Сергей Кернбах.

Сверхъестестественное. Научно доказанные факты



скачать книгу бесплатно

Ледбитер дает совершенно новое понимание ритуализма, искусственных сущностей, эгрегоров и т. д. – то, что спустя почти век можно найти в работах Верещагина [133]. Большой вклад в теорию проекций сознания был сделан и орденом «Золотая Заря», который привнес в теорию символизм и прагматичность, характерную для западной магии в целом. Исследования этого и последующих орденов ввели новый принцип работы в проекции сознания – вместо взаимодействий в реальности их можно проводить в проекции. В последующей литературе всего ХХ века это направление развивается дальше приверженцами западной магической традиции, например: работа Эфиела [134] в 60-х годах, работа Dautert [135] в 90-е годы и т. д. Неудивительно, что после работ теософов и последователей «Золотой Зари» вся магическая практика перенеслась в область проекций сознания.

Имеются также и многочисленные публикации восточных методов. Это как различные течения йоги, так и разработки, касающиеся непосредственно сновидений и восточного понимания проекции [87; 136; 137], конечная цель которых «сон наяву». В литературе также появилась интересная серия работ, описывающая путешествия в проекциях сознания. Это уже упоминавшийся С. Мульдон, Р. Монро, Р. Моуди, Р. Вебстер, В. Титов и другие.

Ричард Вебстер в «Астральных путешествиях для начинающих» пишет: «Полностью расслабив тело и ум, ложитесь и ждите. Может возникнуть ощущение того, что ваша голова увеличилась в размере. Спонтанные движения также не исключены. Легкое покачивание может перейти в ощутимую, непрекращающуюся вибрацию. Именно в этот момент важно ни о чем не думать, так как появление вибрации указывает на то, что вы вот-вот покинете физическую оболочку. Подумайте о маршруте предстоящего путешествия. Призовите на помощь фантазию и создайте мысленный образ. При этом старайтесь не думать о том, что видите. Постарайтесь слиться воедино с воображаемой картиной. Теперь вы можете отправиться куда угодно: в гости к близкому человеку; в прошлое для беседы с древним мыслителем; туда, куда стремились попасть всю жизнь. Не составит труда созерцать себя самого в настоящем, прошлом и будущем. Беседа с таким триединым „я“ может оказаться полезной и поучительной» [138].

Новые работы в области проекций сознания появились в 1980–1990-х годах на волне new age. Книги написаны простым языком, иногда авторы даже сознательно отказываются от использования восточной терминологии. Чувствуется также влияние не столько индийской, сколько китайской системы [129; 130] или же синтез с западной магической практикой (что реже и без сложной символьной системы [135]). Подобной литературы достаточно много как в международной англоязычной среде, так и в национальной [138, 130; 129; 139]. Проекции сознания также широко использовались в американских военных программах ясновидения [140]. Например, институт Монро в конце 1970-х привлекался к тренировке агентов ЦРУ и DIA в рамках проекта «Gondola Wish» [141].

Выкристаллизовывание информационной теории

В конце XX – начале XXI века произошла новая технологическая революция – возникновение информационного общества.

Множество современных работ из различных областей отражают новое понимание мироздания и, соответственно, место нетрадиционных наук в этом мире. К этим работам необходимо отнести в первую очередь квантовую физику [142]. Нужно также упомянуть биологические и биофизические исследования [143]. Большой вклад внесли работы философов XIX и XX веков (например, Вернадского) и «научных популяризаторов» (например, Шелдрейка) в их попытке переосмысления мироздания [145]. Все нетрадиционные дисциплины, включая магию, парапсихологию и психотронику, откликнулись на это новое течение.

Основные положения информационной системы напоминают в общих чертах вычислительную модель фон Неймана. Энергия подобна «общим данным» и сама по себе не производит никакого действия. Существует «управляющая информация», которая сходна с компьютерной программой. Именно она определяет, какое действие и над каким объектом необходимо произвести. Только при наличии «информации-программы» энергия может совершить какую-то работу. Информация сама по себе не имеет массы и, возможно, распространяется быстрее света. Любой объект, в том числе и живой организм, может выступать в качестве носителя «управляющей информации».

Эта довольно привычная концепция для мира компьютеров имеет несколько далеко идущих следствий. Во-первых, для выполнения «информации-программы» необходима вычислительная архитектура. Появилось немало работ, которые сравнивают Вселенную с супербольшим (квантовым) компьютером [146], рассматривают Вселенную как голограмму и т. д. Интересно, что енохианскую магию также можно трактовать в этой терминологии.

Во-вторых, «информацию-программу» можно передать из любого места в любое место. Попадая в среду, богатую энергией, эта программа начинает свою работу. Некоторые из психотронных и информационно-магических техник построены по этому принципу. Более того, удаленная передача информации может происходить мгновенно в соответствии с принципом квантовой запутанности в макроскопических системах (в терминологии авторов этих методик). «Фантомы», известные также как «сущности», рассматриваются в рамках этой концепции как небольшие автономные программы (по аналогии с современными смартфонами). Их можно создавать, программировать и использовать в качестве «помощников».

В-третьих, «информация-программа», которая переносится биологическим организмом, оказывает воздействие на этот организм. Изменяя эту программу, можно влиять и на сам организм. Поле применения этого принципа достаточно широко, более того, такие явления, как «злой глаз», «порча» и т. д., получают новое толкование в виде «патологических» или «негативных» программ. Появляется и новая интерпретация эффекта экспериментатора, который осознанно или неосознанно передает свои эмоциональные или поведенческие «программы» в экспериментальную ситуацию.

Поскольку информация тесно связана с энтропией, в рамках информационной теории появилось очень популярное направление, связанное с изменением энтропийных свойств систем. Еще в экспериментах Козырева и его последователей воздействие на сенсоры оборачивалось процессами растворения соли, таяния льда, образования кристаллов и т. д. В современных работах исследуется взаимосвязь между физико-химическими свойствами объектов и воздействиями (в том числе удаленными) на их энтропийные характеристики.

В западной парапсихологии популярной информационной моделью остался постулат о морфогенетических полях [147; 144], которые должны являться основным фактором в передаче информации. Зачастую употребляется понятие «информационной матрицы» (некий аналог «компьютера-вселенной»), которое было принято в качестве теоретической основы в американской программе ясновидения. Наблюдается интересная тенденция более терпимого сосуществования магии и парапсихологии, например, чаще происходят исследования магических техник с помощью инструментальных методов.

Сама магия в информационной модели называется кибермагия или энергоинформационная магия. Ярким представителем этого направления является ДЭИР [133], появившийся в начале 90-х годов, что является весьма характерным для советских и российских исследований биоинформационного переноса. На Западе также известны аналогичные разработки, однако в рамках западной традиции [148], в отличие от ДЭИР, который придерживается восточной (китайской) традиции. В психотронике также наметился процесс применения операторных методик, имеющих широкое применение в магии. Пример тому – использование фотографий для адресации между генераторами и объектами воздействия [149; 150] или совместная работа операторов и приборов [25; 24].

Как это ни странно звучит, но осознанные сновидения и проекции сознания в значительной мере определяют сегодня развитие информационной теории (это и послужило причиной включения обоих разделов в эту главу). Коллективные сновидения и коллективные проекции сознания используют гипотезу «компьютера-вселенной» для обоснования передачи информации между сознаниями. Получение информации из «интернета-вселенной» позволило бы объяснить феномены ясновидения (например, Кейси или Ванги [151]), ченнелинга [152], дистанционного видения [153] и других «странных» явлений. Нужно отметить, что теоретических разработок в области информационной теории пока не так много, поэтому сложно сказать, какую форму нетрадиционная информационная теория примет в дальнейшем.

Глава 2. О маленьких зеленых гномиках

Мы часто просим открыть нам нечто, скрытое от нас. Мы надеемся на то, что, получив это, мы станем какими-то другими, и наша жизнь изменится. Мы страстно желаем этого. Что будет, однако, если мы действительно получим то, о чем просим? Если нам со всей очевидностью станет ясно, что некоторые явления, которые, с одной стороны, противоречат и опыту, и знаниям, но, с другой стороны, открывают невероятные перспективы, действительно существуют? Что каждый из нас будет делать дальше с этим знанием?

Мы иногда шутим, что будет, если вдруг открыть ладонь руки, а там сидит маленький зеленый гномик. Он вежливо говорит: «Привет!», машет своим зеленым колпачком и потом растворяется в воздухе. Что каждый из нас будет делать, когда гномик исчезнет? Здравый человеческий рассудок будет требовать подтверждений того, что это не иллюзия. Да, но как часто мы встречается с иллюзиями в зеленых колпачках? И вообще кто-нибудь видел в жизни настоящую иллюзию или все только ссылаются на нее, когда ничего другого не остается? Давайте для облегчения задачи предположим, что все видели этого гномика и все описания всех персон совпадают во всех мелочах. Вот, все согласились в том, что видели именно зелененького маленького гномика, который растворился в воздухе. Что дальше? Очевидно, что после того, как гномик исчез, все будут вести себя по-разному. Давайте проследим, как отдельные персонажи реагируют на это событие.

Пусть первый персонаж – это отрицатель. Он тоже видел гномика, но… Отрицатель не может допустить мысли, что гномик действительно может существовать. Ведь это абсурд. Никто никогда не видел гномиков, разве что только зеленых чертиков после излишних возлияний, гномики нигде не описаны, гномиков, в конце концов, не может быть по физиологическим причинам, – в общем, гномиков не существует. Природа отрицателей такова, что они зажаты между задней стеной дома, забором и мусорным контейнером. У них нет места для маневра. Отрицатель сведет факт появления гномика к массовой галлюцинации, пищевому отравлению, смогу. Через неделю он даже откажется от того, что вообще видел гномика.

Недалеко от отрицателя находится скептик. Однако скептики бывают двух типов. Первый тип скептика – это патологоанатом. Пока он не вскроет гномика скальпелем, не исследует содержимое его кишечника, не посмотрит, что у него в голове и в штанах, факт существования гномика будет подвергаться массивному сомнению. Второй тип скептика – это скептик-обыватель. Несмотря на то что он видел гномика, общественное мнение не позволяет ему допустить его существования. Еще не было научно-популярной статьи, которая описывала достоинства и недостатки гномиков, характеризуя их по цвету, размеру, запаху и выделительным функциям. Как только такая статья появится, а еще лучше, если автор будет «е. п. р. с. т. наук», «академик международной академии» (чем больше непонятных непонятностей, тем убедительней для скептика-обывателя), – так сразу существование гномиков зеленого типа встанет в привычную картину мира.

Скептик-патологоанатом является производной от экспериментатора-любителя. Для экспериментатора-любителя появление гномика означает возможность изучить новый объект, и он нисколько не сомневается в его реальности до тех пор, пока с гномиком можно экспериментировать. Однако если патологоанатом познает через расчленение, то экспериментатор познает через внешние появления. Он будет сажать гномика на раскаленную печку, чтобы проверить, насколько крепкие у него ботиночки, стукать молоточком по гномику, чтобы проверить его реакции. В пределе экспериментатор может дойти и до членовредительства, однако у него, как правило, не хватает нервов и мужества для этого. В любом случае гномику явно не поздоровится от встречи с обоими.

Скептик-обыватель – это скрещивание патологоанатома с обывателем обычным. Обыватель обычный не подвергает факт существования гномиков никакому сомнению, он даже расскажет на вечеринке о том, какой забавный случай с ним приключился. Но, по большому счету, гномик мало что означает в его жизни. Пусть хоть завтра инопланетяне приземлятся у соседа, главное, чтобы у него был завтрак-обед-ужин и чтобы, когда по телевизору будут показывать соседских инопланетян, показали и его домик. Обывателю все равно, существуют гномики или нет, до тех пор, пока они не касаются его самого.

Практик-прагматик стоит несколько в стороне от экспериментаторов, хотя он и принимает во внимание их выводы. Прагматик более похож на обывателя обычного, можно сказать, что если обыватель сможет перелезть через забор личной важности и не свалиться при этом в мусорный ящик цинизма, то из него может получиться неплохой прагматик. Прагматик ищет в появлении гномика в первую очередь выгоду, и поэтому все гномики существуют для прагматика только в той мере, сколько выгоды он может из этого извлечь. Именно прагматик будет возить гномика по ярмаркам, он пригласит все семейство зеленых гномиков для организации бизнес-тура, в крайнем случае прагматик может даже продать гномика на эксперименты, но это мероприятие в глазах прагматика выглядит явно убыточным. Если гномик исчезнет еще до того момента, как попадет в руки прагматику, тот скорее всего вообще проигнорирует факт его появления.

Отдельную группу участвующих в представлении гномика образуют искатель сенсаций, мистик и фанатик. Все они не от мира сего, поэтому чем более гномик нереален, тем лучше для них. Они все твердо убеждены, что с миром что-то не в порядке, и поэтому гномик, русалка или инопланетяне – все они представляют собой объекты одной группы, являются лишь еще одним подтверждением этого. Можно даже сказать, что гномик всегда существовал для них. Искатель сенсаций будет громко орать: «Гномик, гномик!», и тыкать в него пальцем. Он может организовать газетную шумиху, всяческие ток-шоу, где будет брать интервью у участников события и спрашивать мнения папы римского о зеленых гномиках. После того как гномики станут неактуальными, на очереди русалки, а после – инопланетяне. Искатель сенсаций – это наиболее энергичный тип из всей компании, однако его задора хватает лишь на три дня. После этого гномик интересует его не более, чем прошлогодний снег.

Для мистика появление гномика – это осуществление тайных молитв и надежд. Он наконец получил желанный сигнал свыше. При этом этот сигнал может означать как скорый конец света, так и приход братьев по разуму из созвездия диких овец или же послание Наполеона с того света. Мистик живет в своем внутреннем мире, и его интерпретация гномика зависит от всего, например, от яркости лампочек, чиханий других участников и даже жужжания мух. Все это тоже сигналы, которые преобразуются в воспаленном мозгу мистика в странную смесь – они создают мир мистика, в котором все влияет на все. В целом мистик вполне безвредный тип, в отличие от фанатика.

Фанатик – это мистик, у которого сгорели все предохранители. Смесь, которая образуется в голове у мистика, у фанатика взрывоопасна. Например, мистик вряд ли будет организовывать культ зеленых гномиков, а фанатик не только организует его, но будет следить, чтобы все усердно молились. Если кто-то будет противостоять этому культу, то мистик просто проигнорирует эту персону. Фанатик же объявит священную войну. Даже если фанатику придется погибнуть, он непременно попадет в им же созданный рай и постарается прихватить как можно больше неверных с собой. Понятно, что зеленый гномик играет только второстепенную роль, более того, если вдруг гномик поведет себя не так, как это предписывает созданное фанатиком священное описание гномиков, то гномик, скорее всего, перейдет в иной мир и будет посмертно канонизирован.

Вот так маленькая группа граждан освидетельствовала появление гномика. В конце концов каждый забудет о нем и будет следовать лишь собственным идеям, постулатам, мнениям, сомнениям, верованиям, теориям, экспериментальным выводам и т. д. Поскольку все они имеют лишь отдаленное отношение к самому гномику, гномик, предвидя это, просто исчез.

Глава 3. Нетрадиционные течения XX века

Нетрадиционные исследования в Европе и США в XX веке развивались на фоне четырех больших исторических процессов, начавшихся еще в XVIII–XIX веках: это различные направления витализма и появление психологии; период «постмонотеизма» и широкое распространение спиритуалистических и эзотерических течений; возникновение и развитие теории электромагнетизма; размежевание науки с «псевдодисциплинами», которое началось еще в работах Френсиса Бэкона в XVII веке и окончательно оформилось в начале XX века. Все эти процессы существенно повлияли на дальнейшие нетрадиционные течения.

В этой главе рассматривается инструментализация виталистической парадигмы и возникновение нескольких новых направлений в ХХ веке. Во-первых, это радионика, основанная Альбертом Абрамсом [154; 155; 156]. Во-вторых, это различные биорезонансные теории, появившиеся еще в 20–30-х годах в работах Георгия Лаховского [157], Рояла Райфа [158], авторов-радиоников, позже – в так называемой МОРА-терапии [159] и др. В-третьих, это массивная инструментализация парапсихологии, которая продолжается по настоящий момент [160], и возникновение психотроники как инструментальной ветви парапсихологии. Нужно упомянуть и такие имена, как Джон Кили [161], Виктор Шаубергер [162], Генри Моррей [163] и др. В западных источниках это направление связывается с так называемой «свободной энергией» и традиционно критикуется [164]. Обсуждение этой темы выходит за пределы данной книги, и она упомянута исключительно для полноты обзора. Наконец, нужно отметить западные государственные программы XX века в Германии сороковых годов и в послевоенных США (исторический обзор соответствующей советской программы будет дан в следующей главе), а также академические группы исследователей в разных странах мира.

Исторически радионика продолжает течение виталистов XVIII–XIX веков в новом русле беспроводной связи. Произошла новая технологическая революция, и это ознаменовало переход к новому пониманию «нетрадиционных» работ – от «жизненной энергии» к «теории поля». В начале XX века технические возможности еще не позволяли разрабатывать приборные детекторы «высокопроникающего» излучения. Поэтому, в результате случайного открытия, были использованы идеомоторные реакции оператора в качестве такого сенсора. Использование с одной стороны электронных систем, а с другой стороны – психических способностей оператора в качестве сенсорного элемента составляет суть радионики. Этот принцип не изменился на протяжении последних ста лет. В этой книге не рассматривается радиэстезия (биолокация), которая имеет многие сходные элементы с радионикой. Заинтересованные читатели могут найти обзоры многовековой истории радиэстезии в специальной литературе [165].

Принцип частот и резонансных контуров, известных в радиосистемах, нашел свое продолжение также и в теории биологических резонансов. Если в начале века теория биорезонансов вызывала бурную критическую реакцию [166], то на настоящий момент существует большое количество публикаций, посвященных реакциям биологических систем на определенные частоты ЭМ-излучения [167; 168; 169; 170; 171; 172]. Применительно к «высокопроникающему» излучению используется тот же принцип резонансных частот: модуляция этого излучения имеет селективное воздействие на биологические системы. Вариантом этой теории является идея информационного импринтинга [173], известного как перенос информационного действия [174], получившая свое продолжение в настоящее время [175].

Психотроника как приборное направление, устанавливающее мост между материей и мозгом, выкристаллизовалась довольно поздно, в конце 60-х годов прошлого века [176; 177]. Первая конференция по проблемам психотроники была проведена в Праге в 1973 году, само название «психотроника» предложено Зденеком Рейдаком (Zdenek Rejdak, 1934–2004) как наименование экспериментальной области парапсихологии [3]. На данный момент под психотроникой понимается широкий пласт методов, приборов и подходов, связанных с проблемой сознания, «высокопроникающим» излучением и «нетрадиционными практиками» [178]. Для обозначения направления исследований в контексте взаимодействия материи и мозга мы используем термин «приборная психотроника». Более подробно о психотронике будет сказано в последующих главах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11