Сергей Кернбах.

Сверхъестестественное. Научно доказанные факты



скачать книгу бесплатно


Рис. 17. (а) схема современного устройства Cloudbuster с использованием оргонита; (б) фотография оригинального Cloudbuster Райха (www.b17.ru/article/6970/).

Радионика: между магией и психотроникой
Альберт Абрамс – основоположник радионики

При анализе патентов выяснилось, что до 1900 года не встречаются электрические приборы, связанные тем или иным образом с «нетрадиционными» технологиями. Например, широко известная эфирная машина Джона Кили (John Ernst Worrell Keely, 1837–1898), которая помимо «свободной энергии» также взаимодействовала с некой «мистической симпатической» формой энергии [161], представляет собой механическое устройство (см. рис. 18). Только позже, с появлением радиосвязи, начала возникать мысль о волновом, по принципу радиоволн, «флюиде» с новыми свойствами.

Первые патенты на радиосвязь датируются 1872 годом (патент Малона Лумиса). В период с 1870 по 1895 год практически в каждой стране появляется свой изобретатель радиосвязи. Можно отметить работы Герца в Германии, Хьюза и Эдисона в США, Попова в России, Маркони в Италии и т. д. Считается, что первое рабочее приемо-передающее устройство получил Маркони в 1895 году. Можно представить общественный резонанс того времени, возникший вокруг возможностей электромагнитного излучения и радиосвязи. Естественно, что биологические излучение, которое ранее трактовалось в терминах «животной энергии», теперь получает «электромагнитное» обоснование. Одним из первых эту мысль высказал Альберт Абрамс (Albert Abrams, 1863–1924).

Согласно некоторым источникам, Абрамс открыл излучение от живых тканей при обследовании раковых больных [155]. При простукивании здоровых и больных пациентов был обнаружен разный звук. Причем этот звук происходил, если пациент сидел лицом на запад. Абрамс предположил, что здоровые и больные ткани обладают разной молекулярной структурой. Эта разная структура ткани может отражаться на движении электронов и, следовательно, может неким образом проводиться по проводникам. Здесь наблюдается аналогия с развитием радиоэлектроники, о которой мы говорили выше. Эта гипотеза была проверена. Были изготовлены два металлических диска, соединенные металлической проволокой. Один из них был укреплен на здоровом пациенте, второй держал в руках ассистент и в случайные моменты времени направлял на больного, находившегося за ширмой. В тот момент, когда второй металлический диск был направлен на больного пациента, раздавался тупой (dull) звук. В другое время был обычный пустой (hollow) стук от выстукивания пациента. Нужно сказать, что выстукивание живота пациентов было довольно утомительным и дорогим занятием ранней радионики. Подбирались здоровые молодые люди, которые должны были часами стоять, в то время как выстукивался звук на их животе (см. рис. 18). В поздних радионических приборах был найден другой способ контакта с оператором – потирание пальцем поверхности прибора.

Абрамс предположил, что поскольку это излучение передавалось по проводам, то оно должно было подчиняться законам электрических цепей.

Он разрезал провод, соединяющий диски, и установил блок переменных сопротивлений между кусками провода (см. рис. 19). Как оказалось, тупой звук возвращался только при определенных сопротивлениях – только при 50 и 30 Омах при раковых заболеваниях. Сифилис давал звук при 55 Омах, саркома – при 58 Омах. Было сделано предположение, что это излучение, по примеру радиоволн, обладает некими частотами, которые указывают на заболевание. Они получили название «rate» (в пер. с англ. «показатель, соотношение, частота, величина») по положению переключателей. По различным значениям «rate» можно также различать больной и здоровый организмы, диагностировать заболевание, проводить идентификацию веществ и т. д. В 1916 году Абрамс публикует книгу «New Concepts in Diagnosis and Treatment», в которой он обосновал «электрическую реакцию Абрамса» (E.R.A.). Работы Альберта Абрамса послужили основой для радионики (Radionics), которая получила это имя позже, уже в 30-е годы, как сокращение от радиация и ионика. Это отражает принципы работы приборов того времени.

Однако Абрамс обнаружил, что ткани и образцы крови пациента имеют то же самое свойство, что и весь пациент. Вскоре радионика использовала элементы, типичные для «нетрадиционных» практик, – получение информации на расстоянии через «посредника» или «свидетеля» (волосы, обрезки ногтей, капля крови, фотография), использование определенной символики, влияние на биологические организмы и т. д. Первый прибор Абрамса – Dynomizer – представлял собой камеру, куда клались «образцы-посредники», и блок переменных сопротивлений.


Рис. 18. (а) эфирная машина (Etheric Force Machine), разработанная Джоном Кили в 1878 г. (www.svpvril.com/DisPix/Front.4.gif; фотография: Dale Pond); (б) доктор Абрамс при работе с «электрической реакцией Абрамса». Помощник используется как биологический сенсор путем анализа издаваемого звука при простукивании его живота. Один электрод прислонен ко лбу ассистента, второй соединен через блок переменных сопротивлений со «свидетелем» больного пациента. Фотография напечатана с разрешения Societa Italiana di Radionica: www.radionica.it.


«Это был круглый контейнер, изготовленный из твердой резины, около трех дюймов в диаметре, в основе которого были два электрода, соединенные с землей. Крышка была сделана из дисков алюминия со слоями слюды между ними. Провод от крышки был подключен к коробке с сопротивлениями, которая была соединена с указательным электродом, с помощью которого пациент или помощник может определить точное местоположение болезни» [155, с. 26].

Анализируя это описание, нужно отметить, во-первых, наличие дисков, образующих обкладки конденсатора. Учитывая заземление диска, а также то, что Абрамс в исходных опытах также заземлял пациентов, мы можем прийти к идее резонансного контура в основе устройства Абрамса. Можно предположить, что сопротивление в устройстве Абрамса являлось проводным сопротивлением (реостатом), типичным для того времени, в котором провод наматывается на основание и бегунок перемещался по намотке – иными словами, это также выполняло роль переменной индуктивности. В этом случае мы приходим к эквивалентной схеме последовательного резонансного LC-контура, показанного на рис. 19. Можно предположить, что место «свидетеля» было между обкладками конденсатора, как это делалось в более поздних приборах. «Свидетель» изменял диэлектрическое сопротивление конденсатора, и оператор подбирал частоту резонанса изменением индуктивности (переменного сопротивления). Таким образом, идея резонансных контуров составила технологическую линию радионики.



Рис. 19. Эквивалентные схемы первых радионических устройств доктора Абрамса.


Абрамс был заинтересован не только в установлении диагноза, но и в методе лечения. Он заметил, что при добавлении в каплю крови больного других веществ – хинина к крови заряженного малярией, ртути к сифилису – тупой звук исчезал. Кроме того, было замечено, что электромагнитное поле также прекращало радиацию от больных. Вскоре совместно с инженером Самуэлем Хофманом Абрамс разрабатывает второй прибор, названный Oscilloclast. «Пациент подвергается до 200 отрицательных электрических зарядов в минуту и между ними электромагнитным импульсам в радиочастотном диапазоне» [155]. Этот прибор также имел блок переменных сопротивлений (то есть резонансный контур), процедура терапии занимала порядка одного часа.


Рис. 20. Схема аппарата Бойда и ссылка на аппарат Абрамса, рисунок из «Royal Society Of Medicine. The Electornic Reaction of Adams. The British Medical Journal», Jan. 24, 1925.


Абрамс умер в 1924 году. Работа с радионикой была продолжена несколькими его последователями, например, Бойдом и Смитом в Англии, которые в 1925 году в независимых экспериментах подтвердили метод Абрамса. В журнале «The British Medical Journal» от 24 января 1925 года опубликована схема прибора Бойда и ссылка на Dynomizer Абрамса (см. рис. 20). Из текста работы следует, что эта схема – «wiring of Abrams’s apparatus» – была получена, скорее всего, путем анализа экспериментальной модели устройства, а не от самого Абрамса. Как мы видим, она во многих деталях напоминает схему на рис. 19. Схема Бойда также подтверждает идею использования проволочных сопротивлений, образующих LC-резонансный контур.

Нужно сказать, что к 1930 году помимо прибора Драун (о котором будет сказано ниже) было 4 типа радионических приборов, в основе которых лежала идея резонансного контура Абрамса. Но в этих приборах инженеры уже применяют ламповые усилители, активные резонансные фильтры и другие схемы того времени, имеющие аналоги в соответствующих радиоприборах. Один из таких радионических приборов – Calbro-Magnawave, разработки Calwell и Bronson. Было продано около 1000 экземпляров этого прибора [155]. Другой прибор – Pathoclast («разрушитель болезни»), разработки доктора Вигглсворта (Dr. J. W. Wigglesworth), – содержал переменные конденсаторы вместо реостатных сопротивлений и вакуумные лампы для усиления сигнала (см. рис. 21). Как указывается, это заметно улучшило качество настройки [154]. Можно предположить, что переменные воздушные конденсаторы позволяют более точно настраивать резонансные контуры, чем реостатные сопротивления. В это же время в Огайо был разработан прибор Radioclast, также с ламповыми элементами. В середине 30-х годов фирма «Art Tool and Die Co» производила усовершенствованные приборы Calbro-Magnawave, до и после войны было продано предположительно несколько сотен этих приборов.

В 30-х годах дальнейшее развитие радионики, также в США, было предпринято Рут Драун (Ruth B. Drown, 1892–1965), которая разработала новые приборы. Одной из наиболее интересных разработок была камера, способная фотографировать изображения объектов на расстоянии. Рут получила британский патент «Method of and means for obtaining photographic images of living and other objects» в 1939 году. Принципиальная схема ее камеры показана на рис. 22. Здесь мы встречаем уже известный резонансный контур из работ Абрамса. «Свидетель» располагается как можно ближе к катоду (6) фотоячейки (3), чувствительная фотопленка кладется между электродами (9) и (10) большого размера.



Рис. 21. Радионический прибор Pathoclast разработки д-ра Вигглсворта (фотографии: healingtonic.blogspot.de/2009/05/my-pathoclast-experience-healing.html и www.kshs.org/kansapedia/cool-things-medical-quackery/10163)

Рут Драун: обратно к виталистам

Рис. 22. Рисунок из патента GB515866 (Ruth B. Drown. Method of and means for obtaining photographic images of living and other objects).


В патенте явно указано, что реостаты (15) изготовлены из намотанного провода. Необходимо также отметить отсутствие оптической связи между «свидетелем» и фотопленкой и разное положение катода фотоячейки и пластин электродов с фотопленкой, то есть можно в какой-то мере исключить перенос информации со «свидетеля» на фотопленку посредством электронной эмиссии с катода. Драун удавалось получать снимки в поперечном сечении, что было невозможно при рентгеноскопии. Полученные фотографии отличались отменным качеством (см. рис. 23), по свидетельствам многих авторов-радиоников, фотографии Драун были одними из лучших в радионике.

Однако Драун не верила в электрическую природу открытия Абрамса. Она полагала, что принцип работы ее приборов заключается в поиске определенных паттернов-резонансов в излучении «Силы Жизни». Вот как она описывает работу ее прибора Homo Vibra Ray: «Каждый циферблат – это октавы, каждый номер – это ноты. Когда эти ноты сочетаются должным образом, вибрации, проходящие через них в резонансе, выбирают части тела для ускорения или снижения энергии, используя Силу Жизни. Она, как правило, пытается найти свой собственный путь для укрепления здоровья. В этом заключается наша диагностика, когда мы находим определенные частоты вибраций тела выше или ниже средних и выбираем часть тела для нормализации. Силы Жизни или Свет Тела делают все остальное» [155, стр. 80, 81].



Рис. 23. (а) фотография желудка, сделанная Рут Драун (Ruth Drown. The Science and Philosophy of the Drown Radio Therapy, 1938); (б) прибор Рут Драун (фотография напечатана с разрешения Societa Italiana di Radionica, www.radionica.it).


Не каждый был способен работать с камерой Рут. Даже она сама признавалась, что к концу жизни не могла более делать фотографии [155].

Работы Абрамса и Драун породили существенное противоречие в радионике. Поскольку Абрамс получил высшее образование и был медиком, он полагал, что его приборы имеют естественнонаучные принципы, проявляющие себя независимо от оператора. Это соответствовало духу того времени. Драун, которая занималась хиропрактикой (мануальная терапия), вновь обратилась к теориям виталистов: исходя из ее опыта, именно оператор являлся определяющим фактором, прибор был лишь вспомогательным инструментом. Это противоречие является характерным для всего дальнейшего развития радионики и приборной психотроники в XX и XXI веках.

Томас Иеронимус: технология «элоптической» энергии

Большое влияние на развитие радионики оказал Томас Иеронимус (Thomas Hieronymus, 1895–1988), автор радионических работ технологического толка. Иеронимус был инженером и еще в 1930-х занимался усовершенствованием Pathoclast под названием ElectroBiometer. Использование переменных воздушных конденсаторов из «Патокласта» можно найти почти во всех его приборах, даже транзисторной разработки 1986 года, когда уже появились более современные радиокомпоненты.

В 1931 году он провел широко известный эксперимент с металлическими «волноводами». Иеронимус поместил восемь деревянных контейнеров с растениями в подвал без солнечного света. Одна металлическая пластина была помещена под солнечный свет снаружи. Она была соединена металлическим (медь с изоляцией) «волноводом» со второй пластиной, которая была помещена над контейнером с растениями в подвале. Снизу контейнеров была алюминиевая фольга, заземленная на водопроводную трубу. Растения под пластинами развивались нормально, производили хлорофилл и были зеленого цвета. Контрольные растения, стоящие рядом, были «тонкие», «бледные» и «без образования зеленого цвета» [220].

Иеронимус не только продемонстрировал способность «высокопроникающего» излучения переноситься по проводам, но и исследовал влияние разных материалов и размеров пластин. Его дополнительный комментарий: пластина-распределитель и пластина-приемник должны быть одинакового размера. Если распределитель меньше, то растения выглядят недоразвитыми, если эта пластина больше – растения выглядят выжженными. Этот эксперимент широко обсуждался и обсуждается даже в сегодняшние дни. Хотя идею этого эксперимента можно вывести из первого опыта Абрамса, Иеронимус четко выразил мысль о том, что по проводам переносится не электрическая энергия, хотя она имеет общие свойства и с электричеством, и со светом. Он назвал эту энергию «элоптической» (от «электрическая» и «оптическая»). Иеронимус провел множество экспериментов по обнаружению свойств «волноводов», таких как, например, строгая зависимость от магнитного поля, изменение направления движения энергии в зависимости от лунного цикла, независимость от «закона квадрата расстояний». Открытие эффекта «короткого замыкания» радионических приборов в солнечном свете также принадлежит ему. Применение диэлектических и металлических волноводов, которые мы находим в гораздо более поздних конструкциях психотронных генераторов [15; 221], является одной из разработок Иеронимуса.

Иеронимус был одним из первых, кто распознал опасный потенциал радионических приборов: «На одной ферме он вместе с представителем UKACO выбрал три початка кукурузы, на которых кормилось по одной кукурузной гусенице. Иеронимус изолировал початки так, чтобы отрезать гусеницам все пути к отступлению, и начал обрабатывать их радионическим излучателем. По его словам, после трех дней обработки по десять минут в час круглосуточно две гусеницы превратились в месиво, третья же была чуть живая. <…> Иеронимус был немало удивлен смертоносными возможностями направленного излучения и решил никогда и никому не открывать все подробности устройства и работы своих приборов, пока не сможет найти серьезных исследователей с безупречной репутацией, которые помогут ему полностью изучить все возможности его открытий» [154].

Мы находим некоторые параллели в описании «смертоносных применений» генераторов Павлиты, Райфа, Иеронимуса и некоторых других исследователей.

Широкую известность принесла Иеронимусу его собственная разработка, которую он запатентовал в 1946 году (см. рис. 24). Устройство было настолько популярным, что патентное бюро было буквально завалено запросами о выдачи копии этого патента. Многие любители и серьезные ученые того времени воспроизвели этот прибор и проводили измерения, о которых писал Иеронимус. Даже сегодня имеется множество поклонников Иеронимуса, которые воспроизводят его машину [222]. Сам Иеронимус сделал три поколения этого прибора: оригинальный ламповый прибор (1946–1949), первая транзисторная версия (1953) и вторая транзисторная версия, которую он сделал незадолго до своей смерти в 1988 году. Мы более подробно остановимся на конструкции этого прибора.


Рис. 24. Рисунки из патента US 2482773 (Detection of emanations from materials and measurement of the volumes thereof); Fig. 2 – Fig. 4 – пояснения к преломлению луча энергии в призме.


Нужно сказать, что этот прибор относится к типу приемников. Иеронимус назвал этот прибор Детектором. Имеется также и трансмиттер, названный Eloptic Beam Projectors или Eloptic Radiators. Детектор содержит шесть элементов, показанных как в патенте на рис. 24, так и в транзисторной версии на рис. 25. Во-первых, необходим сам объект. Им мог быть человек, растение, любой материал или его часть. Для биологических объектов часто использовались «свидетели» – волосы, капли крови, части листьев и т. д. Также использовались фотографии. Супруги Иеронимус, например, по фотографии исследовали состояние астронавтов при посадке на Луну. Эти «свидетели» клались в блок под названием «Well» (стеклянный стакан) с намотанными на него 15 витками сдвоенного провода. Он обозначен под индексом «T». Это и есть второй блок, где происходило снятие сигнала с объекта. Как патент, так и позднейшие работы Иеронимуса показывают, что снятие сигнала может происходить любым путем. Проводились эксперименты с контактным и бесконтактным съемом, с помощью различных катушек, электродов и других методов. В Детекторе используется индуктивное снятие сигнала. Сигнал также может сниматься и с самого пациента: он должен держать в руках два электрода, подключенные к входу «In».

Третий блок – это тюнер. Этот блок представляет собой резонансный контур, конструкция которого в патенте и в транзисторной версии отличается. В патенте не указываются значения емкости конденсаторов, поскольку, как утверждается, это не имеет значения. В транзисторной версии находятся два переменных воздушных конденсатора емкостью в области pF. Подчеркивается, что роторы конденсаторов должны быть соединены друг с другом. Возможно, из-за встречного включения конденсаторов имеют значение не их абсолютные значения, а отношение емкости конденсаторов друг к другу. Как мы видим, тюнер и блок снятия сигнала образуют резонансный LC-контур, частота генерации которого зависит от положения переменных конденсаторов и индуктивности катушки (то есть магнитной проницаемости материала, находящегося в катушке).

Четвертый блок – это рефрактор. В исходном патенте была использована линза. Иеронимус показал, что отклонение луча энергии в призме соответствует отклонению света с той разницей, что углы более острые и в какой-то мере соответствуют структуре вещества (Иеронимус утверждал, что величина угла отклонения изменялась пропорционально числу протонов в ядрах элементов; см. рис. 24). Однако в поздних разработках этот блок был убран, его уже нет в транзисторной версии. Пятый блок – это усилитель. В транзисторной версии используются три параллельно включенных полевых транзистора, которые образуют автогенератор с LC-цепью. Шестой блок – это блок контакта с оператором, так называемый stick-pad. В патенте указано, что это или пластина, или плоская катушка. В транзисторной версии используется плоская катушка из 8 витков провода, накрытая плексигласом (оргстеклом). Для согласования импеданса плоской катушки с автогенератором применена катушка под индексом 24. Предлагается использовать серебряную пайку, поскольку она, как утверждается, вдвое увеличивает эффект.




Рис. 25. Схема Детектора Иеронимуса транзисторной версии 1986 года, работы Билла Йенсена (фотографии и рисунки напечатаны с разрешения William D. Jensen).


Как мы видим, этот прибор представляет собой LC-автогенератор, выход которого нагружен на индуктивную нагрузку. Применение трех транзисторов при этом не очень понятно. Градуирование прибора происходит по собственной шкале Иеронимуса, для понимания нужно получить его коды частот из «Eloptic Medical Directory». Видимо, имеют большое значение мелкие детали, например: тип изоляционного материала, пространственное расположение компонентов и т. д. Дополнительно к этому прибору существует большое руководство. Рекомендуется, чтобы прибор использовал только один человек. Каждому положению ручек конденсаторов соответствует некоторое вещество, или отклик, или же реакция. При настройке оператора на прибор необходимо изучить эти реакции. Кроме того, транзисторная версия может работать как трансмиттер, если положить «свидетеля» в стаканчик для проб и выставить на циферблатах нужный тип воздействия. При этом касаться stick-pad не нужно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11