Сергей Кочетков.

Периметр. Из света в тень



скачать книгу бесплатно

ПЕРИМЕТР

Из света в тень


Генерал Акимов сидел за столом в своём кабинете и точил карандаши в новой электрической точилке. Ему нравилась её почти бесшумная по сравнению с предыдущей работа. На ум пришла мысль, что точилка может измолоть карандаш в труху, а может сделать из него опасное оружие в умелых руках.

Акимов невольно подумал про Петрова. Они до истории с Кравцовым хоть никогда ранее не встречались, но он слышал о нём от бывших коллег из ГРУ. Мнения о методах его работы были самые противоположные. Но лично о самом Иване Макаровиче все отзывались весьма уважительно. Именно поэтому, когда на горизонте возник Грант, Акимов попросил Комарина, чтобы именно Петров вёл это дело.

Помощник из приёмной доложил, что пришла Лебедева.

– Пусть заходит, – генерал убрал со стола карандаши и откинулся в своём кресле.

– Добрый день, Сергей Васильевич.

– Здравствуй, Лена, – Акимов показал на кресло у стола, приглашая присесть. – Что-то случилось?

– Возникли технические трудности.

– С каналом связи?

– С ним всё в порядке. Наш друг можно сказать гений, качаем файлы без остановки. Правда, скорость передачи не самая высокая. Но за два-три месяца получим всё, что требуется.

– Этого достаточно. Мы никуда не спешим. Главное, чтобы свежая информация тоже приходила.

– Приходит. Но с задержкой до двенадцати часов.

– Это тоже некритично.

– Думаю, он хочет оставить себе возможность влиять на ситуацию, контролировать объём и скорость передаваемых данных.

– С его стороны это вполне логичный шаг. Мы поступили бы также. Что кстати технари говорят про то, как ему удалось подключиться к серверам дата-центра.

– Пока ломают голову. Говорят, что, скорее всего, он использует уязвимость в узле связи компании, подключившись к одному из шлюзов. Но как именно это сделано сказать никто не может.

– Червя запустил или физически подключился?

– Скорее всего, второе. Но это только в теории.

– При удобном случае намекни нашему другу, что за эти сведения мы можем его отдельно отблагодарить.

– Ему деньги не нужны. Он особо это подчёркивает.

– Может ему что-то другое надо?

– Он хочет стать большим боссом.

– Настойчивый.

– Это точно.

– Давай с этим спешить не будем. Такие вопросы с наскока не решаются. Тем более мы только начали с ним работать. Пусть сначала какой-нибудь ощутимый результат будет. Да ты и сама должна понимать, что о нём слишком много людей знает.

Лебедева согласно кивнула и Акимов продолжил:

– Вернёмся к вопросу, с которым ты пришла. Что случилось?

– Вчера закачали нестандартный файл в виде архива с кодировкой, отличающейся от кодировки всех остальных полученных документов. Распаковать этот архив имеющимися средствами, не получается. Там динамический пароль. Выходить на контакт ради одного этого случая, считаю нецелесообразным.

– Боишься его напугать?

– Зачем заставлять человека нервничать? Свое дело он сделал.

Информация поступает, необходимые ключи для дешифровки он передал. А этот архив, видимо чужой, со стороны. Не хочу, чтобы у него мысли беспокойные появились.

– И что планируешь делать?

– Нужно подключить ФАПСИ, чтобы их спецы этот архив вскрыли.

– Это крайне нежелательно. О нашем друге и так много кто в курсе.

– Но мы же не скажем откуда этот файл и как его получили.

– Там ребята ушлые, могут по косвенным признакам если не догадаться, то предположить очень близко к реальности. Тем более мы не знаем, что там в этом архиве. Может там всё открытым текстом будет изложено – кто, куда и что.

– Имеет смысл рискнуть. Этот файл поступил в хранилище в тот же день, когда Чащин вышел на контакт с Кравцовым.

– Вот как? – удивлённо воскликнул Акимов. – Может это видеозапись их разговоров с ним? Они же вели видеосъёмку.

– Для видео размер файла слишком мал, а для обычных документов большой. Вряд ли там «Война и мир» с иллюстрациями.

Акимов взял в руку карандаш и несколько раз постучал им по столу.

– Хорошо, я подключу ФАПСИ. Ещё вопросы есть?

– Нет, – Елена встала, чтобы выйти, но генерал её остановил.

– Ты сегодня вечером что делаешь?

«С чего это он так резко тему поменял?» – Лебедева напряглась.

– Ничего особенного.

– Значит свободна?

Елена нехотя кивнула. Генерал открыл верхний ящик стола и достал оттуда конверт.

– У студентов МГИМО сегодня в шесть интересное мероприятие намечается. Хочу тебя попросить поприсутствовать. Может пару светлых голов для нашего дела заприметишь.

Лебедева облегчённо выдохнула.

– Да, конечно. Где пройдёт это мероприятие?

Акимов протянул ей белый конверт с символикой вуза.

– Вот пригласительный. Там всё написано.

Елена вынула из конверта изящное приглашение и быстро пробежала его глазами: «Успею», – подумала она.


*****


Фёдор Самсонов смотрел на идеально белый потолок, на котором медленно исчезал последний луч заходящего солнца. Лежать на шёлковой простыне под шёлковым пододеяльником было непривычно и неуютно, но чтобы не портить красоту момента, можно было и потерпеть.

– О чём задумался? – спросила его, лежащая рядом под тем же одеялом Елена.

– Смеяться не будешь?

– Не буду.

Фёдор скептически на неё посмотрел.

– Клянусь своей треуголкой! – Елена игриво подмигнула и посмотрела чуть ниже своего пупка.

Самсонов засмеялся над её двусмысленной шуткой. Ему нравилось, что с ней можно было свободно говорить на любые темы, и что она обладала таким редким для женщин качеством, как способность к самоиронии.

– Думаю, что сказать завтра Макарычу, почему не сделал домашнее задание.

– Какое?

– До сих пор не сдал полный рапорт по Кравцову.

– Скажи, что был со мной.

– Точно. Напишу, что был на курсах повышения квалификации.

– Ну не надо так скромничать, квалификация у тебя вполне приличная.

Оба засмеялись.

– Он, кстати, меня уже два раза про тебя спрашивал.

– Петров про нас знает?

– Нет, конечно. Но он явно наводил по тебе справки и видимо ничего не нашёл. А это его всегда напрягает. У него везде свои люди и он привык быть в курсе всего. Поэтому продолжит копать.

– Бесполезно. Ничего не найдёт, – ответила Елена, не задумываясь.

Фёдор с удивлением на неё посмотрел, и та поняла, что сболтнула лишнее. Всплеск эндорфина несколько минут назад сделал её слишком раскрепощённой и разговорчивой.

– В смысле там нет ничего интересного, – Лебедева попыталась исправить ситуацию.

– Если он узнает про эту квартиру, то, как минимум, возникнут вопросы. Например, на какие деньги она куплена?

– Не узнает. Ты же ему ничего не скажешь? – Елена с нежностью погладила Фёдора по руке. Но тот взглянул на неё с укоризной.

– Может нам пора перейти к более доверительным отношениям? Про меня ты знаешь почти всё, а я о тебе практически ничего.

Елена замерла. И не просто замерла, а как будто затаилась.

– Надеюсь, ты не думаешь, что я сейчас на службе? – Фёдор лукаво подмигнул.

Лебедева закрыла глаза и положила голову Фёдору на плечо. Впервые в жизни она встретила человека, которому хотелось довериться, и впервые в жизни была готова нарушить данное когда-то обещание. Её разум протестовал, чтобы кидаться в омут с головой, но на душе накопилось так много тяжкого груза, что хотелось выговориться.

– Спрашивай, – начала она осторожно.

– Почему Петров ничего по тебе не найдёт?

– Это долгая история.

– У нас ещё вся ночь впереди. Время есть.

Елена посмотрела Фёдору в глаза с немым вопросом: «Я могу тебе доверять?»

Самсонов ничего не ответил, а просто её поцеловал.

– Давай начнём с чего-нибудь попроще, – попросила она.

– Давай. Как, например, ты попала на службу в СВР?

– Ничего себе попроще!

– А мы не ищем лёгких путей.

Елена на несколько секунд замялась, потом тяжело вздохнула.

– Сначала взяли в бюро технических переводов. Я хорошо знаю английский, французский, испанский и немного немецкий.

– А как стала аналитиком?

– Обратила внимание на некоторые нестыковки в переводимых материалах, начала искать другие источники и разбираться в излагаемых фактах. Потом передала всю найденную информацию наверх. Там работу оценили и предложили перейти в аналитики.

– Всё так просто?

– Ну да.

Фёдор чувствовал, что она что-то не договаривает, но ему нравилась эта игра. Он никогда раньше не встречал такой умной женщины, способной с ним именно играть, а не пытавшейся банально манипулировать. «Ну что ж, продолжим и повысим ставки», – подумал он и провёл пальцем по запястью левой руки, где были едва заметны следы от шрама, удалённого лазерным пилингом.

– А это было до бюро переводом или после?

Лебедева одернула руку, как будто её ошпарили кипятком. Сердце защемило от боли, казалось давно ушедшей.

– Прости, – Фёдор крепко обнял Елену.

Несколько минут они лежали молча и неподвижно. Фёдор чувствовал, что её тяжёлое дыхание постепенно становится всё спокойней.

– До, – наконец она ему ответила. – Я тогда училась в университете в Англии. Первая любовь и всё такое.

– А как туда попала?

– В Англию?

Фёдор кивнул, и Елена снова почувствовала, что не хочет ему лгать.

– Стандартный путь из частной школы. Я с семи лет по разным учебным пансионам по всей Европе моталась. Благодаря этому столько языков и знаю.

– А с родителями что?

– Я думала, ты про них в первую очередь спросишь.

– У тебя здесь в квартире нет ни одной их фотографии. Боялся, что если сразу спрошу, вопрос будет не из приятных.

– Это точно. Не из приятных. Мама умерла, когда мне было пять лет. Покончила с собой. Я её почти не помню.

Фёдор совершенно не ожидал такого ответа и не знал, что дальше сказать. Его поразила какая-то странная лёгкость, с которой Елена об этом говорила.

– А отец? – он старался задать этот вопрос как можно осторожней.

– Живёт и здравствует.

– Ты с ним общаешься?

– Редко. У него другая семья. Другая жена и другие дети. Они обо мне ничего не знают. И не должны знать.

– Почему?

– Потому что мой отец… – Елена остановилась.

– Если не хочешь говорить, то не говори.

– Хочу, но не могу. Я обещала ему, что не стану для него проблемой.

– Проблемой?

– Давай на сегодня закончим. Я не хочу тебе врать, а всего рассказать пока не могу.

– Хорошо, давай спать, – Фёдор поправил свою подушку. – Завтра обоим вставать рано. А мне ещё рапорт писать.

– Где сейчас Кравцов? С ним всё в порядке?

– В полном. На курорте загорает.


*****


В приёмную руководителя департамента контрразведки ФСБ почти одновременно вошли генерал Акимов, а за ним заместитель главы ФАПСИ генерал Устинов. Адъютант давно их ждал и, не проронив ни слова, распахнул перед ними дверь в кабинет Комарина.

Владимир Семёнович уже был проинформирован о возникшей проблеме. Нужно было решить, что с ней делать.

– Павел Игоревич, – обратился он к Устинову, – давай без протокола, рассказывай, что и как.

– Кодировка наша. Это точно, – Устинов заметно нервничал. – Но кодировка нестандартная. Это так называемый самоуничтожающийся архив, который автоматически создаётся при несанкционированном доступе к секретной документации, хранящейся в электронном виде на закрытых серверах. Если пароль несколько раз будет введён неправильно, файл сам себя удалит с любого носителя без возможности восстановления.

– Как это установили? Архив ведь так и не распаковали?

– В программном коде есть специфические электронные метки.

– И что же в этом файле?

Устинов развёл руками.

– Мы не знаем.

– А кто знает? – почти вскрикнул Комарин.

– Тот, кто пытался получить доступ к хранящейся в нём информации.

Акимов решил уточнить:

– Но тогда получается, что для этого нужно осуществить несанкционированный доступ к соответствующим серверам?

– Точно так. Мы ведём постоянный мониторинг их работы. За последние полгода не было ни одной серьёзной кибератаки. Поэтому мы не представляем, как подобный архив смог появиться. Проникновение из вне я считаю невозможным. Только если кто-то из наших это сделал, кто знает всю систему изнутри.

– Много таких специалистов?

– Нет. Несколько человек, включая меня.

Акимов посмотрел на Комарина, как будто спрашивая у него разрешения.

– Если мы вам скажем примерную дату создания этого архива и возможную тематику, содержащихся в нём документов. Вы сможете ещё раз промониторить все возможные сервера как-нибудь более тщательно или при помощи иной технологии?

– Думаю что да. Действующий мониторинг достаточно универсален, а если мы будем знать, что и когда искать, то можем попробовать использовать другие алгоритмы, более вариативные и детализированные.

Комарин утвердительно кивнул.

– Действуйте!


*****


Рано утром Иван Макарович перечитывал вчерашний рапорт Самсонова по Кравцову. В глубине души ему было неприятно, что этому авантюристу всё сошло с рук. Столько проблем на ровном месте человек создал и в итоге сейчас за казённый счёт здоровье поправляет.

На столе зазвонил телефон. Генерал поднял трубку.

– Слушаю!

Звонил адъютант Комарина и просил прямо сейчас подняться наверх. Иван Макарович ждал этого звонка, но, тем не менее, был удивлён, что его вызывают так рано. Он убрал рапорт в стол и достал оттуда папку с документами по Чащину и той операции в Волгограде, когда пришлось выйти за рамки.

«Оправдание слабое, но это лучше, чем ничего», – думал Петров, ещё раз просматривая бумаги с таким трудом, собранные за много лет по разным архивам.

Телефон снова зазвонил. Генерал не стал поднимать трубку и вышел из кабинета. Волноваться было уже поздно: «В конце-концов это обычный криминал, а не какая-то финансовая афера с бюджетными деньгами. По большому счёту за такую службу награждать надо», – подбадривал себя Иван Макарович, шагая по коридорам Лубянки.

В приёмной Комарина кроме адъютанта было ещё два человека. Петров их не знал. «Неужели меня поджидают?» – подумал он про них. Адъютант раскрыл перед генералом дверь в кабинет и тот осторожно вошёл.

– Доброе утро, Иван Макарович, проходи, присаживайся, – на удивление приветливо обратился к нему Комарин.

– Утро доброе, – ответил Петров и сел в предложенное ему кресло.

– Есть вопрос, которым надо срочно заняться.

Иван Макарович рефлекторно положил руки на принесённую с собою папку, как будто пытался её спрятать.

– Я слушаю.

– Во-первых, чтобы между нами не было недопонимания. Твоя история с Чащиным и всё, что ей предшествовало, остаются, образно выражаясь, за скобками. Пока. Но не буду скрывать, в отношении твоего отдела и тебя лично будет проводиться полномасштабная проверка.

– И с чего мне такая честь? – неожиданно резко ответил Петров.

– Уж слишком лихо твоя служба работает.

– И что же в этом плохого?

– Прибираться за вами становится всё сложнее.

– Владимир Семёнович, давай начистоту без протокола, – Иван Макарович пошёл на обострение разговора. Комарин согласно кивнул.

– Ты у меня уже третий начальник. И почему-то именно с тобой у меня отношения сразу не заладились, хотя раньше мы нигде даже не пересекались. С чего бы это?

Комарин внимательно смотрел на Петрова, как будто выжидал момента для контратаки. Но тот продолжал с напором и без остановки.

– Я постарше тебя буду и в нашем ведомстве прошёл всё – и огонь, и воду. И когда полгода назад решался вопрос, кто возглавит управление, я поддержал именно твою кандидатуру. Знаешь почему?

– Скажи.

– Потому что ты единственный был без скелетов в шкафу. Даже командировка на Охотный ряд тебя не испортила, – Петров осуждающе смотрел на Комарина. – Но видимо я ошибался, видимо есть ниточки, за которые и тебя можно дёргать.

– Иван Макарович, ты с выводами то не спеши. Почему меня кто-то должен дёргать?

– А зачем я тогда тебе сдался?

Комарин не ожидал такой эмоциональности и откровенности от Петрова. В их ведомстве это было совершенно не принято.

– Иван Макарович, – начал он на этот раз твёрдо и неторопливо, – давай разговоры без протокола практиковать больше не будем. Иначе они заведут нас совершенно не туда куда нужно.

– А куда нужно?

– Сейчас не об этом, – Комарин встал из-за стола. – Ещё раз скажу, на сегодняшний день, вся та тема остаётся за скобками. Есть дела посерьёзней и поважней.

Петров тяжело выдохнул и нехотя кивнул.

– Слушаю.

Комарин снова сел в своё кресло.

– Возможно, история с Кравцовым не закончилась. Точнее получила новое развитие.

«Всё-таки без меня ничего сделать не можете», – подумал Иван Макарович, но сказал совершенно иное:

– Не удивлюсь, если его теория про подводную лодку оказалась близка к реальности.

– Нет, тут совсем другая песня. В день, когда группа Чащина вышла с Кравцовым на контакт, кто-то осуществил несанкционированный доступ к серверам штаба ВМФ. – Комарин не мог рассказать Петрову всю подноготную, хотя тот по большому счёту и так был в курсе.

– А почему решили, что это как-то связано с Кравцовым?

– Вот и надо это проверить.

– Понятно. Какие исходные данные по этому делу уже имеются?

– Генерал Устинов из ФАПСИ считает, что такой доступ мог осуществить только кто-то свой, из их же структуры, поскольку следов проникновения не осталось, да и сделать это из вне практически нереально.

Иван Макарович скептически ухмыльнулся.

– Тогда как узнали, что взлом был?

– Украденную информацию перехватили.

– Но утечка всё-таки не была?

– Этот факт тоже нужно проверить.

– Будут ещё какие-нибудь вводные?

Комарин положил на стол три синих папки.

– Надо проверить вот этих трёх человек. Все они состоят на службе в ФАПСИ, являются специалистами экстра класса.

– Почему именно эти?

– Это выбор Устинова. Он говорит, что в их структуре только они имеют достаточную квалификацию и опыт, чтобы такое провернуть. Каждый из них по-своему гениален. Наш ЦИБ подтвердил их компетенцию.

– Сговор между этими тремя мог быть?

– Неизвестно. Но исключать тоже нельзя. Нужно их всех аккуратно прощупать, но так, чтобы, – Комарин запнулся.

– Не спугнуть и не создать повода для ещё большего урона.

– Иван Макарович, ты буквально читаешь мои мысли.

– За это меня и ценят.

Владимир Семёнович невольно улыбнулся. Ему нравилась открытость и прямолинейность Петрова, хоть так грубо и нарушавшая субординацию.

– И ещё. Думаю, что нельзя ограничиваться этими тремя. Нужно проверить и самого Устинова. Он тоже далеко не дурак.

– Сделаем. Разрешите приступать?


*****


Фёдор Самсонов шёл в кабинет Петрова с чувством лёгкого беспокойства. Он очень не хотел, чтобы про его отношения с Еленой стало известно не только генералу, но и вообще кому бы то ни было. Их роман закрутился так быстро, что он сам не ожидал от себя такой прыти. И теперь был несколько растерян, так как первый раз в жизни встретил девушку, которую ценил больше собственной свободы.

Иван Макарович поприветствовал Фёдора еле заметным движением головы и показал рукой на стул возле стола.

– У нас тут новое задание, – сказал он, не глядя на Самсонова, а внимательно просматривая, лежащие в это время перед ним, документы.

– Я слушаю.

– Оно не по твоему профилю, – Петров, наконец, оторвал свой взгляд от бумаг. – Но заняться им придётся именно тебе.

– Если профиль не мой, почему тогда мне?

– Возможно, эта история как-то связана с делом Кравцова. Надо выяснить, действительно ли такая связь имеется.

– Понял.

– Вот посмотри, – Петров протянул Самсонову одну из папок, – в нашей разработке три человека.

Про генерала Устинова Петров решил не говорить, так как предполагал заняться им лично. Ему не хотелось бросать понапрасну тень подозрения на важного человека. Ведь неизвестно ещё, что именно всплывёт. И совсем необязательно, что оно будет связано с Кравцовым.

– Тебе и твоим бородачам нужно будет найти подходы к этой троице. И не просто установить контакт, а выяснить, кто из них взломал сервера штаба ВМФ, и как именно это было сделано.

– Силовые методы можем применять?

– Ни в коем случае!

– А спецсредства?

– Они очень ценные специалисты, программисты от Бога. Любоё принуждение может настроить их против нашей системы. Рисковать такими кадрами мы не можем.

– Действительно, – Фёдор ухмыльнулся, – это задание – не мой профиль.

Петров снял очки и по-отечески посмотрел на Самсонова.

– Тебе пора задуматься о своём будущем. Как-никак скоро сорок исполнится, и твои таланты в нашем ведомстве будут уже не востребованы. А вне его стен применять их ты не сможешь. Так что профиль деятельности надо если не менять, то значительно расширять. Тем более, – Иван Макарович хитро прищурился, – женщины не любят, когда их мужчины под пули идут.

Самсонова как будто током ударило: «Он знает!»

Петров, довольный произведённым эффектом, продолжал.

– Ты хоть знаешь, чья она дочь?

Фёдор молча закачал головой из стороны в сторону.

– А что ж не спросил?

– Она не хочет говорить.

– Неудивительно.

– У неё какие-то проблемы?

– Нет. Проблемы у тебя. И только начинаются.


*****


Елена уже полчаса ждала Фёдора, сидя одна за столиком в уютном почти пустом ресторане. Она любила это место за то, что здесь всегда было немноголюдно и можно было не опасаться посторонних глаз. Наконец её мужчина появился. Было заметно, что он чем-то взволнован.

– Что случилось? – вместо приветствия спросила его Елена.

– Петров про нас знает.

Лебедева закрыла глаза, собираясь с мыслями.

– Рано или поздно это всё равно бы произошло.

– Лучше поздно, чем рано.

– Почему мы этого боимся? Мы же не делаем ничего плохого.

– Уж больно специфическими вопросами занимаемся. В нашем деле одиночка менее уязвим, а значит – более эффективен.

Елена не знала, что ответить. Фёдор смотрел на неё и думал, говорить ли ей о словах Петрова. Наконец, он не выдержал.

– Макарыч, считает, что у меня будут проблемы.

– А он не сказал почему?

Самсонов пропустил её вопрос мимо ушей.

– Кто твой отец?

– Так вот оно что? Надо было сразу тебе всё рассказать. Прости, что поставила тебя в такое неудобное положение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2