Сергей Горлов.

Царская рать



скачать книгу бесплатно

Он смотрел на неё и улыбался своим длинным лицом.

– Добрый вечер, Ира, – сказал он. – Добрый вечер, молодые люди. Что у вас приключилось?

– Ментор, мы нашли бревно со следами обработки. Культура второго уровня, – доложил Крис.

– Без чинов, Крис.

– Они на нём сидели, – пояснила Ирина.

Вообще-то, она просто хотела рассказать доктору, как это случилось. Но не так начала. Тим взглянул на неё, слегка удивлённый её тоном. Он сидел слева и чуть позади. Но доктор видел её глаза.

В них было что-то новое для него.

– Выкладывайте, Крис, – сказал он и помешкав, посмотрел на Криса.

Крис нажал кнопку, переведя данные на экран Уэрра.

– Ага, – сказал Уэрр, взглянув чуть пониже. – Возможно ли естественное передвижение, как по-вашему?

– Только по реке, – сказал Крис, машинально пожав плечами.

– Значит, нашли на берегу?

– Да, доктор.

– Там же, где сейчас, – предположил доктор Уэрр.

– Да.

– А есть ли следы на берегу?

– По-моему, нет, доктор. Мы не смотрели.

– А что, было уже поздновато?

– Ага.

– Так-так…

Доктор Уэрр потёр двумя пальцами лоб и внимательно взглянул на Ирину синими как море глазами. Длинное лицо с рыжими бакенбардами было серьёзно.

– Ира, что вы думаете о назначении бревна?

– Постройка, – сказала она коротко.

– Ну а… вообще, так сказать?

– Я не знаю, – сказала Ирина, запнувшись.

В воздухе повеяло тайной.

– А вы? – обратился он к Крису и Тиму.

– Наверно, культивация? – ответил Крис как на уроке.

Его никак не покидало ощущение учения.

– Орудие – сталь, – добавил он. – Но мы ещё не всё проверили.

Только один кусок.

– Хм… Похоже, вы правы, Крис, – сказал рассеянно доктор Уэрр. – А почему вы сразу не позвонили? – спросил он, посмотрев в нижний угол экрана.

– Да мы сразу, – сказал Крис.

– После анализа, – кивнула Ирина.

– Но понимаете, – добавил Уэрр, чуть задержав свой задумчивый взгляд на Тиме, – эта планета у нас в разряде «А».

Он посмотрел на Ирину в тёмно-синем джемпере грубой вязки.

– А девять лет – довольно большой срок. На стереографии, как вы знаете, ничего не обнаружили. Придётся вам перейти на боевой режим, ребята.

У Криса с Тимом вытянулись лица.

– Я приму меры и буду двигаться к вам. Походным порядком. – То есть, маршевым, – поправился он. – Действуйте в боевом режиме. По обстановке.

Крис кивнул.

– Ну, что скажете, Ирочка? – спросил Уэрр, встретившись с ней взглядом, но как-то не так, как ожидал.

Вернее, как совсем не ожидал.

– Сама не знаю, – сказала она.

– А о чём вы думаете, Ирочка? Как вас лучше звать, Ирочка или Ира?

– Наверно, Ира, – смутилась она.

– С удовольствием, – сказал доктор Уэрр. – О чём же вы думаете, Ира?

– Сама не знаю… – сказала она.

– А как настроение? Наши молодцы вас не обижают? Не очень непривычно?

– Нет, доктор, – сказала Ирина с немного озадаченным лицом. – Они смирные.

– Ага, – неприветливо подтвердил Крис.

– Тогда у меня всё, молодые люди, – сказал Уэрр. – Пойду будить своих товарищей.

Что им передать?

– Привет, – сказал за всех Крис.

– Спокойной ночи, – сказал Уэрр и отключив связь, потеребил свой бакенбард с чувством глухого неудовлетворения.

Он посмотрел на свою кровать и задумался.

Вместо стены снова блестели звёзды. Половина луны поднялась выше над тёмным лесом. Зелёные стрелки в углу обзора показывали без пятнадцати девять.

– Что он, не спал, что ли? – спросил Тим.

– Догадайся, – сказала Ирина, сложив губы трубочкой и беззастенчиво округлив зелёные глаза.

Как будто в ожидании гениального ответа. Она сидела и смотрела на него, положив локти на стол и подперев руками голову.

Тим мигнул.

– Одевался, – сказал Крис.

Где-то там, в безлесых саваннах доисторической Манчжурской равнины, сидел ночью в своей каюте доктор Уэрр. И сейчас его трактор двинется в их сторону, на ходу рассчитывая маршрут. Наверно, ребята уже проснулись… Стекло обзора не отражало света, поэтому Ирине казалось, что они на веранде без стёкол. Свет в кухне падал непосредственно на столы и предметы обихода, оставляя в полутени всё остальное.

В отличие от столовой, это был скорее маленький кафетерий.

– Ира, – спросил Тим, – ты по какой специальности работаешь?

– Ботаника, – проговорила она вполголоса, о чём-то задумавшись и посмотрев на него искоса.

Он был уже снова напротив.

– Давайте думать, что будем завтра делать, – сказал Крис. – Я считаю, надо идти вверх по течению.

– На «капле» или на тракторе? – спросил Тим.

– На «капле», конечно, – сказал Крис. – Мы с тобой пойдём, а Ирина посторожит. Ладно, Ир? – он повернулся к задумчивой девушке.

Она сидела, и вытянув стройные ноги, сравнивала носки своих тапочек.

– Дудки, – сказала она. – Пускай Тим остаётся. Он механик.

– Вот именно, – многозначительно сказал Крис.

Но не стал уточнять.

– Давайте чай пить, – сказал Тим обыденным голосом.

У него было приятное открытое лицо. Но сейчас оно было слегка затуманено. Ему тоже хотелось в поход… по новой планете.

– Вам ещё мало? – подняла брови Ирина и оглядела Тима с высоты своих двадцати восьми лет. – Не бойся, ещё наездишься.

– Конечно, – непонятно на что сказал Крис и встал, чтоб собрать кружки. – Ты будешь?

– Не-а, – сказала Ирина. – Я не хочу.

– А давай все вместе махнём? – предложил Тим, оживляясь.

– На «капле»? – удивился Крис.

– Не, на тракторе.

– Нет, нельзя, – сказал Крис. – Тебя после возьмём.

Он сполоснул свою и Тимову кружку и налил кипяток из блестящего краника в стене, как из самовара, в заварочный чайник на столике возле плиты. В звёздном небе во всю стену бесшумно падал, сверкая, метеоритный дождь. Как будто на землю где-то за тёмным лесом капали брызги текучего огня.

Ирина смотрела на ночной огненный дождь, затаив дыхание.

– Красота… – прошептала она.

– Иди наливай, – сказал Тиму Крис и застыл.

Тим стоял и смотрел с кружкой в руках, а Крис – у шкафчика с посудой. Сверкающий дождь где-то далеко за лесом кончился.

– Ты успел загадать, Тим? – спросила мягко Ирина.

– Ага, – сказал Тим.

Он наложил в чай смородины и теперь по-деревенски наливал его в блюдечко.

– Чего? – спросил Крис.

– Во даёт, – сказала Ирина. – Ты что, не загадал?

– Чего загадывать-то? – пожал плечами Крис.

Он вспомнил этот обычай и теперь немного жалел.

– Ребят, а у вас много приключений было, а? – сказал Тим.

До «Скуллеа» он служил на лунной базе возле Земли. Всего месяц назад. А базы Звёздной Стражи – не то, что Флот. В основном – женатый персонал из тех, кому ещё рано в имперскую Стражу на Родине.

– У кого как, – сказала Ирина, поглядев на него округлыми глазами.

Её губы чуть приоткрылись.

– Много, – сказал Крис.

Он думал, как бы к ней опять подступиться.

– Расскажите что-нибудь, а?

– А ты вообще-то уши не развешивай, – посоветовала молодая научная сотрудница.

– Слушай, Ир, – сказал Крис. – А ты кого-нибудь знаешь из этих… из наблюдательной службы?

– Ты чего это? – поинтересовалась она. – Может, у тебя аморалка?

Тим смешливо хохотнул. Это был от природы весёлый голубоглазый деревенский паренёк, крепкий как огурчик и ростом с Ирину – на полголовы ниже Криса.

Крис что-то пробормотал, покраснев до корней волос.

Ладно, не переживай, – сказала она, смотря на него с некоторым любопытством научного свойства.

– Я просто хотел спросить, кого туда берут, – сказал он хмуро, стараясь спасти свою репутацию.

Особенно в глазах Тима.

– В сексоты? – сказала она.

– Угу.

– Кого надо, того и берут. Много будешь знать, скоро состаришься.

Крис в который раз помянул «К-А» Карелина.

– Да хватит вам, – сказал Тим.

Ему хотелось поговорить о Земле.

– Слыхали о восстании на Севере?

Крис и девушка насторожили уши. Внутренняя политика Флота сокращала новости до минимума. До известий о выпуске новой техники, списков погибших по легионам и подвигов реставраторов.

– Ну и? – уронила Крина, посмотрев мимо него в чёрное звёздное небо.

– В Данмарке уничтожена местная база и сбит глиссер береговой охраны. В Норланде вообще пришлось целый город торпедами раздолбить.

Как всегда в таких случаях, Крис почувствовал острое сожаление, что его не было там. Когда сообщали о поражениях Рати. Победы как-то не так его задевали.

– Какой? – спросила не дыша Ирина.

– Какой-то там, – сказал Тим. – Большой… По-ихнему называется. Вроде осла.

– И чего им только надо… – непонимающе сказала Ирина. – Жили бы себе…

Они с Тимом почему-то посмотрели на Криса.

– Бросьте, – сказал он. – А кто там был, староцерковники или белые христиане?

– Ну и какая разница? – сказала Ирина, склонив голову набок.

– Староцерковники – в катакомбах… – начал он.

Девушка с гладкими волосами и пучком позади смотрела на него слегка ироническим взглядом. Её это не интересовало.

– А ещё чего ты знаешь? – сказала она Тиму.

– А чего тебе хочется? – спросил он, как будто на завалинке в «Деревенских каникулах».

– Ничего не хочется, – отрезала Ирина. – Вот скажу Крису, он тебя спать отправит.

Тим посмотрел на Криса.

– Будешь знать тогда, – добавила она, посмотрев, какое впечатление произведут её слова.

Тим захлопал глазами. Тем временем Крис докончил вторую кружку чая с чёрной смородиной и стал доедать остатки ложкой.

– Ладно вам, – сказал он, впервые почувствовав себя командиром.

Правда, всё равно благодаря Ирине.

– Я пошёл спать, – сказал он. – Ты здесь уберёшься, Ира?

Он встал и отнёс свою кружку в раковину справа в кухонной нише.

– Спокойной ночи, – сказала Ирина. – Я в лабораторию, ладно?

– Ага, – сказал Крис. – Пока, Тим.

Он вышел в полутёмный коридор за открытой дверью и пошёл налево в свою каюту. По случаю малолюдности у каждого из них осталась своя двухместная каюта. Густая ковровая дорожка загибалась вместе с коридором. В скупом аварийном свете она была неразличимо-синеватого цвета.

* * *

– Ой, смотрите! – вскрикнула Кира, показывая на вогнутый экран боковой рубки.

За невидимым трёхметровым стеклом компьютер создавал довольно хорошую имитацию открытого пространства между потолком и изогнутым пультом.

По саванне с травой по грудь шли гуськом диковинные животные из отряда копытных. Они были светло-жёлтые, с длинной как у жирафа шеей и изогнутыми серпом вниз рогами над тупорылой мордой.

– Ты что, не видела? – сказал Торстен. – Это археобелисы.

– Типа археобелиса, – уточнил сзади Уэрр.

Он сидел в светлом кожаном кресле в нише около двери. Пол мягко покачивался на внутренних рессорах. Машина шла по саванне со скоростью тридцать километров в час.

С двух часов ночи.

Она проложила довольно недурной маршрут через южную Сибирь, в обход громадного моря на месте киргизских степей. Правда, с изрядными вихляниями по местности. С потолка и из-за пульта шёл душистый напоённый солнцем воздух. Пахло травами и ещё чем-то.

«Может, этими археобелисами», – подумала Кира.

Она ещё не была на планете позже третичного периода.

Равнина была не ровная, а волнистая, как пологие складки на неразглаженном одеяле. До горизонта было от двух от десяти километров; а с высоты третьего этажа, откуда они смотрели – от трёх-четырёх до пятнадцати. Это указывали словно глянцевые зелёные цифры понизу экрана. Правда, они белели, попадая на зелёный цвет. Там же была скорость, температура, высота над уровнем моря и другие параметры движения. Торстен любил быть в курсе событий. А доктор Уэрр не возражал. Торстен посмотрел на время.

Оно приближалось к одинадцати.

Он закрыл глаза и представил себя на нагретой солнцем крыше «капли». Вокруг колышатся безбрежные травы… Или нет, лучше на нагретом солнцем гладком камне над плеском и шуршаньем вечного прибоя… Эта саванна выходила прямо на первозданную синеву ещё закрытого Японского моря. На виртуальном глобусе оно было узкое, как Байкал. С двумя проливами на севере.

– Долго ты ещё будешь спать?

Голос Киры вывел его из дремоты грёз. Она покачала рукой его кресло у пульта. Они сидели рядом и наискосок друг к другу из-за мягкого изгиба пульта. Эта рубка была в правом верхнем углу трактора. Он повернулся на мягком сиденье в форме чаши и посмотрел на неё такими же юными синими глазами. Они не были одногодки. Зато день рождения почти совпадал: седьмого января и на пять дней позже у Киры. Но она была Водолеем, как и Мак.

– Ну, чего тебе? – спросил он.

– Ничего, – сказала она. – Доктор, а скоро мы приедем?

– Надо полагать, скоро, моя милая, – улыбнулся доктор. – Видите вон ту цифру с краю? – Он показал на левый край светло-жёлтого от саванны обзора. – Это предполагаемое время в пути.

Кира посмотрела на Торстена, как будто в первый раз его видела.

– А ещё что у тебя там? – сказала она.

– Что хочешь, – коротко ответил тот.

Большого ума тут, конечно, не нужно. Просто ей неохота было разглядывать цифры. Они её мало интересовали… вообще.

– Доктор, можно я пойду обед готовить? – спросила Кира, ещё немного посидев и понаблюдав за неизменным пейзажем вдали, со стадом мастодонтов возле маленького баобаба.

Довольно часто неподалёку попадались небольшие стада и стайки различных животных, иногда по одному или парой. Некоторые убегали прочь, а некоторые провожали машину взглядом. Кира представила себе несущуюся над травой чёрную махину. С высоты третьего этажа слегка колышущиеся травы с метёлками были видны как на бреющем полёте. Хищников совсем не было видно. В безоблачном небе как чёрные точки парили стервятники или орлы.

– Охотничий рай, – сказал Торстен и переключил одну из точек в небе на крупный план.

– Так рано? – с сомнением спросил доктор Уэрр.

В круге увеличения появилось пернатое существо с уродливой кожаной головой розоватого цвета. Оно было как будто в тумане; потом круг слегка дрогнул и туман рассеялся. Птица была как на картинке в учебнике.

Тераторнис, – с удовлетворением заключил Торстен. Он вообще любил играться с обзором.

– Уже пора, доктор, – сказала она. – Я должна сделать тефтели.

Это было чистое совпадение.

– С чем? – спросил Торстен, убрав доисторическую птицу.

– С соусом.

– Хорошо, Кира, – сказал Уэрр.

Кира вышла в обводной коридор жилого этажа и пройдя несколько шагов, скрылась налево в широком продольном коридоре, выходящем к овальной двери средней рубки. Все переходы были ярко освещены. И везде был такой же запах пампасов, иногда с лёгкой как мысль примесью хлева. В коридоре довольно сильно качало, не смотря на гусеничные рессоры, и ей пришлось пару раз упереться рукой в светло-коричневую кожаную стенку с такими же пуговицами.

Этот трактор класса Р-10 модели Аэциус носил собственное имя «Верона» и был в отличие от трактора Криса совсем новенький, всего полгода как со стапелей в Мекленбурге. Хотя для планетохода это приличный срок.

– Ну-с, товарищ, – произнёс доктор Уэpp бархатным баритоном, поднявшись минут через пять и явно пресытившись увлекательными, но однообразными картинами первозданной природы. – Пойду-ка и я в свою лабораторию. А вы пока подежурьте… ладно, Торстен?

Местность за «окном» начала изменяться уже к концу этих суток. Торстен целый день просидел в кресле у обзора и к вечеру он ему надоел до чёртиков. С ним произошло то же, что с человеком, объевшимся клубничным мороженым. Его немного тошнило, хотя и не в буквальном смысле этого слова.

– Хватит с меня, – пробормотал он, вставая с сиденья из-за пульта. – Доктор, можно я Киру позову?

Уэрр внимательно изучал картинки с воздушного шара на пультовом экране слева, у самой стены. Они были теперь в средней рубке, и экран обзора занимал всю переднюю стену, слегка вогнутую по форме корпуса. Было пять часов вечера.

Золотистое солнце склонялось над саванной.

– Торстен, посмотри-ка на эту вещь, – сказал доктор вместо ответа и поманил его пальцем.

Чубатый белобрысый парень приблизился с видом человека, которого позвали посмотреть на котёночка. На пультовом экране было изображение примятого круга на светло-жёлтой саванне под довольно острым углом. Изображение стояло на месте, но слегка меняло очертания, как будто покачиваясь на волнах. Внизу экрана шли мелкие зелёные слова и цифры: «расстояние – 200 м., реальное расстояние – 3,2 км., усреднённый абсолютный наклон – 3°…»

Угол зрения колебался от 5° до 25°.

Изображение повернулось к ним лицом и обратно, на секунду вытеснив голубое небо жёлтой равниной немного электронного происхождения. Но Уэрр ткнул пальцем в середину экрана, и на нём появился ровный круг.

Реконструкция.

– А ближе? – спросил Торстен, всё равно уже открыв рот для другого вопроса.

У него приятно похолодело внутри. Вообще говоря, он не так уж любил спокойную жизнь. Едва заметный узкий овал на степи приблизился и занял весь экран. Складной экран был толщиной и размером с большую книгу. На нём чуть колыхалась такая же трава с метёлками и зонтиками белых цветов. Уэрр перевёл изображение вправо, и они увидели край круга. Трава внутри была ниже всего ладони на три.

– Поехали, док? – спросил Торстен.

– Надо сообщить Крису, – кивнул Уэрр, озабоченно подёргав себя за рыжий бакенбард. – Импульсной связью.

Короткая бородка и бакенбарды были заметно ярче его шевелюры. Он нажал голубой светлячок кнопки внутреннего вызова. Волнистая равнина перед ними стала плавно поворачиваться вместе с трактором.

Торстену снова стало весело.

– Это срочно, доктор? – спросила Кира со стороны обзора.

– Да, – сказал Уэрр, приподняв одну бровь и переключая тумблер дальней связи.

У него появилось виноватое чувство.

«И так всегда», – подумал он про свои отношения с молодёжью.

Слишком фамильярные… но не по его вине.

– Иду, доктор, – сказал ясный голос откуда-то из глубин трактора.

После обеда она решила заняться уборкой.

– Крис, – сказал Уэрр, обращаясь к голубому небу над бескрайним простором. – Говорит Уэрр. Идём по саванне. Координаты прилагаю, – он нажал одну из кнопок под левой рукой. – Нашли круглый отпечаток на траве диаметром сто пятьдесят метров, в трёх километрах в стороне от курса. Идём к нему. План задержки – двадцать минут. Связь особая. У меня всё.

Особая связь – когда противник подстерегает из-за угла.

Овальная дверь сдвинулась, впустив девушку с короткой стрижкой. Как будто прозвенел тонкий колокольчик. Встав у входа, она вопросительно посмотрела на оглянувшегося Торстена. Уэрр уже подводил трактор к не такой уж заметной цели.

Впрочем, машина ехала сама.

– Посмотри, Кира, – сказал Торстен, показывая в воздушную ширь «окна».

Он сидел справа.

– Что? – сказала она, недоумённо оглядывая его самого.

– Вот запись, Кира, – сказал Уэрр. – Крис, говорит Уэрр. Идём по саванне… – продолжил он своим мягким баритоном.

Кира не сразу поняла, где началась запись. Она слегка прыснула и подойдя к пульту, стала стоя смотреть на равнину за креслом Торстена. Вездеход сверхтяжёлого класса «Верона» плавно замедлял ход.

– Без выхода, молодые люди, – сказал Уэрр.

Кира почувствовала огорчение Торстена, хотя просто держалась за спинку его сиденья. Она доходила ей до пояса. Дома она всегда ходила в шароварах. Чубатая голова упёрлась русыми волосами в сквозной подголовник.

«И кто только его стриг», – подумала она.

– Есть, доктор, – сказал Торстен, слегка отодвинув назад сиденье и вытянув ноги под пульт.

Он знал Уэрра уже как минимум года три.

– Чего ты толкаешься, – сказала Кира.

– Извини, – сказал белобрысый поджарый парень в белой гимнастёрке.

Доктор Уэрр сам дал команду машине на забор грунта и травы, сначала до чуть примятого круга, а потом, чуть проехав, – внутри него.

– А теперь займёмся анализом, – сказал он, когда вездеход вновь направился к далёкой цели.

Почти точно на запад, по краю пра-монгольской степи, с выходом на север между Тянь-Шанем и молодой горной системой Алтая. Как плод в утробе матери проходит одинаковые стадии, так и бесчисленные земли Вселенной. Но как и люди – каждая имеет своё лицо.

– Можно я пойду убираться, доктор? – спросила Кира, держась руками за кресло Торстена.

Трактор, плавно покачиваясь, повернул и пошёл вдоль невысокого обрыва. Внизу была тоже саванна, простираясь до самого горизонта. Она представила себе эту безостановочную качку в течение двух недель, и ей стало немного не по себе.

– Тогда Торстен сделает, – согласился Уэрр.

– Ну я пошла, – сказала она, отпустив спинку кресла.

– После ужина? – спросил Торстен, слегка закачавшись.

Дверь задвинулась. Она была на автоматическом режиме. Они остались вдвоём в светло-серой рубке жилого этажа.

Четвёртый этаж был особый.

– По своему усмотрению, – сказал Уэрр. – Только сегодня, сделай милость.

Машина шла вперёд, прощупывая пространство боевыми и навигационными сенсорами. В том числе на воздушном шаре, плывущем за ней на высоте полёта ястреба.

Было уже шесть часов вечера.

После светлой кухни в рубке было полутемно. В потемневшем небе уже зажглись звёзды, и автоматика привела освещение в соответствие с наружным.

– Садись сюда, Кира, – позвал Торстен, усаживаясь перед почти невидимым пультом с мерцающими светлячками пастельных кнопок.

Доктор Уэрр ещё не пришёл.

– Я лучше здесь, – сказала она и ощутила прикосновение прохладной глубины кресла в тени кожаной ниши.

Она была в шортах и рубашке с короткими рукавами. Эту форму называли «пляжной». Форма № 7. Для конторской работы в зонах жаркого климата. Рубка по-прежнему покачивалась, как морской трамвай на слабой волне. Внутренние рессоры в основном гасили толчки.

«Интересно получается, – подумала Кира, забравшись с ногами в гостеприимное кресло, – эта штука на равнинах качается точно, как корабль… степной корабль.»

Перед ними синело тёмное небо с редкими и невообразимо яркими звёздами. А внизу покачивался всё ещё видимый травяной простор. Был самый конец сумерек.

Эта система была на краю ветки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7