта, а не девушка, но вот беда – обувь подбирать совсем не умеет, впрочем, не только обувь. Татьяна – девушка со статусом, в рванине с китайского рынка не ходит. Все её туфельки брендовые, приобретённые за умопомрачительные суммы, но… увы и ах… одни ей чуть великоваты, другие нещадно натирают пяточки, третьи – жмут после часа другого, в четвёртых подворачивается голеностоп, а пятые давят на любимую мозоль. И если бы все Танюшкины беды только этим и заканчивались, но не тут-то было…


***

Первая красавица на курсе – Таня – могла заполучить любого, но выбрала разгильдяя Сашку. Хотя это и понятно – сын небедных родителей, своя «Волга», что в те годы было верхом роскоши. Ко всему прочему Александр был хорош собою и ничем не обременен, как дурными привычками в виде курения и алкоголизма, так и высокими моральными принципами и воспитанием. Мог употребить крепкое словцо «на людях», плевать на тротуар, бросать мусор мимо урны, ковырять вилкой в зубах и прочие мелочи воспитания, как он сам их называл. Их роман продержался два месяца, после чего кавалер был отправлен в отставку. Правда не самой Татьяной, влюбленной в него по уши, а её папой – профессором кафедры естественных наук, в глаза обозвавшим потенциального зятя павианом и петухом. Тот так сильно обиделся, что с тех пор обходил Таню по дуге радиуса взрыва пушечного ядра.

Н-да, великоваты туфельки… Не Ваш размер…


***

Второй, не менее примечательный, кавалер был просватан Танюшке её папой. Доцент орнитологии, сам похожий не то на цаплю, не то на журавля, с непомерно длинными конечностями, худой и сутулый и с неизменными очками на длинном «гоголевском» носу. Одно слово – ботаник… Такой не станет ковырять вилкой в зубах и плевать на тротуар. Но… рано Танюшкины подруги приготовились ловить букет! Журавль, как его за глаза окрестила сама невеста, оказался занудой.

«Девочки и мальчик (она всегда так обращалась к нашей компании), вы себе не представляете, как он мне надоел своими нравоучениями и замечаниями! – жаловалась нам невеста, после полугода отношений с Журавлем. – Вилку я держу неправильно, и юбка у меня слишком короткая, и кашляю я слишком громко, и смеюсь слишком много и в неположенных местах. Нет, вы слышали это? А где положено смеяться?! Это что же, как для курения места и для смеха так же что ли? «Мы сочувственно кивали и жалели «бедняжку». Закончилось всё банально – Татьяна пристроила Журавля – старой деве нашего потока – Анне Сергеевне и даже на их свадьбе погуляла, только вот букет поймать не сумела.

Ох, и хороши ботиночки, но только трут жутко…


***

Зато на свадьбе Журавля и Анны Сергеевны, Танька познакомилась с третьи своим обоже. Ах, каким он был внимательным. Да о таком каждая девчонка мечтает. Пальто подавал, на машине с работы встречал, дома сам и готовил и убирал. Кофе в постель… Просто ожившая мечта собирательного образа. Но… Танюшка птица вольная и опека ей надоела быстро. Однажды вечером засиделась с подружками в кафе, домой приехала на такси, а на все вопросы любимого вспылила: «Я что под надзором что ли?»

«Злишься?! Значит, есть что скрывать! Кто он? – взбеленился новоявленный Отелло.

– Да нет у меня никого! – попробовала оправдаться подруга.

– Говори! Все равно узнаю! – не отставал тот.

И тут Татьяна поняла, что Павлик – герой вовсе не её романа. Побросав шмотки в сумку, Татьяна в третьем часу ночи на такси примчалась ко мне ночевать. Больше они с Павлом не встречались.

Увы, жмут босоножки, отёкшие ножки…


***

Следующий год Танька горевала одна. Учила испанский, ездила в отпуск на море в надежде встретить там своего единственного. Но судьба, в облике красавца – брюнета с карими глазами поджидала её совсем в ином месте. В танцевальной студии, куда Татьяна пришла за компанию с коллегой. Пришла на пару занятий, а осталась на долгие два года. Все это время длился их роман с брюнетом – мачо. Чего он только Таньке не обещал?! Кажется, всё, что можно было пообещать и невозможно выполнить, он пообещал: дом-пентхауз в Крыму, собственную яхту, самолет и возможность не работать ни дня, штат прислуги и гардероб самой королевы Елизаветы… а кроме того и штамп в паспорте. Но почему-то каждое посещение кафе или кино оплачивалось Танечкой из собственного кошелька. На дни рождения, Новый год и прочие праздники Татьяна покупала своему кавалеру то золотую печатку, то брендовый парфюм. Между тем, как в ответ довольствовалась скромными открытками и букетами в пять розочек. «Он все деньги в бизнес вкладывает. Расширяется. Вот закончит и тогда заживем!» – оправдывала Татьяна своего альфонса. Да, они и зажили, спустя пару лет. Только порознь. Мачо обходил-таки самую богатую невесту в городе – дочку банкира и зажил в пентхаузе в Крыму. А Танька три недели проревела, в моё плечо.

Ах, подвернулась ножка на шпильке… видно, каблучок-то Вам высоковат…


***

Поплакала – погоревала и отправилась к маме на дачу, полоть грядки с морковкой и поливать огурцы. Хорошо летом за городом – свежий воздух, речка рядом. Татьяна постройнела, загорела – стала краше, чем была. Тут и кавалер нашелся. Сосед – Петька. Как говорят, седина в голову, бес в ребро… Петру хоть и 40, но молод душой и все ещё не женат. Заглядывался на Таню серьезно – на рыбалку с собой приглашал, в огороде помогал, за продуктам в магазин подвозил. Мужик, что надо – хозяин в дом. И огород вскопает, и гвоздь забьёт как надо, и кран починит… Осенью Татьяна переехала к Петру. Хотела семью с ним создать, детишек нарожать, но и тут недостаток нашёлся. Потенциальный муж оказался страстным футбольным болельщиком – ни одного матча не пропускал. И жену активно привлекал к обсуждению. Месяца три Татьяна терпеливо сносила всё это, а под новый год вдруг решила – с нового жизнь и жизнь новая должна быть! Очередной роман закончился на сей раз под бой курантов. И снова такси и моя квартира…

Эх, хороши сапоги, но на мозоль-то давят…


***

«Что ж, Витя, порча на мне, наверное», – вздохнула Таня, прихлёбывая чай.

«Придумала ерунду! – отмахнулся я, пытаясь вспомнить солил ли я яичницу. – Вот лучше скажи…»

«Солил! Уже дважды спрашивал», – монотонно ответила Татьяна на мой невысказанный вопрос. Вот как она все помнит и угадывает мои мысли?!

«У меня для тебя подарок! Сейчас принесу» – вдруг вспомнил я.

Она замерла, насторожилась. А когда я вручил ей обувную коробку, посмотрела на меня немного растерянно. Открыла и как ребёнок взвизгнула от восторга: «Витька! Как ты угадал? Я о таких давно мечтала!»

«Примерь!» – улыбнулся я.

Она весело кружилась по комнате в обновке, рассматривая свое отражение в зеркальных дверцах шкафа-купе. Вдруг остановилась, заметив отражение моего пристального взгляда. На её невысказанный вопрос я спокойно ответил: «Хочу, чтобы ты стала МОЕЙ женой».

Оказывается, я тоже умею угадывать её мысли…


***

Найти идеальную пару намного проще, чем Вам кажется. Только начинать поиски нужно не с модельных «шпилек», а с кроссовок…

Ольга Травушкина

Подарок на Новый год

В тот вечер наконец-то пошел снег. Ещё вчера вокруг было серо и промозгло, как осенью, а сейчас снег белым покровом устлал землю и укутал деревья, словно вспомнив, что скоро Новый Год.

Стас сидел в своей комнате и любовался снегопадом в окно. На душе у него было уже по-новогоднему празднично.

Хлопнула дверь в прихожей – пришли родители. Стас улыбнулся. Сегодня они обещали ему подарок, о котором мальчик мечтал уже давно, и он ждал его с нетерпением.

– Добрый вечер, – улыбнулась мама, заглядывая в комнату. – Иди скорей, Стасик, мы принесли тебе новогодний подарок.

– Иду! Неужели… – мальчик радостно «вылетел» из комнаты и замер, глядя на неказистое, чуть больше кошки, существо на полу.

– С Новым Годом! – мама с папой так и «сияли» от счастья.

– Что это? – мрачно спросил Стас. Собачонка чихнула и, переваливаясь на маленьких кривых лапках, «зачапала» к нему.

– Собака, – мама всё ещё улыбалась. – Тебе нравится?

– Нет! – мальчик с отвращением смотрел на лопоухое недоразумение, обнюхивающее его ботинки. Назвать это собакой у него «не поворачивался язык». – Я хотел породистую собаку!

– Так она же и есть породистая! Собака маленькой породы… – Мама с папой явно растерялись. Не будь Стас так разозлён, он бы сразу понял, что им нравится эта собака. – Мы думали, тебе понравится…

– Я хотел настоящую собаку! Овчарку или сенбернара! А не эту… «игрушку»!

– Стас…

Но сын уже скрылся в комнате, сердито хлопнув дверью.


***

Последние дни перед Новым Годом выдались невесёлыми. Обиженный Стас почти не разговаривал с родителями; собачонку же, которую называл «шмакодявкой», старательно не замечал. Мама с папой, огорчённые, что сыну не понравился подарок, сами кормили её и выгуливали или поручали это Лёльке. Младшая сестра Стаса тоже привязалась к неказистой «мелочи» и с удовольствием наряжала её перед прогулкой в сшитые мамой комбинезончики.

Днем 31-го декабря вся семья ждала Деда Мороза. Мама с папой готовили еду к новогоднему столу, восьмилетняя Лёлька, сидя под ёлкой, старательно повторяла выученное к празднику стихотворение, а Стас играл на компьютере. Утром родители подарили ему коньки и игровую приставку, так что настроение у него немного улучшилось. Он даже согласился погулять вечером с Тяпой, которая, порыкивая, сейчас грызла в углу тапочек (собачонка очень любила грызть обувь, особенно старые тапки).

Наконец раздался звонок в дверь. Счастливая Лёлька помчалась встречать Дедушку Мороза. Стас, конечно, не проявил энтузиазма – кто же верит в Деда Мороза в 14 лет? Не обращая внимания на голоса и смех в прихожей, он продолжал играть. Но вот раздались тяжёлые шаги, и в комнату вошёл белобородый старик в красном тулупе и серебристым посохом в руке. Под ногами у него вертелась неугомонная Тяпа. Лёлька вприпрыжку вбежала следом, встала возле ёлки и бойко «отбарабанила»:

Шубка, шапка, рукавички.

На носу сидят синички.

Борода и красный нос —

Это Дедушка Мороз!

– Молодец, – пробасил Дедушка. – Где там мой мешок? Держи-ка, девочка, подарок.

– Ура! – Лёлька закружилась по комнате с ярким пакетом в руках. Тяпа с весёлым лаем носилась за ней.

– А здесь у нас кто? Почему с Дедом Морозом не здороваешься? – обратился к Стасу дедушка.

– Здравствуйте, – пробурчал Стас, неохотно отрываясь от игры.

– Здравствуй, здравствуй. Что ж ты меня не встречаешь? Сестрёнка твоя мне уже стишок рассказала новогодний…

– Я уже большой, – буркнул Стас. – Тяпа!! Пошла вон отсюда!

Собачонка, крутившаяся рядом, звонко залаяла.

– Она на улицу хочет, наверное, – Лёля уже разворачивала пакет. – Ты обещал сегодня с ней погулять, забыл?

– Не пойду я с этой… – Стас скривился и слегка толкнул Тяпу ногой. – Подождёт.

– Нехорошо, – Дедушка Мороз нахмурил брови. – Нехорошо ты к своей собаке относишься, мальчик!

– Я настоящую собаку хотел, а не эту малявку, – проворчал Стас.

– Вон оно что… – Дедушка задумчиво смотрел на него. – А настоящую – это какую?

– Овчарка, акита-ину, сенбернар… хаски тоже классно было бы, – Стас даже улыбнулся, представив себя хозяином такой собаки. – Но у нас только эта шмакодявка, – закончил он печально.

Дед Мороз некоторое время смотрел, как сестрёнка Стаса в другом углу комнаты угощает Тяпу конфетами из своего подарка – собачонка очень любила сладкое.

– Ну что ж, – сказал он, наконец. – Подарю я тебе желанный подарок – овчарку. А эту собаку заберу, раз ты так её не любишь, и кому-нибудь подарю.

– Овчарку? Вместо вот этой? – Стас поражённо уставился на Деда Мороза. – Конечно, хочу! Мам, ты слышала? Пап!

Мама с папой, стоявшие в дверях, молча переглянулись.

– Это же твоя собака, – тихо откликнулась мама.

– Мы дарили её тебе, тебе и решать, – поддержал её папа.

– Стас, не отдава… – начала было Лёля, но мама шикнула на неё, и она замолчала.

Стас схватил собачонку и протянул Деду Морозу.

– Вот, забирайте! А когда вы подарите мне овчарку?

– Вечером тебе её приведу, мальчик. До свидания, – с этими словами Дед Мороз аккуратно взял Тяпу на руки и вышел в прихожую. Стас отправился туда же, чтобы открыть ему входную дверь.

Когда он вернулся, родители и Лёля сидели на диване втроем. Мама обнимала её, а папа что-то негромко говорил.

– Эй, вы слышали? У нас будет овчарка! – радостно крикнул Стас. – Лёлька, прикинь…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4