Сергей Кручинин.

Беглец



скачать книгу бесплатно

Локи перевернул второго и принялся срезать у него нарост.

– Ты, – говорит, – смотри: его только по краю можно срезать. Иначе нож затупишь.

Хром внимательно наблюдал, правда, не до конца понимая, зачем это все нужно. Ценный же трофей чем-то напоминал наросты гриба-трутовика на древесине пораженных деревьев.

– Это типа грибка, что ли?

– Можно и так сказать. Споровой мешок. И не с каждого бегуна соберешь. Эти уже матерые, – приговаривал Локи, потроша второго. – А те, что ты завалил, пустые были. Я их несколько перелопатил – такие же пустые, как и весь кластер.

Еще две «ягоды» отправились в мешочек.

В третьем трофей оказался чуть побогаче: целых три.

– Итого – семь споранов, – пояснил Локи. – Из них мы живчик готовим.

От таких слов Хром, возможно, и проблевался бы, узнай он это чуть раньше. Но теперь он старался больше смотреть и слушать. Его картина мира перевернулась и опрокинулась, настала пора учиться жить заново.

И вновь они катили на великах.

– Ты, как сознание потерял, Хром, себя как чувствовал?

– Тошнота, звон в ушах, слабость.

– И как ты это объяснил?

– Радиация. Ионизирующее излучение.

– Может, симпотомы и похожие, но здесь, в Улье, ты, Хром, снова не угадал. Это организм борется с заразой. Акклиматизируется.

– Но прошло же ведь.

– Живчик я тебе не от радиации давал. Вижу, человеку плохо. Мы, иммунные, должны периодически живчик пить. Иначе недолго и копыта отбросить.

– Как вакцина?

– Трудно объяснить. Встретишься с учеными – с ними поболтаешь. В общем, надо пить. Точнее, пока себя хорошо ощущаешь, можешь не париться. Но как только мутить начинает, головная боль – надо выпить.

– Как, прямо, алкоголики при похмелье.

– Не знаю, как алкоголики, но живчик надо уметь готовить. А готовят его на спирту. Говорю же, спирт хорошо спораны растворяет.

– Это мы, как инвалиды, всю жизнь на лекарствах? – спросил Хром.

– Ну чего ты так сразу – «инвалиды»? Не грузись, друг. Я думаю, тебе наша новая жизнь понравится. Любой спортсмен из вашего мира таким «инвалидам» позавидовал бы.

– Ладно, будем посмотреть, как говорится. Ты, расскажи лучше, как живчик готовить.

– Во! Толковый подход! Живчик, или живун, или нектар, или медовуха. Кто как называет. Хоть коньяком назови. А самое главное – делаешь так: берешь споран, растворяешь его в спирте. Водка, там, коньяк… главное – чтобы спирт был. Вода не растворит. Как растворится, хлопья в воде будут. Говорят, можно, вроде бы, оставить настоятся, хлопья осядут, и можно слить. Но это долго, да вдруг какая взвесь останется плавать. Потому все нормальные люди фильтруют. Берешь марлю и процеживаешь. И все, готов живун!

– А хранятся эти спораны долго?

– Почти что без срока годности. Но влагу, суки, впитывают сильно. Потому сразу обложи тканью или ватой, чтобы влага вышла. А потом – в сухой мешочек. Я вот пару пакетиков с силикогелем в кисет опустил.

Такие в любом обувном найдешь, в каждой коробке по пакетику.

Некоторое время мчали молча. Хром пытался обдумать всю полученную за это недолгое время информацию.

– Слушай, Локи, а вернуться назад можно?

– Нет. Назад дороги нет.

– Но с твоих слов, как будто бы это возможно. Внешники ж добираются до нас.

– А ты не удивлен, что внешники добираются?

– У каждого правительства есть секретные материалы о пришельцах, паранормальных зонах. Это не то, что журналистская хрень по ТВ с рептилоидами. Действительно малоисследованные и странные явления. Я одно время работал в «ящике», далеко не все знаю, но кое-что краем уха слышал.

– Тебя не пробьешь. Потому-то и принял за бывалого.

– Ну, а все же?

– Я так полагаю, что внешники не из наших миров. Точнее, из тех вариантов, где обнаружили Стикс. Не думаю, что, например, в моем, обнаружили.

– И?

– Пойдешь сдаваться внешникам? На органы разрежут. Уж больно ценен наш иммунитет.

– А свои ученые?

– Знал одного астронома-изобретателя. Талантище!

– Может, и он какую машину придумает?

– Это вряд ли.

– А если все-таки?

– Ну, смотри, Хром. Скажем, пока он изобретет, пройдет время. Транзисторы здесь не делают, придется по магазинам поохотиться. И вот соберет он свою чудо-машину. И придешь ты к нему, и скажешь: отправляй меня обратно. Скажем, заплатишь ты ему… ну, не знаю, может, черную горошину, он напрягется, настроит и скажет: «Хром, куда тебя отправлять?» Ты скажешь: «Домой». А он тебе и говорит: «Хром, с тех пор как попал сюда, там ты успел дел сотворить. И вот сделал ты выбор. Жениться или нет. И вселенная та, твоя, разломилась на две. В одной ты женат, в другой – нет». Секешь?

– Что-то нет.

– А ведь умный парень. Тогда смотри дальше. Вот он тебя спрашивает, куда тебя отправлять: где ты женат или где холост.

– Пожалуй, где женат, – подумав, выбрал Хром.

– Ну, вот и хорошо. Отправляет он, тебе жена не нарадуется. И вот, ты усталый (Стикс – не курорт), она тебя тоже заждалась. Решили вы предаться любовным утехам. Потрахаться. И вот, процесс пошел. И возвращается с твоей работы, с «ящика»…

– Не с моей, я там давно не работаю…

– Да не важно, хоть не с твоей, хоть с другой работы – короче, тот ты, который остался в том мире. Ты, который на самом деле там делал выбор, а не тот ты, что сейчас. Тот самый ты, который уже успел пережить развилку дважды. Когда ты попал сюда. И когда выбрал жениться. Интересная ситуация, согласен?

– Пожалуй.

– Ох, не завидую я…

– Да ладно, придумал бы что-нибудь.

– Да не тебе… Твоей жене не завидую. Что она с вами двоими делать-то будет?

– Стало быть, моего мира больше нет.

– По сути – да. Считай, что весь твой мир сгорел, уничтожен. Уцелела только Припять и влилась в новый мир. Иные остальные реальности равносильны тем, которые рождал каждый не сделанный тобой выбор. Это твой дом, Хром. Твой новый мир.

– Да уж. Уж действительно, как в фантастике.

– Тут фантастика похлеще будет. Ну, ничего, обвыкнешь, еще понравится.

Некоторое время они крутили педали молча.

– Что-то жрать охота, – прервал молчание Хром. – С живчиком понятно. А в пище-то мы нуждаемся?

– Нуждаемся.

– А как добывать? Охотиться? Хлеб сеять, землю возделывать в поте лица своего, как Бог заповедал?

– Зачем? Магазины то и дело прилетают с кластерами. Битком набитые жратвой. Никому она не нужна, если мы не заберем – сгниет.

– Да, – вспомнил Хром. – Говорят, когда ликвидаторы захоранивали имущество из припятских квартир, запашок стоял тот еще. Электричество отключили, и жратва в холодильниках стала портиться.

– Во-во! То же самое будет. Так что мы не мародеры, а тоже, в своём роде, санитары-ликвидаторы.

– А может, остановимся на привал, перекусим?

– Пожалуй. Тоже что-нибудь схомячил бы. Только давай в другой кластер как выедем. Радиация все-таки.

С этим трудно было не согласиться.

Местность резко изменилась. Вместо лесов и болот Полесья тянулись бескрайние степи. Изрезанная холмами долина, где-то внизу, наверняка есть река.

– Вот и другой кластер! – пояснил Локи. – Видишь, как изменилось все вокруг?

– Но дорога никуда не исчезла, – удивился Хром.

– Неудивительно. Дороги, реки, мосты при перегрузке стыкуются. Сшиваются. Только с мелкими деталями проблемы. Скажем, линия электропередач: найдешь по обе стороны «шва», но соединить провода Стикс не может. Да, наверное, и к лучшему. Если реки с течением как-то устаканятся, то как с электричеством быть? Вдруг ноль и фаза не совпадают? Или вообще тут переменный ток, а там – постоянный.

– Понятно, – задумался Хром. – Так вот оно что! Мы едва успели перед перезагрузкой мост перейти. А двое товарищей там остались. Они пропали, вместо них опять оказалось поле, только с гречихой. Стало быть, тот кластер там уже был загружен, а его граница пролегала по реке, и мост с дорогой в том кластере, значит, в месте стыка уже был.

– Это ты о железнодрожном?

– Ага.

– Да, там граница кластера была.

Места вокруг казались чересчур спокойными.

– Тихо тут.

– Кластер не самый свежий. Хотя и не стаб. Все, что было, давно съели: коровок, лошадок, овечек. Да разбрелись по другим стабом, искать вновь загруженных.

– Привал?

– Пожалуй.

Остановились в укромном месте – на всякий случай.

Хром достал из рюкзака колбасу, нарезал с батоном. Положил один кусок батона Семёну – тот недовольно смотрит. Положил еще – то же самое.

– Колбасы хочешь, дружище?

Лис, казалось, кивнул.

Тогда Хром положил кусок докторской. Все не то. Еще один.

А Семён недоволен, лапкой показывает: мол, вот, еще один положи сюда.

– Куда тебе так много?

Но теперь лис, похоже, счел количество жратвы приемлемым. Зажал в зубах кусок колбасы, затем – батон. Прихватил еще кольцо колбасы, еще булку, еще колбасу и уволок этот многоэтажный бургер подальше, вильнув хвостом.

– И где он только научился? – удивился Локи.

– У прачечной. С людьми, считай, жил.

– Прятать, наверное, побежал. Ох, зря! Перегрузится кластер, и не будет закладки. Считай, выкинул. Да и не скоро мы вернемся в эти края.

Но Лис вскоре прибежал к товарищам, все еще дожевывая бутерброд. Стало быть, решил-таки сожрать. Оно и правильно!

Хром откупорил две банки тушенки – квадратные, с самооткрывающимися крышками.

Локи жевал с видом гурмана, достойным зависти.

– М-м! Вот это тушенка у тебя зачетная! – смачно прожевывая, протянул он. – Это ты где, в Киеве таки разжился?

– Да нет. Такую как раз в магазинах-то и не видел. Дядя склад держит, вот и перепадает иногда. Уж не знаю, куда он ее продает.

– Слушай, а, может такой склад и к нам приедет?

– О, это далеко на восток.

– Нет, не на восток. Это Стикс, Хром. Правда, хрен теперь знает, где этот склад искать, – вздохнул Локи. Подумал и добавил: – А, ладно. Пришлют нам еще что-нибудь.

Отдохнули, двинули дальше.

– Локи, а куда мы направляемся? Или всю жизнь теперь будем путешествовать, охотясь за споранами?

– В стаб. Что-то типа города. Постоянного поселения. Охота – это хорошо, но и отдых нужен. В баньку зайти, да по бабам, да отоспаться. Кто-то в барах бухает, кто-то с телками тусит. А потом снова – или за споранами да жемчугом, или воевать, или еще для чего.

– Так, стало быть, особого смысла жизни здесь нет? – спросил Хром.

– А там, на Земле, есть?

Хром задумался. То, что он считал смыслом жизни, оказалось всего лишь бесконечным «днем сурка». Утро, работа, домой, спать, утро, работа… Выходные, отпуск. Ну да, еще его интересовала Зона, до мелочей и подробностей. Впрочем, Стикс на поверку казался не менее интересным – тоже Зона, только раскинутая на гораздо большие площади, чем тридцатка.

– Если подумать, так особо и нет, – наконец, проговорил Хром. – Каждый сам себе выбирает смысл, цели. Кто-то ставит маленькие, кто-то – большие. А кто и всю жизнь стремится к Цели всей своей жизни.

– Вот и здесь все абсолютно так же, – пояснил Локи. – Обстановка сменилась. Уклад привычный исчез. А так, хочешь – воюй, хочешь – ну, типа, работай, хочешь – изучай, путешествуй. Кто-то в религии находит утешение. Их здесь, знаешь, тоже расплодилось. Выбирай – не хочу! Хоть новую придумай.

– А у тебя какая цель, Локи?

– Сложно в двух словах. Кто-то живет простыми целями, кто-то – высокими. – Локи как-то излишне пафосно поднял глаза к небу. – Вот у меня цель – высокая, как я считаю. Хочу один кластер найти. Легендарный. Ну, это потом. Пока бы до стаба добраться.

Глава 4

Степь да степь кругом, по которой катили два велика.


«Полюшко-поле,

Полюшко, широко поле, – затянул Локи песню.

– Едут герои,

Едут, эх, по полюшку, герои».


Пел Локи, что и говорить, хорошо, приличным баритоном. Хром не мог похвастаться, что он большой ценитель музыки, но все же заслушался. Пел товарищ твердо, с медью в голосе, без тревожного блеянья, коего Хром наслушался в подземных переходах.


 
«Девушки плачут,
Девушкам сегодня грустно,
Эх, парень в армию уехал,
Эх, у каждой надолго уехал».
 

– Скажи, Хром, – прервался вдруг Локи, – а у тебя там, в твоем мире, девушка была?

– Нет. Не успел обзавестись.

– Повезло тебе! А у меня была. Жена. Вместе сюда попали. Я оказался иммунным, а она обратилась.

– И никак нельзя было спасти?

– Можно. Если бы я знал, как, и если б возможность у меня была…

– Дети у вас хоть были?

– Скорбь и Печаль были наши дети, – отрывисто бросил Локи и запел дальше:


 
«Девушки, гляньте,
Гляньте на дорогу нашу.
Эх, вьется дальняя дорожка,
Эх, да веселая дорога.
 
 
Полюшко-полюшко,
Полюшко, широко поле,
Едут да по полю герои,
Эх, да едут красных бить герои».
 

– Что-то ты напутал, Локи, не так эта песня звучала.

– В моем мире, Хром, эта песня звучала именно так.

Неужели у них белые победили? Или просто песню пели белые, а не красные? Хром не хотел об этом думать и не стал уточнять.

«– Все равно», – сказал Хром, – освоюсь здесь – может, встречу ту самую, женюсь. Пора остепениться, не успел там – может, здесь повезет. Ты говорил, вроде бы, бордели есть. А нормальные бабы встречаются?

– В борделях нормальные бабы. Или ты об остальных горожанках? Однолюбках?

– Да, о них.

– Есть. Но, поверь мне, самые умницы, самые красавицы – именно в борделях.

Хром спорить не стал. Наверное, так в свое время на товарища повлияла потеря жены. Не сумел пережить, так и скрашивает одиночество, проводя время в борделях.

Вскоре они вышли к реке, а там, по развалинам плотины некогда стоявшей здесь малой ГЭС, а затем по арочному мосту – на тот берег. Вода стремительно мчалась через промоины, с брызгами разбиваясь о пороги.

– Стаб? – спросил Хром.

– Нет. Просто кластер не часто перегружается. Так что насчет зомбаков можно не сильно беспокоиться, они к свежезагруженным стремятся.

– А заброшенные здания? – покосился Хром на руины машинного зала станции с советской звездой на фронтоне. Один остов, кровли не было.

– Вместе с кластером приехало, уже там таким было. Прямо как твоя Припять. – И, немного помолчав, добавил: – Хорошее место здесь есть, чтобы устроить привал.

Чуть выше река пролегала в небольшом каньоне, образованном выступами обнаженной горной породы.

Добрались, наконец, до укромных пещер. Разложились, можно отдохнуть, в относительной безопасности переночевать и двинуть дальше.

– Твоя тушенка, конечно, бесподобна, – сказал Локи, – но я соскучился по нормальной жратве.

Он достал из рюкзака леску с блесной и крючками и направился к воде.

– Прямо так, без удочки? – удивился Хром.

– Зачем лишний вес? И так неплохо работает.

Вскоре Локи вернулся с тремя хариусами. Разожгли костер, сделали ухи. Даже что-то Семёну перепало.

– Отменная уха! – похвалил Хром. – Давно такой не ел.

– Небось, пластиковую вермишель быстрозаварную да сосиски употребляешь? – спросил Локи.

Хром кивнул, поглощая уху.

– Впрочем, чего таить, мы в ваших же магазинах затариваемся. Но иногда бывает неплохо и настоящей еды попробовать. Рыбы поймать, лося завалить. Накопать в свежеприсланном огороде картошки да нарвать зелени. Красо-та-а-а! – со вкусом нараспев проговорил Локи. – Только некогда. Проще в магазине набрать жратвы. И быстрее. А охотимся мы на всяких бегунов, да порой и на зверя покрупнее. Так что сафари по диким животным – это не про нас. Есть и другие дела.

Из пещеры вынырнул лис. Положил перед костром мышку.

– Ну, Семён! – рассмеялся Хром. – Ну, охотник!

Лис вильнул хвостом и скрылся, но вскоре появился, держа в зубах еще одну мышь.

– Спасибо, конечно, Семён! – похвалил его Хром. – Молодец, но у нас пока есть рыба и консервы, так что пока сам кушай.

Лис, видимо, решил отплатить за угощения, которые то и дело перепадали ему от товарищей. Поняв, что мышь спутников не интересует, он быстренько умял её сам.

– Я вот думаю, Локи, – начал Хром, – в наших мирах каждый выбор порождает новый мир. Хотя… даже не так, переносит из одной реальности в другую.

– Сложно говоришь. Допустим. Ну и что?

– Стало быть, пока я жил там, каждый мой выбор, в какой из альтернативных вселенных продолжу свой жизненный путь. И даже если где-то я ошибся, в другой реальности я делал правильный выбор.

– Где-то так.

– Но здесь, Локи, здесь мы не можем ошибаться. Если там я мог умереть, то в альтернативной вселенной, где сделал бы другой выбор, остался бы жить. А если умру в Улье, умру раз и навсегда. Никакая копия меня в альтернативной вселенной с подобными же обстоятельствами не продолжит жить.

– Браво, Хром, ты это понял! Добро пожаловать в реальный мир!

– Все кто живут здесь, живут по-настоящему, – вместо ответа промолвил Хром. – Впрочем, копии нас как будто бы там остались. Но они принимают участие в выборах, а мы – нет.

– Правильно! – усмехнулся Локи. – Голосуй, а не то проиграешь.

– А если серьезно?

– А если серьезно, то мне нравится такая жизнь. Если кто и мечтал не существовать, а жить по-настоящему, неся ответственность за каждый свой выбор, как за единственный, то его судьба здесь, в Улье.

– Но и там люди не знают, что есть альтернатива.

– Ну почему же? Мне один товарищ рассказывал, что есть методики плавного сдвига реальностей. Какой-то трансерфинг. Эзотерика. Только вот здесь никакой трансерфинг работать не будет.

– И что, никто не пытался взломать судьбу? Ведь ты говорил, женат был, души в жене не чаял. Не было мыслей вычислить приезд нового кластера, найти ее, сделать иммунной, если это возможно?

– Думал, Хром. Один товарищ рассказывал, что точно так же пытался вернуть любовь своей жизни. Правда, там немного другая история. Поехал как-то за город, а попал сюда. Предмет его обожания так и остался там. Но чел не успокоился, вычислил загрузку кластера, нашел ее. Та его даже не узнала. Сказала, что никогда не полюбила бы такого урода, как он.

– Может, обознался?

– Нет. Я тоже спросил. Говорит, все совпадало: и улица, дом, платье на ней такое же, сам покупал, даже родинка на лице точь-в-точь. Но, говорит, если бы и полюбила, то кого угодно, но не его.

– Стало быть, это не она была?

– Не она. Копия, из совсем другого мира. А миры отличаются. Иногда немного, иногда сильно.

– И ты решил, что не будешь так делать. Поверил?

– Конечно. Не врать же ему. Так запил после происшествия того, еле откачали. Потом оправился, забыл. Вот и я подумал, что мне мою Лизу уже бесполезно искать. Если я и найду тот кластер и встречу ее, даже если повезет и она меня, вроде бы, узнает, все равно это будет не она. Моя Лиза умерла. Когда мы попали сюда, и она стала зомби. Все остальные – лишь двойники.

Они немного посидели у костра.

– Ну что, – говорит Локи, – конечно, тут безопасно. Зараженные сюда не сунутся. И место более чем укромное. Но вот, думаю, дежурство нам не помешает. Давай так: первую половину ночи отсыпаешься ты, а я сторожу, вторую – наоборот.

Хром завел будильник, разложил спальник и вскоре провалился в сон. Проснулся сам, без звонка. Отключил сигнал.

Локи сидел у костра, задумчиво глядя куда-то в бездонную ночную даль.

Поменялись. Поначалу было тихо. Послышался шорох. Хром, было, заподозрил неладное, но причиной оказался всего лишь лис.

Шорох повторился.

– Тихо, ты, Семён! – буркнул Хром.

Острая боль пронзила плечо, и Хром отрубился.

Очнулся он уже связанный. Ремни крепко стягивали запястья, плечи, колени, щиколотки, не давая толком пошевелить конечностями.

– Хоть бы ослабили, сволочи! – выругался он. – Конечности затекают.

Вместо ответа охранник в респираторе съездил ему по морде.

– Спокойно, Хром, – сказал Локи, точно так же связанный. – Это серьезные ребята.

– Внешники, – понял Хром. Но никак не мог понять спокойствие товарища. Никак, разве что, самообладание. Все-таки не первый год здесь.

Надзиратель вышел.

– Хорошо же я подежурил! – сокрушался Хром.

– Не грузись, старина, – ответил Локи. – Зря я понадеялся на безопасность кластера. Не думал, что эти ублюдки сюда залетят.

– Я даже не понял, как они меня отрубили.

– Пневматическая винтовка с дротиками-шприцами. Десять секунд – и ты в отрубе. Современные ветеринарные технологии.

– Да уж, Локи, – взгрустнул Хром, – нарвались на «ветеринаров».

– Ничего, прорвемся.

Как Локи собирался прорываться, Хрому оставалось только гадать. Тошнота подступала к горлу – то ли последствия инъекции «ветеринаров», то ли пора живчик пить.

– Живчику бы хлебнуть, – сказал Хром. – Может, позвать этих уродов?

– Позови. Еще раз по башке получишь.

И снова Хром впал в беспамятство.

Когда он очнулся, Локи не было. Вместо него сидел тот самый надзиратель, который съездил ему по морде.

– Ну что, сука, попался? – позлорадствовал Хром.

– Поговоришь еще, тварюга! – прошипел гаденыш через респиратор. – Твой друг сбежал, но ты-то с нами! – И закричал: – Дрейф, да иди ты сюда! Где тебя носит?

– Блять! – Дрейф вошёл в помещение. – Как это так?

– Чего ждешь? Раскрути меня.

Дрейф принялся снимать ремни, затянутые на славу.

– И все-таки, Гвоздь, как же он так умудрился?

– Вернулся от Клода, тот сказал: хочет лично поговорить с этими лосями. Пришел – один в отключке, второй сидит. Говорит: а спорим, твой респиратор уже не работает?

– Ну а ты? Конечно же, брешет.

– Я тоже подумал: лжет, как дышит. Но так убедительно разъяснял. Говорит, если не развяжешь, не покажу, где дефект.

– Ну и ты его развязал?

– Развязал.

– Вот говоришь, они лоси. А сам-то не лось, после этого?

– Посмотрел бы на тебя на его месте!

– Ну ладно, ладно, Гвоздь. Всяко бывает.

– Дрейф, тебя, кстати, Клод хотел видеть.

– Одного оставлять тебя можно? А то, может, и этот объяснит, что с твоим респиратором не так.

– Два раза в одну реку не входят.

– Даже если эта река – Стикс? – усмехнулся Гвоздь. – Ладно, пошел к Клоду. Но смотри, все ж поаккуратнее с ним. – И он покинул палатку, посмеиваясь.

Хром тоже посмеивался. Ай да Локи, вот уж действительно, плут! «Ничего, вернется он за мной, досмеетесь, голубчики», – думал Хром, но ни слова не сказал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении