Сергей Коломиец.

Дорогие мои земляки



скачать книгу бесплатно

Стал я наведываться к ведру каждый день, иногда по нескольку раз. Поглощал все, что находил в ведре, иногда все это было осыпано табачным пеплом, а может еще чем похуже, мне это было неважно. Больше всего я боялся, что кто-нибудь еще обнаружит это ведро, иногда по ночам ходил проверять. Вобщем кормился я так долго, за водой ходил, брал бидон, литров на пять и потихоньку приносил. Чай конечно не пил, просто пил воду, карточек у меня не было, они у мамы остались, а куда идти за другими я не знал, да и боялся, Обстреливали и бомбили каждый день, скольких убитых людей я видел, до сих пор не могу забыть. Приносил воду, днем листал книги, спал или терял сознание не могу сказать. Одел на себя все теплые вещи какие нашел. Стали меня вши заедать, грызли проклятые день и ночь, но по сравнению с голодом это ничто.

Однажды у меня можно сказать праздник получился, сильно увлекся я с ведром, не услышал шаги за дверью, так как здесь же и ел, что находил в ведре. Дверь распахнулась, послышались пьяные голоса, смех, возле меня стоял качающийся мужчина в военной форме, кажется в мили-цейской. Увидев меня, пьяно засмеялся, стал звать людей из квартиры, но те почему-то не выходили. Стой здесь приказал, я тебе сейчас праздник устрою. Шатаясь ушел в квартиру и скоро вернулся держа в руках сало, хлеб, что-то еще. Я протянул руки чтобы взять, но он громко рассмеялся. Нет говорит, свинья должна жрать из корыта и швырнул все принесенное в ведро. Я конечно живехонько все схватил и к себе наверх. Несколько дней растягивал умопомрачительную еду, но ведро все равно проверял каждый день.

Не знаю сколько я бы еще протянул, да слава богу подобрали меня на улице, когда за водой пошел. Отощал к тому времени сильно, объедки появлялись в ведре все реже. Упал на улице, голова сильно закружилась, кто подобрал меня не знаю, очнулся в какой-то больнице.

Ушел я от него поздно, долго не мог уснуть, вспоминая наш разговор. На следующий день увидел, что Митя спокойно делал свои нехитрые дела, а у меня все валилось из рук.

Через несколько дней по какому-то вопросу вызвала директор. Только вошел, за дверью послышался громкий голос и причитания, в кабинет охая вошла Айша. Что делает-то, вы только послушайте, начала прямо с порога, я давно за ним примечать стала. Директор стала успокаивать ее, налила воды в стакан. Отдышавшись, стала говорить, вы ведь знаете, что он часто берет детей и ходит с ними в город? Митя что-ли, но мы это делать никогда ему не запрещали, все всегда хорошо.

Ой да вы послушайте, как дело было, иду я домой, прошла мимо церкви, смотрю в церковь Митя заходит, а с ним Санечка немой и Жанабек, ну которого в контейнере нашли. Знаю я Айша, что он в храм с детьми ходит, крестики им покупает, на многих детях крестики, что в этом плохого? А вы знаете, что он крестит там детей? Я к нему, ты зачем Жанабека сюда привел, он ведь мусульманин. Он поначалу растерялся, а потом говорит, какое твое дело? Ругаться с ним не стала, храм все-таки, Жанабека забрала у него и сюда к вам.

А он там с Санечкой остался, скоро должен придти. Посиди, сказала Айше директор, сейчас его дождемся, поговорим. Мне стало любопытно и я тоже решил подождать Митю.

Он пришел довольно скоро, увидев директора у дверей, покорно пошел за ней. Айша набросилась на него, но директор попросила ее помолчать. Сколько детей покрестил спросила у Мити? Он пытался отпираться, бурчал что-то непонятное, но под нажимом директора признался, даже с какой-то гордостью, что за последние годы все уехавшие дети были крещеными. Раньше не мог, горком бы вмешался или еще кто-нибудь.

Ты и мусульман крестил, ахнула Айша. Да успокойтесь вы, не крестил я их, хотел, да отец Николай не позволил. Нельзя сказал, хоть и сироты они. Своди их говорит в мечеть, а туда мне идти как-то неудобно.

Может ты Айша сама туда их отведешь, или мужа попроси, он человек хороший, не откажет. А Саньку в субботу покрестим, и не немой он вовсе, я у врачей был, его мать-алкашка испугала. Врачи смотрели его, сказали, что должен он говорить. В городе бабка есть, лечит детей от испуга, но надо, чтобы ребенок был крещеный. Да и разговаривает уже можно сказать Санечка, пока правда только со мной.

А на какие деньги ты их крестил, за обряд ведь платить надо? Отец Николай запретил брать деньги женщине, которая все записывает и крестики выдает, но я все равно свои деньги опускал в ящик для пожертвований. Нехорошо как-то, я ведь работаю, могу за все заплатить, для церкви нельзя быть жадным. Успокоенная Айша, вытирая платочком слезы ушла на кухню.

Иди Митя, вздохнув сказала директор, иди работай. Я тоже вышел от директора, на душе было светло и спокойно. Проходя мимо дверей склада, я слышал звон весов и невнятное бормотание.

Село Ивановка и его шутники

Село это находилось недалеко от нашего, старинное село, населялось еще по столыпинской реформе. Много различного люда пустило там корни, много примечательных личностей проживало в этом селе. Еще славилось это село наличием всевозможных шутников и оригиналов. Непонятно только откуда они там регулярно появлялись. Хорошо помню Ивана, по фамилии Гвоздь. Приехал он из Белоруссии во время освоения целины, здоровья и силы был необыкновенной. Говорил с белорусским акцентом, спокойный и невозмутимый был до смешного, в отличии от жены, редко замолкающей в течение суток.

Как-то послали его помогать обслуживать самолет, после посевной, он прилетал для химической обработки полей. Стоял самолет далеко в степи за селом, вот Ивана и послали туда грузчиком. Он легко снимал двухсотлитровые бочки с кузова машины и ставил их на землю. Летчики, разбитные ребята только ахали от такого зрелища.

Как-то раз, видимо для более тесного знакомства, пригласили его после работы выпить. Курыть не куру, а румку храпну охотно согласился Иван, присаживаясь к расстеленному на траве одеялу. Одним словом завязалась у них дружба, летчики понятно скучали в степи, вот Иван и скрашивал однообразную жизнь. А где дружба, там и выпивать стали частенько. Жена Ивана даже к директору бегала жаловаться, пить говорит стал бугай проклятый, не было с ним раньше такого. Директор отмахнулся от нее, работает человек, никто не жалуется, чего тебе надо.

Подвел их случай, загуляли они видно крепко. Сколько румок храпнул Иван неизвестно, а летчики видно взяли сверх нормы, так как пришлось им сажать самолет в степи на вынужденную. Уж как они смотрели на приборы, но горючее у них кончилось и посадили они свой кукурузник на краю пшеничного поля. А тут как назло начальство из района, шум, крик, грозят под суд отдать. Иван молча запряг в телегу пару лошадей, погрузил бочки с горючим, отвез к самолету, там его за-качали в баки, взлетели. Ничаго, гудел Иван, загружая пустые бочки, вот если-бы сверху гробанулись тады бяда, а так ничаго.

Жил у них в деревне паренек один, как говорится без роду без племени. Вырос у какой-то тетки, ничего хорошего в жизни конечно не видел, но пакостник был на всю округу известный. Если где что нехорошее случалось, подозрение сразу на Гришу падало. Били его неоднократно за его дела, бывало долго били, а ему хоть бы что.

Один раз мне довелось увидеть сцену его наказания. Рано утром я приехал к ним в село и сразу услышал на возле домов женские крики и угрозы. Толпа женщин с подойниками в руках гнала Гришу по улице, грозя, уничтожить, растоптать вражину этакого. Что утварил гад ползучий кричала толпа, оказывается Гриша всю ночь коров перевязывал. Летом обычно скот на ночь во двор не загоняют, он стоит на улице в летних загонах. Вот он и менял их местами, то есть переводил коров к другим хозяевам. Утром выходит хозяйка доить свою коровку, а в загоне чужая мычит, а то и вовсе нет никакой. Некоторым плохо делалось.

Он с детства такой прокудной, кричала грузная тетка Матрена, в лес за грибами пойдет, грибную поляну найдет, большую нужду справит, и не один раз, листвой прикроет чтобы было похоже на вылезающий из земли груздь. Сколько людей похватало такие «грузди». У гад, она поднесла кулак к носу Гриши, прижатого к забору, сколько нерьвов мне попортил. Женщины еще долго гомонили, думая как наказать стервеца, а Гриша под шумок успешно улизнул. Расходились уже со смехом, отходчиво женское сердце, вспоминали старые проказы Гриши. Хоть бы не зашиб кто его по пьянке, скучно без него гада будет.

Один раз ему хотели хулиганку припаять, все село хохотало над тем случаем. Один только директор, завидя его, кулак ему показывает, да и то, отойдя подальше, прячет непроизвольную улыбку.

Идет как-то Гриша по улице, видит возле своего дома шофер директора, матерясь ремонтирует коробку передач уазика. Подошел поближе, спросил-может помочь? По рации орал директор чтобы водитель Саня Андреев быстрее заканчивал ремонт. Да шестерню менял, а тут начальство из области приезжает, по полям их надо везти, зерновые показывать. Я уже все сделал, если есть желание приверни крышку коробки, а я домой забегу, перекушу чего-нибудь, а потом мы вдвоем коробку на место поставим, один я не смогу.

Одним словом поставили они быстро коробку на место, Саня довольный подлетел к конторе. Как дело дальше было, рассказал молодой недавно из института, агроном Костя. Сели к Сане в уазик женщина блондинка с высокой прической, мужичонка в огромных очках и сам Костя. Погода летняя, жара за тридцать градусов, машина быстро на солнце раскалилась. Директор ехал впереди на Волге с какими-то начальниками.

Недалеко от села отъехали, и тут по по машине пошел неприятный запах. Костя грешным делом подумал, что кто-либо из пассажиров нечаянно произвел газовую атаку, но запах распространялся сильнее и сильнее. Саня вертел головой, не понимая откуда такая вонь.

Первой не выдержала дама, извините говорит, у вас в машине дурно пахнет, давайте остановимся. Да нельзя мне отставать от начальства, бормотал Саня давя на газ.

На первой остановке дама выпрыгнула из машины, закрывая нос платочком, у мужчины почему-то запотели очки. Саня ожесточенно рылся в машине, разыскивая источник запаха. Подошел директор, ему понадобилась рация, чтобы переговорить с бригадирами. Чего тут у тебя вонища как в сортире, зарычал на Саню. Да наехал на кучу вот и воняет. Поговорив, директор ушел к гостям. На следующей остановке дама скакнула из машины молодой козой, мужчина вяло улыбался, закуривая.

Костя, сдерживая хохот, отозвал Саню в сторону. Обьяснить тебе откуда запах идет? Хоть убей не могу понять, чисто везде, вчера машину мыл. А под машину заглядывал? Да ты что, как оно там удержится, на дорогу должно упасть. Да и сегодня утром коробку снимал, все нормально было, Гриша еще помогал. Говоришь Гриша помогал, тогда понятно откуда запах, Саня непонимающе хлопал глазами, он тут при чем? Да наложил он тебе в коробку свеженького, пока ты отвлекался, сейчас масло разогрелось и пошел духан по кабине. Ну падла, приеду башку оторву паскуде зарычал Саня, как это я лопухнулся. А сейчас что делать, спросил Костю? А что сейчас сделаешь, придется дальше ехать, пусть нюхают.

Не знаю как они дальше возили гостей, но Саня до полночи искал Гришу, грозясь покалечить. После правда долго рассказывал в гараже мужикам, как вели себя пассажиры. Хохот стоял до потолка, некоторые на карачках выползали из курилки. Привирал конечно. Я понимаешь газу поддаю, от Волги не отстаю, а оно все сильнее воняет, женщина вот-вот в обморок свалится. Он же гад наверное чесноку с горохом нажрался. В зеркале вижу, у мужика что сзади сидел, очки туманом покрылись.

После войны привезли в это село несколько семей из западной Украины, так называемых бандеровцев. Никакие они конечно не бандеровцы были, попали под общую метелку выселения. Прижились они быстро, некоторые правда впоследствии вернулись в родные места. Те что остались, жили как все, но некоторые хранили в душе обиду на власть и правящую партию. Открыто говорить об этом конечно боялись, но при случае раговор о начальниках без матерков не обходился, а меж собой в выражениях совсем не стеснялись.

Жили по соседству два украинца, Михаил и Григорий, но друг-друга они звали Миня и Гриня. Приехали они еще детьми, женились на местных русских, украинок не нашлось. Когда меж собой ссорились, жены обзывали их бандеровцами, те в ответ москалями разэтакими. Соседи хохотали, глядя на эти смешные войны. Злобы конечно никакой не было, можно сказать отдавали дань истории. Дети их на эти комические конфликты никакого внимания не обращали, зятья и снохи быстро перенимали рецепты украинского сала и борща.

Решили как-то Гриня и Миня поехать на Украину, посмотреть на родину, не были там никогда, да и родственники имелись там. Скопили деньжонок, получили кучу заказов и просьб от родственников и соседей, дождались отпуска и поехали. Долго находились в гостях, дома уже волноваться начали. Первым явился Миня, какой-то сам не свой, напуганный, недовольный. Жена Грини сразу с вопросом-где муж? Миня долго отнекивался, врал, но под напором признался, в Москве он, в милиции сидит. Какая еще Москва, какая милиция, заголосила жена? За что сидит, допытывала Миню? Да на вождя матом заругался. Какого вождя, допытывались родственники?

Мешая русские и украинские слова, Миня долго рассказывал что случилось в Москве. На обратном пути, решили они на сутки остановиться в столице, походить по магазинам, поглядеть на Кремль. Родственники передали несколько бутылок местной горилки, которая очень понрави-лась путешественникам. Оставив вещи в камере хранения и прихватив с собой только одну как клялся Миня, отправились смотреть город.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6