Сергей Гудман.

Параллельно с кризисом



скачать книгу бесплатно

Козлы…

Чай вскипел. Ага. Я не первый. Вадим Петрович… Спасибо…

А вот он-то откат получил. Договор с «Интеркабелем» заключал он. Первое время они сами все привозили. Потом значит мы платить перестали и теперь мне приходиться к ним мотаться. Так… Сейчас подойдет… Выяснять. С озабочено-заинтересованным о судьбе производства, лицом…

Да… Не платят… Знаю, что экономисты. Был. Обещали в этом месяце. Две недели? Да две недели осталось. Сегодня понедельник. Значит это или на этой, или на той. К директору пойдешь? Перед людьми не удобно? Да я ходил. Он? Что он – обещал…

Зачем наврал? Надо прикинуть – сколько мы им должны… Или не все еще выбрали?.. А ну их всех…

А ведь действительно – скоро Новый год. Не чувствуется. Все какие-то удрученно-сосредоточенные. Почему? Нет веры в светлое будущее.

Плохо коммунизм отменили. Светлого будущего нет и не будет. Одни серые будни. Одна погоня за благами земными… За деньгами, которых всегда будет не хватать.

Лена. Секретарша. Откуда ее взяли? Худая. Молодая. Глупая. Нет – прелесть глупенькая. Хи-хи… Девочка – Хи-хи… Юбка короткая. На улице мороз. Декабрь. Потом яйца болеть будут. Нет бы в рейтузах ходить…

Жуть – как я стар! Ведь ей уже больше двадцати…

Ого… Старый поверх очков в декольте пялиться… Куда пялиться-то… Там нет ни чего… А нет… Под юбку. А там-то чего? … Хотя?.. Ножки вроде не кривые… Худа. Но это – кому как…

Лицо симпатичное. Кудряшки белые. Щечки розовые. Ротик кругленький. Носик – маленький, пряменький, аккуратненький… Симпатичная… Девочка.

А ведь я еще не старик. Мне нет и сорока. Почему я эту женщину считаю девочкой. Да она – женщина. В двадцать, симпатичная и чтоб мужика не попробовала…

Интересно – а с шефом у нее что есть? Навряд ли… У него целыми днями дочь в кабинете сидит… Директорша… От горшка – два вершка. Еще глупее этой будет. А гонора… «Виктор, съездите к заказчикам. У них проблема» … Сначала плати, а потом командуй… Попросить, что ли… А ну ее. Еще больше посылать будет, а так иногда отказываюсь. Когда совсем ни чего делать не хочется. Интересно, а шеф понимает, что если его не будет, то и фирмочка доченьки гукнеться. Рассыплется на мелкие кусочки. И пойдет она со своим гонором…

Зря она меня посылает. Меня везде знают, а о ней мнения не высокого. Только заикнешься, что надо с директором решить – переспрашивают: «С каким?».

Вот я-то эти осколки и подберу. И тебя к себе не возьму. Надо уважать людей, а не выпендриваться.

Интересно, а если к Леночке клинья подбить? Не хочу. Почему? Старый? Лень? Лень. Из-за этой лени и сижу…

Сколько времени собираюсь – учится, изобретать, дело свое открыть… В конце концов в другой город переехать. Лет десять? Пятнадцать? Пожалуй, пятнадцать. И всегда откладываю, откладываю… Мог бы и английский изучить, и компьютер, и… И даже изобрести что-нибудь… Или хотя бы фирму открыть.

Мы с Женьком в одно время приехали. Только меня на работу взяли, а его нет.

Глупее показался. В схемотехнике не очень разбирался. И что? Он на мерсе, я пешком. У него фирма… И не одна. А я – «уважаемый» ведущий специалист, с маленькой зарплатой, зависящий от дяди – который деньги дает и от работяг, которые деньги зарабатывают.

Ушла. Раздала бумажки и ушла. Похихикала, о рецептах поговорила, наряды обсудила и ушла.

Двадцать с небольшим, а уже баба. Как быстро они бабами становятся. Рецепты, наряды, уход за цветами и животными… Ведь и замужем еще не была. Или была?

Семен Семенович опять в экран пялиться. Таблицу подбивает. Бизнес-план.

Пожалуй, к Леночки клинья подбивать не хочется просто потому что не хочется. И не нравиться, и вообще…

Зачем нас всех держат? Старый в электронных таблицах – пацан. Любого школьника с улицы возьми, он за полчаса все подобьет. А этот уже вторую неделю одним пальцем тычет. А мозгов скопировать не хватает. Ему все уже прислали. Так распечатал и с распечатки одним пальцем вбивает. Занят. Работает.

И все ведь так… Кроме меня. Я самый ленивый. Всем разослал. Мне заполнили и прислали. Копирнул и порядок. Две недели можно балду пинать. Все готово. Только надо вид делать… Работаю… Надо было и мне распечатать… Маркером что подчеркнуть… И с умным видом в экран пялиться…

А ведь нефтяники, в своих конторах, таких как мы не держат. Все одна молодежь, только после институтов. Не успел закончить, год, два и уже ведущий специалист. Сидит – копирует. А стариков на промысел. Водить руками. Поближе к производству.

Хотя и правильно. Одни умеют в офисе работать, другие производство знают.

Старый-то производство знает. Только у нас начальники старые. У них в голове не укладывается, что заслуженный работник должен своим делом заниматься, а формы забивать и указания давать – пацан, который кроме теории ничего не знает.

Двенадцать. Скоро обед. Разложим пасьянс с обиженной рожей. Не платите – работать не буду. Не я один. Елена Васильевна. То же пасьянс разбирает. Вид уж больно умный. То же научилась копировать, что ли? Или быстрее ручками работает. Скорее последнее. Бывшая машинистка. На печатной машинке стучала, вот ее как специалиста по компьютерам к нам и взяли, лет семь назад.

Старики – одних стариков понабрали. Сами ни в чем не разбираются, от времени лет на пятнадцать отстали и понабрали таких же. Шефу под шестьдесят, техническому директору – так же…

А я? Старый или нет? Почти… На молодых как на детей смотрю. А у этого ребенка у самого дети уже. И в жизни разбирается не хуже меня.

И почему так: окончил институт, женился, на работу устроился, детей родил и каждый день одно и тоже, одно и тоже. И каким опытом старики кичатся, если один день как две капли на другой похож? Что это за опыт такой? Оборудование знают? Производство? Так оборудование сейчас – каждый день новое. Его быстро и не изучишь, особенно с опытом. Производство? Изменилось уж давно. По-другому работают. По-другому. А у нас… «Мы имеем хороший бизнес» – и это все от новых веяний. Да еще через силу произносит. Капиталист, блин.

Почему же Люда всегда молчит? Может мужик у нее есть? Богатенький. Баба вроде ни чего… Хотя нет… Да, кто её знает?

Больше всех возмущаются те – у кого вроде все есть. У старого – дом. Нет два дома. Один, в котором сын живет, на жену записан. Сын не дурак. У нефтяников на должности сидит. Зарплату хорошую получает. Уж не папенька ли пристроил?

Вадим… У этого тоже вроде все хорошо. Дочь у тех же нефтяников. И жена у них.

Я-то ладно. У меня жена воспитательница. У них так себе… а эти-то?

Что делать? Что делать…

Обед.

Все в автобус. Быстро, быстро…

Нет, наш эксплуататор не полное говно. Автобус дал. Все за свой счет и на работу, и с работы. А мы на автобусе предприятия. Все обедать – в столовку, а мы домой. Дома дешевле. И сытнее… У некоторых…

Капиталист из коммунистов. Живет в нем старая закваска и ни чего он с собой сделать не может. Или может? А был ли он коммунистом? Был. Он же начальником цеха работал. Тогда на такие должности без партбилета не ставили. Да и сейчас, слухи ходят с партбилетом ходит… В «Единую Россию» вступил… Приспособленец? Может быть…

Хотя во все времена, при всех правительствах, лучше всех живут приспособленцы. Закон природы – выживает в первую очередь сумевший приспособиться. Кто не смог – вымирает. Динозавры вымерли, мамонты… Кто еще? В общем самые большие. Одна мелкота выжила. В том числе и мы – люди. Вершина мироздания и приспособляемости.

Как говорил товарищ Райкин: «Не высовывайся». И этих, олигархов, что высунулись, начали шерстить. Кто не приспособился – я не виноват. И всегда так. После революции всю верхушку пересажали, перебили. А какой-нибудь Иван Иванов из деревни Верхняя Уя, у батьки Махно служил, да за белых воевал, да за красных. Кто придет и на него взглянет – за того и воюет. Сказали в колхоз – значит в колхоз…

За олигархов взялись, а нашего капиталиста интересно? Да его что… Как в двадцатых – налогами и поборами задушат. И как всегда хуже всех простым людям будет. Он то себе и дом купил, и джип, и дочери квартиру… Ему хватит. Побаловался и ладно. На пенсию жить будет. До пенсии ему не далеко.

Вот и дом.

Пельмени. Как всегда. Что-то я к ним пристрастился. Уже месяца два, нет три – одни пельмени. Может чего другого? Нет. Просто я человек привычка – человек привычка это я…

Привычка. Да я – человек привычка. По привычке хожу на работу, живу с женой, ем пельмени. Курю. Надо бросать.

Точно. Надо менять эти чертовы привычки. Первым делом бросить курить. Хотя это самое трудное. Легче с работы уволиться. Или жену бросить. Но нет. Если уж смогу бросить курить, то уж все остальное… Легко.

Так… Майонез… Кетчуп…

Чай…

Жена на работе. Старший в школе, младший в саду…

Минуты свободы. Мгновенья одиночества. Как это прекрасно и просто. Быть одному. Быть свободным. Можно смотреть в потолок и ни о чем не думать. Просто лежать и смотреть. И пошли все…

Пятнадцать минут полежать…

Что же все-таки делать? И чего я хочу? …

Счастья всем, сразу…

И мне. Да всем, и мне, и сразу. Где-то ты шар золотой, что желания исполняешь? Где ты золотая рыбка?

И что же это такое – счастье? Какое оно? Кто его видел?

Вопрос философский. Нам не под силу. Надо у умных людей узнать. А самый умный человек это – компьютер. Подключенный к интернету… У него и спросим. Как только до работы доберемся. В первую очередь это – узнать, что такое счастье.

Ладно. Встаю. Пора. Вперед, вперед…

Как всегда, первый. И чего я так рано выхожу? Курить бросать надо. Сигарета, сигарета, ты одна не изменяешь… Несколько минут назад решил бросить и вот… Пачку закончу и все… Брошу.

Оленька. Пообедала. С новыми силами… Ха-ха… Подыграем, подхохочем…

За что больше всего себя ненавижу – вот за это ха-ха не по делу. И ведь знаю, что лучше всего послать эту глупую бабу подальше и никогда с ней не разговаривать, так ведь нет – ха-ха… И со всеми так… Поддерживаю добрые отношения. Зачем мне они? Зачем?

А как я с ней познакомился то? Как имя узнал? Обычно не лезу… Кивну и все. Ах… Да. Судьба свела. Один раз на промысел вместе ездили. Дорога длинная, молчать не удобно, сидели напротив… Так и познакомились. И началось – и о муже, и о детях, и о трудностях бытия… стоит один раз поговорить с человеком по душам и все… Всю оставшуюся жизнь он тебе свою душу будет открывать… Особенно бабы… Нашла подружку…

Вот и транспорт.

Народу мало. Уехали люди рабочие в края дальние деньги для нас паразитов зарабатывать. Что ж, будем ехать не в тесноте. И не в обиде.

Вот так бы ехал и ехал. Тепло. Мыслей ноль. Смотришь на машины, на прохожих и тебе хорошо. У светофора встали. Посмотрел на лево, на право…

Во. Кирилл. Джип приобрел. Хонда. Хорошо живет. А ведь вместе начинали. Только он на одном месте не сидел. То туда устроиться, то сюда… Интересно, где он сейчас трудиться?

Валентин, не знаешь – где сейчас Кирилл работает? В снабжении. На базе у Стругова?

Тогда ясно. Зарплата может и не очень, но на одних откатах жить можно. Приспособленец!

Надо и мне приспособленцем становиться. Интересно как это ими становятся? Или в крови должно быть?

Приехали.

Перекур перед работой. Ведь только курил… А, ладно. Быстрее кончатся.

Директор с дочерью. Здравствуйте. Со всеми, за руку. Не зазнается или от старых времен осталось?

Ладно, пора на место…

Воняет беляшами. На обед не ходим и не ездим, едим беляши. В микроволновке греем, а потом запах до вечера не выветривается…

Нет. У нее положительно никакого мужика нет. Стала бы она беляшами питаться? Хотя… Потому и не жалуется. Экономит. Все детям, все детям.

А с другой стороны – чего жаловаться. Куда пойдет-то с ее образованием и ее способностями. Научили на клавиши нажимать и долбит сидит.

Так. Что же я хотел. Ах да. Счастье. Что такое – счастье?

Ясно. БСЭС, Брокгаус и Ефрон, Викельпедия, купите и будет Вам, запишитесь на курсы, уверуйте, мы Вам расскажем…

Чего я жду? Чего я жду. Я уже ничего не жду. Я перестал верить в чудо…

Нет! Я не перестал верить чудо! Я только что его хотел! О! Я еще верю во что-то. И почему я жду этого чуда из этого электронного ящика? А потому… А потому, что он находиться во всемирной паутине. И где же быть этому счастью, как ни где-нибудь за тридевять земель. И если есть кто-то, кто выполняет желания, он должен сидеть на другом конце этой сети и искать, искать интересные желания, которые выполнит… А у меня? А у меня… А я и желания не загадывал. Просто хотел узнать – что такое счастье.

Какое же желание?..

Хочу быть счастливым.

Козьма Прутков – «Хочешь быть счастливым, будь им». Чего и следовало ожидать. Про курсы и книги читать отказываюсь. Я вас не буду замечать и закрою эту страницу. Все.

Что же это такое? Опять поиск. Опять Яндекс.

Счастье – чувство и состояние полного, высшего удовлетворения. А что такое удовлетворение – чувство того, кто доволен исполнением своих стремлений, желаний, потребностей. Осталось определить стремления, желания и потребности.

Проще с последнего. Потребности у меня скромные, животные и не большие.

С едой понятно. Пельмени на обед, котлеты на ужин, колбаса на завтрак. Чай. Три раза в день. Скромно. Для счастья хватит? Или добавить, чего? Если добавлять – то удовлетворение не наступит никогда. Лучше остановиться. Если в деньгах посчитать… Так пачка чая – пусть будет самый хороший… Или около того – пятьдесят рублей. Триста грамм пельменей – тридцать девять. Двести колбасы… Хорошей… Краковской… Еще сорок. Итого – сто тридцать. Ладно добавим еще чего-нибудь для полного удовлетворения рублей на семьдесят для ровного счета. Хлеб, картошка, шоколадка и витамины Центрум. Итого шесть тысяч в месяц. Почти как у Шуры Балаганова… Хе-хе… Мне на два с половиной счастья платят, а я выкобениваюсь… Значит чего-то не хватает…

Так у меня еще потребности существуют! Основной инстинкт! Баба. Тупая, глупая. Что б сказал ко мне, и она ко мне. Сказал раком, она раком. Сказал ложись – она ложись. Всегда готовая к спариванию. И что бы без последствий. Бездетная. Во! Секретарша. Леночка. Вроде дура. Только хи-хи, да ха-ха… Рейтузы в такой мороз не носит – явно должны быть проблемы с репродукцией…

Только уж не фригидна ли? Мужа нет? Слухов про нее ни каких… Или лесбиянка?

Чего думать и гадать, надо клинья подбивать… Или не надо?

Желания мои скромны и не интересны. Такие желания и исполнять никто не захочет. Они и так почти все исполнены. Грустно…

А нет. Еще надо телевизор, музыкальный центр и… Все. Машина не нужна. Одна морока с ней. Так еще книги и компьютер с выходом в интернет. Все. Теперь все.

И что б никто не трогал, что б на работу не ходить. Есть, пить, читать книги, ходить в интернете, телевизор смотреть. Баба рядом…

Как я противен сам себе. И тем, кто свыше я противен. И от того в моей душе глас ангела, увы не слышен…

Однако стихи пишу. Однако работать надо. Однако для счастья и надо совсем не много.

Нет, посчитаю лучше… Возьму десять тысяч в месяц. Итого в год надо сто двадцать. Если на работу не ходить – лимон двести на книжку положить надо. Под десять процентов… Еще миллиона два на дом. В деревне. И что бы соседей не было. Это три двести. Не хило. Это уже многовато. Этого я за всю жизнь не заработаю…

Так. Еще баба всегда рядом. На нее еще десять в месяц накинуть…

Хотя если с другой стороны – дома всегда сидеть, скучно… Какая-никакая работа нужна. Хотя бы как теперь… Жена есть. Правда на команду «ко мне» не реагирует… То голова болит, то то, то се… Хотя положительный момент – возраст, детей заводить еще – уже поздновато… Если уговорить стерилизоваться… Да можно и самому… Не вопрос… Еще наплести чего-нибудь про любовь и желания… Так и позы менять будем…

Получается – для счастья у меня все есть. Что же тогда я так несчастен?

Ладно. Надо работать. Посчитаем – кто кому чего должен…

Телефон.

Да. Сей час зайду.

Дуры. Бухгалтера. Опять какая-нибудь фигня. И почему я им улыбаюсь? Злюсь, матом про себя крою и улыбаюсь… Хотя нет – уже давно не улыбаюсь. И не заметил. А как я захожу?

Так. Зашел. Вот и зеркало. Раздражен. Зол. Стар. Не удержался. Пошутил. Ладно. Что тут у вас. Принтер не печатает. Посмотрим. Двигали? Нет. Как всегда, отошел кабель. Пробуем. Все нормально? Не за что. А уборщице скажите, чтобы осторожнее протирала. Зайду, зайду.

Как тяжело в женском коллективе… Ни разу не слышал ни от одной женщины, ни при каких обстоятельствах, что бы призналась в своих ошибках. Или мужик виноват, или компьютер не так посчитал, или само сломалось… Ну скажи – да двинули немного, или нажала то-то и то-то… Нет. Упрется. В глаза смотрит и все отрицает… Все само сломалось. Вот так просто – взяло и сломалось!

Выпендрился. Поведал о своих возможностях. Теперь никого по компьютерному регулированию не нанимают – экономят. А я, как дурак, всякой ерундой занимаюсь. За те же деньги, как если бы и не занимался. Да еще в мальчиках ходить всю оставшуюся жизнь.

Так, чтобы из мальчиков выписаться, надо настоящим, мужским делом заняться. Посчитаю. Кто кому и сколько должен. Мы проплатили сорок. Нам поставили – сейчас, сейчас… Ага, на сорок три. Не буду никому звонить, пока не оплатят все.

Ох! Напугала… Как подошла-то… Не слышно… Встала за спиной и «Виктор, ты не занят?» Как будто не видно… Весь в делах.

Все женщины, как женщины – за модой следят, на каблуках ходят, стучат копытами, а эта… Директриса… Юлия Владиславовна… Дочь Владислава Станиславовича… Ростом удалась… Ходит без каблуков, но все равно выше меня на голову… Замуж хочет, только где верзилу для нее найдешь. И так без каблуков, а рост как у гренадера. Хорошо видать в детстве кормили. Выросла.

Конечно… Ей срочно нужна моя помощь… Надо съездить и разобраться…

Нет, сегодня ни как. Надо срочно подсчитать, а то работа стоит на промысле… Да. Завтра. Конечно точно…

Губки надула. Так, куда пошла? К папе. Куда еще. Все в одну сторону…

Люда на нее как реагирует… Только возникнет на горизонте призрак Летучего голландца, вся в работе… Хоть та и неслышно ходит, а эта слышит. Слух хороший?

Так, если у меня доходы под самый минимум, то как же она на свою зарплату живет? У нее раза в два меньше.

Хотя у нас остается. Ведь купили же на что-то холодильник, компьютер, ди-ви-ди. На чем экономим? Супруга экономная. Костей накупит и супчики варит. Ими и питается. Хочет на свою зарплату прожить. И ведь получается. У нее около трех… Да… Больше и не тратит… На себя. И на детей… Только я один растратчик в семье.

И от других женщин отличается. Золота не носит, косметики минимум… Хотя последнее время мажется… Стареет, что ли…

И от чего все бабы на золото падкие? Как елки новогодние обвесятся… Кроме них никто не замечает, чего это у нее в ушах и на пальцах… Для своих однополых собратьев и наряжаются. Уж подруге кровь попортить это они завсегда… Золота нацепить, шубу одеть, о новой машине мужа рассказать…

В принципе для счастья и надо-то тысячи три-четыре. Остальное, чтобы показать другим – оно у тебя есть. Бабы как елки новогодние, мужики – машины, часы, коммуникаторы…

Даже у Люды и на шее, и в ушах, и на пальцах… Боится показаться несчастной. Страшится людского сочувствия… Почему?

А ну их всех. Лучше о себе подумать. Как жить, где жить, с кем жить…

Пока не развелся надо с женой попробовать… В любовь на старости лет поиграть. Напеть что-то наподобие: «Я люблю тебя, дорогая… Ты прекрасна… Ты сама красивая и желанная…».

Интересно, что после этого будет? Ночь полная любви и страсти? Что-то не вериться… Хотя попробовать можно…

Это когда же я такое ей последний раз говорил? Не помню… А ведь стихи писал…

И будут звезды,

Взойдет луна.

Мы будем вместе,

Ты и я.

И отдохну я,

От тяжких дум,

Что днем терзают,

Мой грешный ум.

Не АС, конечно… Под Гете закосил… Но писал же… Кстати, ведь и о счастье что-то было… Ага…

Маленькое, человеческое счастье.

Это так прекрасно и просто.

Это просто любить жену,

Это просто любить детей,

Это просто любить людей,

Это просто иметь свое –

Маленькое, человеческое счастье.

Романтик был… Жену любил… Стихи писал… И дошел. Пельменями измеряю счастье… И позами тупой бабы… На все готовой… Будут пельмени, будет баба, а счастье то будет?

Девочка-корабль проследовала в свою гавань. Большому кораблю – большое плаванье. А этому мелководье.

И почему я на нее злюсь? Плохого она мне ничего не сделала. По-человечески даже жаль девчонку. В девках останется… Папы не будет и фирмочка обанкротится… И на работу её никто не возьмет…

Если честно, на себя злюсь, а на ней зло срываю… Про себя. В открытую боюсь. Чего? Максимальное наказание – увольнение. Ну и хорошо. Пусть увольняют. Уж такую работу найду… Или нет? Вот это «нет» и злит больше всего…

Посмотрим погоду. Так… Мороз… Жуть. Скоро Новый год. Ну фиг с ним. Да в бухгалтерии, только сообразил, на стенах мишура. Еще что-то…

Молодые там все… Ждут чуда. Какого только? Наверняка замуж все хотят. Там все не замужние и на грани. Самая молодая – двадцать один, самой старой – двадцать восемь, если главбушку не считать. Та – разведенная и замуж не хочет.

Вадим Петрович хихикнул. Анекдот в интернете прочитал. Теперь будет жаться. Вроде работает, а потом все равно прочитает. И так знают, чем занимается. Так и есть. Оригинально. Смешно. Но не на долго.

Перестаю смеяться. Хихикнул и в будни. Но и не плачу.

А может я и не совсем старый. Вероника, самая молодая бухгалтерша, даже заигрывает. Правда ребенок. Но ведь считает меня себе равной. Приколоться. Сбить девчонку с пути истинного… Нет, к сожалению, это не по мне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное