Сергей Иосич.

Свет времени. Сборник фантастических произведений



скачать книгу бесплатно

На странной большой пироге пришельцы затеяли возню и стали грузиться на малые неуклюжие пироги. Заскрипели уключины весел и белые бородатые люди, на головах которых красовались блестящие шлемы, а торсы украшала серая броня, удивительно быстро добравшись до пологого берега реки, настороженно ступили на землю племени грифов. Их было не менее трех десятков. В руках враги держали непонятные длинные предметы, по всей видимости, неведомое оружие.

Катул подал воинам знак рукой и десятки стрел засвистели в воздухе. Но пробить блестящие шлемы и броню они не смогли. Лишь в тела двоих пришельцев стрелы вонзились в щели между броней. Враги подняли свое оружие, послышался треск и клубы едкого вонючего дыма заволокли берег.

Катул слышал, как вскрикнули его воины, пораженные невидимыми стрелами пришельцев. В их рядах возникло замешательство. Многие кричали, что со злыми духами им не совладать. Но Катул пообещал каждому, кто покинет поле битвы без его повеления позорную смерть. Вновь запели стрелы, но на этот раз ни один из пришельцев не пострадал. Дым постепенно рассеялся и трое злых духов вонзили в землю черные палки с развилкой и положили на них более толстое оружие. Раздался гром, и многие воины Катула нашли смерть от множества твердых шариков. Катул закричал, чтобы воины забирали тела убитых, раненых и отступили в сельву. Но с бортов чудовищной пироги пришельцев раздались раскаты грома и черные шары, несущие смерть обрушились на отступающих воинов племени. Земля затряслась и подземный гул, словно раскаты грома, раскатился по исковерканной земле. Катул увидел черный шар, несущийся прямо на него и упал на землю. Взрыв разметал окружающих воинов, и сознание вождя померкло в кровавом тумане.

Дон Диего Салазар был не в духе из-за досадной потери двух матросов от отравленных стрел дикарей на этой проклятой земле. Он пристально смотрел на разбросанные среди кустов разорванные тела туземцев и повелел найти выживших. Тяжело раненых его матросы закололи мечами, а легко раненых и контуженных капитан приказал связать, доставить на корабль и бросить в трюм.

– Эрнандо! Возьми бойцов, внимательно осмотри деревню. Если найдешь золотые и жемчужные украшения индейцев, принеси. Чую, есть в этих местах золото. После осмотра все сожги. Да, чуть не забыл, где – то неподалеку прячутся женщины и дети дикарей. С собаками их несложно будет найти. Приведи женщин, а детей не трогай. Весь этот скот оптом продадим на Ямайке. Да поможет тебе пресвятая богородица!

Один из матросов подвел связанного контуженного Катула к капитану. У того от удивления отвисла челюсть. Что делает белый человек среди своры дикарей в этих диких местах? Увидев на волосатой груди пленного серебряный медальон на золотой цепочке, он сорвал его и открыл. От волнения лицо капитана стало пунцовым и покрылось пятнами. Внутри медальона был выгравирован герб одного из самых влиятельных семейств Испании и надпись: граф Диего Веласкес. На шее у Катула остался массивный серебряный крест, и это окончательно убедило важного бородатого человека и его воинов, что пленный является их соотечественником.

– Карамба! – во всю глотку заорал важный пришелец – откуда у него этот медальон? Стоп, ведь дон Диего Веласкес потерял жену и сына во время кораблекрушения «Святой Марии» восемнадцать лет назад.

Может этот юноша и есть потерянный сын нашего славного губернатора? Повелеваю: юношу развязать, отмыть и одеть в приличный камзол. Алваро! Полагаю, что молодой дворянин не помнит нашего языка и надо – бы его обучить. Особенно нажимай на изысканные фразы. Награда от его сиятельства губернатора, надеюсь, будет весьма щедрой.

Тут связанный Катул пошевелил потрескавшимися губами и произнес одно слово, которое повергло в шок и восхищение окруживших его бородатых демонов:

– Я вас понимаю!

Катула вежливо проводили на шлюпку, весла вспенили воду и вскоре он оказался на борту корабля. На юношу сразу нахлынули детские воспоминания, и все стало на свои места. Он был на подобном судне давным – давно и ему были знакомы веревочные лестницы, мачты, паруса и палуба.

Прежде чем переодеть знатного найденыша, дон Алваро приказал матросам тщательно отмыть его грязное тело забортной водой. Затем матрос с поклоном преподнес исподнее белье, богатый камзол, широкополую шляпу с пышным пером, меч и высокие сапоги с ботфортами. Алваро лично помог юноше облачиться в странный наряд и застыл пораженный. На него смотрело грозное лицо губернатора Вест – Индии его сиятельства графа Диего Веласкеса, только намного моложе.

Дон Алваро расшаркался перед графом и торжественно проводил его в каюту капитана. Там же, в святая – святых корабля, Алваро немедленно приступил к обучению молодого дворянина испанскому языку и почувствовал себя весьма неплохим учителем. Несмотря на то, что знатный найденыш постоянно отвлекался, осматривая богатую обстановку каюты и непонятные приборы на столе капитана, его успехи в испанском сразу заявили о себе.

– Святые угодники! Да мне скоро делать будет нечего! Граф необыкновенно талантлив, несмотря на то, что прожил много лет среди дикарей. Поэтому основное время во время путешествия на Кубу я посвящу обучению недоросля грамоте. Пусть прочтет священное христианское писание, проникнется человеколюбием и напишет что– нибудь по – испански , —вскричал довольный Алваро и словил в своих длинных волосах здоровенную вшу.

В это время на берегу пылала подожженная деревня, а мужественный помощник капитана дон Эрнандо вышел из зарослей буйной сельвы. Его матросы гнали связанных одной веревкой диких мужчин и женщин.

– Ваше превосходительство! Сегодня удачный день. Помимо захваченных рабов, в хижинах и на шее дикарей мы нашли много жемчужных и золотых украшений. Надеюсь, это богатство с лихвой окупит наши усилия, потраченный порох, ядра, картечь и пули, – бодро доложил капитану Эрнандо. Окинув взглядом найденные сокровища, дон Салазар улыбнулся в бороду:

– Мой верный друг! Пока ты гонялся за дикарями, пресвятая богородица прислала нам, грешным, подарок. Все эти рабы, рабыни и их жалкие побрякушки не стоят того, что мы нынче приобрели. На борт моего корабля изволил ступить пропавший много лет назад сын нашего сиятельного губернатора графа Веласкеса. Надеюсь, этот груз для нашего скромного галеона, будет намного ценнее, чем эти побрякушки. Оставь их себе, и сегодня мы выпьем за найденного влиятельного вельможу. Виват! – пророкотал ошеломленному помощнику с округлившимися от удивления глазами капитан и важно прошествовал к шлюпке.

В это время связанных пленных дикарей матросы штабелями складывали в шлюпки, чтобы бросить в трюм корабля.

Ступив на борт своего корвета, капитан брезгливо оглядел валявшиеся на палубе тела испанских солдат, пораженных цингой. У многих беззубые рты опухли так, что искаженные лики несчастных даже такому морскому волку, как дон Салазар, привыкшему в жизни ко всему, были крайне отвратительны. Эрнандо вкрадчиво начал исподволь:

– Мой капитан! За борт мы уже сбросили более десятка мертвецов. Еще от цинги мы можем потерять до двадцати бойцов, если не повременим с отплытием из этих мест. А за потерянных солдат губернатор нас по головке не погладит. Кроме этого, переход через океан был длителен и у нас кончается солонина, мука и пресная вода. Буря нас здорово потрепала: в трюме течь, паруса и оснастку надо чинить, иначе следующий шторм наш славный корабль не осилит. До Кубы путь неблизкий, поскольку нас сильно снесло к югу и покорно предлагаю отремонтировать корабль, запастись водой, продовольствием и подлечить цинготных, тем более,что опасаться дикарей в здешних местах нам уже не стоит. Преследуя туземцев, я видел великолепные сады, поля кукурузы и посадки картофеля. Так что цинга для многих солдат его величества отступит. Недалеко есть красивое озеро, полное уток и гусей. Ведь вы, как всем известно, прекрасный охотник. Что может быть лучше запеченного гуся под хороший ром?

Дон Салазар улыбнулся в бороду и покровительственно похлопал помощника по плечу:

– Дружище! Золотые слова! Ты знаешь, как меня уговорить на что угодно, даже если это противоречит здравому смыслу. На этот раз с этим самым смыслом все в порядке. Сейчас гляну на нашего знатного гостя. Надеюсь, пока мы будем стоять в этих диких местах и по пути на Кубу, Алваро обучит его изящным словам и манерам. Лично я готов потренировать нашего благородного дикаря искусству фехтования и стрельбы из аркебуз. Ведь даже обезьяну можно отдрессировать, а дикаря – и подавно. Пусть приготовят мой дробовик. Завтра же отправлюсь на охоту.

Эрнандо лишь учтиво уточнил у капитана:

– Мой капитан! Если вам будет угодно, я свезу больных и дикарей на берег. Под крепкой охраной туземцы не смогут разбежаться. Да и страху мы на них нагнали знатно. Пусть работают на нас: лазят за плодами как обезьяны, копают картофель, ломают початки кукурузы и занимаются другой тяжелой работой. Женщин заставим стирать в реке наши камзолы и исподнее. Да поможет нам святая Мария!

Капитан обернулся и еще раз одарил дона Эрнандо щедрой улыбкой:

– Действуйте кабальеро! А я займусь священным писанием, приведу в порядок компас и астролябию. Надо бы начертить на карте этот незнакомый берег, сделать записи в судовом журнале и еще раз взглянуть на графа.

При появлении дона Салазара в каюте, Алваро вскочил со стула и поклонился. Поднялся и Катул, но не склонил головы. От своего учителя он уже узнал, что графу не пристало кланяться перед низшим сословием, к которому относился капитан.

– Мой капитан! Его превосходительство проявляет удивительные успехи в обучении грамотной речи и письму. Будьте уверены, что к концу нашего путешествия изящными манерами и прекрасным произношением он не будет отличаться от многих высокопоставленных господ. А к обучению искусству буквознания и чтения мы уже приступили. Даже не верится, что всю свою сознательную жизнь граф провел среди грязных дикарей. Хочу подчеркнуть…– вкрадчиво докладывал Алваро капитану, но тот прервал его речь:

– Алваро! Пока у графа я не вижу заметных успехов. Стоит как статуя и слова не молвит. Разве это учтиво по отношению к капитану корабля его величества? Мне кажется…

Катул вопросом на чистом испанском прервал речь дона Салазара:

– Скажите капитан, сколько нужно заплатить, чтобы вы выпустили на волю людей, проявивших заботу о моей особе все прошедшие годы? Поймите, я им благодарен, что остался жив и здоров, за пищу и кров, хоть и рос в диких условиях.

Лицо дона Салазара вытянулось от удивления, и он задумчиво почесал свою бороду:

– Высокочтимый граф! Видно ваши успехи в обучении целиком и полностью зависят от прекрасной детской памяти. Я полагаю, корабль благородного брата нашего высокочтимого губернатора поглотила пучина моря, когда вам было от роду от пяти до семи лет. Ваш истинный возраст нетрудно подсчитать с момента пропажи. Я с радостью готов выполнить любое ваше желание, но в стычке с дикарями я потерял двух солдат его величества, а они стоят денег. Кроме этого, я намеревался продать пленников за хорошую цену на Ямайке. Поверить в то, что вы за них заплатите, я не могу. На радостях встречи с отцом вы забудете о своем небольшом долге и моей скромной персоне. Парочку дикарей я готов подарить вам в счет будущей милости, но всех, простите, не могу. Скоро наш корабль…

Катул резко прервал речь хитрого капитана:

– Капитан! Конкретно, сколько надо заплатить за всех пленных?

Дон Салазар вытер со лба шейным платком выступивший пот и заявил:

– Ваше высочество! Только ради вас! За каждого погибшего солдата два дублона, за каждого дикаря, простите, пленного – по одному дублону.

Алваро, внимательно наблюдавший за этим торгом, в изумлении подскочил. Такого богатства он никогда не видел в глаза. За названную цену можно было построить и спустить на воду два больших галеона.

Между тем, юный граф настаивал:

– Сколько не дублонов, а золота надо для выкупа пленных?

Капитан замялся и взял из ящика в руки пушечное ядро. Этот чугунный шар помогал ему во время длительного путешествия тренировать силу рук.

– Примерно этот вес, ваше высочество!

Алваро без сил присел на стул. Его губы тряслись. Было ясно, что капитан хватил лишку. Понятно, что у найденыша такого большого количества золота не могло быть, даже если он бывший вождь дикарей.

Дон Салазар поклонился графу и манерно попросил позволения оставить его с Алваро за полезным занятием. Катул не стал раскрывать свои планы перед недавними врагами. Освобождение за выкуп своих соплеменников и особенно Кими он считал первейшей задачей.

Выйдя на палубу и вдохнув свежего воздуха, молодой граф бросил свой взгляд на следующие к берегу реки шлюпки с пленными, но ни один мускул не дрогнул на его лице. Капитан и его команда не должны знать о сокровищнице племени в подводной пещере. Оставалось дождаться ночи, и тогда он мог бы вплавь добраться до места ныряния у грозных скал. Аллигаторы ночью не так активны, и бояться их нападения не стоило. Но для поднятия корзины с сокровищами из глубины требовалась длинная веревка. Граф обратился к Алваро:

– Учитель! Меня держат в каюте как пленника. А ведь мое детство прошло в племени краснокожих, и мне требуется простор, плавание в морской и речной воде. Сегодня я решил искупаться у нашего корабля. Дайте команду вахтенному, чтобы ночью не поднимал тревогу, если я полезу в воду освежиться.

Алваро нахмурился:

– Ваше высочество! Капитан отдал мне строгий приказ, чтобы вы оставались на корабле. Он считает, что вас надо доставить к отцу в целости и сохранности. Мне непонятны ваши потрясающие успехи в изучении испанского языка, чтения и письма. Наблюдая за вами, я был поражен, с какой скоростью вы прочитали все религиозные и светские книги. Ведь прошло всего около суток с момента чудесного избавления вашего высочества от общества грязных дикарей, а скорость перелистывания вами страниц книг произвела на меня неизгладимое впечатление. Понимаю, что в результате полученной вами контузии могли вернуться четкие воспоминания детства. Но чтобы настолько, я этого не припомню. Полагаю, это происходит благодаря родовой крови. И еще меня поразило то, что оказавшись прямо у центра разрыва ядра, вашу светлость лишь контузило. При этом, ни один чугунный осколок не коснулся вашего благородного тела, хотя дикари, стоящие подле вас, были буквально иссечены. Видите этот прекрасный закат? Он пылает и бросает грозди света на землю, подаренную нам Всевышним. Уверен, что святая дева Мария убережет нас от бурь и штормов в этих диких морях на краю света, ибо ваше чудесное спасение посылает нам добрый знак свыше. Теперь крест и медальон, найденные при вас, не имеют той доказательной ценности, которую представляли ранее. Самыми вескими доказательствами являюся ваше лицо, столь схожее с отцовским и ваши немыслимые успехи в познании окружающего мира, чудесным образом дарованного нам всемогущим богом. И последнее: ваш пронзительный взгляд. Он приковывает меня и делает беспомощным. Уверен, что он так же действует и на других людей. Если бы не серебряный крест на вашей груди, святая инквизиция сочла бы вас пособником дьявола. Но клянусь всеми святыми, я уверовал в чистый свет вашей души.

Граф усмехнулся, наблюдая за копошащимися матросами, занимающимися починкой такелажа и ища глазами место с лежащей на палубе бухтой добротной веревки :

– Полноте, учитель! Просто контузия расширила горизонт моих скромных возможностей, и считать меня человеком, которому покровительствуют святые угодники, было бы преувеличением. Теорию нашего оружия я уже познал, но требуется практика. Кажется, наш отважный капитан обещал обучить меня стрельбе из огнестрельного оружия, пушек и хитростям владения мечом. С нетерпением жду этого момента. А пока я должен вас оставить и приготовиться ко сну. Ужин не несите. От такой пищи меня пока воротит. Но уверен, что привыкну. Спокойной ночи!

Оставив на палубе задумчивого дона Алваро, наблюдающего за последними всполохами вечерней зари, Катул спустился в каюту капитана и решил немного отдохнуть перед отчаянным водным путешествием в подводную пещеру племени. Молодой граф понимал, что каждый день промедления выкупа для многих пленных соплеменников принесет неисчислимые страдания. Мысль об унижениях, которым подвергается его любимая женщина, терзала его душу. Он понимал, что только золото и другие драгоценности могли принести его соплеменникам свободу. Неуемную алчность прочитал в глазах капитана, когда интересовался ценой, которую надо заплатить за пленных. Оставаться в плену и следовать морем во владения своего незнакомого отца, Катул не имел желания и уже продумал план своего личного освобождения от навязанных ему белых братьев по крови.

Звездная ночь, подернутая дымкой тумана, была тиха, и духота опустилась на землю и реку. Кровожадные комары так набросились на матросов, расположившихся на палубе, что быстро погнали их в трюмы для полноценного сна. Лишь вахтенный маячил на капитанском мостике, кутаясь в длинную накидку. С берега реки доносились слабые вопли соплеменников Катула, которых приучали к порядку длинные ременные плети белых господ.

Обнаженный Катул шагнул на палубу, подхватил бухту веревки, осторожно по якорной цепи спустился и скользнул в темную воду. Вахтенный ничего не заметил и на всплеск не обратил особого внимания, поскольку вся река была полна всплесками крупных рыбин, лакомившихся комарами. Плыть по течению было легко, и скоро корабль скрылся в пелене тумана. Аллигаторов Катул не боялся. Активность этих кровожадных водных созданий в ночное время стихала. Крупные анаконды водились выше по течению реки и не терпели близости соленой морской воды.

Вскоре течение вынесло молодого пловца на морской простор, и он был вынужден отчаянно бороться, чтобы его не унесло далеко в море. Достигнув скалистого мыса, Катул поплыл к отвесным скалам, словно темные грозные духи стоящим на страже пути в пещеру. Одна мысль билась у него в голове: не промахнуться и не разбиться об острия подводных камней. К счастью, память ему подсказала место, в которое он должен был направить свой прыжок. Прежде чем совершить опасное действо, Катул размотал веревку, крепко привязав ее конец к мощному валуну, и спустил в воду свободный конец. Затем его тело описало дугу и мягко вошло в темную воду.

Не теряя времени, Катул погружался все глубже в пучину и понимал, что запаса воздуха может не хватить. Ведь с Кими все было гораздо проще. Он лишь следовал за любимой женщиной по наиболее короткому пути в пещеру. И это происходило при ярком дневном свете. А в чернильной воде можно было заблудиться и навсегда остаться кормом для рыбы. К величайшему удивлению, он почувствовал необыкновенную легкость в груди и стал различать в темноте очертания входа в пещеру, освещаемые многочисленными светящимися обитателями моря. Даже не почувствовав стеснения в груди, он поднялся через узкую расселину из глубины и несколькими взмахами преодолел расстояние до песчаного берега. В пещере царил мрак, но зрение памяти четко рисовало в мозгу Катула окружающую обстановку. Без труда найдя кремни, сухую паклю кокосовой пальмы в закрытом сосуде, юноша быстро высек искры и поджег паклю. Затем взял один из промасленных факелов, и через мгновение яркое пламя осветило пещеру. В подземелье все выглядело по – прежнему. С тревогой взглянув на каменную стену, возведенную предками племени грифов для защиты от проникновения опасных подземных чудовищ, Катул заметил зияющую дыру в кладке и понял, что надо спешить. В любой момент из дыры выползут безглазые когтистые твари, а у него лишь факел в руках. И вряд ли пламя факела остановит чудовищ, если они захотят полакомиться почти беззащитным человеком. Схватив с каменной полки ближайшую корзину с золотыми слитками, Катул удивился ее весу. Поэтому сразу возникла проблема переправки сокровищ примерно на четыреста футов в условиях глубины до достижения конца спущенной со скал веревки. Времени для размышлений было в обрез. Молодой граф чувствовал приближение темных сил подземного мира. Вытряхнув зерна маиса из большого глиняного сосуда, крышкой закупорив его горло, Катул крепко привязал его к корзине и спустил нехитрое сооружение на воду. Объемистый сосуд не смог удержать столь большую тяжесть, и груз медленно пошел ко дну. К счастью, глубина здесь была небольшой, и довольный своей смекалкой юноша понял, что может без проблем доставить сокровища к намеченной цели.

Чувство опасности заставило его обернуться. Подле себя он увидел высокую сгорбленную фигуру подземного жителя. Чудище мотало безглазой головой, а вокруг клыкастого рта шевелилось множество червеобразных отростков. Внезапно позади монстра из тьмы явилось множество гигантских извивающихся змей. В мгновение ока змеи оплели уродливую фигуру и стали сжимать туловище ужасного жителя подземелья. Странно, но Катул не ощутил агрессии, исходящей от опасного урода, а лишь волны отчаяния и страдания. Схватив лежащий неподалеку обсидановый нож, юноша остервенело стал кромсать змеевидные щупальца неведомого чудовища. Хватка резко ослабела и уродливый подземный житель, энергично действуя когтями и клыками, освободился от цепких объятий щупалец невидимой в темноте твари. Катул почувствовал безграничное удивление и чувство благодарности, исходящее от темной души пещерного обитателя. Острые когти на лапах порождения тьмы не выдвинулись на полную длину, хвост мелко подрагивал, и было очевидно, что грозное существо не намерено нападать на своего спасителя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении